Ан­дрею Ко­чет­ко­ву, идео­ло­гу «Том Сой­ер Фе­ста» о диа­ло­ге с вла­стя­ми

Russian Reporter - - 7 ВОПРОСОВ - Ася Ро­ма­нен­ко­ва

13 ок­тяб­ря в Ка­лу­ге спеш­но снес­ли де­ре­вян­ный дом ар­хи­тек­то­ра Яко­вле­ва. В про­шлом го­ду фа­сад зда­ния от­ре­ста­ври­ро­ва­ли во­лон­те­ры «Том Сой­ер Фе­ста». Ко­гда ра­бо­ты на объ­ек­те за­кан­чи­ва­лись, ста­ло из­вест­но, что по­явил­ся соб­ствен­ник, ко­то­рый со­би­ра­ет­ся рас­се­лять жиль­цов. До­му без­ре­зуль­тат­но пы­та­лись вер­нуть ста­тус объ­ек­та куль­тур­но­го на­сле­дия. «РР» по­го­во­рил с идео­ло­гом «Том Сой­ер Фе­ста» Ан­дре­ем Ко­чет­ко­вым о по­след­стви­ях ин­ци­ден­та и важ­но­сти диа­ло­га меж­ду об­ще­ством, го­су­дар­ством и биз­не­сом

1. Кто ви­но­ват в ин­ци­ден­те?

В об­ще­фи­ло­соф­ском плане тут ви­но­ва­то пре­не­бре­жи­тель­ное от­но­ше­ние к на­сле­дию в на­шем об­ще­стве и в от­дель­но взя­той Ка­лу­ге. От­сут­ствие диа­ло­га внут­ри­го­род­ско­го, ко­то­рое вы­ли­лось вот в та­кое про­ис­ше­ствие. Про­сто нуж­но по­ни­мать, Ка­лу­га — один из от­но­си­тель­но круп­ных го­ро­дов, где дей­стви­тель­но ост­ро сто­ит во­прос со­хра­не­ния сре­ды. И то, что там про­ис­хо­дит, да­же по рос­сий­ским мер­кам, до­ста­точ­но пе­чаль­но. Вла­сти под­хо­ди­ли к ис­то­ри­че­ско­му об­ли­ку го­ро­да ис­клю­чи­тель­но из ути­ли­тар­ных со­об­ра­же­ний. Но сей­час мы ви­дим, что гра­дус ри­то­ри­ки из­ме­нил­ся. Жал­ко, что для это­го по­тре­бо­вал­ся та­кой пе­чаль­ный опыт.

2. Отра­зи­лось ли это про­ис­ше­ствие на во­лон­те­рах в Ка­лу­ге?

Я с ни­ми еще не встре­чал­ся, но очень по­ра­до­вал их на­строй. В эту пят­ни­цу они по­едут на за­се­да­ние по де­ре­вян­но­му зод­че­ству в Рос­сий­скую об­ще­ствен­ную па­ла­ту, где бу­дет об­суж­дать­ся в том чис­ле и эта си­ту­а­ция. Ду­маю, что это сво­е­го ро­да бо­нус, хоть и пе­чаль­ный. Из-за сно­са зда­ния в Ка­лу­ге бу­дет об­суж­дать­ся си­ту­а­ция с ря­до­вой за­строй­кой.

3. По­лу­ча­ет­ся, что снос зда­ния при­нес в ито­ге что-то по­ло­жи­тель­ное?

Ино­гда та­кая встряс­ка все-та­ки по­мо­га­ет на­чать раз­го­вор на но­вом уровне. Не про­сто что­бы вла­сти от­ма­хи­ва­лись от об­ще­ствен­ных ини­ци­а­тив. Или что­бы об­ще­ствен­ни­ки про­сто про­кли­на­ли вла­сти. Опять же биз­нес из­вле­чет ка­кие-то уро­ки, пой­мет, что так се­бя ве­сти нель­зя, это вре­дит ре­пу­та­ции.

4. В об­ра­ще­нии по­сле ин­ци­ден­та вы ска­за­ли, что в зда­нии не бы­ло соб­ствен­ни­ков, ко­то­рые бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в его со­хра­не­нии. По­че­му ор­га­ни­за­то­ры за­ня­лись этим до­мом?

Го­род — это очень слож­ная вещь, где мно­го ин­те­ре­сов, кон­флик­тов, раз­ных ин­стру­мен­тов вли­я­ния. Ду­маю, что вы­бор ка­луж­ских ор­га­ни­за­то­ров был осо­знан­ный. Это бы­ла, на­вер­ное, их по­пыт­ка по­вли­ять на судь­бу это­го дей­стви­тель­но важ­но­го для Ка­лу­ги до­ма. Нас­коль­ко я по­ни­маю, ор­га­ни­за­то­ры ка­луж­ско­го «Том Со­ейр Фе­ста» преж­де все­го за­бо­ти­лись о том, что­бы жи­те­ли не по­стра­да­ли. Ста­ра­лись не со­вер­шать та­ких дей­ствий, в ре­зуль­та­те ко­то­рых лю­ди, не же­ла­ю­щие жить в до­ме, бу­дут вы­нуж­де­ны там жить. Уже по­сле фе­сти­ва­ля ве­лась де­я­тель­ность по воз­вра­ще­нию это­му до­му ста­ту­са объ­ек­та куль­тур­но­го на­сле­дия. Бы­ст­рый снос в суб­бо­ту утром — ре­ак­ция на та­кой по­во­рот со­бы­тий. Соб­ствен­ник зда­ния ис­пу­гал­ся, ку­да это мо­жет даль­ше зай­ти. Нет до­ма — нет про­блем.

5. Не сто­ит ли вам из­на­чаль­но вы­би­рать до­ма с нерав­но­душ­ны­ми соб­ствен­ни­ка­ми?

Мы, ко­неч­но, это учи­ты­ва­ли и учи­ты­ва­ем. В Са­ма­ре мы ра­бо­та­ем в этом го­ду толь­ко с до­ма­ми, соб­ствен­ни­ки ко­то­рых хо­тят даль­ше в них жить и го­то­вы по­мо­гать нам. Ес­ли мы хо­тим спа­сать ис­то­ри­че­скую сре­ду, то в первую оче­редь долж­ны по­мо­гать тем, кто хо­чет даль­ше жить в сво­их до­мах. Ино­гда бы­ва­ет, что дом мно­го­квар­тир­ный. Там мо­гут най­тись и недо­воль­ные (ре­став­ра­ци­ей. — «РР») жи­те­ли, и те, кто, на­обо­рот, очень за­бо­тит­ся о до­ме.

6. А что в род­ной Ка­лу­ге?

В этом го­ду в Ка­лу­ге был дом, у ко­то­ро­го то­же непро­стая судь­ба — там стал­ки­ва­ют­ся раз­ные ин­те­ре­сы. Но при этом есть соб­ствен­ни­ки, ко­то­рые ни­ку­да из него уез­жать не хо­тят. Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка в раз­ных го­ро­дах, для то­го что­бы от­сто­ять ка­кой-то дом, ну­жен не один толь­ко «Том Сой­ер Фест», но и соб­ствен­ни­ки, го­то­вые за свой дом бить­ся. В про­шлом го­ду в Са­ма­ре мы ра­бо­та­ли в усадь­бе ар­хи­тек­то­ра Зе­лен­ко, ко­то­рая под­ле­жа­ла сно­су. Исто­рия, очень по­хо­жая на ту, что бы­ла с до­мом Яко­вле­ва. То­же бы­ли ин­те­ре­сы за­строй­щи­ка. Но в особ­ня­ке Зе­лен­ко жи­вет несколь­ко се­мей, ко­то­рые ка­те­го­ри­че­ски не хо­те­ли уни­что­же­ния

зда­ния. Вы­иг­ра­ли су­ды, вме­сте с на­ми ра­бо­та­ли над вос­ста­нов­ле­ни­ем. Вкла­ды­ва­лись руб­лем и ру­ка­ми. В ито­ге зда­ние вер­ну­лось в спи­сок ОКН. Не­ти­пич­ный для Рос­сии слу­чай, ко­гда жи­те­ли са­ми тре­бу­ют вне­сти их зда­ние в этот спи­сок, а не вы­ве­сти его от­ту­да.

7. Сколь­ко про­ек­тов бы­ло по всей Рос­сии?

В этом го­ду «Том Со­ейр Фест» про­хо­дил в 27 го­ро­дах — в неко­то­рых еще не за­кон­чил­ся. За все го­ды бы­ло ре­а­ли­зо­ва­но бо­лее 50 про­ек­тов. Од­на из идей, ко­то­рую мы про­ве­ря­ем на фе­сти­ва­лях, — нас­коль­ко соб­ствен­ни­ки го­то­вы сле­дить за сво­им жи­льем в даль­ней­шем. Мо­жет ли «Том Сой­ер Фест» стать ка­та­ли­за­то­ром ра­бо­ты для из­ме­не­ния на­стро­е­ния жиль­цов до­мов. Нам из­вест­ны не один и не два слу­чая, ко­гда ра­бо­ты «Том Сой­ер Фе­ста» ста­ли ка­та­ли­за­то­ром по­сле­ду­ю­ще­го ре­мон­та квар­тир в до­мах, пре­об­ра­зо­ва­ний на при­ле­га­ю­щих тер­ри­то­ри­ях и да­же по­яв­ле­ния ма­лень­ких биз­не­сов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.