Шко­лы за ко­лю­чей про­во­ло­кой

Russian Reporter - - СЦЕНА -

Де­пу­тат Сер­гей Во­ст­ре­цов внес в Го­с­ду­му за­ко­но­про­ект об охране школ ис­клю­чи­тель­но со­труд­ни­ка­ми Рос­гвар­дии. За­кон при­нят не бу­дет — он по­тре­бо­вал бы ра­ди­каль­но рас­ши­рить штат Рос­гвар­дии. То есть это по­пу­лизм. Де­пу­та­ту ни­кто не по­яс­нил, что по­пу­лист­ские ре­ше­ния по сле­дам тра­ге­дии — это мерз­ко.

Во­об­ще ре­ак­ция со сто­ро­ны вла­стей в ос­нов­ном сво­ди­лась к уси­ле­нию мер без­опас­но­сти. До кон­ца но­яб­ря все шко­лы в Кер­чи бу­дут охра­нять со­труд­ни­ки Рос­гвар­дии, но это как раз чрез­вы­чай­ная ме­ра. Та­кая чрез­вы­чай­щи­на ни­как не вли­я­ет на ве­ро­ят­ность по­доб­ных тра­ге­дий. Впро­чем, и вре­да от это­го нет — мо­жет быть, на­обо­рот, ро­ди­те­лям спо­кой­нее.

По всей стране вла­сти экс­трен­но оза­бо­ти­лись уси­ле­ни­ем без­опас­но­сти в шко­лах. Здесь есть несо­мнен­ный плюс: часть му­ни­ци­па­ли­те­тов вы­де­ля­ет те­перь день­ги на охра­ну, что из­ба­вит ро­ди­те­лей от лиш­них сбо­ров. Но в це­лом это кам­па­ней­щи­на.

Так, «Об­ласт­ная га­зе­та» Сверд­лов­ской об­ла­сти пи­шет: «Шко­лу № 10 об­нес­ли столь мощ­ным за­бо­ром, что бло­ге­ры шу­тят — мол, не хва­та­ет тут толь­ко „ко­люч­ки“и вы­шек…» За­бо­ро­стро­е­ние и уси­ле­ние охра­ны — ве­ро­ят­нее все­го, вред­ная вещь. Охра­на в шко­лах в Рос­сии по­яви­лась по­сле тра­ге­дии в Беслане, и это бы­ло объ­яс­ни­мо. Но угро­зу на­си­лия внут­ри шко­лы тю­рем­ная ат­мо­сфе­ра, ско­рее, уси­ли­ва­ет.

Уси­ле­ние «мер» и «ме­ро­при­я­тий», увы, неот­ме­ни­мо, а хо­ро­шие ди­рек­то­ра школ долж­ны бу­дут по­за­бо­тить­ся, что­бы охран­ни­ки не от­но­си­лись к школь­ни­кам как к по­тен­ци­аль­ным пре­ступ­ни­кам, же­ла­тель­но еще и лю­би­ли бы де­тей. Но не все смо­гут се­бе та­кое поз­во­лить: ис­тин­ные про­фес­си­о­на­лы сто­ят де­нег.

А что же на­до де­лать?

На­чать на­сто­я­щие ис­сле­до­ва­ния со­вре­мен­ной под­рост­ко­вой пси­хо­ло­гии и школь­ной со­цио­ло­гии. Это во­об­ще по­лез­но — знать пред­мет в де­та­лях, что­бы не по­рож­дать ре­ше­ния ис­клю­чи­тель­но в рам­ках спе­ци­фи­че­ско­го аб­стракт­но­го мыш­ле­ния де­пу­та­тов и чи­нов­ни­ков. То есть не спе­ша по­ду­мать. На­ша ста­тья — на­ча­ло та­ко­го ана­ли­за.

Важ­на и пе­да­го­ги­че­ская со­цио­ло­гия — под­рост­ки во все вре­ме­на на­хо­дят­ся в зоне рис­ка; имен­но в этом воз­расте все ме­ня­ет­ся, де­ти пы­та­ют­ся най­ти от­ве­ты на во­про­сы, за­чем жить и что та­кое смерть. И ино­гда на­хо­дят очень пло­хие от­ве­ты.

Вла­ди­мир Пу­тин го­во­рил в свя­зи с Кер­чью о гло­баль­ном вли­я­нии ин­тер­не­та. Но про­гресс ведь не от­ме­нишь, а за­пре­щать ин­тер­нет глу­по. Во­об­ще куль­тур­ные об­раз­цы ред­ко тол­ка­ют лю­дей на пре­ступ­ле­ния — ну раз­ве что да­ют при­мер тем, кто внут­ренне уже го­тов что-то со­вер­шить. Груп­пы «фа­на­тов» опас­ных прак­тик — оче­вид­ная зо­на рис­ка: по­чти все ви­нов­ные в убий­ствах в шко­лах пы­та­лись об­су­дить свой за­мы­сел со сверст­ни­ка­ми, на­мек­нуть.

В США по­сле «Ко­лум­бай­на» об­ще­ство об­суж­да­ло пра­во на но­ше­ние ору­жия и не при­шло к со­гла­сию по это­му во­про­су, важ­но­му для рес­пуб­ли­кан­ских из­би­ра­те­лей: у них ору­жие — сим­вол сво­бо­ды. А в Рос­сии ни­ко­гда не бы­ло об­ще­ствен­но­го за­про­са на во­ору­жен­ность на­ро­да — об­ще­ство ско­рее про­тив. Но тут ока­за­лось, что у нас рас­про­стра­ни­лась прак­ти­че­ски сво­бод­ная (и очень де­ше­вая) про­да­жа ору­жия. Бо­лее то­го, в ре­зуль­та­те по­лез­ной в це­лом бю­ро­кра­ти­за­ции го­сус­луг ору­жие ста­ло до­ступ­но всем без про­мед­ле­ний и во­ло­ки­ты. И это страш­но. Ко­ми­тет Го­с­ду­мы как раз об­суж­да­ет за­прет на вы­да­чу ли­цен­зий на ору­жие ли­цам, не до­стиг­шим два­дца­ти од­но­го го­да, но нуж­но об­су­дить во­об­ще все уров­ни до­ступ­но­сти. Непо­нят­но, на­при­мер, за­чем Рос­сии столь­ко охот­ни­ков. По­нят­но, что есть раз­ни­ца меж­ду тра­ди­ци­он­ным охот­ни­чьим укла­дом на Се­ве­ре и в тай­ге и же­сто­ким раз­вле­че­ни­ем ску­ча­ю­щих го­ро­жан. Это долж­но быть ре­аль­но дорого и му­тор­но — по­лу­чать пра­во на от­стрел жи­вот­ных.

Ну и глав­ное — шко­лы. Все го­во­рят о школь­ных пси­хо­ло­гах, ко­то­рые са­ми по се­бе не силь­но умень­ша­ют рис­ки, но ока­зы­ва­ют­ся по­лез­ны­ми во мно­гих дру­гих слу­ча­ях, осо­бен­но ес­ли по­лу­чи­ли хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние и прак­ти­ку. Еще важ­нее, что пси­хо­ло­га­ми до из­вест­ной сте­пе­ни долж­ны быть и все учи­те­ля — рань­ше это на­зы­ва­ли «функ­ци­ей не толь­ко об­ра­зо­ва­ния, но и вос­пи­та­ния». Без вос­пи­та­ния не бы­ва­ет хо­ро­шей шко­лы. Есте­ствен­ным об­ра­зом все дет­ские и под­рост­ко­вые со­об­ще­ства вы­рож­да­ют­ся в стаи со сво­и­ми во­жа­ка­ми и от­вер­жен­ны­ми. В хо­ро­ших шко­лах это пре­одо­ле­ва­ет­ся вос­пи­та­ни­ем — лю­бо­вью, рав­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми лю­дей раз­ных воз­рас­тов, ра­бо­той с каж­дой лич­но­стью, а не толь­ко с клас­сом.

Но в хо­ро­ших шко­лах уже нет вре­ме­ни на ин­ди­ви­ду­аль­ную ра­бо­ту с каж­дым уче­ни­ком — это вре­мя съе­да­ет гон­ка за бу­ма­га­ми, услу­га­ми и про­чей бю­ро­кра­ти­че­ской ерун­дой. Глав­ное — спа­сать шко­лы в смыс­ле хо­ро­ших учи­те­лей. 12 но­яб­ря в Вол­го­град­ской об­ла­сти вось­ми­класс­ник про­нес в класс хо­лод­ное ору­жие и го­рю­чую жид­кость, а за­тем съел неиз­вест­ное ве­ще­ство и был гос­пи­та­ли­зи­ро­ван с отрав­ле­ни­ем. Он не хо­тел ни­ко­го уби­вать, он хо­тел про­кри­чать о трав­ле со сто­ро­ны од­но­класс­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.