Го­ро­да

Russian Reporter - - СОДЕРЖАНИЕ -

Москва — Таш­кент и про­чая Москва. Что ви­дят в Москве жур­на­ли­сты из дру­гих стран и го­ро­дов

В этот текст во­шли за­ри­сов­ки жур­на­ли­стов из 12 стран быв­ше­го СССР и несколь­ких рос­сий­ских ре­ги­о­нов, при­е­хав­ших на се­ми­нар Шко­лы ре­аль­ной жур­на­ли­сти­ки «На­сто­я­щие ме­диа бу­ду­ще­го». Ка­за­лось, ре­пор­та­жей «из Моск­вы» не бы­ва­ет. Бы­ва­ет ис­то­рия о про­те­стах про­тив за­строй­ки в Кун­це­ве или об эт­ни­че­ских му­зы­кан­тах буль­ва­ров, но не о Москве во­об­ще. Ес­ли толь­ко это не взгляд раз­ных немо­ск­ви­чей, ко­то­рые еще не уста­ли ей удив­лять­ся, — эда­кая срав­ни­тель­ная со­цио­ло­гия го­ро­дов

Таш­кент — Москва

Москва пре­крас­на, но она не по­во­ра­чи­ва­ет­ся лу­боч­ным, мат­ре­шеч­ным бо­ком к тем, кто со­шел с тра­па сред­не­ази­ат­ско­го са­мо­ле­та. Ик­ра, шап­ки-ушан­ки и ве­се­лая удаль без­ба­шен­ной рус­ской ду­ши — это для нем­цев, фран­цу­зов, аме­ри­кан­цев. Рейс из Таш­кен­та в гла­зах та­мо­жен­ни­ков — нера­зум­ное ста­до. На­де­юсь, им ни­ко­гда не при­дет­ся узнать, ка­ко­во это: уехать от се­мьи, что­бы про­кор­мить ее, жить в нече­ло­ве­че­ских усло­ви­ях, что­бы де­ти жи­ли в че­ло­ве­че­ских, му­чи­тель­но ка­тать во рту шер­ша­вые, за­стре­ва­ю­щие в гор­ле со­зву­чия нерод­но­го язы­ка, что­бы вы­дох­нуть в труб­ку глав­ные сло­ва:

— Я от­пра­вил вам день­ги. Ека­те­ри­на Цой

— Что вста­ли? Мне не вид­но ни­че­го! — ед­ва сдер­жи­вая се­бя, чуть ли не пе­ре­хо­дя на крик, про­из­нес­ла ра­бот­ник по­гра­нич­ной служ­бы.

Муж­чи­на от­ско­чил на­зад, оста­вив же­ну у стой­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.