Про­ле­та­рий добра

Лев Ам­бин­дер о том, по­че­му «Ру­с­фонд» пре­кра­сен, а сам он… нет

Russian Reporter - - СЦЕНА - Анна Рыж­ко­ва

Лев Ам­бин­дер — ос­но­ва­тель круп­ней­ше­го и ста­рей­ше­го в стране бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да, ос­но­ван­но­го на мас­со­вом уча­стии на­се­ле­ния. Имен­но он при­ду­мал, как де­лать пра­виль­ные ис­то­рии, ко­то­рые вдох­нов­ля­ют лю­дей на по­жерт­во­ва­ния (луч­ше все­го — про де­воч­ку 3,5 лет), а в этом го­ду до­стиг на­сто­я­ще­го про­ры­ва в важ­ней­шем де­ле — со­зда­нии На­ци­о­наль­но­го ре­ги­стра до­но­ров кост­но­го моз­га име­ни Ва­си Пе­ре­во­щи­ко­ва. За это он да­же по­лу­чил Гос­пре­мию и тут же ре­шил по­жерт­во­вать ее на про­дол­же­ние де­ла. По­чти все на­ши экс­пер­ты на­зы­ва­ют Ам­бин­де­ра в чис­ле глав­ных ге­ро­ев бла­го­тво­ри­тель­но­сти это­го го­да, при­том что мно­гие до­бав­ля­ют: че­ло­век он непро­стой. Как та­кие мощ­ные де­ла уда­ют­ся «непро­сто­му че­ло­ве­ку»?

Текст:

Рус­ские и та­та­ры — бра­тья по моз­гу «Ру­с­фонд» уже несколь­ко лет ра­бо­та­ет над ре­ги­стром до­но­ров кост­но­го моз­га. В чем смысл этой ра­бо­ты? Объ­еди­нен­ной ба­зы рань­ше не бы­ло?

Един­ствен­ный вид до­нор­ства, ко­то­рое тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но ар­мии сер­ти­фи­ци­ро­ван­ных доб­ро­воль­цев, — это до­нор­ство кост­но­го моз­га. Нуж­но вы­яс­нить фе­но­тип, по­то­му что у каж­до­го че­ло­ве­ка он свой. И у каж­до­го в ми­ре есть ге­не­ти­че­ский близ­нец. В 2015 го­ду Вик­тор Ко­стю­ков­ский, мой друг и спец­кор «Ру­с­фон­да», по­ста­вил две про­бле­мы. Во-пер­вых, на­до уве­ли­чи­вать мощ­но­сти кли­ни­че­ских ла­бо­ра­то­рий, в ко­то­рых ти­пи­ро­ва­ли до­но­ров кро­ви. Во-вто­рых, хо­ро­шо бы объ­еди­нить все ре­ги­стры по стране — их бы­ло 14 неболь­ших, во­семь из ко­то­рых мы фи­нан­си­ро­ва­ли. Кто-то не поль­зо­вал­ся ба­зой, а за­ку­пал сра­зу в Гер­ма­нии. Пред­ставь­те, там в ба­зе 8 мил­ли­о­нов до­но­ров на 82 мил­ли­о­на на­се­ле­ния!

В ито­ге Сквор­цо­ва вы­де­ли­ла Гор­ба­чев­ке (кли­ни­ка «НИИ дет­ской он­ко­ло­гии, ге­ма­то­ло­гии и транс­план­то­ло­гии им. Р. М. Гор­ба­че­вой». — «РР») че­ты­ре ком­на­ты под но­вую кли­ни­че­скую ла­бо­ра­то­рию. Нам да­ва­ли сче­та на обо­ру­до­ва­ние, мы их опла­чи­ва­ли. И вдруг мне про­фес­сор Бо­рис Вла­ди­ми­ро­вич Афа­на­сьев го­во­рит, что в Син­га­пу­ре все­го лишь 25 дол­ла­ров сто­ят ре­а­ген­ты на од­но ти­пи­ро­ва­ние. А мы пла­ти­ли аж 200 ев­ро! Я по­ду­мал: ес­ли зав­тра узна­ют на­ши те­ле­зри­те­ли и чи­та­те­ли о су­ще­ство­ва­нии де­ше­вых ре­а­ген­тов, то мне ко­нец. Мы же не жу­ли­ки, по­че­му мы пла­тим так до­ро­го?

Вы на­ча­ли ме­нять тех­но­ло­гию?

Мы до­го­во­ри­лись с фон­дом Сте­фа­на Мор­ша и при­ле­те­ли в Гер­ма­нию. За­шли в ла­бо­ра­то­рию, по­го­во­ри­ли с уче­ны­ми и все по­ня­ли. Там уже во­семь лет как внед­ри­ли но­вую

тех­но­ло­гию — NGS, она поз­во­ли­ла уве­ли­чить ско­рость, под­нять ка­че­ство и со­кра­тить сто­и­мость: три в од­ном. На меж­ду­на­род­ном рын­ке транс­план­та­тов Рос­сии бли­же все­го по ге­не­ти­ке нем­цы, а в са­мой Рос­сии, зна­е­те кто бли­же все­го рус­ским? Та­та­ры. Бри­тан­цы то­же боль­ше все­го за­ку­па­ют кост­но­го моз­га у нем­цев. Ка­за­лось бы, где Великобритания и где Рос­сия — а нем­цы у нас об­щие! И де­ло, как мне ка­жет­ся в том, что ре­гистр в Гер­ма­нии огром­ный.

По­том мы по­е­ха­ли в ис­пан­ский фонд, ко­то­рый пер­вый в стране на­чал со­зда­вать ре­гистр, у них го­су­дар­ство взя­ло на се­бя стро­и­тель­ство ре­ги­о­наль­ных ре­ги­стров, рез­ко под­няв ско­рость ти­пи­ро­ва­ния с по­мо­щью но­во­го обо­ру­до­ва­ния. Они сни­зи­ли це­ну до 74 ев­ро. А как ду­ма­е­те, по­че­му же в Гер­ма­нии, с та­ким же обо­ру­до­ва­ни­ем, ре­а­ген­ты все­го 25 сто­ят? По­то­му что в Гер­ма­нии ре­ги­стры стро­ят НКО, они взя­ли и сде­ла­ли ре­а­ген­ты для се­бя.

На сколь­ко вы сни­зи­ли це­ну ре­а­ген­тов с тех пор?

По­ка в два ра­за, мы по­ку­па­ем их сей­час за 100 ев­ро. Ко­гда я вер­нул­ся из Гер­ма­нии, сра­зу по­ехал в Гор­ба­чев­ку, пред­ло­жил обо­ру­до­вать ин­но­ва­ци­он­ную для Рос­сии ла­бо­ра­то­рию, по­обе­щал от­пра­вить со­труд­ни­ков по­учить­ся в Гер­ма­нию… Мне ска­за­ли, что всех все и так устра­и­ва­ет. Я им от­ве­тил, что ме­ня — не устра­и­ва­ет! А они мне: «Ты кто та­кой?» Во­об­ще-то я не «под­руч­ный пар­тии», а «Ру­с­фонд» — са­мо­сто­я­тель­ный, и день­ги — его. Мне го­во­рят: не твои, а те­ле­зри­те­лей. Но чи­тай­те за­кон: бла­го­тво­ри­тель­ные по­жерт­во­ва­ния от фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц при­над­ле­жат фон­ду на пра­вах соб­ствен­но­сти. Я соб­ствен­ник, ре­бя­та, и это фонд при­ни­ма­ет ре­ше­ние, где по­тра­тить­ся, а где по­го­дить.

В это вре­мя мы узна­ем, что в мо­ем род­ном Ка­зан­ском уни­вер­си­те­те вос­со­здан ме­ди­цин­ский фа­куль­тет —

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.