План- схе­ма: Боль­шой те­атр

SNC - - Содержание - Текст: Та­тья­на Сто­ляр Ил­лю­стра­ция: Алек­сандр Ко­стен­ко

Боль­шой те­атр – это од­но зда­ние или несколь­ко?

Це­лых че­ты­ре! Рас­клад та­кой: в глав ном ис­то­ри­че­ском – всем по­нят­ная клас­си­ка: « Ле­бе­ди­ное озе­ро», «Спар­так» и, ко­неч­но, «Щел­кун­чик» (толь­ко зи­мой).

Но­вая сце­на – по­ли­гон для экс­пе­ри­мен­тов: здесь по­ка­зы­ва­ли (и быст­ро сни­ма­ли с ре­пер­ту­а­ра) тр­э­ше­во­го «Гам­ле­та» с ав­то­мат­чи­ка­ми в фи­на­ле, тут же обос­но­вал­ся «Ге­рой на­ше­го вре­ме­ни» Ки­рил­ла Се­реб­рен­ни­ко­ва с тан­цо­ра­ми- ин­ва­ли­да­ми на ко­ляс­ках, и не толь­ко.

Огром­ный ад­ми­ни­стра­тив­ный корпус (по пра­вую ру­ку, ес­ли ид­ти в «Мо­ло­ко» от «Те­ат­раль­ной») – цар­ство бю­ро­кра­тии и важ­ный про­ход­ной пункт. Че­рез пя­тый подъ­езд артисты по­па­да­ют на тер­ри­то­рию БТ, а по­том пе­ре­бе­га­ют по стек­лян­ным пе­ре­хо­дам и под­зем­ным тун­не­лям в дру­гие стро­е­ния. По цен­траль­ной лест­ни­це во вне­уроч­ное вре­мя (ко­гда нет спек­так­лей) в ис­то­ри­че­ское зда­ние «фейс » пус­ка­ют толь­ко са­мых- са­мых – худру­ка Ма­ха­ра Ва­зи­е­ва и ген­ди­рек­то­ра Владимира Ури­на, чей ка­би­нет на­хо­дит­ся ак­ку­рат за его же ди­рек­тор­ской ло­жей. Сред­нее вре­мя пе­ре­хо­да из од­но­го зда­ния в дру­гое – семь ми­нут. Артисты жа­лу­ют­ся, что лиф­ты не ра­бо­та­ют, при­хо­дит­ся но­сить­ся на сво­их на­тру­жен­ных нож­ках: «Хоть си­г­вей по­ку­пай».

Еще име­ет­ся Дом Хо­мя­ко­ва – особ­ня­чок, где ре­пе­ти­ру­ет хор, ор­кестр и рас­пе­ва­ют­ся те­но­ры. Тут же квар­ти­ру­ют га­стро­ле­ры и за­мор­ские по­ста­нов­щи­ки. По слу­хам, здесь же про­во­дит до­суг вер­хуш­ка Большого.

А что за тай­ные под­зе­ме­лья?

Сим­вол рос­сий­ской куль­ту­ры по­сле ре­кон­струк­ции об­за­вел­ся ше­сти этаж­ным «под­ва­лом». Глав­ное сок- ро­ви­ще этой пе­ще­ры – Бет­хо­вен­ский зал под фон­та­на­ми Те­ат­раль­ной пло­ща­ди: он с гиб­ко­стью по­ход­но­го склад­но­го ста­кан­чи­ка транс­фор­ми­ру­ет­ся то в сим­фо­ни­че­ский, то в ка­мер­ный, то в бан­кет­ный.

Ми­нус пер­вый и ми­нус вто­рой эта­жи – гро­мад­ные скла­ды, где хра­нят­ся де­ко­ра­ции, ко­стю­мы и про­чее доб­ро.

Где обе­да­ют тру­же­ни­ки Большого?

Широко из­вест­ны три бу­фе­та, но SNC зна­ет боль­ше! Артисты те­ат­ра пред­по­чи­та­ют бу­фе­ты и сто­ло­вую на ми­нус пер­вом эта­же ГЗ, а чи­ны из ад­ми­ни­стра­тив­но­го кор­пу­са спус­ка­ют­ся в бу­фет при Атриуме (эда­кий зим­ний сад с фи­ку­са­ми и паль­ма­ми, где гла­вы те­ат­ра об­ща­ют­ся с прес­сой); еще один бу­фет име­ет­ся на тре­тьем эта­же Но­во­го зда­ния. Ас­сор­ти­мент вез­де оди­на­ко­вый. Фа­со­ле­вый суп, кот­ле­ты по- мин­ски, крас­ную ры­бу по­став­ля­ют Ка­ма­за­ми из Крем­лев­ско­го ком­би­на­та пи­та­ния. А пи­рож­ки с ка­пу­стой, брус­ни­кой, яб­ло­ком, пи­рож­ное « кар­тош­ка » и « пти­чье мо­ло­ко» пе­кут в пи­рож­ко­вом це­хе, спря­тан­ном в нед­рах Большого. Гар­нир – 70 руб­лей, ры­ба – 170, мя­со – 200 цел­ко­вых. Ком­плекс­ный обед обой­дет­ся в 500 рэ.

Где ра­бо­та­ют артисты?

Под кры­шей Глав­но­го зда­ния, в ре­пе­ти­ци­он­ном за­ле №1, по раз­ме­рам ед­ва не пре­вос­хо­дя­щем Ос­нов­ную сце­ну, над ко­то­рой на­хо­дит­ся. Или в Боль­шом ре­п­за­ле, где го­то­вят­ся с ор­кест­ром. Кор­де­ба­лет и опер­ная мас­сов­ка упраж­ня­ют­ся в ма­лень­ких ком­на­тах на ше­стом эта­же ис­то­ри­че­ско­го кор­пу­са. Ба­лет­ные при­хо­ра­ши­ва­ют­ся к спек­так­лям на тре­тьем и чет­вер­том эта­жах.

На всей « тех­ни­че­ской тер­ри­то­рии», со­всем как на ша­ба­те в си­на­го­ге, стро­гое ген­дер­ное де­ле­ние: муж- чи­ны – на од­ной сто­роне, жен­щи­ны – на дру­гой. За­то в осталь­ном ра­вен­ство: из-за нехват­ки мест со­ли­сты кра­сят­ся с ар­ти­ста­ми, ча­сто по семь го­лов в од­ной ком­на­туш­ке без окон (на­при­мер, на муж­ской сто­роне толь­ко три гри­мер­ки из се­ми осве­ща­ют­ся есте­ствен­ным светом). Тут же, по со­сед­ству, – врач и мас­са­жист, воз­вра­ща­ю­щие из­мож­ден­ные ба­лет­ные те­ла к жиз­ни.

Кто об­слу­жи­ва­ет ар­ти­стов?

Со­ли­стов в ре­жи­ме нон- стоп кра­сят два гри­ме­ра. Все артисты, как один, ува­жа­ют кос­ме­ти­ку M. A.C – яр­ко и стой­ко. Ру­мя­нец Кит­ри из «Дон Ки­хо­та» не по­плы­вет да­же по­сле трех ча­сов бат­ма­нов и же­те. Кор­де­ба­лет ри­су­ет бро­ви сам, толь­ко ино­гда на под­мо­гу ему вы­де­ля­ют па­роч­ку па­рик­ма­хе­ров.

Ко­стю­мер­но- по­ши­воч­ный цех, где рож­да­ют­ся пух­лые пач­ки по­друг Жи­зе­ли и хо­хол­ки ма­лень­ких ле­бе­дей, – на­вер­ху, «пря­мо под ко­ня­ми». Ни­же – обув­ной цех.

Ок, так ка­кие ме­ста на ис­то­ри­че­ской сцене – ко­зыр­ные?

Не взду­май­те брать би­ле­ты в пар­тер. Спу­сти­те всю зар­пла­ту на бе­до­вую аку­сти­ку, да и на­клон пар­ке­та неудач­ный: да­ма с на­че­сом пе­ред ва­ми за­про­сто со­рвет ве­чер. Про­си­те ам­фи­те­атр – ес­ли есть день­ги. Ес­ли нет, бе­ри­те пер­вые ря­ды пер­во­го, второго и да­же третьего яру­сов. А ес­ли де­нег со­всем нет, все же не бе­ри­те ме­ста на верх­нем яру­се на­про­тив люст­ры – толь­ко ее, хру­сталь­ную, и уви­ди­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.