Во-пер­вых, Анна Ме­ли­кян, ав­тор пре­мье­ры ме­ся­ца «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых», — сек­су­аль­ная. Во-вто­рых, ком­му­ни­ка­бель­ная и жиз­не­лю­би­вая: «Ага, к Ме­ли к ян—и с над пи сьюLove! Одоб­ряю !»— сме­ясь, про­ком­мен­ти­ро­ва­ла тво­ре­ние Дже­ре­ми Скот та, в ко­то­ром я

SNC - - Comments Girl Talk - На­та­лия Ар­хан­гель­ская

По­лу­чая пять­де­сят мил­ли­о­нов руб­лей «за лучший фильм о Москве», «Про лю­бовь», – из рук замм­э­ра Москвы Лео­ни­да Пе­чат­ни­ко­ва, вы при­зна­лись, что Москва «не сра­зу вас при­ня­ла». Зву­чит ин­те­рес­но, так как у вас, на мой взгляд, аб­со­лют­но глад­кая био­гра­фия: при­е­хав в сто­ли­цу из Ере­ва­на, вы иг­ра­ю­чи по­сту­пи­ли во ВГИК, сту­дент­кой ко­ле­си­ли по ми­ру с ко­рот­ко­мет­раж­ка­ми, все­гда бы­ли об­лас­ка­ны все­воз­мож­ны­ми ко­ми­те­та­ми и жю­ри… Мне нра­вит­ся, ко­гда обо мне скла­ды­ва­ет­ся та­кое впе­чат­ле­ние – аб­со­лют­но без­бо­лез­нен­ный путь. Пусть так и бу­дет! Все, что за кад­ром, не обя­за­тель­но рас­ска­зы­вать. По­нят­но же, что че­ло­век становится че­ло­ве­ком, прой­дя че­рез боль, но важ­ны ре­зуль­та­ты, с ко­то­ры­ми ты вы­шел из этой бо­ли. В мо­ем слу­чае это все­гда филь­мы.

Но сей­час Москва вас при­ни­ма­ет? Да! Это прав­да, я дей­стви­тель­но это по­чув­ство­ва­ла. И де­ло не в день­гах, ко­то­рые мне да­ли. Зна­е­те, я ведь в Москве уже боль­ше два­дца­ти лет. Я вос­при­ни­маю го­род как жи­вой ор­га­низм, как боль­шую съе­моч­ную пло­щад­ку. Ино­гда ка­жет­ся, что тут не оста­лось мест, где бы я не сни­ма­ла.

«Про лю­бовь» – фильм да­же не о лю­дях, а о Москве, и «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых» – то­же. И лек­ции о люб- ви – сце­на, от­кры­ва­ю­щая и пер­вый, и вто­рой филь­мы, – сквоз­ная, толь­ко в этот раз ее чи­та­ет не Ре­на­та Лит­ви­но­ва, а Джон Мал­ко­вич. То­же на «Стрел­ке»? Увы! «Стрел­ка» – моя лю­би­мая, она при­ни­ма­ла нас с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми со­вер­шен­но бес­плат­но, там та­кое ощу­ще­ние взле­та, воз­ду­ха, неба, но Мал­ко­вич при­е­хал позд­но, в ок­тяб­ре. К то­му же с оти­том. По­го­да пор­ти­лась, и мы ис­те­рич­но иска­ли за­кры­тое по­ме­ще­ние.

В от­ли­чие от пер­во­го филь­ма, ко­то­рый пол­но­стью сня­ли вы, «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых» от­да­на на от­куп аж ше­сти ре­жис­се­рам. Лег­ко ли де­лить­ся ав­тор­ством? Лег­ко. Я во­об­ще не жад­ная и спо­кой­но от­но­шусь к ав­тор­ству. Это рань­ше тре­бо­ва­ла: все мое, мое! Ак­три­сы – толь­ко мои! Ни­кто их не дол­жен сни­мать! Сей­час на­обо­рот – как толь­ко на­хо­жу ко­го, сра­зу пи­шу в фейс­бу­ке – за­би­рай­те, ре­жис­се­ры! Не мо­гу же я од­на по­жиз­нен­но сни­мать эту «Про лю­бовь», ну­жен но­вый взгляд.

На «Ки­но­тав­ре», по­лу­чая Гран-при, вы ска­за­ли про этот фильм: «В пе­ре­ры­вах между боль­ши­ми и важ­ны­ми филь­ма­ми нуж­но бы­ло что-то быст­рень­ко под­снять для зри­те­ля». Из­на­чаль­но я не от­но­си­лась к «Про лю­бовь» се­рьез­но, как к «Звез­де», на­при-

мер. Есть серия ко­рот­ко­мет­ра­жек «Про лю­бовь», ко­то­рые я сни­ма­ла бук­валь­но на ко­лен­ке для бла­го­тво­ри­тель­но­го аук­ци­о­на Action. Ни го­но­ра­ров, ни де­ко­ра­ций, про­сто вы­шли и на те­ле­фон за­пи­са­ли – и при этом они поль­зу­ют­ся по­пу­ляр­но­стью в се­ти. Вот я и ре­ши­ла со­брать по­хо­жие ко­рот­ко­мет­раж­ки под од­ну «шап­ку». Аль­ма­нах «Про лю­бовь» мы сня­ли за 25 дней, мас­сов­ка – сту­ден­ты, ак­те­ры-звез­ды ра­бо­та­ли по­чти бес­плат­но... Но это не зна­чит, что я хо­те­ла «под­хал­ту­рить». Я хо­те­ла пе­ре­дать в пол­но­мет­раж­ном ки­но ту лег­кость, ко­то­рая есть в ко­рот­ко­мет­раж­ках. Ак­те­ры им­про­ви­зи­ро­ва­ли: по­ло­ви­ны ре­плик Ре­на­ты Лит­ви­но­вой и Са­ши Бор­тич не бы­ло в сце­на­рии: их нес­ло, я не оста­нав­ли­ва­ла. Цы­га­нов, Маш­ков пе­ре­пи­сы­ва­ли свои тек­сты. Я по­ня­ла то­гда важ­ную вещь: ко­гда не за­ду­мы­ва­ешь­ся се­рьез­но, по­лу­ча­ет­ся – лег­че. Для это­го про­ек­та лег­кость бы­ла необ­хо­ди­ма.

Не секрет, что кар­ти­на «Про лю­бовь» не от­би­лась в про­ка­те. Что вы сде­ла­ли, что­бы но­вый фильм «про­ка­тил­ся» успеш­нее? Да, я за­пу­сти­ла «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых», хо­тя пер­вый фильм не был успе­шен в про­ка­те, и счи­таю, что я аб­со­лют­но пра­ва. Ки­но та­ко­го ро­да долж­но су­ще­ство­вать, и ес­ли та­кие су­ма­сшед­шие лю­ди, как я, не бу­дут бить в од­ну точ­ку, оно про­сто ис­чез­нет как класс. И оста­нут­ся лишь ту­пые ро­ман­ти­че­ские ко­ме­дии, не име­ю­щие от­но­ше­ния к жиз­ни, где зри­тель не ас­со­ци­и­ру­ет се­бя с ге­ро­ем.

Вы го­во­ри­те про все эти «Ко­ля и Оля по­ме­ня­лись те­ла­ми»? Не знаю, я все это не смот­рю, по­то­му что невоз­мож­но смот­реть. Это ка­ри­ка­ту­ра на жизнь. У нас дру­гой фор­мат: го­во­рим о се­рьез­ных ве­щах, но ве­се­ло, с юмо­ром. По­ка я и та­кие, как я, бу­дем упря­мо дол­бить­ся в од­ну точ­ку, мы про­ру­бим ок­но, и та­ко­го ро­да ки­но бу­дет при­но­сить день­ги. Что ка­са­ет­ся оши­бок – то их учли: «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых» бо­лее ко­ме­дий­ная и по­нят­ная. Там нет та­ких слож­ных пер­со­на­жей, как ге­ро­и­ня Ре­на­ты Лит­ви­но­вой, нет слож­ных ли­ний, как сю­жет с ко­с­пле­е­ра­ми. Все ге­рои – аб­со­лют­но по­нят­ные, лю­ди с ули­цы. А во­об­ще наш про­кат – это Ди­кий За­пад: не по­нят­но, что вы­стре­ли­ва­ет, где, по­че­му. Оста­ет­ся про­сто сни­мать хо­ро­шее ки­но. Кста­ти о ко­с­пле­е­рах. Они не очень­то до­воль­ны тем, как вы их по­ка­за­ли. Да, они воз­му­ще­ны!

Воз­му­ще­ны тем, что вы наз­ва­ли де­воч­ку Сей­лор Мур, но оде­ли как пер­со­на­жа Black Rock Shooter. И яко­бы ви­ной ваш по­верх­ност­ный взгляд на ве­щи: нет на ко­с­плей-фе­сти­ва­лях го­лых поп на сцене и сек­са во всех уг­лах. Мно­гие пе­ре­жи­ва­ют, что ма­ма по­смот­рит «Про лю­бовь» и за­пре­тит им ко­с­пле­ить… Я знаю-знаю. Ко­неч­но, я очень се­рьез­но от­нес­лась к во­про­су, хо­ди­ла на фе­сти­ва­ли, вез­де об­ща­лась, и в кад­ре у нас ре­аль­ные ко­с­пле­е­ры, не мас­сов­ка. Но их воз­му­ще­ние мне по­нят­но: лю­ди со­вер­шен­но по-дру­го­му смот­рят на ве­щи.

Бон­дар­чук, Кур­ко­ва, Иса­ко­ва, Мат­ве­ев, Паль, Ми­хал­ко­ва – в «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых» – звезд­ный со­став. Как и в пер­вом филь­ме. Во­об­ще слож­но при­пом­нить звез­ду рос­сий­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа, ко­то­рая у вас не сни­ма­лась. Но ме­ня боль­ше все­го вос­хи­ща­ет то, что вам уда­лось по­ра­бо­тать с те­ле­ве­ду­щей Ека­те­ри­ной Ан­дре­евой (в ко­рот­ко­мет­раж­ке «Про лю­бовь» ге­рой Павла Ру­ми­но­ва скан­да­лит с же­ной, по­ка Андреева в ис­пол­не­нии са­мой се­бя ве­дет ре­пор­таж о при­бли­жа­ю­щем­ся кон­це света. – Прим. SNC). По­лу­чить ее в ка­че­стве ге­ро­и­ни глян­ца неве­ро­ят­но слож­но. Я та­ко­го слу­чая не при­пом­ню. А у вас Андреева сня­лась. Вы ви­де­ли Ка­тю в ко­рот­ко­мет­раж­ке, но на са­мом де­ле я сни­ма­ла ее в «Звез­де». И при­шла к ней… ну, не де­воч­кой с ули­цы, ко­неч­но, но ав­то­ром «Ру­сал­ки», по­сле ко­то­рой не сни­ма­ла семь лет. Я на­пи­са­ла пись­мо, Ка­тя по­про­си­ла сце­на­рий. Она по­ра­зи­ла ме­ня тем, что про­чла его це­ли­ком, а это 150 стра­ниц! Обыч­но ак­те­ры про­сят си­ноп­сис. Ка­тя по­зво­ни­ла: «Для ме­ня бы­ло бы че­стью снять­ся в этом филь­ме». Даль­ше у нас на­ча­лись про­бле­мы, по­то­му что Пер­вый ка­нал от­ка­зы­вал­ся предо­ста­вить для съе­мок сту­дию но­во­стей, и толь­ко Ка­тя сво­им ав­то­ри­те­том и жест­ко­стью про­ло­ми­ла эту сте­ну. Мы при­шли ту­да но­чью, опе­ра­тор и я, ра­бо­тав­шая не толь­ко ре­жис­се­ром, но и «хло­пуш­кой» и всем дру­гим, по­то­му что осталь­ных не пу­сти­ли. По сце­на­рию Ка­тя долж­на бы­ла за­пла­кать, и я про­тя­ну­ла «сле­зы» в ба­ноч­ке, ко­то­рые мне по­ло­жи­ли с со­бой гри­ме­ры. Ак­те­ры у нас хо­ро­шие, но пла­кать мало кто уме­ет.

«Ес­ли су­ма­сшед­шие лю­ди, как я, не бу­дут упря­мо бить в од­ну точ­ку, хо­ро­шее ки­но ис­чез­нет как класс»

И тут Андреева на­чи­на­ет пла­кать про­сто так .« Как вы это сде­ла­ли ?»– изу­ми­лась я. – «Ну вы ска­за­ли за­пла­кать – ия за­пла­ка­ла». Она ме­ня по­тряс­ла про­сто! Но страш­ное слу­чи­лось, ко­гда на мон­та­же «Звез­ды» мы по­ня­ли, что Ка­ти­ны сце­ны – как и сце­ны Ан­дрея Ма­ла­хо­ва – при­дет­ся вы­ре­зать. Я с ужа­сом зво­ни­ла и из­ви­ня­лась. «Ка­тя, про­сти­те, но вы в кор­зине».

Она оби­де­лась? Ужас­ная у вас работа, я не смог­ла бы так. Не оби­де­лась, по­смот­ре­ла фильм, очень про­ник­лась. Но я не мог­ла про­сто вы­бро­сить кад­ры, где Ка­тя Андреева пла­чет в сту­дии но­во­стей. И при­шлось…

Пав­лу Ру­ми­но­ву по­срать­ся с же­ной… Да, вся ис­то­рия Ру­ми­но­ва с же­ной, ко­то­рая на­зы­ва­ет­ся «Про лю­бовь 2» и сня­та для Action, при­ду­ма­на толь­ко для то­го, чтоб вста­вить ту­да кад­ры с Ка­тей Ан­дре­евой и Ан­дре­ем Ма­ла­хо­вым (сме­ет­ся).

У вас на­столь­ко, на мой взгляд, удач­ный путь в ки­не­ма­то­гра­фе, что кас­со­вый фильм – не кас­со­вый, – а все меч­та­ют у вас сни­мать­ся. Я не уди­ви­лась, узнав, что Рав­ша­на Кур­ко­ва са­ма по­про­си­лась к вам на пло­щад­ку. Кто еще сам на вас вы­хо­дил? Ак­три­сы ум­ные и по­ни­ма­ют, что меч­тай не меч­тай, а ка­стинг – это тон­кий и ми­сти­че­ский про­цесс, ка­стинг – де­вя­но­сто про­цен­тов успеха. И ес­ли я непра­виль­но по­став­лю че­ло­ве­ка, то ко­рабль не по­плы­вет. Я не сни­маю дру­зей и род­ствен­ни­ков про­сто по­то­му, что они дру­зья и род­ствен­ни­ки. У ме­ня есть по­дру­ги, ско­то­ры­ми я дру­жу мно­го лет, но они ни ра­зу у ме­ня не сни­ма­лись.

А есть кто-то, ко­го меч­та­ет­ся снять, но ни­как? Це­лый спи­сок! В «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых» я по­зва­ла Аню Ми­хал­ко­ву, она мне все­гда ди­ко нра­ви­лась, но унас не бы­ло пе­ре­се­че­ний. Фе­дя Бон­дар­чук сыг­рал, Ви­ка Иса­ко­ва, Ре­на­та Лит­ви­но­ва. Кста­ти о Ре­на­те – не­смот­ря на вол­шеб­ный флер, она су­пер­про­фес­си­о­нал. Хоть и го­во­рит: «Ой, это я не мо­гу, я не актриса» – это ко­кет­ство. Мне ка­жет­ся, ее бо­ят­ся, по­это­му и не сни­ма­ют. И я по­ни­маю по­че­му.

На «Ки­но­тав­ре» ре­жис­се­ры изум­ля­лись: «Не­уже­ли Ре­на­та еще сни­ма­ет­ся?» Ой, все спра­ши­ва­ли! «Ну что? Ну как?» Я чест­но го­во­рю, что непро­сто, за­чем врать? Не про­сто, но пре­крас­но.

Вы ска­за­ли, что в на­шем ки­но «кас­су де­ла­ет толь­ко Коз­лов­ский». Не­ужто прав­да? Не знаю, по­смот­рим. На­де­юсь, что «Про лю­бовь. Толь­ко для взрос­лых» сде­ла­ет кас­су и так. Коз­лов­ско­го у нас нет.

Но Коз­лов­ский на «Ки­но­по­ис­ке» за­яв­лен у вас в ак­тер­ском со­ста­ве. Это ка­кая-то ошиб­ка! Его нет! На са­мом де­ле я сни­ма­ла Да­ню, но толь­ко в ре­кла­ме.

Я вас еще по­му­чаю. Вы про­из­нес­ли гу­би­тель­ную для жен­ской друж­бы фра­зу: «У нас с ак­три­са­ми так: ли­бо кра­си­вые, ли­бо та­лант­ли­вые». По­дру­ги из ки­но­ин­ду­стрии вас на ча­сти не разо­рва­ли? «Ты ку­да ме­ня, в кра­си­вые или та­лант­ли­вые за­пи­са­ла, Ме­ли­кян?» Я про­из­нес­ла эту фра­зу 15 лет на­зад, и все до сих пор ее по­вто­ря­ют. Раз уж все лю­бят гром­кие за­яв­ле­ния, то ска­жу еще од­ну фра­зу на го­ды впе­ред: ак­те­ру ум­ным быть не на­до, не на­до. Ак­тер дол­жен быть от­кры­тым, как ре­бе­нок, все в се­бя впи­ты­вать. А ко­гда у те­бя мозг, то все слож­но: про­фес­сия та­кая.

Зна­чит, в филь­мы вы вы­би­ра­е­те кра­си­вых? Я вы­би­раю ар­ти­стов очень вы­со­ко­го уров­ня. У ме­ня Вла­ди­мир Маш­ков снял­ся в ро­ман­ти­че­ской ко­ме­дии, а он ни­ко­гда не со­гла­ша­ет­ся на та­кое! Или вот Ре­на­та Лит­ви­но­ва. Лю­ди, иг­ра­ю­щие в се­рьез­ном арт-ха­у­се, у ме­ня на экране ва­ля­ют ду­ра­ка, но как ва­ля­ют!

(Упор­ствуя.) То есть на­шлись и кра­си­вые, и та­лант­ли­вые? Ко­неч­но. Они же звез­ды, а звез­дой немо­жет стать про­стой че­ло­век. В них есть ка­кая-то ма­гия.

О звез­дах: вы про­сто пи­ше­те по­нра­вив­шим­ся лю­дям: «При­вет, пред­ла­гаю у ме­ня снять­ся?» – и все сра­зу по­лу­ча­ет­ся, да? По­че­му, от­ка­зы­ва­ют­ся. Зна­е­те, сколь­ко на­ро­ду от­ка­за­лось сни­мать­ся в глав­ной ро­ли «Звез­ды»? Кто-то не хо­тел раз­де­вать­ся, од­на из­вест­ная актриса от­ка­за­лась из суе­ве­рия – по сце­на­рию ге­ро­и­ня уми­ра­ет. Ка­стинг шел пол­то­ра го­да.

«Аня Чи­по­в­ская от­ка­за­лась сни­мать­ся в «Про лю­бовь», по­то­му что нуж­но бы­ло об­на­жить грудь. Хо­тя она пре­крас­но об­на­жи­лась в ря­де дру­гих филь­мов»

Слу­шай­те, я вспом­ни­ла, кто еще у вас не сни­мал­ся. Аня Чи­по­в­ская! Аня Чи­по­в­ская, раз уж о ней за­го­во­ри­ли, от­ка­за­лась иг­рать в «Про лю­бовь» ге­ро­и­ню, ко­то­рую сыг­ра­ла Юлия Сни­гирь. По­то­му что на­до бы­ло от­крыть грудь. Хо­тя она пре­крас­но об­на­жи­лась в ря­де дру­гих филь­мов (сме­ет­ся).

Вы на нее не за­та­и­ли? Нет. Аню я неж­но люб­лю. Ко­неч­но, я все ска­за­ла, что о ней ду­ма­ла. Но она та­кой ред­кий цве­ток на­ше­го ки­но, та­ких мало, по­это­му я ра­ду­юсь.

На­счет ред­ких цвет­ков – по­че­му жен­щин-ре­жис­се­ров ва­ше­го уров­ня у нас прак­ти­че­ски нет? По­че­му нет? Про­сто они не очень из­вест­ны и сни­ма­ют в ос­нов­ном се­ри­а­лы.

Ну из­вест­ность – то­же по­ка­за­тель успеха. Вы не чув­ству­е­те, что вы сей­час – един­ствен­ная узна­ва­е­мая жен­щи­на- ре­жис­сер в Рос­сии? Вы и Гер­ма­ни­ка… У ме­ня есть ощу­ще­ние, что жен­щи­ны ис­че­за­ют. Бы­ла дру­гая, кро­ме вас, лю­би­ми­ца Сер­гея Со­ло­вье­ва, Со­ня Кар­пу­ни­на, она счи­та­лась прак­ти­че­ски вун­дер­кин­дом. Со­всем юная на обложке «Афи­ши», о ней пи­са­ли все, и… По­че­му, Со­ня есть! Она на­пи­са­ла сце­на­рий. Про­сто она ро­ди­ла. Ре­бят, я то­же ро­ди­ла ре­бен­ка и про­па­ла на семь лет. Ужен­щи­ны есть фи­зио­ло­ги­че­ская осо­бен­ность – ино­гда она ро­жа­ет де­тей, и ес­ли она нор­маль­ная, а не ка­кой-то го­род­ской зом­би-ро­бот, ко­то­рый ро­дил и по­бе­жал даль­ше, то у нее воз­ни­ка­ет ма­те­рин­ский ин­стинкт и она не мо­жет вый­ти на пло­щад­ку. У муж­чин та­ко­го нет. Авы­пасть из ра­бо­ты на семь лет – страш­ная ис­то­рия.

У вас в филь­мах жен­щи­ны пат­ри­ар­халь­но­го, на­зо­вем это так, скла­да. Та же ге­ро­и­ня Сни­гирь, с од­ной сто­ро­ны, про­сто хо­чет за­муж за «пло­хонь­ко­го, да сво­е­го», а с дру­гой – на­де­ет­ся ре­шить ма­те­ри­аль­ные про­бле­мы за счет дру­го­го муж­чи­ны, м-м-м… от­дав­шись ему. Это, мяг­ко говоря, не то, что одоб­ри­ли бы фе­ми­нист­ки. Как вы от­но­си­тесь к фе­ми­низ­му? Счи­та­е­те ли вы, что, как пи­шут на фут­бол­ках Christian Dior, We all should be feminists? Это глу­пость ка­кая-то – фе­ми­низм. Фе­ми­низм хо­рош до то­го мо­мен­та, ко­гда на го­ри­зон­те ока­зы­ва­ет­ся муж­чи­на (сме­ет­ся). Это боль­шая глу­пость, про­бле­ма на­ше­го вре­ме­ни – фе­ми­низм – как и все, что он за со­бой по­та­щил.

Ну а с дру­гой сто­ро­ны, вы та­кой об­ра­зец эман­си­пи­ро­ван­ной жен­щи­ны, вы кон­ку­ри­ру­е­те с муж­чи­на­ми ва­шей про­фес­сии: за зри­те­ля, спон­со­ров, ак­те­ров и про­чее. Нет, с ка­ки­ми муж­чи­на­ми? Ни с ка­ки­ми муж­чи­на­ми я не кон­ку­ри­рую, я за­ни­ма­юсь твор­че­ством. У ме­ня от­лич­ная ко­ман­да. А по­том без под­держ­ки муж­чи­ны я ощу­щаю се­бя сла­бой жен­щи­ной.

Вас все­гда под­дер­жи­ва­ли муж­чи­ны? Вы ни­ко­гда не бы­ли в оди­ноч­ном пла­ва­нии? Нет, ко­неч­но, бы­ла. Но я ни­ко­гда не хо­те­ла се­бе жиз­ни без этой под­держ­ки, без муж­чи­ны. Не счи­таю, что это пра­виль­но.

Со сце­ны вы бла­го­да­ри­ли Да­ни­ла Ха­ча­ту­ро­ва; ес­ли бы не он, «филь­ма «Про лю­бовь» бы не бы­ло». Под­дер­жи­ва­ет ли вас Ха­ча­ту­ров (рос­сий­ский форбс, быв­ший су­пруг Улья­ны Сер­ге­ен­ко. – Прим. SNC) сей­час, ко­гда вы сня­ли вто­рой фильм? Ну, как вы зна­е­те, про лич­ную жизнь яне рас­ска­зы­ваю. Вы, ко­неч­но, ли­хо так за­вер­ну­ли, но не рас­ска­зы­ваю.

А жаль, по­то­му что вы про лю­бовь сни­ма­е­те, а на­вер­ня­ка вас бес­счет­ное ко­ли­че­ство раз спра­ши­ва­ли (с при­ды­ха­ни­ем) «Анна… А что та­кое лю­бовь – для вас?..» Невоз­мож­но уже, на­вер­ное, слы­шать этот во­прос. Да уж – у ме­ня вся­кие вер­сии от­ве­та на него есть: и ум­ные, и неум­ные, и вдум­чи­вые, и се­рьез­ные, и про­сто что­бы от­ма­зать­ся уже. Но я рада, что это слово во­шло в мою жизнь вме­сте с ки­но, так вот слу­чай­но, че­рез ко­рот­кий метр. Имне так нра­вит­ся в этом ва­рить­ся – уже не мо­гу пред­ста­вить, как ко­гда-ни­будь у ме­ня пе­ре­ста­нут спра­ши­вать: «Аня, что та­кое лю­бовь?» И слово «лю­бовь» пе­ре­ста­нет ас­со­ци­и­ро­вать­ся со мной. Что это та­кое? Лю­бовь – это то, что жи­вет внутри те­бя и осве­ща­ет те­бя из­нут­ри. Ко­гда есть это об­ла­ко люб­ви, ты за­щи­щен, те­бя невоз­мож­но оби­деть или бро­сить, ты неуяз­вим, у те­бя есть лю­бовь, она внутри те­бя, и это твой за­щит­ный то­тем.

«Это глу­пость ка­кая-то — фе­ми­низм. Фе­ми­низм хо­рош до то­го мо­мен­та, ко­гда на го­ри­зон­те по­яв­ля­ет­ся муж­чи­на»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.