На­пи­шу се­бя сам

Ухо­дя­щий 2017-й мож­но на­звать го­дом ме­му­а­ров: очень уж мно­гие ав­то­ри­те­ты настро­чи­ли лич­ные ав­тобио­гра­фии. Луч­шие из них – в «Рей­тин­ге» SNC.

SNC - - News Рейтинг - Текст: Та­тья­на Сто­ляр

Хил­ла­ри Клин­тон «Как это про­изо­шло»

Кан­ди­дат­ка в пре­зи­ден­ты недол­го от­ле­жи­ва­лась по­сле по­ра­же­ния на вы­бо­рах. Ров­но один день – и Хил­ла­ри взя­лась пи­сать объ­яс­ни­тель­ную на те­му, по­че­му про­иг­ра­ла. По­лу­чив­ший­ся тал­муд (495 стра­ниц – это вам не жук лап­кой по­тро­гал) не по­хож на преды­ду­щие кни­ги Клин­тон: ес­ли рань­ше ав­тор­ка бы­ла мак­си­маль­но сдер­жан­на, то те­перь да­ла во­лю эмо­ци­ям, ви­ди­мо, ото­гнав веч­но осто­рож­ни­ча­ю­щих спи­чрай­те­ров по­даль­ше. Так мы узна­ем, что пер­вые ме­ся­цы по­сле вы­бо­ров на­ша пи­са­тель­ни­ца швы­ря­ла пульт об сте­ну каж­дый раз, ко­гда ви­де­ла Трам­па по те­ле­ви­зо­ру. Или как ей все ре­ко­мен­до­ва­ли ан­ти­де­прес­сан­ты, а она от­ка­зы­ва­лась. Или как ед­ва не со­рва­лась на де­вуш­ку, ко­то­рая вы­ра­зи­ла ей со­чув­ствие и при­зна­лась, что «по глу­по­сти не по­шла на вы­бо­ры». «Я смот­ре­ла на нее и ду­ма­ла: ты пре­не­брег­ла сво­им граж­дан­ским дол­гом, а те­перь хо­чешь, что­бы я об­лег­чи­ла твои стра­да­ния!?» Впро­чем, па­фо­са и са­мо­по­хва­лы в кни­ге то­же хва­та­ет: Хил­ла­ри ши­ро­ки­ми маз­ка­ми рас­пи­сы­ва­ет, ка­ким бы чу­до-пре­зи­ден­том она бы­ла, и утвер­жда­ет, что еже­час­но мо­лит­ся за бу­ду­щее Аме­ри­ки. Огонь-кни­га!

Кэт Мар­нелл «Как про­мо­тать свою жизнь»

Мы бы оза­гла­ви­ли этот труд так: «Вред­ные со­ве­ты для меч­та­ю­щих ра­бо­тать в глян­це». Кэт­лин Мар­нелл в свои 35 лет счи­та­ет­ся ле­ген­дой за­пад­ной бью­ти­жур­на­ли­сти­ки. На пер­вый взгляд, ре­зю­ме у нее бле­стя­щее: в 20-лет­нем воз­расте Мар­нелл ста­жи­ро­ва­лась в Vanity Fair, за­тем пи­са­ла для мод­ных из­да­ний Nylon и Lucky, да и во­об­ще бро­ди­ла по за­оке­ан­ским ре­дак­ци­ям с яр­лы­ком «боль­шой на­деж­ды». Но про­сла­ви­лась Кэт­лин во­все не как удач­ли­вый ав­тор эс­се жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний. Сла­ву ей при­нес­ло со­сто­я­ние, в ко­то­ром Мар­нелл ра­бо­та­ла. Ес­ли крат­ко: пи­са­ла она под кай­фом. Нет, не все на­ши кол­ле­ги так де­ла­ют по жиз­ни. Об этом без ма­лей­шей цен­зу­ры и рас­ска­зы­ва­ет хруп­кая блон­дин­ка (при­вет, бу­ли­мия) в кни­ге. Вот гла­ва о ро­ди­те­лях- пси­хи­ат­рах, го­да­ми вы­пи­сы­вав­ших доч­ке пси­хо­троп­ные таб­лет­ки; вот рас­сказ о том, как Кэт за­ва­ли­лась на ре­кла­мо­да­тель­ский ужин в са­мом неадек­ват­ном фор­ма­те; а вот – пись­мо бос­су: «Сор­ри, но­чью я взя­ла ге­ро­и­ну, на ин­тер­вью пой­ти не смо­гу ». Од­но ра­ду­ет: книж­ку Мар­нелл пи­са­ла вро­де бы в адек­ва­те – в ре­ха­бе на ост­ро­вах.

Гуч­чи Мэйн «Автобиография Гуч­чи Мэй­на»

Пол­то­ра го­да на­зад оди­оз­ный рэпер, лю­бим­чик рос­сий­ско­го про­филь­но­го пор­та­ла The Flow, осво­бо­дил­ся из тюрь­мы. Мо­тал он « треш­ку » за неза­кон­ное хра­не­ние ору­жия. Вы­шел Мэйн ди­ко по­ху­дев­шим, трез­вым ( до это­го му­зы­кант плот­но си­дел на тя­же­лых нар­ко­ти­ках, о чем с удо­воль­стви­ем пан­чил во всех тре­ках) и с ру­ко­пи­сью ме­му­а­ров, ко­то­рые поз­во­лят ему за­ра­бо­тать на но­вую кол­лек­цию брен­да-тез­ки. «Я пе­ре­чи­тал по­лу­чив­ше­е­ся два­жды, и оба ра­за бе­жа­ли му­раш­ки по тор­су, – хва­ста­ет­ся тр­эп-ко­роль, – а ведь ду­мал: вдруг на­ка­тал фиг­ню, вдруг в че­ты­рех сте­нах все ка­жет­ся кру­тым, а на де­ле – шлак, но убе­дил­ся, что книж­ке сто­ит дать зе­ле­ный свет». Кто бы со­мне­вал­ся. Как лю­бой ганг­стер, Гуч­чи де­таль­но опи­сы­ва­ет тя­го­ты дет­ства, ран­нее при­стра­стие к за­пре­щен­ным ве­ще­ствам и кри­ми­наль­но­му ми­ру род­ной Ат­лан­ты. Мэйн да­ет свою вер­сию пре­ступ­ле­ний, ко­то­рые ему ин­кри­ми­ни­ро­ва­ли (на­си­лие, по­ся­га­тель­ства на жизнь). Под ко­нец, есте­ствен­но, при­зна­ет­ся, что в тюрь­ме про­свет­лел – и боль­ше не зло­дей­ству­ет: «Я да­же не стал за­пи­сы­вать аль­бом о по­бе­ге нар­ко­ба­ро­на Эль Ча­по. Ес­ли быть хо­ро­шим – то до кон­ца».

Ма­рия Ша­ра­по­ва «Не­удер­жи­мая. Моя жизнь»

Глав­ная блон­дин­ка боль­шо­го спор­та на­пи­са­ла кни­гу во вре­мя дис­ква­ли­фи­ка­ции (2016 год, до­пинг- скан­дал, ну вы пом­ни­те). «Это исто­рия о де­воч­ке, ее от­це и их неве­ро­ят­ном при­клю­че­нии», – за­ма­ни­ва­ет Ша­ра­по­ва в пре­ди­сло­вии. Не врет: кни­га дей­стви­тель­но здо­ро­во, увле­ка­тель­но про­пи­са­на. Оче­вид­но, у ша­ра­пов­ско­го ли­те­ра­тур­но­го негра пятерка по пред­ме­ту «Рус­ский язык». За­вяз­ка: отец, уве­ро­вав­ший в та­лант до­че­ри, хва­та­ет ма­лыш­ку и ле­тит из Со­чи в тен­нис­ный рай (Фло­ри­да, США). По- ан­глий­ски отец не зна­ет ни сло­ва, де­нег в кар­мане – 700 дол­ла­ров. Ша­ра­по­ва по­дроб­но объ­яс­ня­ет, как у нее за­ка­лил­ся ха­рак­тер и по­че­му в спор­тив­ном ми­ре ей да­ли про­зви­ще «бо­рец »: бла­го­дар­ность объ­яв­ля­ет­ся прось­бам па­пы есть по­боль­ше в клуб­ной сто­ло­вой («по­то­му что у нас нет де­нег на про­дук­ты») и из­де­ва­тель­ствам од­но­каш­ниц из богатых се­мей над «рус­ской ни­щен­кой». В кни­ге она лу­пит по быв­шим (Са­ша Ву­я­чич, бас­кет­бо­лист, Ма­ше за­ви­до­вал) и по веч­ным со­пер­ни­цам: «Се­ре­на ни­ко­гда не про­стит, что я слы­ша­ла ее вой в раз­де­вал­ке по­сле фи­на­ла Уим­бл­до­на 2004».

Син­ди Кро­уфорд «Жить и вос­хи­щать»

Су­пер­мо­дель под­го­то­ви­ла ме­му­а­ры ак­ку­рат к пя­ти­де­ся­ти­ле­тию. «С нетер­пе­ни­ем жду встре­чи с той муд­рой жен­щи­ной, ко­то­рой рас­счи­ты­ваю стать в гря­ду­щие де­ся­ти­ле­тия», – на­де­ет­ся Син­ди на пер­вой стра­ни­це. Что даль­ше? Спа­сиб­ки ве­ли­ким учи­те­лям и со­рат­ни­кам. «Ле­ген­да – Ри­чард Аве­дон; пер­фек­ци­о­нист – Сти­вен Май­зел; вол­шеб­ник – Пат­рик Де­мар­ше­лье» – Син­ди по­свя­ти­ла каж­до­му ве­ли­ко­му фо­то­гра­фу по ком­пли­мен­тар­ной гла­ве, щед­ро укра­шен­ной сним­ка­ми. Доч­ке-то еще с ни­ми ра­бо­тать. Кар­ти­нок и ее порт­ре­тов в ме­му­а­рах на­ва­лом – Кро­уфорд по­ни­ма­ет, что смот­реть на нее мож­но бес­ко­неч­но, как на огонь, во­ду и Вла­ди­ми­ра Маш­ко­ва в ре­кла­ме ВТБ24. Кра­са­ви­ца рас­пи­сы­ва­ет эта­пы ка­рье­ры, пот­чу­ет бай­ка­ми о су­пер­мо­де­лях. За­тем век­тор по­вест­во­ва­ния ме­ня­ет­ся: Син­ди рас­ска­зы­ва­ет, как се­мей­ные цен­но­сти ста­ли важ­нее про­фес­си­о­наль­ных. Тут и пе­да­го­ги­че­ские за­ри­сов­ки #ямать, и со­ве­ты по укреп­ле­нию бра­ка. За­кан­чи­ва­ет мо­дель на фи­ло­соф­ской но­те: мол, с ка­ким тру­дом ей да­ет­ся при­ня­тие увя­да­ния и как она гор­дит­ся тем, что ее ду­хов­ное раз­ви­тие от­ра­жа­ет внеш­ность.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.