« АУМ » , честь и со­весть на­шей эпо­хи

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - COBEPШEHHO CEKPETHO - Сер­гей ПА­ЛИЙ Пуб­ли­ка­ция 2004 го­да

Амеж­ду тем имен­но в этот день, 27 фев­ра­ля, в То­кио су­ди­ли Сё­ко Аса­ха­ру. Но, ка­за­лось, этот го­род навсегда за­был или со­зна­тель­но не хо­тел вспо­ми­нать то, что про­изо­шло здесь без ма­ло­го де­вять лет на­зад, 20 мар­та 1995-го, ко­гда по­сле тер­ак­та в то­кий­ском мет­ро стра­на пе­ре­жи­ла «Хи­ро­си­му в ми­ни­а­тю­ре». При­чем, как вы­яс­ни­лось позд­нее, на­сто­я­щей Хи­ро­си­мой те со­бы­тия не ста­ли по чи­стой слу­чай­но­сти. И толь­ко у зда­ния То­кий­ско­го окруж­но­го су­да со­бра­лась тол­па из тех, кто ни­че­го не за­был: око­ло че­ты­рех ты­сяч род­ствен­ни­ков и дру­зей жертв Сё­ко Аса­ха­ры и его сек­ты. Они тщет­но пы­та­лись про­рвать­ся в зал за­се­да­ний, рас­счи­тан­ный все­го на 36 мест, или хо­тя бы встать на по­ро­ге су­да, что­бы услы­шать «при­го­вор ве­ка».

ПО­СЛЕД­НЯЯ ПЯТ­НИ­ЦА ЗИ­МЫ 2004 ГО­ДА ВЫ­ДА­ЛАСЬ В ТО­КИО НА РЕД­КОСТЬ СЕ­РОЙ И БУД­НИЧ­НОЙ. МНО­ГО­МИЛ­ЛИ­ОН­НЫЙ МЕ­ГА­ПО­ЛИС, ОКРУ­ЖЕН­НЫЙ СВИН­ЦО­ВЫ­МИ ВО­ДА­МИ ТО­КИЙ­СКО­ГО ЗА­ЛИ­ВА, ЖИЛ СВО­ЕЙ ЖИЗ­НЬЮ, РАС­ПИ­САН­НОЙ ПО МИ­НУ­ТАМ И СЕ­КУН­ДАМ. ВЕЧ­НО СПЕШАЩАЯ МНО­ГО­ТЫ­СЯЧ­НАЯ ТОЛ­ПА НА ГИНЗЕ  ЦЕН­ТРАЛЬ­НОЙ УЛИ­ЦЕ ЯПОН­СКОЙ СТО­ЛИ­ЦЫ  РАВ­НО­ДУШ­НО СКОЛЬ­ЗИ­ЛА МИ­МО ВИТРИННЫХ МА­НЕ­КЕ­НОВ, ОДЕ­ТЫХ В ДО­РО­ГИЕ МЕ­ХА, КО­ТО­РЫЕ ПО СЛУ­ЧАЮ ОКОН­ЧА­НИЯ СЕ­ЗО­НА ПРО­ДА­ВА­ЛИСЬ С 70ПРО­ЦЕНТ­НОЙ СКИД­КОЙ. ТАК­СИ­СТЫ В БЕ­ЛЫХ ПЕР­ЧАТ­КАХ ПРЕ­ДУ­ПРЕ­ДИ­ТЕЛЬ­НО РАСПАХИВАЛИ ДВЕР­ЦЫ НАДРАЕННЫХ ДО БЛЕС­КА ЛИ­МУ­ЗИ­НОВ ПЕРЕД ЗАСТЕГНУТЫМИ НА ВСЕ ПУ­ГО­ВИ­ЦЫ ЧИ­НОВ­НИ­КА­МИ И СЛУ­ЖА­ЩИ­МИ БАН­КОВ И КОР­ПО­РА­ЦИЙ. СТАЙ­КИ БЕЗ­ЗА­БОТ­НОЙ МО­ЛО­ДЕ­ЖИ С ВЫКРАШЕННЫМИ В ЗЕ­ЛЕ­НЫЙ И РО­ЗО­ВЫЙ ЦВЕТ ВО­ЛО­СА­МИ ЗА­НИ­МА­ЛИ ТЕП­ЛЫЕ МЕ­СТА У ИГ­РАЛЬ­НЫХ АВ­ТО­МА­ТОВ В КЛУ­БАХ PACHINKO. ИЛИ ПЕ­РЕ­МЕ­ЩА­ЛИСЬ С ОД­НОЙ УЛИ­ЦЫ НА ДРУ­ГУЮ, НЕСМОТ­РЯ НА ДУ­Ю­ЩИЙ С ЗА­ЛИ­ВА ХО­ЛОД­НЫЙ СЫ­РОЙ ВЕ­ТЕР, ПРИ­ПА­ДАЯ К БАН­КАМ ПИ­ВА АСА­ХИ ИЛИ КО­КАКО­ЛЫ, КО­ТО­РУЮ ЗДЕСЬ НА­ЗЫ­ВА­ЮТ КО­РА.

«Ему ма­ло смер­ти»

Чте­ние об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния рас­тя­ну­лось на че­ты­ре ча­са. Го­лос судьи Сед­зи Ога­вы зву­чал бес­страст­но и ти­хо, и со сто­ро­ны мог­ло по­ка­зать­ся, что су­дят ка­ко­го-то мел­ко­го воришку или непла­тель­щи­ка на­ло­гов, а не че­ло­ве­ка, пы­тав­ше­го­ся об­ла­чить в бе­лые ро­бы и по­ста­вить перед со­бой на ко­ле­ни 120-мил­ли­он­ную Япо­нию. А за­тем, чем черт не шу­тит, воз­мож­но, по­ко­рить весь мир. «Он об­ви­ня­ет­ся в по­пыт­ке стать пра­ви­те­лем Япо­нии пу­тем со­зда­ния сек­ты «Аум Син­ри­кё», встав­шей на путь во­ору­жен­ной борьбы. Он об­ви­ня­ет­ся в убий­ствах лю­дей, пы­тав­ших­ся про­ти­во­сто­ять его за­го­во­ру. Он за­слу­жи­ва­ет выс­шей ме­ры», – мед­лен­но вы­го­ва­ри­вая каж­дое сло­во, чи­тал при­го­вор су­дья. «Ви­нов­ник тор­же­ства пра­во­су­дия», ко­то­ро­го вве­ли в зал су­да в на­руч­ни­ках, слу­шал при­го­вор стоя и без­раз­лич­но смот­рел на су­дью сво­и­ми под­сле­по­ва­ты­ми гла­за­ми. От его длин­ной бороды и преж­ней гу­стой ше­ве­лю­ры ни­че­го не оста­лось – в тюрь­ме гу­ру ко­рот­ко остриг­ли. Бе­лую ро­бу про­по­вед­ни­ка сме­ни­ла чер­ная, аре­стант­ская. Ка­за­лось, в сво­их мыс­лях Аса­ха­ра на­хо­дил­ся где-то очень да­ле­ко. Воз­мож­но, он уже пред­став­лял, как остав­ля­ет те­лес­ную обо­лоч­ку и ухо­дит в аст­рал. Под­сле­по­ва­тый гу­ру дав­но был го­тов к смерт­но­му при­го­во­ру и по­это­му ре­шил «не су­е­тить­ся» и вой­ти в ис­то­рию как «са­мый страш­ный на­ру­ши­тель мир­ских за­ко­нов». Да­же без су­деб­ных раз­би­ра­тельств, рас­тя­нув­ших­ся на це­лых во­семь лет, ма­ло кто в Япо­нии со­мне­вал­ся в его ви­нов­но­сти. При­мер­но так же в России от­нес­лись бы к Ша­ми­лю Ба­са­е­ву, уго­ди он на ска­мью под­су­ди­мых. Об­ще­ство жда­ло мак­си­маль­но су­ро­во­го при­го­во­ра, и вот он про­зву­чал. «Хо­ро­шо, что его при­го­во­ри­ли к ви­се­ли­це. Это то, че­го я так жда­ла. Се­го­дня утром я по­бы­ва­ла на мо­ги­ле сво­е­го му­жа и при­шла сю­да узнать вер­дикт вме­сте с его ду­хом. Сей­час я ис­пы­та­ла об­лег­че­ние», – де­ли­лась сво­и­ми мыс­ля­ми сто­я­щая в тол­пе Сид­зю Та­ка­ха­си, чей муж был стан­ци­он­ным ра­бо­чим то­кий­ской под­зем­ки и за­дох­нул­ся во вре­мя устро­ен­ной «син­ри­кёв­ца­ми» га­зо­вой ата­ки. В со­брав­шей­ся у То­кий­ско­го окруж­но­го су­да тол­пе бы­ло нема­ло и тех, на ко­го да­же на­хо­дя­щий­ся под стра­жей гу­ру на­во­дил под­со­зна­тель­ный ми­сти­че­ский ужас. И слу­шая этих лю­дей, мож­но бы­ло сде­лать вы­вод, что Аса­ха­ра по-преж­не­му умуд­ря­ет­ся кон­тро­ли­ро­вать их со­зна­ние. А они, са­ми то­го не же­лая, оста­ют­ся его адеп­та­ми. «Я уве­рен, что эта про­кля­тая ис­то­рия ни­ко­гда не за­кон­чит­ся. Я не ду­маю, что в ней уже мож­но ста­вить точ­ку», – за­явил Хи­ро­ю­ку На­га­ока, один из ак­ти­ви­стов, бо­ров­ших­ся с сек­той в се­ре­дине 1990-х и пе­ре­жив­ший не од­но по­ку­ше­ние на его жизнь со сто­ро­ны сек­тан­тов. Сви­де­тельств то­го, что Хи­ро­ю­ку На­га­ока прав и «Аум Син­ри­кё» ни­ку­да не ис­чез­нет, вполне до­ста­точ­но. По­ли­цей­ские обыс­ки, про­во­ди­мые се­го­дня в мо­лель- ных до­мах «Аум Син­ри­кё», по­ка­зы­ва­ют, что там по-преж­не­му ви­сят ги­гант­ские порт­ре­ты Аса­ха­ры. «Суд не вник в на­ши до­во­ды и ме­ха­ни­че­ски вос­про­из­вел мне­ние про­ку­ра­ту­ры. Это бес­смыс­лен­ный при­го­вор, и мы его немед­лен­но об­жа­лу­ем», – за­явил глав­ный ад­во­кат Аса­ха­ры Оса­му Ва­та­на­бэ. В усло­ви­ях Япо­нии про­цесс апел­ля­ций мо­жет рас­тя­нуть­ся на мно­гие го­ды, ко­то­рые для япон­цев ста­нут кос­вен­ным под­твер­жде­ни­ем то­го, что с «ве­ли­ким и ужас­ным» Аса­ха­рой ни­че­го по­де­лать нель­зя.

Вер­ти­каль вла­сти Сё­ко Аса­ха­ры

Сё­ко Аса­ха­ра ро­дил­ся в 1955 го­ду на юж­ном япон­ском ост­ро­ве Кю­сю в се­мье мел­ко­го тор­гов­ца со­ло­мен­ны­ми ци­нов­ка­ми и был под­сле­по­ват от рож­де­ния. Зва­ли его Тид­зуо, а ро­до­вая фа­ми­лия бы­ла са­мой обык­но­вен­ной – Ма­цу­мо­то (что-то вро­де Сос­нов­ский в пе­ре­во­де на рус­ский). Рас­ска­зы­ва­ют, что ма­лень­кий ин­ва­лид с дет­ства был оби­жен на судь­бу. Не ис­клю­че­но, что имен­но по­это­му пер­вым объ­ек­том сво­ей ме­сти он впо­след­ствии вы­брал го­ро­док с на­зва­ни­ем, на­по­ми­на­ю­щим о его соб­ствен­ной фа­ми­лии, – Ма­цу­мо­то). В Ин­тер­на­те для сле­пых Тид­зуо осво­ил иг­ло­ука­лы­ва­ние и мас­саж. Имен­но там бу­ду­щий про­рок впер­вые узнал о ми­сти­че­ских уче­ни­ях Юж­ной Азии и Ти­бе­та, к ко­то­рым боль­шин­ство япон­цев ин­те­ре­са не ис­пы­ты­ва­ют. По­на­ча­лу мо­ло­дой мас­са­жист при­тор­го­вы­вал спир­то­вой на­стой­кой на ман­да­ри­но­вых ко­роч­ках, ко­то­рой при­пи­сы­вал ма­ги­че­ские свой­ства. За вра­че­ва­ние без ди­пло­ма он чуть бы­ло не уго­дил в тюрь­му, но ин­ва­ли­да по­жа­ле­ли, и Тид­зуо со­здал шко­лу для лю­би­те­лей йо­ги, по­сте­пен­но пре­вра­тив­шу­ю­ся в клуб ми­сти­ков. Имен­но то­гда ему при­шла в го­ло­ву мысль сде­лать­ся про­ро­ком. Сме­нив по­сты­лое ро­до­вое имя на Сё­ко Аса­ха­ра («Си­я­ю­щий свет в до­лине ко­ноп­ли»), кан­ди­дат в про­ро­ки уехал в Индию. Из­вест­но, что там он встре­чал­ся с да­лай-ла­мой, ез­дил на ме­сто пре­кра­ще­ния зем­ной жиз­ни Буд­ды. Спу­стив­шись с Гималаев, он со­здал соб­ствен­ную ре­ли­гию – вна­ча­ле «Об­ще­ство гор­ной ис­ти­ны», а за­тем «Уче­ние ис­ти­ны Аум» («Аум Син­ри­кё»). Док­три­на Аса­ха­ры пред­став­ля­ла со­бой «ад­ский кок­тейль» из пе­ре­вран­ных, на­дер­ган­ных и не­ред­ко про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу по­ло­же­ний и прин­ци­пов раз­ных ре­ли­гий. Так, уми­ро­тво­ря­ю­щая буд­дий­ская идея бес­ко­неч­ных пе­ре­рож­де­ний при­об­ре­ла у него не свой­ствен­ную ей кро­во­жад­ность. От­ри­ца­ние окон­ча­тель­но­сти смер­ти по­мог­ло Аса­ха­ре убе­дить его бо­е­ви­ков в том, что убий­ство про­тив­ни­ка или греш­ни­ка – не пре­ступ­ле­ние, а пе­ре­вод за­блуд­шей ду­ши в дру­гое качество. На жар­гоне сек­ты «мо­крое де­ло» так и на­зы­ва­лось – «поа» (в пе­ре­во­де с сан­скри­та – «пу­те­ше­ствие ду­ши»). Из хри­сти­ан­ско-иу­дей­ской тра­ди­ции Аса­ха­ра пе­ре­нял до­ве­ден­ный до аб­сур­да культ про­ро­ка-мес­сии и идею Апо­ка­лип­си­са. Свою ис­те­ри­че­скую ве­ру в ско­рый ко­нец све­та и «По­след­нюю вой­ну добра и зла» гу­ру за­ме­шал на мод­ных пред­ска­за­ни­ях Но­стра­да­му­са. По­ло­жен­ное в на­зва­ние его сек­ты сло­во «Аум» бы­ло по­за­им­ство­ва­но у древ­них ин­дий­цев. Это со­сто­я­щее из трех букв сло­во кто-то пе­ре­во­дит как «про­шлое-на­сто­я­щее-бу­ду­щее», кто-то – как «рож­де­ни­е­смерть-жизнь». Свою ор­га­ни­за­цию Аса­ха­ра вы­стро­ил как жест­кую вер­ти­каль вла­сти. Ниж­ний этаж об­ра­зо­ва­ли со­чув­ству­ю­щие, ко­то­рые по­се­ща­ют мо­лель­ные до­ма, снаб­жа­ют сек­ту по­жерт­во­ва­ни­я­ми и по­пол­ня­ют ее бой­ца­ми. Вто­рой этаж со­ста­ви­ли глав­ные удар­ные си­лы – мо­на­хи са­ма­на (древ­ние буд­ди­сты на­зы­ва­ли так свои мо­на­ше­ские об­щи­ны). По­слуш­ни­ки са­ма­на по­ры­ва­ли с се­мья­ми и от­ка­зы­ва­лись от жиз­нен­но­го успе­ха «на граж­дан­ке»,

что­бы по­про­бо­вать себя в фан­та­сти­че­ском ми­ре Аса­ха­ры. Же­на Аса­ха­ры по­на­ча­лу от­но­си­лась к де­я­тель­но­сти му­жа неодоб­ри­тель­но. Ей не нра­ви­лось, что он це­лы­ми дня­ми не бы­ва­ет до­ма, за­ни­ма­ясь де­ла­ми «Аум Син­ри­кё». В 1988 го­ду меж­ду су­пру­га­ми про­изо­шла шум­ная ссо­ра, по­сле ко­то­рой Аса­ха­ра при­го­во­рил То­мо­ко к 50 дням ли­ше­ния све­та. Все это вре­мя То­мо­ко Ма­цу­мо­то про­ве­ла в пол­ной тем­но­те в на­глу­хо за­пер­той ком­на­те. Что­бы сло­мить во­лю же­ны, Аса­ха­ра рас­по­ря­дил­ся да­вать ей нар­ко­ти­ки. По­сле окон­ча­ния 50-днев­ной пыт­ки же­на Аса­ха­ры ста­ла его са­мой вер­ной по­сле­до­ва­тель­ни­цей и за­ня­лась про­из­вод­ством ви­део­ма­те­ри­а­лов и ани­ма­ци­он­ных филь­мов для сек­тант­ско­го агит­про­па. К на­ча­лу 1990-х Аса­ха­ра по­пы­тал­ся бы­ло ле­галь­но вой­ти во власть, од­на­ко из это­го ни­че­го не по­лу­чи­лось. Он бро­сил огром­ные сред­ства на пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, но все за­кон­чи­лось уни­зи­тель­ным про­ва­лом. В пар­ла­мент не про­шли ни он, ни его вы­дви­жен­цы. Имен­но то­гда на волне чу­до­вищ­ной оби­ды гу­ру ре­шил: гре­хов­ный мир не по­нял предо­став­лен­но­го ему шан­са и дол­жен уме­реть. Че­рез под­став­ные фир­мы сек­та за­ку­пи­ла тон­ны ядо­хи­ми­ка­тов для из­го­тов­ле­ния отрав­ля­ю­щих ве­ществ. Из­го­тов­ле­ние за­ри­на и нерв­но-па­ра­ли­ти­че­ско­го га­за VX шло пол­ным хо­дом на глав­ной ба­зе «Аум Син­ри­кё», у под­но­жия свя­щен­ной для япон­цев го­ры Фуд­зи­я­ма. По стра­те­ги­че­ско­му пла­ну отрав­ля­ю­щие ве­ще­ства пред­по­ла­га­лось рас­пы­лить над То­кио, убив сра­зу несколь­ко де­сят­ков ты­сяч че­ло­век. По­сле это­го от­ря­ды сек­тан­тов-смерт­ни­ков долж­ны бы­ли за­хва­тить пра­ви­тель­ствен­ные зда­ния и пар­ла­мент. Аса­ха­ра осо­бо не за­ду­мы­вал­ся над тем, что де­лать даль­ше, – к то­му вре­ме­ни он сам убе­дил себя в том, что ко­нец све­та бли­зок. Ощу­ще­ние на­сту­па­ю­ще­го кон­ца све­та сва­ли­лось на япон­цев 20 мар­та 1995 го­да, ко­гда «Аум Син­ри­кё» устро­и­ла га­зо­вую ата­ку в то­кий­ском мет­ро. По ны­неш­ним страш­ным рос­сий­ским мер­кам для «ка­та­стро­фы ве­ка» жертв бы­ло немно­го – 11 уби­тых. Прав­да, еще око­ло пя­ти ты­сяч че­ло­век по­па­ли в спи­сок отрав­лен­ных – у ко­го про­сто сле­зи­лись гла­за, а кто-то стал ин­ва­ли­дом на всю жизнь. Для япон­цев это бы­ло шо­ком. В сво­бод­ное вре­мя лю­ди ста­ли по боль­шей ча­сти си­деть до­ма, а ес­ли и вы­хо­ди­ли на ули­цу, то пуг­ли­во огля­ды­ва­лись по сто­ро­нам и по­до­зри­тель­но всмат­ри­ва­лись в ли­ца про­хо­жих. Би­ле­ты на кон­цер­ты и обо­жа­е­мые здеш­ней пуб­ли­кой бейс­боль­ные мат­чи про­да­ва­лись с неве­ро­ят­ным тру­дом – да­же ко­гда вы­сту­па­ли звез­ды, за­лы и ста­ди­о­ны бы­ли пу­сты­ми или по­лу­пу­сты­ми. Ор­га­ни­за­ция ата­ки в то­кий­ской под­зем­ке ста­ла глав­ным пунк­том сре­ди 13 об­ви­не­ний, предъ­яв­лен­ных Аса­ха­ре. К сча­стью, во вре­мя той ата­ки апо­сто­лы Аса­ха­ры на­пу­та­ли с кон­цен­тра­ци­ей отрав­ля­ю­ще­го ве­ще­ства. Ес­ли бы рас­твор был по­гу­ще, чис­ло по­кой­ни­ков ис­чис­ля­лось бы ты­ся­ча­ми.

При­ка­за­но вы­жить

Сра­зу по­сле тер­ак­та в мет­ро След­ствен­ное управ­ле­ние об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти Япо­нии ста­ло ве­сти де­ло к то­му, что­бы за­пре­тить «Аум Син­ри­кё» на ос­но­ве при­ня­то­го еще в 1952 го­ду ан­ти­ком­му­ни­сти­че­ско­го за­ко­на о под­рыв­ных ор­га­ни­за­ци­ях. Ес­ли бы его то­гда при­ве­ли в дей­ствие, то ор­га­ни­за­ции Аса­ха­ры се­го­дня не су­ще­ство­ва­ло бы. Од­на­ко кру­тая ме­ра не про­шла. Ре­ли­ги­оз­ные ор­га­ни­за­ции ка­те­го­ри­че­ски осу­ди­ли са­му идею «за­пре­та ве­ры и идео­ло­гии». Их под­дер­жа­ли оп­по­зи­ци­он­ные пар­тии и вли­я­тель­ные си­лы в пар­ла­мен­те, не же­ла­ю­щие ссо­рить­ся с дей­ству­ю­щи­ми в Япо­нии церк­вя­ми, ко­то­рые неожи­дан­но вста­ли на за­щи­ту «Аум». Про­тив за­пре­та ор­га­ни­за­ции Аса­ха­ры вы­сту­пи­ли да­же неко­то­рые вли­я­тель­ные чле­ны пра­вя­щей Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии. В ито­ге вла­сти ис­пу­га­лись шум­ных про­те­стов со сто­ро­ны ли­бе­ра­лов, ком­му­ни­стов и пра­во­за­щит­ни­ков, гро­зив­ших «дой­ти до ООН». Все огра­ни­чи­лось тюрь­мой для преж­ней вер­хуш­ки «Аум» и су­деб­ны­ми при­го­во­ра­ми о вы­пла­те ком­пен­са­ций ее жерт­вам. Понеся ощу­ти­мые по­те­ри, «Аум» не по­гиб­ла: ес­ли в пе­ри­од рас­цве­та ее чис­лен­ность со­став­ля­ла око­ло 30 ты­сяч че­ло­век, то сей­час их оста­лось пол­то­ры ты­ся­чи. Од­на­ко ру­ко­вод­ство сек­ты это не сму­ща­ет. Оно ис­хо­дит из из­вест­но­го прин­ци­па «во­юй не чис­лом, а уме­ни­ем». Мас­шта­бы де­я­тель­но­сти «Аум Син­ри­кё» про­сто изум­ля­ют. Мо­ло­дые и энергичные ру­ко­во­ди­те­ли недо­би­той ор­га­ни­за­ции сми­рен­но вы­пла­чи­ва­ют все ком­пен­са­ции жерт­вам Аса­ха­ры – а это 960 мил­ли­о­нов иен. Столь вну­ши­тель­ная сум­ма их ни­сколь­ко не сму­ща­ет, посколь­ку до­хо­ды «Аум» с лих­вой по­кры­ва­ют из­держ­ки. Толь­ко в зоне То­кио сек­та со­зда­ла око­ло со­ро­ка под­став­ных ком­па­ний. Мо­ло­дые япон­цы не могут вы­ло­жить две-три ты­ся­чи дол­ла­ров за по­след­ние мо­де­ли ком­пью­те­ров. Ну а по­слуш­ни­ки «Аум» со­би­ра­ют их из де­ше­вых де­та­лей и про­да­ют с неправ­до­по­доб­ны­ми скид­ка­ми. Как пра­ви­ло, пер­со­нал их ма­га­зи­нов и ма­стер­ских да­же не по­лу­ча­ет зар­пла­ты. Вот вам и весь нехит­рый сек­рет «Аум Син­ри­кё» как пре­успе­ва­ю­ще­го эко­но­ми­че­ско­го пред­при­я­тия.

«До­ро­гой гос­по­дин Ло­бов»

Ис­то­рия про­ник­но­ве­ния «Аум Син­ри­кё» в Рос­сию на­чи­на­ет­ся в кон­це 1991 го­да. Се­го­дня уже по­чти ни­кто не пом­нит, что од­ним из пер­вых ре­ше­ний рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства ста­ло ре­ше­ние о со­зда­нии так на­зы­ва­е­мо­го Рос­сий­ско-япон­ско­го уни­вер­си­те­та (РЯУ), рас­по­ло­жив­ше­го­ся в ве­ли­че­ствен­ном ста­рин­ном особ­ня­ке по ад­ре­су Пет­ров­ка, 14, и с пер­во­го дня сво­е­го су­ще­ство­ва­ния ока­зав­ше­го­ся под па­тро­на­том сверд­лов­ско­го дру­га Ель­ци­на Оле­га Ло­бо­ва, став­ше­го пре­зи­ден­том РЯУ. 13 но­яб­ря 1991 го­да Бо­рис Ель­цин под­пи­сал по­ста­нов­ле­ние Пра­ви­тель­ства РСФСР № 2, по­свя­щен­ное про­бле­мам рос­сий­ско-япон­ских от­но­ше­ний, в ко­то­ром Гос­ко­ми­му­ще­ству бы­ло по­ру­че­но раз­ме­стить РЯУ по вы­ше­ука­зан­но­му ад­ре­су. В по­ста­нов­ле­нии так­же го­во­ри­лось, что по усло­ви­ям ма­те­ри­аль­но-бы­то­во­го обес­пе­че­ния и ме­ди­цин­ско­го об­слу­жи­ва­ния со­труд­ни­ки РЯУ «при­рав­ни­ва­ют­ся к со­от­вет­ству­ю­щим ка­те­го­ри­ям ра­бот­ни­ков ор­га­нов го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния РСФСР». По за­мыс­лу его со­зда­те­лей, РЯУ дол­жен был стать мощ­ным пы­ле­со­сом, вы­тя­ги­ва- ющим из Япо­нии ин­ве­сти­ции на бла­го на­чи­нав­ших­ся в России ры­ноч­ных ре­форм. Здесь же, на Пет­ров­ке, 14, на пло­ща­ди 221,3 квад­рат­ных мет­ра впо­след­ствии рас­по­ло­жи­лось пред­ста­ви­тель­ство «Аум Син­ри­кё». Вско­ре по­сле со­зда­ния РЯУ вы­яс­ни­лось, что осто­рож­ный япон­ский биз­нес в Рос­сию не спе­шит. И то­гда на сце­ну вы­шел че­ло­век, дав­ший по­нять, что мо­жет со­вер­шить чу­до и про­лить над из­мож­ден­ной де­ся­ти­ле­ти­я­ми ком­му­низ­ма стра­ной зо­ло­той дождь. Этим ма­гом ока­зал­ся Сё­ко Аса­ха­ра со сво­и­ми апо­сто­ла­ми в раз­но­цвет­ных пи­жа­мах-уни­фор­мах. Из пись­ма Сё­ко Аса­ха­ры Оле­гу Ло­бо­ву, да­ти­ро­ван­но­го 24 ок­тяб­ря 1992 го­да: «До­ро­гой Олег Ива­но­вич! Я очень бла­го­да­рен Вам за ту под­держ­ку, ко­то­рую Вы и чле­ны ру­ко­вод­ства япон­ско­го фон­да ока­за­ли нам в ор­га­ни­за­ции фи­ли­а­ла «Аум Син­ри­кё» в России... На­де­юсь уви­деть Вас в бли­жай­шем бу­ду­щем. Ис­кренне Ваш, Сё­ко Аса­ха­ра». Аса­ха­ра сра­зу внес в ло­бов­ский уни­вер­си­тет око­ло 5 млн дол­ла­ров и энер­гич­но стал рас­ши­рять свое при­сут­ствие в охва­чен­ной ха­о­сом быв­шей сверх­дер­жа­ве. Непо­сред­ствен­но в России «Аум Син­ри­кё» по­тра­ти­ла око­ло 50 млн дол­ла­ров на те­ле­ви­зи­он­ную и га­зет­ную ре­кла­му, оклей­ку мос­ков­ско­го мет­ро брос­ки­ми пла­ка­та­ми, а так­же на под­но­ше­ния и по­куп­ки. В России с ее лю­бо­вью к чу­де­сам ре­ши­ли, что это и есть тот са­мый доб­рый вол­шеб­ник. По­сле то­го как сек­тан­ты вы­шли на Ло­бо­ва, быв­ше­го в раз­ные го­ды ви­це­пре­мье­ром, ми­ни­стром эко­но­ми­ки, сек­ре­та­рем Со­ве­та без­опас­но­сти, а так­же пред­се­да­те­лем экс­перт­но­го со­ве­та при пра­ви­тель­стве, а за­тем при пре­зи­ден­те, зна­ком­ства на выс­шем уровне за­вя­зы­ва­лись на удив­ле­ние лег­ко. Го­во­рят, что «син­ри­кёв­цы» чуть бы­ло не встре­ти­лись с са­мим Ель­ци­ным, ко­то­ро­го в по­след­ний мо­мент рос­сий­ская сто­ро­на за­ме­ни­ла на ви­це-пре­зи­ден­та Алек­сандра Руц­ко­го. В мар­те 1992 го­да Аса­ха­ра имел бе­се­ду с пред­се­да­те­лем то­гдаш­не­го Вер­хов­но­го Со­ве­та Русла­ном Хас­бу­ла­то­вым. Кон­так­ты бы­ли на­ла­же­ны и с ве­ду­щи­ми на­уч­ны­ми цен­тра­ми, вклю­чая Ин­сти­тут им. Кур­ча­то­ва. Как по­ка­за­ло япон­ское след­ствие, в России сек­тан­ты бы­ли на­столь­ко о ше­лом­ле­ны все­до­ступ­но­стью, что ста­ли все­рьез по­ду­мы­вать, а не ку­пить ли им здесь соб­ствен­ную ядер­ную бом­бу. Имя Оле­га Ло­бо­ва впер­вые офи­ци­аль­но про­зву­ча­ло в То­кио в свя­зи с де­лом «Аум Син­ри­кё» 23 ап­ре­ля 1997 го­да, ко­гда быв­ший «шеф раз­вед­ки» сек­тан­тов Еси­хи­ро Иноуэ дал по­ка­за­ния в су­де. Япон­ское ин­фор­ма­ци­он­ное агент­ство «Ки­о­до Цу­син», ссы­ла­ясь на них, рас­про­стра­ни­ло ин­фор­ма­цию, со­глас­но ко­то­рой осе­нью 1993 го­да Ло­бов яко­бы пе­ре­дал «Аум» тех­но­ло­гию про­из­вод­ства за­ри­на, по­лу­чив за это в Па­ри­же 10 млн иен (око­ло 100 тыс. дол­ла­ров). На до­про­се в Ген­про­ку­ра­ту­ре Ло­бов ка­те­го­ри­че­ски от­ри­цал факт по­лу­че­ния взят­ки. Пред­став­ший перед су­дом во вто­рой по­ло­вине 1990-х еще один член выс­ше­го ру­ко­вод­ства «Аум», глав­ный врач сек­ты Икуо Ха­я­си, так­же сви­де­тель­ство­вал, что до­ку­мен­та­ция по про­из­вод­ству за­ри­на бы­ла куп­ле­на чле­на­ми сек­ты в 1993 го­ду. По его сло­вам, чле­ны сек­ты за­пла­ти­ли Оле­гу Ло­бо­ву за тех­но­ло­гию про­из­вод­ства за­ри­на 10 млн иен. Та­ким об­ра­зом, в по­ка­за­ни­ях Икуо Ха­я­си фи­гу­ри­ру­ет та же сум­ма, что и в по­ка­за­ни­ях Еси­хи­ро Иноуэ. По­сле это­го рос­сий­ские ге­не­ра­лы неод­но­крат­но от­ри­ца­ли са­му воз­мож­ность «рус­ско­го сле­да» в бур­ной во­ен­но-хи­ми­че­ской де­я­тель­но­сти япон­ских ре­ли­ги­оз­ных фа­на­ти­ков. Пы­та­ясь вся­че­ски от­кре­стить­ся от «Аум» по­сле тер­ак­та в то­кий­ском мет­ро, рос­сий­ские во­ен­ные ссы­ла­лись на ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в ми­ре тех­но­ло­гии из­го­тов­ле­ния за­ри­на. Сам Олег Ло­бов в од­ном из ин­тер­вью не без оби­ды на «раз­ду­тую во­круг это­го де­ла шу­ми­ху» про­ком­мен­ти­ро­вал свои свя­зи с «Аум Син­ри­кё» так: «Дей­стви­тель­но, я встре­чал­ся с Аса­ха­рой. Но пра­ви­тель­ство Япо­нии, их спец­служ­бы долж­ны бы­ли пре­ду­пре­дить ме­ня, ес­ли уж он та­кой нехо­ро­ший че­ло­век». В об­щем, во всем ви­но­ва­ты ока­за­лись япон­ские вла­сти. К по­ка­за­ни­ям вид­ных сек­тан­тов не про­яви­ла ин­те­ре­са и ФСБ. То­гда ее пред­ста­ви­те­ли от­ме­ти­ли, что япон­ская си­сте­ма след­ствия – мно­го­днев­ные бес­пре­рыв­ные до­про­сы – на­прав­ле­на на то, что­бы за­ста­вить по­до­зре­ва­е­мо­го со­знать­ся в том, что бы­ло и че­го не бы­ло. Кро­ме то­го, ФСБ, су­дя по все­му, со­чла убе­ди­тель­ным объ­яс­не­ние рос­сий­ских экс­пер­тов, что за­рин мо­жет се­го­дня сде­лать каж­дый сту­дент-хи­мик чет­вер­то­го кур­са. Од­на­ко на это япон­ская сто­ро­на воз­ра­жа­ла: в са­мом де­ле, су­ще­ству­ет бо­лее 100 спо­со­бов син­те­за это­го отрав­ля­ю­ще­го ве­ще­ства. Од­на­ко толь­ко в быв­шем СССР и в тай­ных ла­бо­ра­то­ри­ях Аса­ха­ры его по­че­му-то де­ла­ли од­ним и тем же спо­со­бом.

Ку­мир рос­сий­ской прес­сы

Бур­ная де­я­тель­ность «Аум Син­ри­кё» в России по­на­ча­лу раз­во­ра­чи­ва­лась на крайне бла­го­при­ят­ном для нее ин­фор­ма­ци­он­но-про­па­ган­дист­ском фоне, со­здан­ном для Сё­ко Аса­ха­ры и его по­сле­до­ва­те­лей ни­че­го не по­до­зре­вав­ши­ми ве­ду­щи­ми рос­сий­ски­ми СМИ. Без­услов­но, ска­за­лись и нема­лые вло­же­ния сек­ты в ре­клам­ную кам­па­нию. В ито­ге бле­ю­щий про­рок стал ре­гу­ляр­но по­яв­лять­ся на тре­тьем ка­на­ле рос­сий­ско­го те­ле­ви­де­ния со сво­и­ми «ме­ди­та­тив­ны­ми мо­лит­ва­ми». Цен­траль­ные га­зе­ты за­по­ло­ни­ли ма­те­ри­а­лы, ав­то­ры ко­то­рых вза­хлеб рас­ска­зы­ва­ли о но­вом чу­дес­ном спо­со­бе до­стичь гар­мо­нии с окру­жа­ю­щим ми­ром. Так, в ста­тье «Аум Син­ри­кё» – до­ро­га к сча­стью», опуб­ли­ко­ван­ной в од­ной по­пу­ляр­ной га­зе­те, ав­тор опи­сы­вал по­се­ще­ние от­крыв­ше­го­ся цен­тра «Аум Син­ри­кё» на Звёзд­ном буль­ва­ре, в двух ша­гах от ВДНХ, в сле­ду­ю­щих вы­ра­же­ни­ях: «Ес­ли срав­ни­вать с обыч­но угрю­мы­ми ли­ца­ми на­ших со­граж­дан, то мож­но ска­зать, что в «Аум» я встре­ти­ла счаст­ли­вых лю­дей». В ста­тье при­во­ди­лись «мно­го­чис­ленн­ные при­ме­ры чу-

Рос­сий­ско-япон­ский уни­вер­си­тет в Москве на Пет­ров­ке, ко­то­ро­му по­кро­ви­тель­ство­вал Олег Ло­бов

По­сле то­го как 20 мар­та 1995 го­да в то­кий­ском мет­ро был рас­пы­лен нерв­но-па­ра­ли­ти­че­ский газ, япон­ская по­ли­ция впер­вые за­дер­жа­ла неко­то­рых членов сек­ты (на фо­то)

Олег Ло­бов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.