Знак бе­ды

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - COBEPШEHHO CEKPETHO - Ири­на МАСТЫКИНА Пуб­ли­ка­ция 2001 го­да

До­цент фа­куль­те­та мо­ле­ку­ляр­но-био­ло­ги­че­ской фи­зи­ки и за­ме­сти­тель де­ка­на по ра­бо­те с млад­ши­ми кур­са­ми Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич Ма­тю­хин охот­но да­вал со­ве­ты вся­ко­му, кто в этом нуж­дал­ся. Он раз­ре­шал зво­нить ему да­же сре­ди но­чи. Как-то вес­ной на сво­их се­ми­на­рах при­звал сту­ден­тов бо­роть­ся с сек­су­аль­ным воз­буж­де­ни­ем. Маль­чиш­ки без кон­ца бе­га­ли к нему за по­мо­щью, и он, ме­ди­ти­руя, вы­хо­дил на связь с Цен­тром управ­ле­ния ин­фор­ма­ци­ей, и ему со­об­ща­ли: по­мощь по­сла­на. Но в кон­це про­шло­го го­да об­сто­я­тель­ства вы­ну­ди­ли его «уй­ти в под­по­лье», он не вы­хо­дит из до­ма и об­ща­ет­ся по те­ле­фо­ну ис­клю­чи­тель­но с чле­на­ми сво­ей груп­пы, в ко­то­рой оста­лось че­ло­век во­семь – де­сять, са­мых пре­дан­ных Де­лу сво­е­го Учи­те­ля, ко­то­ро­го они на­зы­ва­ют «из­бран­ни­ком бо­жьим». Го­да че­ты­ре на­зад се­ми­нар до­цен­та Ма­тю­хи­на со­би­рал пол­ную ла­бо­ра­то­рию его уче­ни­ков – за­ни­ма­лись они в ту пору ис­клю­чи­тель­но на­у­кой. Но по­том как-то ста­ли все даль­ше и даль­ше от нее от­хо­дить. Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич все­гда ин­те­ре­со­вал­ся ло­зо­ход­че­ством и вли­я­ни­ем па­ра­мет­ров био­по­ля че­ло­ве­ка на раз­лич­ные пред­ме­ты. Он да­же со­здал для это­го специальный при­бор и пе­ре­ори­ен­ти­ро­вал свою се­ми­нар­скую ра­бо­ту. – Но экс­пе­ри­мен­ты на био­по­ле че­ло­ве­ка ста­ви­лись гру­бо, кон­до­во, и вско­ре те­ма­ти­ка эта от­па­ла, – го­во­рит быв­ший сту­дент Ма­тю­хи­на, те­перь ас­пи­рант физ­те­ха Алексей А. – А вот ма­ят­ни­ко­вая те­ма­ти­ка, на­обо­рот, за­хва­ты­ва­ла все боль­ше. Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич при­вя­зы­вал к паль­цу нит­ку с гру­зом и пы­тал­ся по­сред­ством ко­ле­ба­ний ма­ят­ни­ка опре­де­лить свой­ства пред­ме­тов. Так он ис­сле­до­вал ико­ны, фо­то­гра­фии зна­ко­мых, дру­гие неоду­шев­лен­ные объ­ек­ты... Он ведь был по­сле­до­ва­те­лем уче­ния Сер­гея Ла­за­ре­ва о по­ле­вой струк­ту­ре че­ло­ве­ка. Дос­ко­наль­но изу­чил его кни­гу «Ди­а­гно­сти­ка кар­мы», мно­го над ней ра­бо­тал и счи­тал, что про­дви­нул­ся го­раз­до даль­ше. До по­ры до вре­ме­ни за­ня­тия но­си­ли без­обид­ный ха­рак­тер. Но по­том Ма­тю­хин стал за­ни­мать­ся чем-то вро­де ок­куль­тиз­ма, и здра­во­мыс­ля­щие ре­бя­та из его ла­бо­ра­то­рии ушли. На­уч­ный се­ми­нар пре­кра­тил свое су­ще­ство­ва­ние. На­ча­лись обыч­ные сбо­ри­ща, к на­у­ке от­но­ше­ния не име­ю­щие... Ес­ли бы не скан­дал, воз­мож­но, об «увле­че­ни­ях» Ма­тю­хи­на ни­кто из ру­ко­вод­ства МФТИ и не узнал бы. Ува­жа­е­мый, ком­пе­тент­ный пе­да­гог, с хо­ро­шим чув­ством юмо­ра, ни­ка­ких стран­но­стей за ним от­ро­дясь не на­блю­да­лось. Но вот к од­но­му из «се­ми­на­ри­стов» Ма­тю­хи­на – Се­ре­же С. – при­е­ха­ла ба­буш­ка. При­вез­ла вну­ку к сес­сии до­маш­них раз­но­со­лов. А уви­дев его, ах­ну­ла: ис­ху­дал, гла­за слов­но стек­лян­ные, безо вся­ко­го вы­ра­же­ния, с баб­кой не раз­го­ва­ри­ва­ет, огры­за­ет­ся: «Ты че­го сю­да при­пер­лась?» Сум­ки, полные хар­чей, на­от­рез от­ка­зал­ся брать: «Нам та­кое нель­зя». При­шлось ба­бу­ле, про­де­лав­шей ра­ди лю­би­мо­го вну­ка труд­ный путь на по­ез­де да на по­пут­ках, пот­че­вать со­ле­нья­ми и ва­ре­нья­ми его со­курс­ни­ков, к «сек­тант­ству» от­но­ше­ния не име­ю­щих. Кста­ти, са­ми «сек­тан­ты» на­зы­ва­ют себя не ина­че, как чле­на­ми груп­пы или «по­ле­ви­ка­ми». Бу­дем так на­зы­вать их и мы. Ба­буш­ка ока­за­лась очень ре­ши­тель­ной. Две неде­ли за­ни­ма­лась до­зна­ни­ем, со­би­рая ин­фор­ма­цию о груп­пе, до­шла до рек­то­ра­та, где да­же не по­до­зре­ва­ли, что в сте­нах их про­слав­лен­но­го ву­за про­ис­хо­дит та­кое! Се­ми­нар-то на­чи­нал­ся в семь-во­семь ве­че­ра, ко­гда ин­сти­тут­ские ауди­то­рии пу­сте­ли. Что­бы как-то по­га­сить скан­дал, не вы­но­сить сор из из­бы, Ма­тю­хи­на для на­ча­ла с долж­но­сти за­ме­сти­те­ля де­ка­на сня­ли. Но за­пре­тить ему пре­по­да­вать по­ка не ре­ши­лись. Не ста­ли тро­гать и его се­ми­нар... – За че­ты­ре го­да су­ще­ство­ва­ния се­ми­на­ра, – рас­ска­зы­ва­ет один из быв­ших чле­нов груп­пы тре­тье­курс­ник Пётр А., – па­ра­пси­хо­ло­ги­че­ские тео­рии Ма­тю­хи­на ме­ня­лись чуть ли не каж­дый ме­сяц. Я по­ни­мал с са­мо­го на­ча­ла, что к на­у­ке это име­ет лишь кос­вен­ное от­но­ше­ние, но ме­ня за­ин­те­ре­со­вал изоб­ре­тен­ный Ма­тю­хи­ным при­бор, чи­та­ю­щий мыс­ли че­ло­ве­ка. И я стал хо­дить к нему. Ма­тю­хин рас­ска­зы­вал нам про ин­фор­ма­ци­он­ный мир, или, как го­во­рят ве­ру­ю­щие лю­ди, мир ду­хов­ный, ко­то­рый со­сто­ит из ин­фор­ма­ции без ма­те­ри­аль­но­го но­си­те­ля. Им, мол, управ­ля­ет Бог. Го­во­рил он и о том, что, со­глас­но тео­рии Ла­за­ре­ва, по­сле­до­ва­те­лем ко­то­ро­го он сам был, че­ло­век стра­да­ет от­то­го, что в его по­ле­вой струк­ту­ре, то есть в окру­жа­ю­щем че­ло­ве­ка био­по­ле, несу­щем о нем пол­ную ин­фор­ма­цию, из-за непра­виль­но­го по­ве­де­ния и мыш­ле­ния по­яв­ля­ют­ся де­фек­ты. И при­чи­на их в при­вяз­ках: к ма­те­ри­аль­но­му ми­ру, ма­те­ри­аль­ным цен­но­стям, от­но­ше­ни­ям с дру­ги­ми людь­ми... Все это на­до уби­рать. Как? У Ма­тю­хи­на су­ще­ство­ва­ла своя тео­рия. Но пре­жде чем мы пе­ре­шли к ней, он стал учить нас им са­мим же при­ду­ман­ным ме­то­дам по­зна­ния ми­ра... Пер­вое вре­мя ме­то­ды эти бы­ли до ба­наль­но­сти про­сты. Тре­бо­вал­ся толь­ко ма­ят­ник (ве­рев­ка с гру­зом) и ли­сток бу­ма­ги, раз­де­лен­ный чер­той на­двое. С од­ной сто­ро­ны – «да», с дру­гой – «нет». Сту­дент дол­жен был мыс­лен­но за­да­вать во­про­сы, за­тем пе­ре­би­рать, опять же про себя, ва­ри­ан­ты от­ве­тов и на­блю­дать, в ка­кую сто­ро­ну от­кло­нит­ся ма­ят­ник. В ос­нов­ном, ко­неч­но, всех ин­те­ре­со­ва­ло здо­ро­вье и вза­и­мо­от­но­ше­ния в се­мье. По­том Ма­тю­хин услож­нил за­да­ние. Он на­чер­тил на бу­ма­ге шка­лу с про­цен­та­ми. Так, он счи­тал, бу­дет бо­лее по­нят­но, ка­кая при­вяз­ка силь­нее за­тя­ги­ва­ет че­ло­ве­ка и боль­ше ему вре­дит. Поз­же ввел ло­га­риф­ми­че­ские шка­лы, гра­фи­ки и так да­лее. До­шло до то­го, что ни один по­сту­пок чле­ны груп­пы не мог­ли со­вер­шить, не «по­со­ве­то­вав­шись» с ма­ят­ни­ком! На­при­мер, од­но­му пар­ню, Ан­то­ну Б., по­нра­ви­лась де­вуш­ка. Он – мгно­вен­но за ма­ят­ник. Тот по­ка­зал, что де­вуш­ка то­же ис­пы­ты­ва­ет к Ан­то­ну чув­ства. И па­рень рас­тру­бил это по все­му ин­сти­ту­ту. А ко­гда ин­фор­ма­ция до­шла до той сту­дент­ки, она устро­и­ла пар­ню жут­кий скан­дал! Кста­ти, этот же Ан­тон так увлек­ся ра­бо­той с ма­ят­ни­ком, что за­бро­сил уче­бу. На на один из эк­за­ме­нов, сдать ко­то­рый ему дол­жен был по­мочь Ма­тю­хин, про­сто не явил­ся – по­сти­гал мир. По­сле это­го бед­ня­гу от­чис­ли­ли из ин­сти­ту­та, из об­ще­жи­тия вы­гна­ли, и па­рень стал бом­же­вать. Спал где при­дет­ся, ел что при­дет­ся, толь­ко бы не про­пус­кать «се­ми­на­ры». – Осе­нью 1998 го­да встре­чаю его – по­мя­то­го, невме­ня­е­мо­го, – про­дол­жа­ет Пётр А. – Го­во­рит мне: «Слу­шай, у тво­ей ма­мы есть ка­кие-ни­будь цен­ные ве­щи? Про­да­вай­те и за­ку­пай­те ту­шен­ку! Вла­ди­ми­ру Дмит­ри­е­ви­чу да­ли ин­фор­ма­цию, что в Москве ско­ро нач­нет­ся го­лод! Вы­жи­вут те, кто за­па­сет­ся кон­сер­ва­ми!» Я к то­му вре­ме­ни се­ми­на­ры уже не по­се­щал, по­это­му очень уди­вил­ся, как там все быст­ро пе­ре­ме­ни­лось. Лю­бо­пыт­ство взя­ло верх, и по­сле го­дич­но­го пе­ре­ры­ва я сно­ва при­шел в ла­бо­ра­то­рию к Ма­тю­хи­ну. Те­перь там по­се­ре­дине сто­ял боль­шой стол, и каж­дое за­ня­тие чле­ны груп­пы пи­ли за ним чай и об­суж­да­ли раз­ные «по­ле­вые де­ла». Се­ми­нар так и на­зы­вал­ся – «По­ле­вые ме­то­ды». Все раз­го­во­ры кон­спек­ти­ро­ва­лись в боль­шом ам­бар­ном жур­на­ле. Я сра­зу об­ра­тил вни­ма­ние на из­ме­не­ние тех­ни­ки при­е­ма ин­фор­ма­ции. Ни­ка­ко­го ма­ят­ни­ка не бы­ло уже и в по­мине. Те­перь все при­ни­ма­ли ин­фор­ма­цию «на­пря­мую от Бо­га», то есть ме­ди­ти­руя. Ес­ли, вой­дя в кон­такт, узна­ва­ли, к при­ме­ру, что «поч­ки у вас бо­лят из-за при­стра­стия к сек­су», то долж­ны бы­ли об этой мир­ской ра­до­сти на­прочь за­быть... По­на­ча­лу, счи­та­ет Пе­тя, се­ми­на­ры про­хо­ди­ли от­но­си­тель­но без­вред­но для здо­ро­вья ре­бят. Но по­том Ма­тю­хин ре­шил за­нять­ся вра­че­ва­ни­ем. И стал учить это­му сво­их под­опеч­ных. Ме­ди­ци­ну он за на­у­ку не счи­тал. Утвер­ждал, что все мож­но вы­пра­вить на «по­ле­вом уровне», чер­пая ин­фор­ма­цию из ду­хов­но­го ми­ра. Раз­ре­шит Бог снять боль, Ма­тю­хин пе­ре­даст это боль­но­му, то­му и ста­нет лег­че. Ес­ли речь идет, ко­неч­но, о пси­хо­со­ма­ти­че­ских, вну­шен­ных бо­лях. На хро­ни­че­ских боль­ных по­доб­ные трю­ки не дей­ство­ва-

ли. Хо­ро­шо, они это быст­ро по­ня­ли и до­ро­гу в ла­бо­ра­то­рию Ма­тю­хи­на за­бы­ли. Но сам он, уве­ро­вав в свою тео­рию, ре­шил не оста­нав­ли­вать­ся на до­стиг­ну­том. Взял­ся за ле­че­ние тя­же­лых неду­гов. Са­мый пер­вый и са­мый дли­тель­ный опыт, по дан­ным из физ­те­ха, он про­во­дил над ре­бен­ком сво­ей род­ствен­ни­цы. У маль­чи­ка в ран­нем воз­расте раз­ви­лась зло­ка­че­ствен­ная опу­холь сет­чат­ки гла­за. Вра­чи кон­ста­ти­ро­ва­ли, что бо­лезнь еще не очень за­пу­ще­на и, уда­лив глаз, ре­бен­ка мож­но спа­сти. Пред­ло­жи­ли и хи­мио­те­ра­пию. Но Ма­тю­хин уго­ва­ри­вал род­ствен­ни­цу ле­чить сы­на у него. Жен­щи­на все же со­гла­си­лась на курс хи­мио­те­ра­пии. И по­сле него, по дан­ным ме­ди­ков Он­ко­цен­тра на Ка­шир­ском шос­се, опу­холь зна­чи­тель­но умень­ши­лась. Ма­тю­хин и это су­мел ис­тол­ко­вать в свою поль­зу: ме­ди­ци­на здесь ни при чем, я снял с маль­чи­ка грязь, бо­лезнь и от­сту­пи­ла. Уве­рен­ность Ма­тю­хи­на, как ни стран­но, по­дей­ство­ва­ла на мать, и она до­ве­ри­ла ему ле­че­ние сы­на. Ле­чил Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич, как все­гда, по­лу­чая ин­фор­ма­цию из кос­ми­че­ско­го Цен­тра управ­ле­ния. Узна­вал о де­фек­тах в по­ле­вой струк­ту­ре ре­бен­ка и устра­нял их. Несмот­ря на это, бо­лезнь вдруг рез­ко обост­ри­лась – Ма­тю­хин спи­сал ухуд­ше­ние со­сто­я­ния маль­чи­ка на неудач­ную ра­бо­ту на ка­на­ле. И сно­ва ме­ди­ти­ро­вал... Те­перь уже вме­сте с ма­те­рью, обу­чен­ной «по­ле­вым» пре­муд­ро­стям. Вре­ме­на­ми опу­холь дей­стви­тель­но умень­ша­лась, и Ма­тю­хин, в ка­че­стве до­ка­за­тель­ства сво­их по­бед, де­мон­стри­ро­вал ре­бен­ка на се­ми­на­рах. До тех пор, по­ка бо­лезнь не на­ча­ла необ­ра­ти­мо про­грес­си­ро­вать. Толь­ко то­гда не­счаст­ная мать по­ня­ла, ка­кую ошиб­ку со­вер­ши­ла, и по­мча­лась к ме­ди­кам. Но «по­ле­ви­ков» по­ра­же­ние Учи­те­ля не разо­ча­ро­ва­ло. На­про­тив, они рас­ска­зы­ва­ли всем, что Ма­тю­хин сам 56 раз переболел ра­ком и все­гда вы­ле­чи­вал­ся... Го­во­рят, пре­по­да­ва­тель фи­зи­ки пы­тал­ся ле­чить и дру­гие бо­лез­ни. На­при­мер, вы­звал­ся по­мочь со­се­ду. Очень уж пло­хо ему ста­ло но­чью – то ли ги­пер­то­ни­че­ский криз, то ли ин­сульт. Ма­тю­хин «по­ра­бо­тал на ка­на­ле», и со­се­ду непо­сти­жи­мым об­ра­зом по­лег­ча­ло. Вра­чей ре­ши­ли не вы­зы­вать. А че­рез пол­ча­са за­пла­кан­ная со­сед­ка со­об­щи­ла, что муж ее при­ка­зал дол­го жить... В ин­сти­ту­те по­го­ва­ри­ва­ют, что Ма­тю­хин не поз­во­лил ле­чить­ся в боль­ни­це да­же соб­ствен­но­му сы­ну – на­столь­ко фа­на­тич­но уве­ро­вал в свою тео­рию. По­сле дав­ней че­реп­но-моз­го­вой трав­мы тот скон­чал­ся от кро­во­из­ли­я­ния в мозг. По­сле смер­ти сы­на у Ма­тю­хи­на воз­ник­ла идея его вос­кре­ше­ния. Он при­ду­мал но­вую тео­рию, свя­зан­ную с за­ра­ба­ты­ва­ни­ем ре­сур­са. Для это­го на­до вы­пол­нить ра­бо­ту, ко­то­рую даст Центр, и то­гда с по­мо­щью по­лу­чен­но­го ре­сур­са мож­но уже воз­вра­щать сы­на к жиз­ни. Ма­тю­хин всем сво­им «се­ми­на­ри­стам» вну­шал мысль, что, «слу­жа Бо­гу, мож­но об­ре­сти жизнь веч­ную», стать бес­смерт­ным. И его уче­ни­ки все­рьез ве­ри­ли, что «из­бран­ник Бо­жий» де­ла­ет из них, ра­бов, лич­но­сти... В по­след­ние го­да пол­то­ра «кры­ша по­еха­ла» чуть ли не у по­ло­ви­ны «по­ле­ви­ков». По бре­до­вым тео­ри­ям Учи­те­ля, лег­ко вну­ша­е­мые маль­чиш­ки и дев­чон­ки долж­ны бы­ли от мно­го­го от­ка­зать­ся. На­при­мер, им за­пре­ща­лось при­тра­ги­вать­ся ко всем про­дук­там, кро­ме ке­фи­ра, про­сто­ква­ши, шо­ко­ла­да, зе­фи­ра, кон­фет, неко­то­рых ово­щей и фрук­тов. (Один из ме­ди­ков, к ко­то­ро­му мы об­ра­ти­лись за кон­суль­та­ци­ей, объ­яс­нил: «Со­дер­жа­ще­е­ся в дан­ном на­бо­ре про­дук­тов боль­шое ко­ли­че­ство глю­ко­зы и ка­као ве­дет к вы­ра­бот­ке эн­дор­фи­нов – внут­рен­них, соб­ствен­ных нар­ко­ти­че­ских ве­ществ. Они нужны ор­га­низ­му для адап­та­ции к стрес­со­вым си­ту­а­ци­ям, но при их из­быт­ке от­ме­ча­ет­ся «отуп­ля­ю­щий» эф­фект. Как ре­зуль­тат – сни­жен­ная эмо­ци­о­наль­ность, некри­тич­ность, непри­я­тие про­блем. На­ли­цо – ущерб пси­хи­че­ско­му здо­ро­вью че­ло­ве­ка».) В пер­спек­ти­ве пла­ни­ро­ва­лось от­ка­зать­ся от пищи во­об­ще. О сек­се так­же сле­до­ва­ло за­быть, хо­тя на се­ми­на­рах, го­во­рят, Ма­тю­хин очень лю­бил об­суж­дать сек­су­аль­ные про­бле­мы сво­их вос­пи­тан­ни­ков. По од­ной из теорий, чле­нам груп­пы не ре­ко­мен­до­ва­лось мыть­ся. «По­ле­ви­ки» рез­ко со­кра­ти­ли по­треб­ле­ние мы­ла. И это отбивает охоту близ­ко об­щать­ся с ни­ми. Са­ми же уче­ни­ки Ма­тю­хи­на на по­доб­ные ме­ло­чи вни­ма­ния не об­ра­ща­ют. Сей­час они ждут, ко­гда те­ла их ста­нут неве­со­мы­ми – на­столь­ко ор­га­низ­мы очи­сти­лись. В свя­зи с этим «по­ле­ви­кам» за­пре­ще­но об­щать­ся с окру­жа­ю­щи­ми, гряз­ны­ми людь­ми. И во­об­ще, ука­зы­ва­ет Учи­тель, на ули­цу луч­ше вы­хо­дить по­ре­же. Посколь­ку на­у­ка себя из­жи­ла, с уче­бой необ­хо­ди­мо по­кон­чить. Из всей груп­пы в физ­те­хе оста­лась од­на Ры­жая, Же­ня С., – она по­лу­чи­ла осо­бые ука­за­ния Цен­тра. Но са­мое страш­ное во всей этой ис­то­рии – ни­кто из груп­пы не име­ет пра­ва счи­тать себя до­че­рью или сы­ном, от­цом или ма­те­рью. Это то­же при­вяз­ка. По­это­му с лю­би­мы­ми и до­ро­ги­ми людь­ми необ­хо­ди­мо порвать. «По­ле­вик» не дол­жен ду­мать, чув­ство­вать, им все­гда бу­дет ру­ко­во­дить го­лос свер­ху... Сколь­ко сер­дец раз­би­ла эта по­след­няя за­по­ведь Учи­те­ля! Ведь в груп­пе две се­мей­ные жен­щи­ны – Же­ня С. и Со­ня П., у ко­то­рой че­ты­рех­ме­сяч­ный ре­бе­нок. Их му­жья, то­же из физ­те­ха, иг­но­ри­ро­ва­ли се­ми­на­ры, по­это­му ка­сать­ся сво­их «чи­стых» жен пра­ва не име­ют. Как лю­би­ли друг дру­га вто­ро­курс­ни­ца Со­неч­ка и тре­тье­курс­ник Ни­ки­та! Со­ня с пер­во­го кур­са по­се­ща­ла се­ми­на­ры Ма­тю­хи­на, но, посколь­ку ни­ка­ких из­ме­не­ний к худ­ше­му Ни­ки­та не за­ме­чал, он не за­пре­щал ей ни «по­лу­чать ин­фор­ма­цию», ни «по­сы­лать по­мощь». А вско­ре Со­ня и са­ма ре­ши­ла уй­ти от Вла­ди­ми­ра Дмит- ри­е­ви­ча. Ис­пу­га­лась: ведь любовь – это при­вяз­ка, а Со­ня не хо­те­ла от нее из­бав­лять­ся, очень лю­би­ла Ни­ки­ту. Они по­же­ни­лись. В на­ча­ле сен­тяб­ря 2000 го­да на свет по­явил­ся Да­нил­ка. Ко­гда Ни­ки­та за­би­рал же­ну и сы­на из род­до­ма, счаст­ли­вее его не бы­ло на све­те че­ло­ве­ка. А поз­же при­шел счет за пе­ре­го­во­ры по мо­биль­но­му те­ле­фо­ну, ко­то­рый ро­ди­те­ли да­ва­ли Соне в па­ла­ту, – две­сти дол­ла­ров, око­ло вось­ми ча­сов раз­го­во­ров! Все сра­зу по­ня­ли: Со­ня об­ща­лась с Ма­тю­хи­ным. Из до­ма (ее ро­ди­те­ли жи­вут в Лю­бер­цах, МФТИ – в Дол­го­пруд­ном) Со­ня то­же украд­кой зво­ни­ла сво­е­му на­став­ни­ку. А ко­гда в ок­тяб­ре мо­ло­дая се­мья пе­ре­еха­ла в сту­ден­че­ское об­ще­жи­тие в Дол­го­пруд­ный, во­об­ще ча­са­ми «ви­се­ла» на те­ле­фоне. К по­лу­но­чи она остав­ля­ла ре­бен­ка на Ни­ки­ту и ухо­ди­ла к со­сед­ке – Ире К., у ко­то­рой был те­ле­фон. Ира и ее муж Се­рё­жа М. вме­сте по­се­ща­ли се­ми­на­ры до­цен­та. По­это­му их не тро­га­ли. А вот Ни­ки­та не про­яв­лял к тео­ри­ям спа­се­ния ми­ра ни­ка­ко­го ин­те­ре­са. Ка­кой же он спут­ник Соне? Это Ма­тю­хин при лю­бой воз­мож­но­сти ста­рал­ся вну­шить мо­ло­дой жен­щине. И она на­ча­ла под­да­вать­ся. Ре­ши­ла сно­ва по­се­щать се­ми­на­ры. Ни­ки­та чув­ство­вал за со­бой ви­ну перед се­мьей – ма­ло бы­вал до­ма, воз­вра­щал­ся позд­но, по­то­му что учил­ся, ра­бо­тал – и от­ка­зать Соне не смог. И вот по втор­ни­кам с се­ми до де­ся­ти ве­че­ра с Да­нил­кой си­де­ла по­дру­га, по пят­ни­цам Ни­ки­та во­зил­ся с сы­ном сам. При этом ноч­ные от­луч­ки же­ны не за­кон­чи­лись. Ни­ки­та не вы­тер­пел, вы­ска­зал жене свое недо­воль­ство. С тех пор мир и со­гла­сие по­ки­ну­ли мо­ло­дую се­мью. А од­на­ж­ды Со­ня, вер­нув­шись с се­ми­на­ра, за­яви­ла му­жу: «Все! Те­перь твои ин­те­ре­сы – это твои ин­те­ре­сы, а мои – толь­ко мои. Мы мо­жем друг дру­га не лю­бить, но жить ра­ди сы­на вме­сте бу­дем. Так мно­гие сей­час де­ла­ют! На­при­мер, Ира с Се­рё­жей». Ни­ки­та был в шо­ке. Со­ню слов­но под­ме­ни­ли. Гла­за пу­стые, ни­ка­ко­го ин­те­ре­са ни к му­жу, ни к сы­ну. От­ка­за­лась го­то­вить, по­то­му что «по­ле­ви­кам» за­пре­ще­но ка­сать­ся мя­са. От­но­ше­ния су­пру­гов обост­ри­лись. Ро­ди­те­ли то­же очень пе­ре­жи­ва­ли. И од­на­ж­ды ре­ши­ли увез­ти дочь с вну­ком в Лю­бер­цы, по­даль­ше от «сек­ты». «Опе­ра­ция» бы­ла на­зна­че­на на втор- ник. Но в вос­кре­се­нье ве­че­ром Ни­ки­та, вер­нув­шись в об­ще­жи­тие, за­стал та­кую кар­ти­ну: сын за­хо­дит­ся кри­ком в кро­ват­ке – мок­рый, голодный, а Со­ни нет. Не вы­дер­жав, он по­шел к Ире К. Со­ня в ко­ри­до­ре раз­го­ва­ри­ва­ла по те­ле­фо­ну с Ма­тю­хи­ным. – Я тут же по­зво­нил Со­ни­ным ро­ди­те­лям, – рас­ска­зы­ва­ет Ни­ки­та. – По­про­сил: уве­зи­те ее зав­тра. Бо­ял­ся, что не вы­дер­жу, и не знал, чем это все обер­нет­ся. На сле­ду­ю­щий день ро­ди­те­ли при­е­ха­ли в Дол­го­пруд­ный. Со­ня в рез­кой фор­ме по­про­си­ла их не лезть в ее лич­ную жизнь. Вла­ди­мир Ни­ко­ла­е­вич, Со­нин па­па, не сдер­жал­ся... Он очень стра­дал. В ито­ге в Лю­бер­цы Со­ню все-та­ки увез­ли... Там она упре­ка­ла Ни­ки­ту в том, что не за­щи­тил от от­ца, на­зы­ва­ла пре­да­те­лем, не под­пус­ка­ла к себе. А вско­ре во­об­ще за­яви­ла, что боль­ше не лю­бит его. «По­до­нок» и «тварь» – са­мые мяг­кие сло­ва, ко­то­ры­ми она его на­зы­ва­ла. Ни­ки­та со­брал дру­зей и по­шел с ни­ми в ла­бо­ра­то­рию – вы­яс­нять от­но­ше­ния с Ма­тю­хи­ным. «Что вы сде­ла­ли с мо­ей же­ной?! У нас бы­ла та­кая любовь, а те­перь от се­мьи не оста­лось ни-че-го!» – кри­чал он «из­бран­ни­ку Бо­жье­му». Ма­тю­хин пред­по­чел ре­ти­ро­вать­ся. Ско­рее все­го, Соне со­об­щи­ли о де­бо­ше в ла­бо­ра­то­рии, и, по­ка ни­ко­го не бы­ло до­ма, она с Да­нил­кой сбе­жа­ла в Дол­го­пруд­ный. Без ве­щей. Ни­ки­та то­же вер­нул­ся в об­ще­жи­тие. Ма­ло ли что. Да­нил­ка ведь...

Но са­мое страш­ное во всей этой ис­то­рии – ни­кто из груп­пы не име­ет пра­ва счи­тать себя до­че­рью или сы­ном, от­цом или ма­те­рью. Это то­же при­вяз­ка. По­это­му с лю­би­мы­ми и до­ро­ги­ми людь­ми необ­хо­ди­мо порвать.

– Как толь­ко я вер­нул­ся в Дол­го­пруд­ный, ко мне чуть ли не каж­дый день ста­ла за­хо­дить Ира К., – про­дол­жа­ет Ни­ки­та. – Тре­бо­ва­ла оста­вить Со­ню в по­кое, ина­че у ме­ня бу­дут про­бле­мы. Со­ня жи­ла у Иры, и я несколь­ко раз бу­я­нил в ее ком­на­те, тре­бо­вал от­дать мне ре­бен­ка, как-то си­лой за­та­щил Со­ню в на­шу ком­на­ту – по­го­во­рить. Но Со­ня по­про­си­лась в туа­лет и – ис­чез­ла. Я остал­ся с го­лод­ным Да­нил­кой на ру­ках и не знал, что де­лать. По­том же­на ко­го-то при­сла­ла за сы­ном... Сна­ча­ла Со­ня не хо­те­ла, что­бы я ви­дел­ся с ре­бен­ком, по­том передумала, и каж­дый ве­чер Ира ста­ла пе­ре­да­вать мне Да­нил­ку – ми­нут на два­дцать. А вско­ре Со­ня по­тре­бо­ва­ла, опять же че­рез Иру, дать ей раз­вод. Я от­ка­зал­ся. Но, ду­маю, жить нам с ней боль­ше вме­сте не при­дет­ся... Сколь­ко мож­но тер­петь угро­зы и про­кля­тия! Сна­ча­ла они зво­ни­ли нам и оскорб­ля­ли, а не­дав­но по­зво­ни­ли со­сед­ке ро­ди­те­лей Со­ни – опять грязь и угро­зы... Зна­е­те, сколь­ко у ме­ня бы­ло драк с Ирой! Од­на­ж­ды она швыр­ну­ла в ме­ня то­пор, по­том схва­ти­ла гвоз­до­дер. С Со­ней мы то­же... Из-за Да­нил­ки. Я бы его очень хо­тел у нее за­брать, но ме­ня уже ме­сяц не впус­ка­ют в ком­на­ту Иры... При­шлось Ни­ки­те и ро­ди­те­лям Со­ни об­ра­тить­ся за по­мо­щью к од­но­му из ува­жа­е­мых пре­по­да­ва­те­лей МФТИ – до­цен­ту ка­фед­ры об­щей фи­зи­ки Вла­ди­ми­ру Алек­сан­дро­ви­чу Ов­чин­ки­ну. Все очень пе­ре­жи­ва­ли, здо­ров ли маль­чик, как с ним об­ра­ща­ют­ся. Ов­чин­ки­ну Ира дверь от­кры­ла, но, уви­дев Ни­ки­ту и Со­ни­ну род­ню, всту­пи­ла в пе­ре­пал­ку. За­кон­чи­лось все по­та­сов­кой. – И смех и грех, – го­во­рит Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич. – На сле­ду­ю­щий день мои кол­ле­ги то­же бы­ло по­сме­я­лись. Но по­сле звон­ка Иры на ка­фед­ру – она при­гро­зи­ла мне та­ким же де­бо­шем, ка­кой буд­то бы устро­ил у нее я, – ста­ло не до сме­ха. Я еще раз по­том хо­дил к этой да­ме – то­же Со­ни­ны ро­ди­те­ли с Ни­ки­той по­про­си­ли. Но Со­ня спря­та­лась, и мы вер­ну­лись ни с чем. Раз­ве что сно­ва «об­ме­ня­лись лю­без­но­стя­ми». От ма­тю­хин­ских «сек­тан­тов» во­об­ще труд­но до­бить­ся адек­ват­ной ре­ак­ции. Хо­тя все они и на­зы­ва­ют себя «по­ле­ви­ка­ми», чле­на­ми груп­пы, это са­мая на­сто­я­щая сек­та. Все призна­ки на­ли­цо. Пре­жде все­го – де­струк­тив­ный ха­рак­тер, ко­то­рый раз­ру­ша­ет пси­хи­ку. Че­ло­век пе­ре­ста­ет спать, по­чти ни­че­го не ест, ча­са­ми ме­ди­ти­ру­ет. Уход в дру­гой мир ста­но­вит­ся для него чем-то вро­де нар­ко­ти­ка. У всех адеп­тов – их око­ло де­ся­ти – на­прочь от­сут­ству­ет кри­ти­че­ская са­мо­оцен­ка. Их от­ве­ты ало­гич­ны или агрес­сив­ны. Все огра­ни­че­ния в груп­пе то­же как в сек­те – кон­такт с ро­ди­те­ля­ми и близ­ки­ми за­пре­щен, уста­нов­ки на раз­ру­ше­ние се­мей... Ро­ди­те­ли Со­ни очень пе­ре­жи­ва­ют за здо­ро­вье уже по­чти пя­ти­ме­сяч­но­го Да­нил­ки. По­ни­ма­ют, что ма­лыш фак­ти­че­ски за­бро­шен. Со­ня с ним ред­ко гу­ля­ет, счи­та­ет, что сы­ну воз­ду­ха хва­та­ет и в ком­на­те. А там про­жи­ва­ют пять че­ло­век. По мне­нию ме­ди­ков, ре­бе­нок, с ко­то­рым ро­ди­те­ли не за­ни­ма­ют­ся, осо­бен­но в пер­вый год его жиз­ни, силь­но от­ста­ет в пси­хо­мо­тор­ном раз­ви­тии: не «гу­лит», по­чти не улы­ба­ет­ся, эмо­ции у него не раз­ви­ты. Кро­ме то­го, из-за ку­ре­ния ма­те­ри – а оно очень по­ощ­ря­ет­ся в сек­те – у него мо­жет раз­вить­ся ма­ло­кро­вие. Это под­твер­жда­ет­ся и на при­ме­ре Ири­но­го сы­на Ко­сти­ка, ко­то­ро­му один год и три ме­ся­ца, но на се­го­дняш­ний день его раз­ви­тие оста­но­ви­лось на уровне один­на­дца­ти­ме­сяч­но­го ре­бен­ка. Он по­чти не го­во­рит – лишь от­дель­ные сло­ги, так­же ма­ло­эмо­ци­о­на­лен... Что мо­жет по­лу­чить сын от ма­мы-зом­би? Кста­ти, как-то од­но­го из «по­ле­ви­ков» в ин­сти­ту­те так и на­зва­ли, на что Ма­тю­хин дал офи­ци­аль­ный от­вет: «Это не зом­би, это осо­бый вид вы­ра­же­ния ли­ца, ко­то­рое вы не по­ни­ма­е­те». Чле­нов груп­пы тре­во­жат слу­хо­вые гал­лю­ци­на­ции, кто­то ре­гу­ляр­но ви­дит ауры окру­жа­ю­щих лю­дей, кто-то на пол­ном се­рье­зе со­би­ра­ет­ся стро­ить ле­та­ю­щую та­рел­ку, один пар­ниш­ка по при­ме­ру Учи­те­ля го­тов вос­кре­шать мерт­ве­цов. «Сдвиг» за­ме­тен да­же по их внеш­не­му ви­ду – за­стыв­шие, слов­но у по­кой­ни­ков, ли­ца, вы­тя­ну­тые вдоль ту­ло­ви­ща ру­ки сжа­ты в ку­ла­ки. Про­яв­лять соб­ствен­ные чув­ства и мыс­ли «по­ле­ви­ки» не могут. От сво­е­го име­ни то­же не име­ют пра­ва го­во­рить: ли­бо сло­ва Бо­га, ли­бо сло­ва Ма­тю­хи­на, ко­то­рый по­сто­ян­но кон­тро­ли­ру­ет сво­их под­опеч­ных. По име­ни друг дру­га в груп­пе дав­но уже ни­кто не на­зы­ва­ет. Ис­клю­чи­тель­но по но­ме­рам. Ма­тю­хин у них, есте­ствен­но, Пер­вый. – Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич про­сто ду­хов­но боль­ной че­ло­век! – вы­ска­зал­ся один из кол­лег Ма­тю­хи­на. – Все его же­ла­ния – след­ствия бо­лез­ни, а тео­рии – та­кая ме­ша­ни­на! По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство сту­ден­тов МФТИ от­но­сят­ся к нему, как к пси­хи­че­ски боль­но­му, пре­по­да­ва­те­ли то­же. Лишь немно­гие жа­ле­ют. На­чаль­ство... Сна­ча­ла его сня­ли с долж­но­сти за­ме­сти­те­ля де­ка­на по ра­бо­те с млад­ши­ми кур­са­ми. Че­рез несколь­ко лет, ко­гда скан­дал вы­шел за сте­ны ин­сти­ту­та, от­стра­ни­ли и от пре­по­да­ва­ния, на­зна­чив слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние. И ес­ли адеп­ты «сек­ты» ра­ду­ют­ся при­об­ре­тен­ной из­вест­но­сти – они да­же от­кры­ли свой сайт в Ин­тер­не­те, то для ру­ко­вод­ства МФТИ та­кая сла­ва со­мни­тель­на. Слу­хи о том, что в МФТИ су­ще­ству­ет сек­та, рас­тек­лись уже по все­му Под­мос­ко­вью. Но толь­ко по­сле ста­тьи до­цен­та МФТИ Вла­ди­ми­ра Ов­чин­ки­на «На физ­тех при­шла бе­да» в дол­го­пру днен­ской га­зе­те Ма­тю­хин, яко­бы по­лу­чив ука­за­ние свы­ше, за­пер­ся до­ма. А чле­ны груп­пы те­перь со­би­ра­ют­ся у Иры в об­ще­жи­тии – са­дят­ся в кру­жок, свя­зы­ва­ют­ся по те­ле­фо­ну со сво­им Учи­те­лем и ме­ди­ти­ру­ют. Все «се­ми­на­ри­сты» зна­ют осо­бый те­ле­фон­ный код. Осталь­ным до Вла­ди­ми­ра Дмит­ри­е­ви­ча те­перь не до­брать­ся. Он очень за­нят. Как го­во­рят его уче­ни­ки, ме­ди­ти­ру­ет по шест­на­дцать ча­сов в сут­ки, оче­вид­но, за­ра­ба­ты­вая ре­сурс для спа­се­ния ми­ра. А ко­му спа­сать ис­ка­ле­чен­ных им ре­бят?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.