По­след­нее за­да­ние Пер­сея

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей ЛЕ­ВИН Пуб­ли­ка­ция 2009 го­да

Из­вест­но, что со­вет­ская раз­вед­ка бы­ла непло­хо осве­дом­ле­на о Ман­х­эт­тен­ском про­ек­те – про­грам­ме со­зда­ния аме­ри­кан­ской атом­ной бом­бы. Один из ис­точ­ни­ков был раз­об­ла­чён по­чти шесть­де­сят лет на­зад: в на­ча­ле 1950 го­да бри­тан­ские спец­служ­бы аре­сто­ва­ли по об­ви­не­нию в шпи­о­на­же Клау­са Фук­са, ко­то­рый в 1933 го­ду бе­жал из на­цист­ской Гер­ма­нии и поз­же по­лу­чил бри­тан­ское граж­дан­ство. В 1944–1946 го­дах он был со­труд­ни­ком тео­ре­ти­че­ско­го от­де­ла аме­ри­кан­ско­го ядер­но­го цен­тра в Лос-Ала­мо­се, США, где ве­лась раз­ра­бот­ка атом­но­го ору­жия. Фукс со­знал­ся, что в 1945 го­ду пе­ре­дал со­вет­ско­му аген­ту по­дроб­ные све­де­ния о прин­ци­пе дей­ствия и кон­струк­ции пер­вой аме­ри­кан­ской атом­ной бом­бы. Фукс со­об­щил так­же, что по­сле воз­вра­ще­ния в Ве­ли­ко­бри­та­нию ле­том 1946 го­да и вступ­ле­ния в долж­ность на­чаль­ни­ка тео­ре­ти­че­ско­го от­де­ла атом­но­го цен­тра в Ха­ру­эл­ле он несколь­ко раз встре­чал­ся с ещё од­ним со­вет­ским связ­ни­ком (сей­час из­вест­но, что это был круп­ный раз­вед­чик Алек­сандр Фек­ли­сов, скон­чав­ший­ся в ок­тяб­ре 2007 го­да). 1 мар­та 1950 го­да Фукс вы­слу­шал при­го­вор – 14 лет тюрь­мы. До­сроч­но осво­бож­дён­ный в июне 1959 го­да, он уехал в ГДР, где со вре­ме­нем стал за­ме­сти­те­лем ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та ядер­ной физики, ака­де­ми­ком. Быв­ший ру­ко­во­ди­тель тео­ре­ти­че­ско­го от­де­ла в Лос-Ала­мо­се, на­чаль­ник Фук­са, ве­ли­кий учё­ный Ганс Бе­те как-то ска­зал, что Фукс – един­ствен­ный лич­но из­вест­ный ему фи­зик, ре­аль­но из­ме­нив­ший ход ми­ро­вой ис­то­рии.

Везунчик Холл

У со­вет­ской раз­вед­ки в Лос-Ала­мо­се был ещё один ин­фор­ма­тор: Те­одор Эл­вин Холл, фи­зик-экс­пе­ри­мен­та­тор, са­мый мо­ло­дой на­уч­ный со­труд­ник Ман­х­эт­тен­ско­го про­ек­та. Сын ев­рея-скор­ня­ка из Нью-Йор­ка, он че­тыр­на­дца­ти лет от роду по­сту­пил в Ко­лум­бий­ский уни­вер­си­тет, а в во­сем­на­дцать окон­чил Гар­вард. С ян­ва­ря 1944 го­да он ра­бо­тал в Лос-Ала­мо­се, где в со­вер­шен­стве изу­чил ме­тод им­пло­зии – на­прав­лен­но­го внутрь взры­ва, сжав­ше­го плу­то­ни­е­вые сег­мен­ты пер­вой атом­ной бом­бы до сверх­кри­ти­че­ско­го со­сто­я­ния и тем са­мым за­пу­стив­ше­го цеп­ную ре­ак­цию. С осе­ни 1944 го­да он снаб­жал со­вет­скую раз­вед­ку цен­ной ин­фор­ма­ци­ей об аме­ри­кан­ском атом­ном про­ек­те. Сей­час из­вест­но, что Холл и Фукс дей­ство­ва­ли неза­ви­си­мо, ни один из них не по­до­зре­вал о су­ще­ство­ва­нии парт­не­ра. В даль­ней­шем Хол­лу по­вез­ло боль­ше – во вся­ком слу­чае судь­ба убе­рег­ла его от тюрь­мы. Холл окон­чил Чи­каг­ский уни­вер­си­тет, за­щи­тил дис­сер­та­цию по био­фи­зи­ке и по­лу­чил ра­бо­ту в нью-йорк­ском Ин­сти­ту­те он­ко­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний име­ни Сло­ана и Кет­те­рин­га. В 1962 го­ду он пе­ре­брал­ся в Ве­ли­ко­бри­та­нию в зна­ме­ни­тую Ка­вен­диш­скую ла­бо­ра­то­рию при Кем­бридж­ском уни­вер­си­те­те. В Аме­ри­ку он воз­вра­щать­ся не стал. Имя Хол­ла вы­плы­ло лишь в се­ре­дине 1990-х го­дов, по­сле то­го как был об­на­ро­до­ван рас­шиф­ро­ван­ный в рам­ках про­ек­та «Ве­но­на» ра­порт на имя на­чаль­ни­ка внеш­ней раз­вед­ки НКВД ге­не­рал-лей­те­нан­та П.М. Фи­ти­на, где со­об­ща­лось о встре­че Хол­ла и Кур­на­ко­ва. Прав­да, в опуб­ли­ко­ван­ной то­гда вер­сии имя Хол­ла ста­ра­тель­но вы­ма­ра­ли (он фи­гу­ри­ро­вал и в дру­гих ма­те­ри­а­лах «Ве­но­ны», но под клич­кой Млад). Од­на­ко жур­на­ли­сты его быст­ро вы­чис­ли­ли по при­ве­дён­ным био­гра­фи­че­ским дан­ным – та­лант­ли­вый фи­зик, 19 лет, сын скор­ня­ка, за­кон­чил Гар­вард. В 1997 го­ду Джо­зеф Ол­брайт и Мар­сия Кан­стел опуб­ли­ко­ва­ли кни­гу с по­дроб­ным рас­ска­зом о тай­ной де­я­тель­но­сти Хол­ла. В бе­се­дах с ав­то­ра­ми он прак­ти­че­ски при­знал­ся в со­де­ян­ном, но не на­столь­ко пря­мо, что­бы его мож­но бы­ло при­влечь к су­ду.

са­мый цен­ный агент

В 1992 го­ду от­став­ной пол­ков­ник КГБ Вла­ди­мир Чи­ков на­чал пе­ча­тать вос­по­ми­на­ния о де­лах тех дав­них дней. В част­но­сти, он утвер­ждал, что со­вет­ская раз­вед­ка име­ла в Лос-Ала­мо­се ещё од­но­го аген­та, спря­тан­но­го под клич­кой Пер­сей. Со­глас­но Чи­ко­ву, сна­ча­ла ему при­сво­и­ли ко­до­вое имя Ар­тур Фил­динг. С тех пор не за­ти­ха­ют спо­ры, су­ще­ство­вал ли Пер­сей на са­мом де­ле. В де­шиф­ров­ках «Ве­но­ны» он не по­ми­на­ет­ся, од­на­ко в них фи­гу­ри­ру­ет агент по клич­ке Перс. Од­ни экс­пер­ты уве­ре­ны в под­лин­но­сти Пер­сея, дру­гие считают его ми­фом. Позд­нее Чи­ков вро­де от­кре­стил­ся от него, од­на­ко ис­кренне ли? С дру­гой сто­ро­ны, в ап­ре­ле 1994 го­да су­ще­ство­ва­ние Пер­сея под­твер­ди­ла рос­сий­ская Служ­ба внеш­ней раз­вед­ки, а в ок­тяб­ре ана­ло­гич­ное за­яв­ле­ние сде­лал за­вер­бо­вав­ший его агент Мор­рис Ко­эн. До сих пор этот во­прос так и не за­крыт. В 2009 го­ду в США вы­шла кни­га «Ядер­ный экс­пресс: по­ли­ти­че­ская ис­то­рия бом­бы и её рас­про­стра­не­ния», на­пи­сан­ная быв­ши­ми раз­ра­бот­чи­ка­ми аме­ри­кан­ско­го атом­но­го ору­жия То­ма­сом Ри­дом и Дэн­ни Стилл­ма­ном. Рид и Стилл­ман убеж­де­ны, что Пер­сей, он же Ар­тур Фил­динг (они пред­по­чи­та­ют имен­но эту клич­ку), – от­нюдь не вы­дум­ка Чи­ко­ва. По их мне­нию, этот че­ло­век дей­стви­тель­но ра­бо­тал в Лос-Ала­мо­се и за­ни­мал там вид­ные долж­но­сти очень дол­го, вплоть до вы­хо­да на пен­сию. Бо­лее то­го, они утвер­жда­ют, что зна­ют его на­сто­я­щее имя. Стилл­ман вс­по­ми­на­ет да­же, что в се­ре­дине 1990-х он вы­чис­лил Фил­дин­га и со­об­щил о нём в от­де­ле­ние ФБР в Сан­та-Фе. Од­на­ко со­труд­ник, ко­то­ро­му Стилл­ман рас­ска­зал о сво­их по­до­зре­ни­ях, за­бо­лел, а по­сле вы­здо­ров­ле­ния его пе­ре­ве­ли в дру­гой го­род, и де­ло хо­да не по­лу­чи­ло. Посколь­ку Ар­ту­ра Фил­дин­га боль­ше нет в жи­вых, ав­то­ры «Ядер­но­го экс­прес­са» не считают се­бя впра­ве от­крыть тай­ну его лич­но­сти. По мне­нию Ри­да и Стилл­ма­на, Фил­динг, по­доб­но Фук­су и Хол­лу, со­труд­ни­чал с со­вет­ской раз­вед­кой ис­клю­чи­тель­но из идей­ных со­об­ра­же­ний. По­сле вой­ны он, по всей ви­ди­мо­сти, раз­лю­бил Стра­ну Со­ве­тов и в кон­це кон­цов разорвал кон­так­ты. Тем не ме­нее Москва о нём не за­бы­ла, хо­тя и не тре­во­жи­ла вплоть до ран­ней вес­ны 1954 го­да. То­гда с Фил­дин­гом свя­зал­ся со­вет­ский агент и по­про­сил о по­след­ней услуге. Фил­динг усту­пил и в бла­го­дар­ность был остав­лен в по­кое до скон­ча­ния сво­е­го ве­ка. Услу­га бы­ла весь­ма цен­ной. Ни мно­го ни ма­ло Фил­динг по­де­лил­ся ос­нов­ным прин­ци­пом кон­струк­ции во­до­род­ной бом­бы, до ко­то­ро­го со­вет­ские учё­ные то­гда ещё не до­шли. Так что иг­ра дей­стви­тель­но сто­и­ла свеч. WWW.SOVSEKRETNO.RU

КТО ПЕ­РЕ­ДАЛ СО­ВЕТ­СКО­МУ СО­Ю­ЗУ ПРИН­ЦИП КОН­СТРУК­ЦИИ ВО­ДО­РОД­НОЙ БОМ­БЫ?

WWW.SOVSEKRETNO.RU

от «бу­диль­ни­ка» к им­пло­зии

В чем же за­клю­ча­лась сверх­цен­ная идея? Что­бы это по­нять, не­об­хо­ди­мо об­ра­тить­ся к из­вест­ным на се­го­дняш­ний день све­де­ни­ям об ис­то­рии со­зда­ния во­до­род­ной бом­бы. В на­ча­ле 1940-х го­дов физики-ядер­щи­ки уже не со­мне­ва­лись в воз­мож­но­сти со­зда­ния бом­бы на ос­но­ве вы­со­ко­обо­га­щён­но­го ура­на-235, а так­же плу­то­ния. То­гда же несколь­ким фи­зи­кам в США, Гер­ма­нии и Япо­нии при­шла в го­ло­ву мысль, что атомным взры­вом мож­но под­жечь дей­те­рий, тя­жё­лый изо­топ во­до­ро­да, ко­то­рый по­сле се­рии ядер­ных ре­ак­ций пре­вра­тит­ся в ге­лий и вы­де­лит ги­гант­ское ко­ли­че­ство энер­гии. К это­му за­клю­че­нию в США пер­вым при­шёл но­бе­лев­ский ла­у­ре­ат Эн­ри­ко Фер­ми, ко­то­рый то­гда ра­бо­тал в Ко­лум­бий­ском уни­вер­си­те­те. В сен­тяб­ре 1941 го­да он по­де­лил­ся сво­ей до­гад­кой с вы­ход­цем из Вен­грии Эд­вар­дом Тел­ле­ром, ко­то­рый по­ве­рил в неё сра­зу и без­ого­во­роч­но. Су­дя по все­му, Тел­лер очень ско­ро за­ду­мал­ся о сверх­бом­бе (он на­зы­вал её Super). Расчёты по­ка­за­ли, что один грамм дей­те­рия в хо­де транс­фор­ма­ции в ге­лий взры­ва­ет­ся с та­кой же мощ­но­стью, что и 150 тонн три­нит­ро­то­лу­о­ла. Это озна­ча­ло, что для бом­бы в од­ну ме­га­тон­ну до­ста­точ­но 12 ки­ло­грам­мов дей­те­рия. Бы­ло от че­го прий­ти в экс­таз! Лос-Ала­мос­ская ла­бо­ра­то­рия при­сту­пи­ла к ра­бо­там вес­ной 1943 го­да, и то­гда же ту­да пе­ре­брал­ся Тел­лер. Ре­зуль­та­ты этих ра­бот бы­ли пред­став­ле­ны на за­кры­той кон­фе­рен­ции, ко­то­рая про­хо­ди­ла в Лос-Ала­мо­се 18–20 ап­ре­ля 1946 го­да. Об­суж­дал­ся рецепт со­зда­ния сверх­бом­бы, во­шед­ший в ис­то­рию как Classical Super. По идее он был про­стым: взять атом­ную бом­бу, по­ме­стить её в проч­ный ци­лин­дри­че­ский кон­тей­нер и рас­по­ло­жить ря­дом ам­пу­лу с чи­стым дей­те­ри­ем или его сме­сью с три­ти­ем. Де­то­на­ция атом­но­го за­ря­да по­ро­дит взрыв­ную удар­ную вол­ну, ко­то­рая на­гре­ет и со­жмет во­до­род­ное топ­ли­во до нуж­ных кон­ди­ций. Од­ним из участ­ни­ков этой кон­фе­рен­ции был Фукс, ко­то­рый в 1945–1946 го­дах сам за­ни­мал­ся тео­ре­ти­че­ским ана­ли­зом ре­а­ли­за­ции во­до­род­но­го взры­ва – по­ми­мо Тел­ле­ра, но в со­труд­ни­че­стве с ве­ли­ким ма­те­ма­ти­ком Джо­ном фон Ней­ма­ном. 13 мар­та 1948 го­да он озна­ко­мил Фек­ли­со­ва как со сво­и­ми собственными ре­зуль­та­та­ми, так и с тем, что он успел узнать о про­ек­те Classical Super (20 ап­ре­ля 1948 го­да ру­ко­во­ди­те­ли МГБ СССР до­ло­жи­ли эти све­де­ния Ста­ли­ну, Бе­рии и Молотову). По­сле­ду­ю­щие со­бы­тия по­ка­за­ли, что Фукс и Ней­ман пер­вы­ми вы­шли на един­ствен­но воз­мож­ный спо­соб под­жо­га тер­мо­ядер­но­го топ­ли­ва, хо­тя ра­бо­то­спо­соб­ной кон­струк­ции бом­бы всё же не пред­ло­жи­ли. Но об этом поз­же. А по­ка вер­нём­ся к Тел­ле­ру. Ле­том 1946 го­да и он, и его кол­ле­ги за­со­мне­ва­лись в воз­мож­но­стях «клас­си­че­ской» сверх­бом­бы. По­яви­лось обос­но­ван­ное по­до­зре­ние, что взрыв­ная вол­на от атом­но­го за­па­ла про­сто раз­ве­ет тя­жё­лый во­до­род, и он не успе­ет пре­вра­тить­ся в ге­лий. В ав­гу­сте Тел­лер пред­ло­жил но­вую кон­струк­цию, где рас­щеп­ля­ю­щи­е­ся ма­те­ри­а­лы и дей­те­рий рас­по­ла­га­лись кон­цен­три­че­ски­ми че­ре­ду­ю­щи­ми­ся сло­я­ми, окру­жён­ны­ми лин­за­ми из обык­но­вен­ной взрыв­чат­ки. Эту схе­му Тел­лер на­звал «бу­диль­ни­ком». Она поз­во­ля­ла на­де­ять­ся, что во­до­род всё же ча­стич­но пре­вра­тит­ся в ге­лий и тем уси­лит мощ­ность за­паль­но­го атом­но­го взры­ва. Спу­стя год Тел­ле­ра осе­ни­ла но­вая удач­ная идея: вме­сто га­зо­об­раз­но­го дей­те­рия ис­поль­зо­вать его твер­дое со­еди­не­ние с ли­ти­ем-6. Тер­мо­ядер­ный взрыв по­рож­да­ет быст­рые ней­тро­ны, ко­то­рые стал­ки­ва­ют­ся с яд­ра­ми ли­тия-6 и да­ют на­ча­ло три­тию – наи­бо­лее цен­ной тер­мо­ядер­ной взрыв­чат­ке. Од­на­ко «бу­диль­ник» аме­ри­кан­цы так и не по­стро­и­ли. Тел­лер вме­сте с ма­те­ма­ти­ком Ста­ни­сла­вом Ула­мом пред­ло­жи­ли фи­зи­че­ски раз­не­сти за­паль­ную атом­ную бом­бу и кап­су­лу с тер­мо­ядер­ным го­рю­чим (по­это­му эта схе­ма на­зы­ва­ет­ся двух­фаз­ной). Взрыв за­па­ла по­рож­да­ет рент­ге­нов­ское из­лу­че­ние, ско­рость ко­то­ро­го мно­го вы­ше ско­ро­сти раз­ле­та­ю­ще­го­ся ве­ще­ства. Рент­ге­нов­ские лу­чи пер­вы­ми до­сти­га­ют кап­су­лы, и она пре­вра­ща­ет­ся в сверх­го­ря­чую плаз­му. Плаз­ма мгно­вен­но рас­ши­ря­ет­ся и сжи­ма­ет тер­мо­ядер­ное топ­ли­во до необ­хо­ди­мой плот­но­сти. Та­кой ме­ха­низм за­пус­ка тер­мо­ядер­ной ре­ак­ции на­зы­ва­ет­ся ра­ди­а­ци­он­ной им­пло­зи­ей (от ан­глий­ско­го implosion – сжа­тие).

ядер­ный экс­пресс сша – ссср

9 мая 1951 го­да в США бы­ло про­ве­де­но атом­ное ис­пы­та­ние «Джордж» с ре­корд­ной для то­го вре­ме­ни мощ­но­стью взры­ва 225 ки­ло­тонн. В цен­тре атом­но­го за­ря­да, вы­пол­нен­но­го в фор­ме буб­ли­ка, на­хо­ди­лась неболь­шая ам­пу­ла со сме­сью жид­ко­го дей­те­рия и три­тия, ко­то­рая бы­ла сжа­та и на­гре­та рент­ге­нов­ской ра­ди­а­ци­ей. Ре­зуль­тат «Джор­джа» под­твер­дил прак­тич­ность схе­мы Тел­ле­ра – Ула­ма и от­крыл путь к со­зда­нию на­сто­я­щей во­до­род­ной бом­бы. Он был прой­ден все­го за пол­то­ра го­да. 31 ок­тяб­ря 1952 го­да на ти­хо­оке­ан­ском атол­ле Эни­ве­ток бы­ло взо­рва­но пер­вое в ми­ре на­сто­я­щее тер­мо­ядер­ное устрой­ство «Майк» вы­со­той с двух­этаж­ный дом и ве­сом 82 тон­ны. Тер­мо­ядер­ным го­рю­чим слу­жи­ла сжи­жен­ная дей­те­ри­е­во-три­ти­е­вая смесь, охла­жда­е­мая жид­ким во­до­ро­дом. Об­щая мощ­ность взры­ва со­ста­ви­ла 10,4 ме­га­тон­ны – по­чти 700 Хи­ро­сим. Четверть энер­ге­ти­че­ско­го вы­хо­да дал во­до­род­ный взрыв, осталь­ное – ура­но­вая обо­лоч­ка. Ма­те­ма­ти­че­ский ана­лиз по­ка­зал, что рент­ге­нов­ские лу­чи сжа­ли дей­те­рий до фан­та­сти­че­ско­го дав­ле­ния в 72 мил­ли­о­на ат­мо­сфер. Эта бы­ла имен­но та сверх­бом­ба, о ко­то­рой дол­гие го­ды меч­тал Тел­лер. Те­перь вер­нём­ся к Фук­су и фон Ней­ма­ну. Де­ло в том, что ра­ди­а­ци­он­ное сжа­тие тер­мо­ядер­но­го го­рю­че­го пер­вы­ми пред­ло­жи­ли имен­но эти учё­ные – за шесть с по­ло­ви­ной лет до под­ры­ва «Май­ка». До сих пор непо­нят­но, узна­ли ли об этом со­вет­ские физики. Во вся­ком слу­чае в из­вест­ных мне ис­точ­ни­ках нет ни­ка­ких све­де­ний, что со­вет­ская раз­вед­ка по­ло­жи­ла на стол раз­ра­бот­чи­ков ядер­но­го ору­жия идею ра­ди­а­ци­он­ной им­пло­зии в вер­сии фон Ней­ма­на и Фук­са. 1 мар­та 1954 го­да на атол­ле Би­ки­ни в хо­де ис­пы­та­ния «Бра­во» аме­ри­кан­цы взо­рва­ли свой вто­рой тер­мо­ядер­ный за­ряд. Мощ­ность «Бра­во» в пол­то­ра ра­за пре­взо­шла мощ­ность «Май­ка» – 15 ме­га­тонн! За сле­ду­ю­щие семь недель на том же по­ли­гоне взо­рва­ли ещё че­ты­ре во­до­род­ных за­ря­да мень­шей, но то­же ме­га­тон­ной мощ­но­сти. К это­му вре­ме­ни СССР ис­пы­тал взрыв­ное устрой­ство мно­го мень­шей мощ­но­сти РДС-6с, на­чи­нён­ное дей­те­ри­дом­ли­тия. Это бы­ла так на­зы­ва­е­мая слой­ка, си­сте­ма вро­де тел­ле­ров­ско­го «бу­диль­ни­ка», са­мо­сто­я­тель­но раз­ра­бо­тан­ная Ан­дре­ем Са­ха­ро­вым и его кол­ле­га­ми. 12 ав­гу­ста 1953 го­да она бы­ла взо­рва­на на по­ли­гоне под Се­ми­па­ла­тин­ском. Мощ­ность взры­ва со­ста­ви­ла 400 ки­ло­тонн, при­чём на до­лю тер­мо­ядер­ной на­чин­ки при­шлось не бо­лее 20 про­цен­тов об­ще­го вы­хо­да энер­гии. Боль­ших мощ­но­стей «сло­ё­ные» си­сте­мы дать не мог­ли, и кон­струк­то­ры это пре­вос­ход­но по­ни­ма­ли. 14 ян­ва­ря 1954 го­да Ан­дрей Са­ха­ров и Яков Зель­до­вич на­пра­ви­ли Ха­ри­то­ну до­клад­ную за­пис­ку с пред­ло­же­ни­ем двух­фаз­ной кон­струк­ции во­до­род­ной бом­бы, где тер­мо­ядер­ный блок дол­жен был сжи­мать­ся го­ря­чим га­зом, об­ра­зо­вав­шим­ся по­сле под­ры­ва атом­но­го за­па­ла. От­сю­да сле­ду­ет, что в это вре­мя со­вет­ские физики ещё не до­шли до по­ни­ма­ния воз­мож­но­сти лу­че­во­го об­жи­ма тер­мо­ядер­но­го топ­ли­ва. А 22 но­яб­ря 1955 го­да Со­вет­ский Со­юз ис­пы­тал на­сто­я­щую во­до­род­ную авиа­бом­бу РДС-37 мощ­но­стью 1,6 ме­га­тон­ны, ра­бо­та­ю­щую на прин­ци­пе ра­ди­а­ци­он­ной им­пло­зии. Воз­ни­ка­ет за­кон­ный во­прос: ко­гда и как бы­ла за­пол­не­на эта ла­ку­на? Здесь-то и на­чи­на­ет­ся об­ласть до­га­док, ку­да ав­то­ры «Ядер­но­го экс­прес­са» по­се­ли­ли та­ин­ствен­но­го Ар­ту­ра Фил­дин­га. Стилл­ман пи­шет, что имел бе­се­ду с на­уч­ным ру­ко­во­ди­те­лем Ар­за­ма­са-16 Юли­ем Ха­ри­то­ном и тот ска­зал, что в мар­те или ап­ре­ле 1954 го­да ме­ха­низм ра­ди­а­ци­он­ной им­пло­зии пер­вым пред­ло­жил Яков Зель­до­вич. Са­ха­ров в сво­их ме­му­а­рах утвер­жда­ет, что то­гда к это­му за­клю­че­нию од­но­вре­мен­но при­шли как он сам, так и ещё несколь­ко тео­ре­ти­ков. А вот Рид со Стилл­ма­ном по­ла­га­ют, что ин­фор­ма­ция о ра­ди­а­ци­он­ном сжа­тии при­бы­ла от Фил­дин­га. По их мне­нию, в кон­це мар­та 1954 го­да с ним свя­зал­ся со­вет­ский агент и по­тре­бо­вал све­де­ний о прин­ци­пе ра­бо­ты «Бра­во» (воз­мож­но, под угро­зой раз­об­ла­че­ния). Фил­динг не смог от­ка­зать­ся и вы­дал сек­рет ра­ди­а­ци­он­ной им­пло­зии. Это­го вполне хва­ти­ло – всё осталь­ное со­вет­ские учё­ные сде­ла­ли са­ми. Под­креп­ля­ют ли эту ги­по­те­зу ка­ки­е­ли­бо неза­ви­си­мые ис­точ­ни­ки? Мне уда­лось отыс­кать един­ствен­ное кос­вен­ное под­твер­жде­ние. В мар­те 1996 го­да в Дубне про­хо­ди­ла кон­фе­рен­ция по ис­то­рии ядер­ных во­ору­же­ний. Сре­ди до­клад­чи­ков был со­труд­ник Все­рос­сий­ско­го на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го ин­сти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной физики Гер­ман Гон­ча­ров, ко­то­рый имел воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с це­лым ря­дом ра­нее за­сек­ре­чен­ных ар­хив­ных дан­ных (его ста­тья в том же го­ду бы­ла опуб­ли­ко­ва­на в «Успе­хах фи­зи­че­ских на­ук» и в аме­ри­кан­ском жур­на­ле Physics Today). Гон­ча­ров со­об­щил, что в ок­тяб­ре 1947 го­да со­вет­ская раз­вед­ка раздобыла ин­фор­ма­цию о том, что груп­па Тел­ле­ра об­ду­мы­ва­ет воз­мож­ность тер­мо­ядер­ной ре­ак­ции в сре­де из дей­те­рия, три­тия и ли­тия. Та­кие све­де­ния мог­ли прий­ти толь­ко от че­ло­ве­ка, непо­сред­ствен­но при­част­но­го к раз­ра­бот­ке аме­ри­кан­ской во­до­род­ной бом­бы ли­бо как ми­ни­мум имев­ше­го тес­ные связи с Тел­ле­ром или его окру­же­ни­ем. Им не мог быть ни Холл, ко­то­рый в то вре­мя учил­ся в ас­пи­ран­ту­ре Чи­каг­ско­го уни­вер­си­те­та, ни дав­но воз­вра­тив­ший­ся в Ан­глию Фукс. Оста­ет­ся пред­по­ла­гать, что у со­вет­ских спец­служб в Лос-Ала­мо­се оста­вал­ся хо­тя бы один хо­ро­шо осве­дом­лён­ный ин­фор­ма­тор. Быть мо­жет, это и был ми­стер Фил­динг.

Вашингтон

1 мая 1952 го­да в шта­те Не­ва­да при от­ра­бот­ке дей­ствий аме­ри­кан­ской мор­ской пе­хо­ты бы­ло про­из­ве­де­но оче­ред­ное успеш­ное ядер­ное ис­пы­та­ние (ввер­ху). В том же го­ду США взо­рва­ли пер­вое в ми­ре на­сто­я­щее тер­мо­ядер­ное устрой­ство. Вни­зу: са­мая мощ­ная в ми­ре...

Ввер­ху: Клаус Фукс (сле­ва), пе­ре­дав­ший СССР све­де­ния об аме­ри­кан­ском ядер­ном устрой­стве. Спра­ва ввер­ху: фи­зик Эд­вард Тел­лер, один из со­зда­те­лей во­до­род­ной бом­бы. Вни­зу: раз­вед­чик Алек­сандр Фек­ли­сов с же­ной (2004 год)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.