Че­ло­век в колодце

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО -

– Не по­ни­маю, ми­стер Сеф­тон. – Ра­бо­ты бы­ло мно­го. Вез­де непло­хо пла­ти­ли. Ото­всю­ду я ухо­дил по соб­ствен­но­му же­ла­нию. При­чем в боль­шин­стве слу­ча­ев ме­ня уго­ва­ри­ва­ли остать­ся. Это что-то ти­па неспо­соб­но­сти най­ти свое ме­сто по­сле вой­ны. Бо­юсь, по­ка она вся не вый­дет из мо­е­го ор­га­низ­ма, я не успо­ко­юсь… – Сеф­тон па­ру се­кунд по­мол­чал и про­дол­жил: – Я был смыш­ле­ным пар­нем. Ме­ня жда­ла от­лич­ная ка­рье­ра в «Сон­та­ле», но все это раз­ру­ши­ла вой­на. Ком­па­ния по­сле вой­ны так и не воз­об­но­ви­ла ра­бо­ту. У ме­ня на гла­зах уми­ра­ли дру­зья, но я не мог им по­мочь. Я – нор­маль­ный че­ло­век, но… но… – он раз­вел ру­ки в сто­ро­ны. – Черт, не знаю, мне страш­но хо­чет­ся вновь по­бы­вать в тех кра­ях, по ко­то­рым мы то­гда шли. За­хо­те­лось по­чув­ство­вать жар­кое бир­ман­ское солн­це на коже и вновь вдох­нуть за­пах джун­глей. За­хо­те­лось встре­тить­ся со всем тем, от че­го я бе­жал все эти го­ды. – Сеф­тон за­мол­чал. Он мно­го раз ре­пе­ти­ро­вал эту речь, но сей­час ис­пу­гал­ся, что пе­ре­бор­щил. – Ко­неч­но, это зву­чит очень глу­по, про­фес­сор… – Во­все нет, – со­чув­ствен­но улыб­нул­ся Нив. – Я вас по­ни­маю, по­то­му что сам был ча­стич­кой «по­те­рян­но­го по­ко­ле­ния» в 1918 го­ду. Все в по­ряд­ке, ми­стер Сеф­тон, вы бы­ли очень от­кро­вен­ны со мной. Поз­воль­те сей­час рас­ска­зать немно­го о се­бе и о при­чине, по ко­то­рой я от­прав­ля­юсь ту­да. На­сколь­ко я по­ни­маю, вы немно­го зна­е­те обо мне, о мо­их экс­пе­ди­ци­ях и скром­ной ре­пу­та­ции пи­са­те­ля и лек­то­ра?.. – Кто это­го не зна­ет, про­фес­сор! – Сеф­тон изоб­ра­зил изум­ле­ние. – Ни­кто из преды­ду­щих со­ис­ка­те­лей не знал, – хму­ро воз­ра­зил про­фес­сор. – Один мо­ло­дой че­ло­век слы­шал мое вы­ступ­ле­ние по те­ле­ви­де­нию. Жен­щи­на пе­ре­пу­та­ла ме­ня с ор­ни­то­ло­гом Ле­ве­ром. Дру­гих же боль­ше ин­те­ре­со­ва­ло, сколь­ко я им за­пла­чу, а не са­ма по­езд­ка и ее це­ли. Ко­неч­но, я бы пред­по­чел на­нять че­ло­ве­ка, ко­то­рый зна­ет се­вер Бир­мы, мо­жет ве­сти джип и по­чи­нить его. Ко­ро­че, мне ну­жен че­ло­век, ко­то­рый бу­дет со­про­вож­дать ме­ня в по­езд­ке по Бир­ме, ко­то­рый смо­жет ме­ня под­ме­нять, ко­гда я бу­ду де­лать фо­то­гра­фии и со­би­рать ма­те­ри­а­лы для лек­ций, и ин­тел­лект ко­то­ро­го бу­дет вы­ше ин­тел­лек­та сред­не­го во­ди­те­ля. – Он встал и про­тя­нул ру­ку. – Ду­маю, что вы вполне мо­же­те им стать, ми­стер Сеф­тон. Серд­це Сеф­то­на за­би­лось от ра­до­сти. …Сеф­тон оста­но­вил джип на вер­шине по­след­не­го хол­ма пе­ред Ко­хи­мой, что­бы до­ждать­ся про­фес­со­ра. Он за­ку­рил и в ко­то­рый уже раз по­пы­тал­ся по­бо­роть нетер­пе­ние. Ес­ли бы он был один, то мог бы до­брать­ся до нуж­но­го ме­ста за неде­лю. Од­на­ко с этим ста­рым ду­ра­ком, его стра­стью к фо­то­гра­фи­ро­ва­нию и неже­ла­ни­ем пу­те­ше­ство­вать по­сле обе­да по жа­ре вре­мя в пу­ти мо­жет уве­ли­чить­ся ра­за в че­ты­ре! К то­му же им на­вер­ня­ка при­дет­ся за­дер­жать­ся в Им­па­ле, по­то­му что ин­дий­цы сей­час во­ю­ют с по­встан­ца­ми из пле­ме­ни на­га, ко­то­рым ан­гли­чане пе­ред ухо­дом по­обе­ща­ли ав­то­но­мию. По­ли­ти­ка! По­ли­ти­ка уже два­жды ме­ша­ла ему по­пасть на се­вер Бир­мы. Ка­кое ему де­ло до по­ли­ти­ки? Ему нужна бы­ла лишь па­ра ча­сов в па­го­де око­ло Ю. Ве­че­ром они оста­но­ви­лись на ноч­лег в са­мом на­ча­ле Тид­ди­ка. Буй­ная зе­лень да­же за 12 лет не смог­ла пол­но­стью скрыть сле­ды ярост­ных бо­ев – ржа­вые япон­ские тан­ки пре­вра­ти­лись в зе­ле­ные хол­ми­ки. Сеф­тон ле­жал под мос­кит­ной сет­кой и на­блю­дал, как над пе­ре­ва­лом об­ра­зу­ют­ся мус­сон­ные ту­чи. Та­кие же ту­чи со­би­ра­лись и той но­чью, 12 лет на­зад. Он вы­тя­нул­ся на рас­кла­душ­ке и при­слу­шал­ся к зву­кам ноч­ных джун­глей и негром­ко­му хра­пу про­фес­со­ра. Его мыс­ли вер­ну­лись на го­ды на­зад. Сна­ча­ла их бы­ло ше­сте­ро: на­чаль­ник Финдлей, вы­со­кий и мрач­ный шот­лан­дец, знав­ший сан­скрит и, как по­го­ва­ри­ва­ли, тай­но об­ра­тив­ший­ся в буд­дизм; клерк Му­ир­сон, два но­силь­щи­ка ка­ре­на и Нгу Пах, ма­лень­кая и хо­ро­шень­кая мед­сест­ра-бир­ман­ка. Пер­вы­ми бе­жа­ли ка­ре­ны. Му­ир­сон за­бо­лел ма­ля­ри­ей и скон­чал­ся на ис­хо­де тре­тьей неде­ли. Их оста­лось трое. По­сле то­го как за­кон­чил­ся бен­зин, они бро­си­ли гру­зо­вик и по­бре­ли пеш­ком. В па­го­де был ко­ло­дец. Нгу Пах, са­мая лег­кая из них, спу­сти­лась в него по ста­рой ве­рев­ке, но дно бы­ло аб­со­лют­но су­хим. Ве­рев­ка по­рва­лась, ко­гда она под­ни­ма­лась. Они с силь­но осла­бев­шим Финдле­ем с тру­дом вы­та­щи­ли ее на­верх. В ту ночь он при­нял ре­ше­ние. Финдлей не мог ид­ти даль­ше, си­лы Нгу Пах то­же бы­ли на ис­хо­де. Имен­но ей шот­лан­дец до­ве­рил сум­ку при­мер­но с тре­мя ки­ло­грам­ма­ми крас­ных как кровь ру­би­нов, ко­то­рые они взя­ли из хра­ни­ли­ща пе­ред тем, как под­жечь руд­ник. Ин­те­рес­но, по­ду­мал Сеф­тон, ко­гда она впер­вые его за­по­до­зри­ла? Он не один год убеж­дал се­бя пой­ти на кра­жу, по­это­му сей­час ему бы­ло на­пле­вать на мо­раль. Сеф­тон счи­тал, что каж­дый сам за се­бя. Он украл сум­ку но­чью, ко­гда дев­чон­ка спа­ла, а Финдлей бре­дил во сне. Вме­сте с ру­би­на­ми он за­брал жал­кие остат­ки во­ды и еды и от­пра­вил­ся в по­след­ний бросок к Чиндви­ну, за ко­то­рым жда­ла без­опас­ность. И все-та­ки эта ма­лень­кая чер­тов­ка об­ве­ла его во­круг паль­ца! Он об­на­ру­жил это в ту ночь, ко­гда пе­ре­хо­дил гра­ни­цу. Сеф­тон по­лез в сум­ку, что­бы отобрать кам­ни, ко­то­рые по­не­сет на се­бе, а осталь­ное где-ни­будь спря­чет, что­бы вер­нуть­ся за ни­ми по­сле вой­ны. Он до сих пор пом­нил ощу­ще­ние на ла­до­нях, по ко­то­рым ка­тил­ся шер­ша­вый пе­сок и ка­меш­ки. Он за­кри­чал от яро­сти. Немно­го упо­ко­ив­шись, хо­тел вер­нуть­ся, но по­ме­ша­ли быст­ро на­сту­пав­шие япон­цы – все небо по­чер­не­ло от ды­ма го­рев­ших де­ре­вень. Сеф­тон по­нял, что Нгу спря­та­ла кам­ни в… колодце. Он ни ми­ну­ты не со­мне­вал­ся, что жить им оста­лось недол­го. Ко­гда он ушел, Финдлей уже од­ной но­гой сто­ял в мо­ги­ле, а дев­чон­ка не смог­ла бы до­стать кам­ни без ве­рев­ки. Без еды и во­ды она бы не про­дер­жа­лась и неде­ли. Он был уве­рен, что ру­би­ны все еще ле­жат на дне ко­лод­ца. Ему два­жды уда­ва­лось со­брать деньги для воз­вра­ще­ния в Ран­гун, но он не мог WWW.SOVSEKRETNO.RU по­лу­чить раз­ре­ше­ние на по­се­ще­ние се­ве­ра стра­ны. По­сле ухо­да ан­гли­чан там по­сто­ян­но шли бои, и обе сто­ро­ны не жа­ло­ва­ли непро­ше­ных го­стей. Он по­пы­тал­ся про­брать­ся к па­го­де без раз­ре­ше­ния, но ед­ва остал­ся жив. По­это­му по­езд­ка про­фес­со­ра Ни­ва ока­за­лась для него по­дар­ком судь­бы. Сеф­тон со­би­рал­ся при­тво­рить­ся боль­ным ма­ля­ри­ей, что­бы остать­ся в Ю. От­ту­да по­пасть в Ман­да­лай мож­но без про­блем, по­это­му он су­ме­ет уго­во­рить про­фес­со­ра по­ехать без него и по­обе­ща­ет на­гнать его в пу­ти че­рез несколь­ко дней. Он удо­вле­тво­рен­но кив­нул и бро­сил си­га­ре­ту во влаж­ные ку­сты. За­тем убил ко­ма­ра и спо­кой­но уснул… Они до­бра­лись до Ю че­рез че­ты­ре дня. У Сеф­то­на не раз бы­ла ма­ля­рия, по­это­му ему бы­ло нетруд­но си­му­ли­ро­вать симп­то­мы. Он преду­смот­ри­тель­но раз­бил тер­мо­метр из ап­теч­ки, что­бы ста­рик не мог из­ме­рить ему тем­пе­ра­ту­ру по ве­че­рам, ко­гда он тряс­ся и сту­чал зу­ба­ми яко­бы от силь­но­го жа­ра. Сеф­тон, ко­неч­но, узнал по­во­рот к па­го­де, ко­гда они вче­ра ве­че­ром про­ез­жа­ли ми­мо. Она сто­я­ла в несколь­ких ми­лях к во­сто­ку от кро­шеч­ной де­ре­вуш­ки. У по­во­ро­та под де­ре­вом си­дел свя­щен­ник в жел­той одеж­де. Пе­ред ним сто­я­ла мед­ная ча­ша для под­но­ше­ний. Ко­гда про­фес­сор вы­ско­чил из джи­па с фо­то­ап­па­ра­том, свя­щен­ник на­крыл лы­сую го­ло­ву по­лой сво­е­го ба­ла­хо­на. – Они счи­та­ют фо­то­ап­па­рат дур­ным гла­зом, – объ­яс­нил Сеф­тон. – Не рас­стра­и­вай­тесь, там, куда мы едем, та­ких свя­щен­ни­ков мно­го. В Ю их це­лый мо­на­стырь. Они оста­но­ви­лись в го­сти­ни­це при мо­на­сты­ре. Счаст­ли­вый про­фес­сор па­ру дней бро­дил по окрест­но­стям, щел­кая ка­ме­рой, а Сеф­тон тем вре­ме­нем очень ре­а­ли­стич­но изоб­ра­жал вы­здо­ров­ле­ние. Ста­рик оби­дел­ся, ко­гда он пред­ло­жил ему по­ехать од­но­му. Сеф­тон не то­ро­пил­ся. Он как бы меж­ду про­чим со­об­щил, что в Мейкхти­ле как раз дол­жен был на­чать­ся Фе­сти­валь Свя­щен­но­го Зу­ба Буд­ды, на ко­то­рый съез­жа­ют­ся буд­ди­сты со всех кон­цов Азии. Упу­стить та­кую воз­мож­ность на­сто­я­щий фо­то­граф не мог. Сеф­тон за­явил, что с ним все бу­дет нор­маль­но, по­то­му что мо­на­хи очень хо­ро­шо об­ра­ща­лись с за­бо­лев­ши­ми пут­ни­ка­ми. В кон­це кон­цов ста­рик сдал­ся и, ви­но­ва­то огля­ды­ва­ясь, дви­нул­ся в путь один. Сеф­тон на вся­кий случай вы­ждал пол­дня, по­сле че­го от­пра­вил­ся к па­го­де. На се­ве­ре стра­ны бир­ман­цы стро­и­ли их по­чти на каж­дом хол­ме. Внут­ри они ста­ви­ли ста­тую Буд­ды, а сна­ру­жи – дра­ко­нов для защиты от злых ду­хов. Что­бы Буд­да не му­чил­ся от жаж­ды, при па­го­дах обыч­но ры­ли ко­лод­цы. Па­го­да оста­лась та­кой же, ка­кой бы­ла во вре­мя вой­ны. Раз­ве что буй­но раз­рос­лась бу­ген­вил­лия, ко­то­рая сей­час за­кры­ва­ла вход в ма­лень­кий дво­рик, да еще силь­ные до­жди смы­ли часть бе­лой шту­ка­тур­ки с мно­го­ярус­ной кры­ши, под ко­то­рой си­дел, скре­стив но­ги, веч­но мо­ло­дой Буд­да. Он так же спо­кой­но и мир­но смот­рел вдаль, как и пол­то­ра де­сят­ка лет на­зад.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.