УКРА­И­НА МО­ЖЕТ ПЕРЕЙТИ В КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПОЛИТИКА - Вла­до ВРУШИЧ

Ес­ли Рос­сия воз­об­но­вит агрес­сию, мы пе­рей­дем в контрнаступление и вер­нем се­бе ок­ку­пи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии

быв­ший гла­ва укра­ин­ской служ­бы внеш­ней раз­вед­ки ге­не­рал вик­тор Ива­но­вич Гвоздь рас­ска­зы­ва­ет о про­бле­мах, с ко­то­ры­ми столк­ну­лась Укра­и­на в мя­теж­ных про­рос­сий­ских ре­ги­о­нах на во­сто­ке стра­ны, а та­к­же об от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей, ко­то­рую Ки­ев об­ви­ня­ет во вме­ша­тель­стве в дон­бас­ский кон­фликт, хо­тя пре­зи­дент вла­ди­мир Пу­тин не­дав­но за­явил, что «рос­сий­ских войск на Дон­бас­се нет».

Си­ту­а­ция в зоне кон­флик­та в Во­сточ­ной Укра­ине оста­ет­ся ста­биль­но на­пря­жен­ной. По­сле до­сти­же­ния в ав­гу­сте 2017 го­да до­го­во­рен­но­сти о при­ми­ре­нии на ли­нии кон­флик­та про­рос­сий­ские си­лы от­ча­сти сни­зи­ли ин­тен­сив­ность ог­ня, хо­тя и про­дол­жа­ют еже­днев­но об­стре­ли­вать укра­ин­ские по­зи­ции. Они при­ме­ня­ют стрел­ко­вое, а та­к­же тя­же­лое во­ору­же­ние, за­пре­щен­ное Мин­ски­ми до­го­во­рен­но­стя­ми. Та­к­же они при­ме­ня­ют тан­ки, ар­тил­ле­рию и си­сте­мы ре­ак­тив­но­го зал­по­во­го ог­ня. Наи­бо­лее тя­же­лой си­ту­а­ция оста­ет­ся на клю­че­вых от­рез­ках фрон­та, наи­бо­лее важ­ных для обе­их сто­рон, осо­бен­но близ Ма­ри­у­по­ля, До­нец­ка, Свет­ло­дар­ской ду­ги в на­прав­ле­нии Де­баль­це­во и Лу­ган­ска.

На­сколь­ко ве­ли­ка опас­ность то­го, что кри­зис вы­льет­ся в «за­мо­ро­жен­ный кон­фликт», как в аб­ха­зии или Прид­не­стро­вье?

Транс­фор­ма­ция кри­зи­са в Во­сточ­ной Укра­ине в «за­мо­ро­жен­ный кон­фликт» по об­раз­цу Прид­не­стро­вья, Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии се­го­дня яв­ля­ет­ся глав­ной це­лью Моск­вы. Так Рос­сия хо­чет со­здать пред­по­сыл­ки для сня­тия за­пад­ных санк­ций, а та­к­же за­по­лу­чить мощ­ный ин­стру­мент дав­ле­ния на Укра­и­ну, ее внеш­нюю и внут­рен­нюю по­ли­ти­ку. Имен­но по­это­му Рос­сия тре­бу­ет от Ки­е­ва вы­пол­не­ния по­ли­ти­че­ской ча­сти Мин­ских до­го­во­рен­но­стей – пре­жде все­го, в ча­сти при­зна­ния осо­бо­го ста­ту­са са­мо­про­воз­гла­шен­ных рес­пуб­лик – до вы­во­да рос­сий­ских войск из мя­теж­ных ре­ги­о­нов Дон­бас­са и вос­ста­нов­ле­ния кон­тро­ля над укра­ин­ски­ми во­сточ­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми. Есть у Моск­вы опре­де­лен­ные пла­ны и от­но­си­тель­но при­сут­ствия меж­ду­на­род­ных ми­ро­твор­че­ских сил на Дон­бас­се. Рос­сия до­би­ва­ет­ся их раз­ме­ще­ния толь­ко на ли­нии со­при­кос­но­ве­ния сто­рон при обя­за­тель­ном уча­стии рос­сий­ских во­ен­ных под­раз­де­ле­ний. Укра­и­на и ее за­пад­ные парт­не­ры вполне по­ни­ма­ют по­доб­ные на­ме­ре­ния Моск­вы и их по­след­ствия и ни­ко­гда не со­гла­сят­ся на «за­мо­ра­жи­ва­ние» кон­флик­та на Дон­бас­се по рос­сий­ско­му сце­на­рию. Рос­сия хо­чет за­ста­вить Укра­и­ну, а та­к­же Со­еди­нен­ные Шта­ты и Ев­ро­со­юз из­ме­нить свою по­зи­цию в этом во­про­се и имен­но по­это­му про­дол­жа­ет обост­рять во­ору­жен­ный кон­фликт на Дон­бас­се.

По­хо­же, все идет к то­му, что Дон­басс на­дол­го со­хра­нит ста­тус-кво, ко­то­рый труд­но бу­дет пре­одо­леть, осо­бен­но ес­ли учесть, что и у ЕС, точ­нее у Гер­ма­нии, есть соб­ствен­ные пред­ло­же­ния.

Глав­ная про­бле­ма в ре­а­ли­за­ции Мин­ских до­го­во­рен­но­стей за­клю­ча­ет­ся в по- пыт­ках Рос­сии за­ста­вить Укра­и­ну со­гла­сить­ся на рос­сий­скую трак­тов­ку их ис­пол­не­ния, а она в дей­стви­тель­но­сти пред­по­ла­га­ет «за­мо­ра­жи­ва­ние» кон­флик­та на Дон­бас­се. Суть по­доб­но­го под­хо­да со­сто­ит в том, что Укра­и­на вы­пол­нит по­ли­ти­че­скую часть мир­но­го пла­на, пре­жде чем Рос­сия вы­пол­нит соб­ствен­ные обя­за­тель­ства. Опре­де­лен­ной мо­ди­фи­ка­ци­ей та­ко­го ва­ри­ан­та яв­ля­ет­ся так на­зы­ва­е­мая фор­му­ла Штай­н­май­е­ра (быв­ший ми­нистр ино­стран­ных дел, а те­перь фе­де­раль­ный пре­зи­дент Гер­ма­нии – прим. авт.), ко­то­рая пред­по­ла­га­ет од­но­вре­мен­ное про­ве­де­ние про­цес­сов в сфе­ре по­ли­ти­ки и без­опас­но­сти. Оба эти ва­ри­ан­та непри­ем­ле­мы для Укра­и­ны, по­сколь­ку они не со­от­вет­ству­ют Мин­ским до­го­во­рен­но­стям, ко­то­рые преду­смат­ри­ва­ют ре­ше­ние по­ли­ти­че­ских во­про­сов толь­ко по­сле ре­а­ли­за­ции пунк­тов, свя­зан­ных с без­опас­но­стью. Ска­жем, со­гла­сись Укра­и­на на рос­сий­ское пред­ло­же­ние, у Рос­сии по­явит­ся воз­мож­ность со­хра­нить кон­троль над ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми и власть в са­мо­про­воз­гла­шен­ных псев­до­го­су­дар­ствах. Кро­ме то­го, как под­твер­жда­ет опыт Прид­не­стро­вья, Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии, Рос­сия ни за что не вы­ве­дет свои вой­ска с тер­ри­то­рии, ко­то­рую кон­тро­ли­ру­ет, а оста­вит их под ви­дом «мест­ных по­встан­цев», ми­ро­твор­че­ских сил или рос­сий­ских во­ен­ных баз.

По­ка ре­а­ли­зо­ва­ны лишь неко­то­рые пунк­ты Мин­ских до­го­во­рен­но­стей, ко­то­рые ка­са­ют­ся от­хо­да сил на опре­де­лен­ных участ­ках ли­нии кон­флик­та, ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти близ зон бо­ев и вос­ста­нов­ле­ния ин­фра­струк­ту­ры, ра­бо­ты кон­троль­но-про­пуск­ных пунк­тов и об­ме­на плен­ны­ми.

в Москве утвер­жда­ют, что Укра­и­на не со­блю­да­ет Мин­ские до­го­во­рен­но­сти, ко­то­рые тре­бу­ют из­ме­не­ния кон­сти­ту­ции для предо­став­ле­ния До­нец­ку и Лу­ган­ску ши­ро­кой ав­то­но­мии.

Я дол­жен ска­зать, что 16 сен­тяб­ря 2014 го­да Вер­хов­ная ра­да Укра­и­ны при­ня­ла За­кон под но­ме­ром 1680-VII «Об осо­бом по­ряд­ке мест­но­го са­мо­управ­ле­ния в от­дель­ных рай­о­нах До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей», та­к­же из­вест­ный как за­кон об осо­бом ста­ту­се Дон­бас­са. Кро­ме то­го, 31 ав­гу­ста 2015 го­да пар­ла­мент пред­ва­ри­тель­но одоб­рил за­ко­но­про­ект «Об из­ме­не­ни­ях в Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны в ча­сти де­цен­тра­ли­за­ции вла­сти». В этих до­ку­мен­тах пол­но­стью учи­ты­ва­ют­ся тре­бо­ва­ния, предъ­яв­ля­е­мые Мин­ски­ми до­го­во­рен­но­стя­ми. Но при­ме­не­ние этих за­ко­нов воз­мож­но толь­ко по­сле то­го, как Рос­сия вы­пол­нит соб­ствен­ные обя­за­тель­ства, то есть по­сле вы­во­да рос­сий­ских войск с ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий Дон­бас­са и пе­ре­да­чи под кон­троль Укра­и­ны ее во­сточ­ной гра­ни­цы, что и пред­по­ла­га­ет мир­ный план.

Но Рос­сия от­ри­ца­ет, что там на­хо­дят­ся ее ре­гу­ляр­ные под­раз­де­ле­ния. Есть ли у вас ка­кие-то кон­крет­ные до­ка­за­тель­ства то­му? И опа­са­е­тесь ли вы, что предо­став­ле­ние «ши­ро­кой ав­то­но­мии» на са­мом де­ле пре­вра­тит Укра­и­ну в «но­вую бос­нию и Гер­це­го­ви­ну», то есть со­здаст пред­по­сыл­ки для фе­де­ра­ли­за­ции Укра­и­ны?

В слу­чае пол­но­го вы­пол­не­ния Мин­ских до­го­во­рен­но­стей Дон­басс, как и дру­гие ре­ги­о­ны Укра­и­ны, по­лу­чит боль­шую ав­то­но­мию от цен­траль­ной вла­сти. При этом Укра­и­на со­хра­нит це­лост­ность и цен­тра­ли­зо­ван­ную си­сте­му го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния в клю­че­вых во­про­сах жиз­ни стра­ны, в част­но­сти, в сфе­ре еди­ной внеш­ней по­ли­ти­ки и в во­про­сах без­опас­но­сти. Та­к­же Укра­и­на бу­дет иметь еди­ные во­ору­жен­ные си­лы. На­про­тив, ре­а­ли­за­ция Мин­ских до­го­во­рен­но­стей по рос­сий­ско­му сце­на­рию неиз­беж­но при­ве­дет к дез­ин­те­гра­ции Укра­и­ны по мо­де­ли Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны, а в этом и за­клю­ча­ет­ся цель Рос­сии.

Рос­сия и Укра­и­на по-раз­но­му смот­рят на сте­пень ав­то­но­мии. что Ки­ев го­тов пред­ло­жить Дон­бас­су?

Уро­вень ав­то­но­мии Дон­бас­са был опре­де­лен и со­гла­со­ван в свя­зи с Мин­ски­ми до­го­во­рен­но­стя­ми, а та­к­же утвер­жден в упо­мя­ну­тых укра­ин­ских за­ко­нах. Со­глас­но этим до­ку­мен­там, для осо­бых тер­ри­то­рий Дон­бас­са пред­по­ла­га­ет­ся ам­ни­стия участ­ни­ков неза­кон­ных во­ору­жен­ных фор­ми­ро­ва­ний, под­держ­ка рус­ско­го язы­ка, его упо­треб­ле­ние в учре­жде­ни­ях и в бы­ту, его пре­по­да­ва­ние, как и дру­гих язы­ков. Кро­ме то­го, пред­по­ла­га­ет­ся про­ве­де­ние сво­бод­ных ре­ги­о­наль­ных вы­бо­ров, осо­бая про­це­ду­ра на­зна­че­ния су­дей и про­ку­ро­ров, ко­то­рых бу­дут на­зна­чать мест­ные вла­сти, а не Ки­ев, воз­мож­ность под­пи­са­ния до­го­во­рен­но­стей меж­ду пра­ви­тель­ством Укра­и­ны или дру­ги­ми цен­траль­ны­ми ор­га­на­ми ис­пол­ни­тель­ной вла­сти с ор­га­на­ми мест­но­го са­мо­управ­ле­ния об эко­но­ми­че­ском, со­ци­аль­ном и куль­тур­ном раз­ви­тии опре­де­лен­ных ре­ги­о­нов, пра­во мест­ных вла­стей на фор­ми­ро­ва­ние от­ря­дов на­род­но­го опол­че­ния, укреп­ле­ние доб­ро­со­сед­ских от­но­ше­ний меж­ду мест­ны­ми субъ­ек­та­ми и ад­ми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ны­ми еди­ни­ца­ми Рос­сии на ос­но­ва­нии до­го­во­ра о транс­гра­нич­ном со­труд­ни­че­стве.

Как Укра­и­на оце­ни­ва­ет воз­мож­но­сти вер­нуть се­бе тер­ри­то­рии, ко­то­рые сей­час кон­тро­ли­ру­ют про­рос­сий­ские се­па­ра­ти­сты?

Во-пер­вых, ок­ку­пи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии Укра­и­ны кон­тро­ли­ру­ют не се­па­ра­ти­сты, а Рос­сия и ее во­ору­жен­ные си­лы. Во-вто­рых, Укра­и­на от­ста­и­ва­ет мир­ное ре­ше­ние кон­флик­та в рам­ках Мин­ских до­го­во­рен­но­стей и имен­но на это на­прав­ля­ет все свои уси­лия. Ес­ли Рос­сия воз­об­но­вит агрес­сию на Дон­бас­се, во­ору­жен­ные си­лы Укра­и­ны смо­гут дать до­стой­ный от­пор. Ес­ли для то­го сло­жат­ся бла­го­при­ят­ные усло­вия, Укра­и­на мо­жет перейти в контрнаступление и вер­нуть се­бе кон­троль над сво­и­ми ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми.

Рос­сия пред­ла­га­ет пря­мые пе­ре­го­во­ры меж­ду по­встан­ца­ми и Ки­е­вом. Со­глас­ны ли вы на это? Ка­ки­ми вы ви­ди­те эти пе­ре­го­во­ры?

Пря­мые пе­ре­го­во­ры с ли­де­ра­ми са­мо­про­воз­гла­шен­ных рес­пуб­лик До­нец­ка и Лу­ган­ска со­вер­шен­но непри­ем­ле­мы для Укра­и­ны, по­сколь­ку тем са­мым мы прак­ти­че­ски при­зна­ли бы их. Для Укра­и­ны глав­ная сто­ро­на кон­флик­та – это Рос­сия, по­это­му пе­ре­го­во­ры воз­мож­ны толь­ко с ней при по­сред­ни­че­стве дру­гих стран и ор­га­ни­за­ций. Связь с пред­ста­ви­те­ля­ми са­мо­про­воз­гла­шен­ных рес­пуб­лик под­дер­жи­ва­ет­ся толь­ко в ви­де их при­гла­ше­ния при­сут­ство­вать на за­се­да­ни­ях трех­сто­рон­ней (мин­ской) кон­такт­ной груп­пы.

Ев­ро­па все ча­ще за­яв­ля­ет о том, что «Крым – свер­шив­ший­ся факт», так не сто­ит ли под­хо­дить к си­ту­а­ции с этой пер­спек­ти­вы?

Это со­вер­шен­но не со­от­вет­ству­ет ис­тине. На­при­мер, в но­яб­ре 2016 го­да ко­ми­тет Ге­нассам­блеи ООН по пра­вам че­ло­ве­ка под­дер­жал укра­ин­ский про­ект ре­зо­лю­ции о со­сто­я­нии прав че­ло­ве­ка в Ав­то­ном­ной Рес­пуб­ли­ке Крым и в го­ро­де Се­ва­сто­поль. В этой ре­зо­лю­ции ООН впер­вые од­но­знач­но на­зва­ла Рос­сию го­су­дар­ством-ок­ку­пан­том, а Крым и Се­ва­сто­поль – ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми. Не­дав­ние ре­ше­ния дру­гих зна­чи­мых меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, в том чис­ле Меж­ду­на­род­но­го су­да ООН, та­к­же под­твер­жда­ют, что мир не за­был о Кры­ме. Это до­ка­зы­ва­ет и недав­нее ре­ше­ние США и ЕС о про­дол­же­нии ан­ти­рос­сий­ских санк­ций, ко­то­рые со­хра­нят­ся до тех пор, по­ка Крым не вер­нет­ся к Укра­ине. а как вы со­би­ра­е­тесь вер­нуть Крым? Как и в слу­чае с Дон­бас­сом, Укра­и­на вы­сту­па­ет за мир­ное воз­вра­ще­ние Кры­ма. Мы по­ни­ма­ем, что это воз­мож­но толь­ко при ак­тив­ной под­держ­ке меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства. По­это­му мы бу­дем, пре­жде все­го, ра­бо­тать над тем, что­бы при­вле­кать вни­ма­ние ми­ра к про­бле­ме рос­сий­ской ан­нек­сии по­лу­ост­ро­ва, ини­ци­и­руя со­от­вет­ству­ю­щие ре­ше­ния ООН, ОБСЕ и Меж­ду­на­род­но­го су­да.

Неко­то­рые за­пад­ные СМИ утвер­жда­ют, что на укра­ин­ские спец­служ­бы все еще ока­зы­ва­ет вли­я­ние рос­сий­ская ФСБ.

К со­жа­ле­нию, в опре­де­лен­ной сте­пе­ни это прав­да. Сра­зу по­сле рас­па­да СССР Рос­сия на­ча­ла фор­ми­ро­вать свое лоб­би в укра­ин­ских спец­служ­бах. Сна­ча­ла ос­но­вой это­го лоб­би ста­ли офи­це­ры рус­ско­го про­ис­хож­де­ния, остав­ши­е­ся на тер­ри­то­рии Укра­и­ны или спе­ци­аль­но внед­рен­ные в ее струк­ту­ры. В этом Рос­сии очень при­го­ди­лась практика СССР, ко­гда в со­став со­вет­ской ар­мии на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, в том чис­ле во­ен­ной раз­вед­ки, вклю­ча­лись в ос­нов­ном кад­ры из Рос­сии. То же са­мое прак­ти­ко­ва­лось в слу­чае КГБ, на ба­зе ко­то­ро­го и бы­ла со­зда­на Служ­ба без­опас­но­сти Укра­и­ны. По­том Рос­сия про­дол­жи­ла вер­бо­вать со­труд­ни­ков укра­ин­ских спец­служб, и осо­бен­ный раз­мах вер­бов­ка при­об­ре­ла во вре­мя ре­жи­ма Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча. По­это­му в пе­ри­од с 2010 по 2013 го­ды Москва зна­чи­тель­но укре­пи­ла свое вли­я­ние на ра­бо­ту служб без­опас­но­сти Укра­и­ны, прак­ти­че­ски взяв под кон­троль их ру­ко­вод­ство и де­мо­ра­ли­зо­вав осталь­ных со­труд­ни­ков. Это по­ме­ша­ло им пре­ду­пре­дить о во­ору­жен­ной агрес­сии Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. По­сле сме­ны вла­сти в Укра­ине на­ча­лась мас­штаб­ная ра­бо­та по чист­ке спец­служб. Это слож­ный и про­дол­жи­тель­ный про­цесс, осо­бен­но в усло­ви­ях вой­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.