Дет­ство Пет­ру­хи

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ва­ле­рий ЛИТОНИНСКИЙ

Че­рез че­ты­ре го­да по­сле со­бы­тий Ев­ро­май­да­на все­го два че­ло­ве­ка по­лу­чи­ли ре­аль­ные на­ка­за­ния в ви­де тю­рем­но­го за­клю­че­ния, толь­ко один из них от­бы­ва­ет на­ка­за­ние. По­че­му? – Да, это од­но­знач­но ма­ло. Там, где дей­стви­тель­но ин­кри­ми­ни­ру­ют­ся тяж­кие преступления, и в боль­шом ко­ли­че­стве, су­деб­ные про­цес­сы про­дол­жа­ют­ся. Ка­са­тель­но 202 лиц, ко­то­рым в том чис­ле ин­кри­ми­ни­ру­ют­ся убий­ства на Май­дане, нанесения тя­же­лых те­лес­ных по­вре­жде­ний, там, где есть большое ко­ли­че­ство по­тер­пев­ших,– де­ла на про­тя­же­нии двух-трех лет прак­ти­че­ски не дви­га­ют­ся. Сре­ди та­ких по­до­зре­ва­е­мых есть вы­со­кие долж­ност­ные ли­ца, на­при­мер, за­ме­сти­тель ми­ни­стра внут­рен­них дел, гла­ва Ки­ев­ской го­рад­ми­ни­стра­ции, мэр од­но­го из го­ро­дов, ру­ко­во­ди­те­ли об­ласт­ной ми­ли­ции и об­ласт­ной про­ку­рор. Есть та­кая си­стем­ная про­бле­ма, ко­то­рая, к со­жа­ле­нию, по­ка не устра­ня­ет­ся. Не ощу­ща­ет­ся же­ла­ние су­дей за­вер­шать эти про­цес­сы.

Это уже о су­дах. А что ка­са­ет­ся рас­сле­до­ва­ний, ко­то­рые еще не за­вер­ше­ны? Вне­се­ния из­ме­не­ний в УПК спо­соб­ству­ет или ме­ша­ет рас­сле­до­ва­нию дел Май­да­на?

– Да, есть большое ко­ли­че­ство неза­вер­шен­ных рас­сле­до­ва­ний. И тут есть па­кет про­блем, со­здан­ных Вер­хов­ной Ра­дой. Пер­вое – это пре­кра­ще­ние пол­но­мо­чий сле­до­ва­те­лей про­ку­ра­ту­ры по ре­ги­стра­ции и рас­сле­до­ва­нию но­вых про­из­водств по­сле 20 но­яб­ря 2017 го­да. Долж­но бы­ло быть со­зда­но и на­чать свою де­я­тель­ность Го­су­дар­ствен­ное бю­ро рас­сле­до­ва­ний. Гос­бю­ро ра­бо­тать не на­ча­ло, но сле­до­ва­те­ли про­ку­ра­ту­ры ли­ши­лись пол­но­мо­чий. По­это­му но­вые за­яв­ле­ния, ко­то­рые по­сту­па­ют, мы не мо­жем за­ре­ги­стри­ро­вать и не мо­жем рас­сле­до­вать. Кро­ме то­го, за­ко­но­да­тель раз­ре­ша­ет нам еще на про­тя­же­нии двух лет за­вер­шать ста­рые де­ла, от­кры­тые сле­до­ва­те­ля­ми про­ку­ра­ту­ры. Но большое ко­ли­че­ство дел на­ча­ты сле­до­ва­те­ля­ми ми­ли­ции, в част­но­сти ка­са­е­мо убийств на Май­дане. Со­от­вет­ствен­но, под со­мне­ние ста­вит­ся ле­ги­тим­ность сле­до­ва­те­лей про­ку­ра­ту­ры.

То есть на пя­том го­ду рас­сле­до­ва­ний Вер­хов­ная Ра­да сде­ла­ла так, что мож­но со­бран­ные до­ка­за­тель­ства при­знать недо­пу­сти­мы­ми толь­ко из-за про­це­дур­ных во­про­сов, это ка­са­ет­ся и дел об убий­ствах на Май­дане. Са­мое страш­ное, что вот та­кие за­ко­но­да­тель­ные недо­стат­ки не хо­тят устра­нять. Уже про­шло три ме­ся­ца, а воз и ныне там. То есть рас­сле­до­ва­ния раз­ва­ли­ва­ют­ся. За­кла­ды­ва­ют­ся ми­ны, ко­то­рые по­том взо­рвут­ся. Мы об этом го­во­рим, а ре­ак­ции нет.

Это умыш­лен­но, или же про­сто ошиб­ки?

– Ес­ли учи­ты­вать, что на это ни­кто не ре­а­ги­ру­ет, – это умыш­лен­ная де­я­тель­ность. Еще есть про­бле­мы с так на­зы­ва­е­мой по­прав­кой Ло­зо­во­го [на­род­но­го де­пу­та­та от фрак­ции Ра­ди­каль­ной пар­тии Ан­дрея Ло­зо­во­го] к Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­му ко­дек­су. Она долж­на с 15 мар­та всту­пить в си­лу. Не­при­ня­тие ни­ка­ких мер по ее от­мене при­ве­дет к фак­ти­че­ско­му за­кры­тию мно­гих дел и про­сто за­кры­тию рас­сле­до­ва­ний, из-за невоз­мож­но­сти прой­ти все эти глу­пые про­це­ду­ры, ко­то­рые ввел пар­ла­мент.

Боль­шин­ство дел бу­дет за­кры­то. Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что это ко­му-то вы­год­но. Не толь­ко де­ла Май­да­на, но и большое ко­ли­че­ство дру­гих дел, ко­то­рые ка­са­ют­ся де­пу­та­тов, воз­мож­но, их дру­зей, зна­ко­мых. С 15 мар­та все про­дол­же­ния сро­ков след­ствия, по новому за­ко­ну, нуж­но бу­дет осу­ществ­лять толь­ко че­рез суд. Сей­час про­дле­ва­ет след­ствие про­ку­рор, а бу­дет толь­ко суд. Эти сро­ки про­дле­ва­ют­ся на ме­сяц или на два. Со­от­вет­ствен­но, с 15 мар­та все идут в суд, ста­но­вят­ся в оче­редь и все не успе­ва­ют.

А даль­ше в по­прав­ке Ло­зо­во­го есть пря­мая им­пе­ра­тив­ная нор­ма: ес­ли сро­ки след­ствия не про­дол­же­ны, сле­до­ва­тель обя­зан за­крыть уго­лов­ное про­из­вод­ство. Да­же ес­ли успеть про­длить след­ствие, оста­ют­ся за­цеп­ки. На­при­мер, суд мо­жет не про­дол­жить срок след­ствия, ес­ли хо­да­тай­ство про­ти­во­прав­ное или необос­но­ван­ное. При этом за­ко­но­да­тель не пи­шет, что зна­чит необос­но­ван­ное, в чем это за­клю­ча­ет­ся. То есть лю­бой су­дья мо­жет от­ка­зать в про­дол­же­нии сро­ков, и на­сту­па­ет обя­за­тель­ство сле­до­ва­те­ля за­крыть де­ло. Кро­ме то­го, ре­ше­ние след­ствен­но­го судьи нель­зя бу­дет да­же оспо­рить. Что­бы оче­ре­ди в су­дах точ­но бы­ли не ме­сяц, не два, а пять, при­ня­тие ре­ше­ний о на­зна­че­нии экс­пер­тиз то­же пе­ре­да­ли в суд. Те­перь все на­зна­че­ния экс­пер­тиз бу­дет осу­ществ­лять суд. За­чем? С 15 мар­та в су­ды по­не­сут ты­ся­чи но­вых хо­да­тайств, сей­час уже оче­ре­ди сто­ят, а бу­дет еще ху­же.

Сей­час скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что про­це­ду­ра за­оч­но­го пре­сле­до­ва­ния – это един­ствен­ный спо­соб хоть ко­го-то при­влечь к от­вет­ствен­но­сти по де­лам Май­да­на. Ген­про­ку­рор Юрий Лу­цен­ко уже анон­си­ро­вал но­вое за­оч­ное про­из­вод­ство про­тив Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча и его со­рат­ни­ков по де­лу рас­стре­лов на Май­дане? Ка­кие сложности свя­за­ны имен­но с за­оч­ным су­деб­ным производством?

– Да, ны­неш­няя за­оч­ная про­це­ду­ра со­зда­ет угрозы то­го, что Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка (ЕСПЧ) при­зна­ет при­го­во­ры неза­кон­ны­ми, за­тем по­сле­ду­ет их от­ме­на. Есть общая про­це­ду­ра при­ме­не­ния за­оч­но­го про­из­вод­ства: дол­жен быть меж­ду­на­род­ный ро­зыск Ин­тер­по­ла, но Ин­тер­пол по боль­шин­ству укра­ин­ских фи­гу­ран­тов не да­вал раз­ре­ше­ния на ро­зыск. В 2016 го­ду, ко­гда вы­би­ра­ли ген­про­ку­ро­ра, внес­ли из­ме­не­ния в за­кон о «за­оч­ке», ко­то­рым вве­ли осо­бен­но­сти его при­ме­не­ния. Ска­за­ли, что мож­но при­ме­нять не толь­ко про­тив тех, кто в меж­ду­на­род­ном ро­зыс­ке, а и про­тив тех, кто за гра­ни­цей на­хо­дит­ся или шесть ме­ся­цев был в ро­зыс­ке.

Дей­ствие этих норм про­дол­же­ны до то­го, как ди­рек­тор ГБР опуб­ли­ку­ет объ­яв­ле­ние о на­ча­ле ра­бо­ты ГБР в га­зе­те Уря­до­вий ку­рьер. То есть, что­бы вы по­ни­ма­ли, за­кон о при­ме­не­нии за­оч­но­го про­из­вод­ства дей­ству­ет до объ­яв­ле­ния в га­зе­те. Со­от­вет­ствен­но, дей­ству­ет толь­ко опре­де­лен­ное вре­мя и про­тив опре­де­лен­ных лиц. Это уже из­би­ра­тель­ность, и Ев­ро­пей­ский суд на это об­ра­тит вни­ма­ние.

Так­же осо­бо об­ра­тим вни­ма­ние на то, что ге­не­раль­ный про­ку­рор, гла­ва Вер­хов­ной Ра­ды, Пре­зи­дент неод­но­крат­но вы­ска­зы­ва­лись о том, что этот за­кон нам ну­жен, что­бы осу­дить Яну­ко­ви­ча. Пря­мо так и при­зна­лись, что нам дей­стви­тель­но для из­би­ра­тель­но­го при­ме­не­ния нуж­но.

Дру­гой во­прос – со­блю­де­ние меж­ду­на­род­ной кон­вен­ции о пра­вах по­до­зре­ва­е­мо­го. Он дол­жен знать, в чем по­до­зре­ва­ет­ся, иметь воз­мож­ность предо­став­лять объ­яс­не­ния, иметь пра­во на за­щит­ни­ка и так да­лее. В на­шем за­оч­ном про­цес­се, как пра­ви­ло, это не обес­пе­чи­ва­ет­ся. Да, мы зна­ем, где находятся Яну­ко­вич и еще, мо­жет, па­ра лиц, и мо­жем ту­да что-то от­пра­вить. А в боль­шин­стве слу­ча­ев за­оч­ный про­цесс про­ис­хо­дит та­ким об­ра­зом: по­до­зре­ва­е­мый непо­нят­но где, ад­во­ка­та бе­рут в цен­тре пер­вич­ной пра­во­вой по­мо­щи, ему вру­ча­ют­ся все до­ку­мен­ты, и де­ло на­прав­ля­ют в суд. Да­же неиз­вест­но, жив ли по­до­зре­ва­е­мый.

По мо­е­му мне­нию, долж­ны быть та­кие из­ме­не­ния: «за­оч­ка» при­ме­ня­ет­ся то­гда, ко­гда мы зна­ем, где че­ло­век на­хо­дит­ся, но нам его не вы­да­ют. Что­бы мы мог­ли на­пра­вить ему до­ку­мен­ты, он мог за­хо­теть или не за­хо­теть при­ни­мать уча­стие в су­де, но го­су­дар­ство долж­но по­ка­зать, что оно сде­ла­ло все воз­мож­ное, что­бы обес­пе­чить пра­ва по­до­зре­ва­е­мо­го [то­гда у ЕСПЧ не оста­нет­ся ос­но­ва­ний от­вер­гать та­кие ре­ше­ния].

Су­ще­ству­ет мно­го ми­фов о рас­стре­лах на Май­дане. По­след­ний из них – о ра­бо­те ино­стран­ных (на­при­мер, гру­зин­ских) снай­пе­ров на Май­дане. Про­ком­мен­ти­ру­е­те?

– След­стви­ем не по­лу­че­но под­твер­жде­ния непо­сред­ствен­но­го уча­стия любого ино­стран­но­го граж­да­ни­на в со­бы­ти­ях на Май­дане [с про­ти­во­прав­ны­ми дей­стви­я­ми]. То есть непо­сред­ствен­но­го уча­стия – с ору­жи­ем, из­би­е­ния или ка­кие-то дру­гие про­ти­во­прав­ные дей­ствия. Ка­ких-то ви­део­за­пи­сей или по­ка­за­ний лю­дей нет. По мо­е­му мне­нию, исто­рия с гру­зин­ски­ми снай­пе­ра­ми вы­гля­дит вы­ду­ман­ной. Но в лю­бом слу­чае, ес­ли есть кон­крет­ные ли­ца, ко­то­рые сде­ла­ют по­доб­ные гром­кие за­яв­ле­ния, мы обя­за­ны бу­дем про­ве­рять и со­би­рать по это­му фак­ту до­ка­за­тель­ства. Все, что по­ка го­во­ри­ли по это­му по­во­ду, не со­от­вет­ству­ет объ­ек­тив­ным об­сто­я­тель­ствам.

Сколь­ко вре­ме­ни еще нуж­но, что­бы хо­тя бы за­вер­шить рас­сле­до­ва­ние всех дел Май­да­на?

– Мы все­гда го­во­рим, сколь­ко лет до за­вер­ше­ния де­ла Май­да­на, но тут нуж­но раз­де­лять. Оно раз­би­ва­ет­ся на кон­крет­ные эпи­зо­ды. Часть из них уже на­хо­дит­ся в су­дах. На­при­мер, та же исто­рия с ка­за­ком Ми­ха­и­лом Гав­ри­лю­ком (ныне на­род­ным де­пу­та­том от фрак­ции На­род­ный фронт) уже за­вер­ше­на. Все рас­сле­до­ва­ния от­прав­ле­ны в суд, вы­не­се­ны при­го­во­ры. А убий­ства Сер­гея Ни­го­я­на, Ми­ха­и­ла Жиз­нев­ско­го и Ро­ма­на Се­ни­ка (пер­вые по­гиб­шие во вре­мя Ев­ро­май­да­на), ес­ли они не рас­кры­ты до се­го­дняш­не­го дня, то они долж­ны рас­сле­до­вать­ся и 10, и 20 лет, по­ка не бу­дет рас­кры­то это пре­ступ­ле­ние, го­су­дар­ство бе­рет на се­бя это обя­за­тель­ство. По мно­гим де­лам, ко­то­рые уже в су­де с по­до­зре­ва­е­мы­ми, нель­зя ска­зать, сколь­ко лет они бу­дут еще рас­смат­ри­вать­ся, ис­хо­дя из то­го, как этот про­цесс дви­га­ет­ся. А точ­нее, как не дви­га­ет­ся.

Су­ще­ству­ю­щая про­бле­ма­ти­ка, о ко­то­рой я по­сто­ян­но го­во­рю и со­об­щаю ру­ко­вод­ству ГПУ, и по вза­и­мо­дей­ствию с МВД и СБУ, и в це­лом по от­но­ше­нию к за­дей­ство­ван­ным в рас­сле­до­ва­ни­ях органам, сви­де­тель­ству­ет о том, что нет по­ли­ти­че­ской во­ли рас­сле­до­вать преступления про­тив Май­да­на.

Пя­тый год по­ли­ти­ки обе­ща­ют укра­ин­цам на­ка­зать ви­нов­ных в пре­ступ­ле­ни­ях, со­вер­шен­ных про­тив участ­ни­ков Ев­ро­май­да­на. Но пра­во­охра­ни­те­лям до сих пор по­хва­стать осо­бо нечем. «Кор­ре­спон­дент» за­дал во­про­сы то­му, кто отве­ча­ет за рас­сле­до­ва­ния дел Май­да­на,– на­чаль­ни­ку управ­ле­ния специальных рас­сле­до­ва­ний Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Укра­и­ны Сер­гею Гор­ба­тю­ку. Он был на удив­ле­ние от­кро­ве­нен и в вы­ра­же­ни­ях не стес­нял­ся

си­стем­ная про­бле­ма: Не ощу­ща­ет­ся же­ла­ние су­дей За­вер­шить про­цес­сы, свя­зан­ные с со­бы­ти­я­ми На май­дане

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.