ДВА­ЖДЫ БЕЖАВШИЙ

Как боль­ше­вист­ский вождь Ва­ле­ри­ан Куй­бы­шев по­зор­но сбе­жал из Са­ма­ры

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПИОСЛТИОТРИИКЯА - вла­ди­мир во­ро­нов

6 июня 2018 го­да ис­пол­ня­ет­ся 130 лет со дня рож­де­ния Ва­ле­ри­а­на Куй­бы­ше­ва, од­но­го из са­мых вер­ных ста­лин­ских спод­руч­ных: член По­лит­бю­ро ЦК ВКП(Б), член Орг­бю­ро ЦК ВКП(Б), пред­се­да­тель Гос­пла­на СССР, ини­ци­а­тор со­зда­ния По­лит­ко­мис­сии ЦК по борь­бе с «бай­ско-ку­лац­ким со­про­тив­ле­ни­ем» в Уз­бе­ки­стане с пра­вом «утвер­жде­ния приговоров к рас­стре­лу»… Про­ще го­во­ря, Куй­бы­шев при­над­ле­жал к ко­гор­те тех, кто по­сле­до­ва­тель­но и энер­гич­но про­во­дил в жизнь лю­бые ука­за­ния во­ждя, его вполне мож­но на­звать од­ним из её са­мых де­я­тель­ных твор­цов. Кто зна­ет, быть мо­жет, в ко­неч­ном счё­те мо­лох ста­лин­ских ре­прес­сий со­жрал бы и са­мо­го Куй­бы­ше­ва, но он умер в ян­ва­ре 1935 го­да – все­го лишь в 46-лет­нем воз­расте. Мир­ная смерть «на бо­е­вом по­сту» поз­во­ли­ла крем­лёв­ским то­ва­ри­щам тут же пе­ре­име­но­вать ста­рин­ный по­волж­ский го­род Са­ма­ру в его честь.

Неко­то­рое от­но­ше­ние к Са­ма­ре Ва­ле­ри­ан Куй­бы­шев имел, хо­тя и весь­ма спе­ци­фи­че­ское. Впер­вые он по­явил­ся в Са­ма­ре в мар­те 1916 го­да, сбе­жав из ир­кут­ской ссыл­ки. Со­глас­но древ­ней боль­ше­вист­ской ле­ген­де, он несколь­ко ме­ся­цев яко­бы воз­глав­лял ре­во­лю­ци­он­ное под­по­лье, а по­пут­но тру­дил­ся фре­зе­ров­щи­ком на труб­ном за­во­де. Но осе­нью 1916 го­да Куй­бы­ше­ва аре­сто­ва­ли и вы­сла­ли в Ту­ру­хан­ский край до­си­жи­вать неот­бы­тый срок.

По­сле фев­ра­ля 1917 го­да Ва­ле­ри­ан Куй­бы­шев вновь ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся в Са­ма­ре, обос­но­вав­шись на долж­но­сти каз­на­чея в мест­ном губ­ко­ме РСДРП(б). Здесь у него слу­чи­лась лю­бовь с за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля бю­ро губ­ко­ма Ев­ге­ни­ей Ко­ган. Преды­ду­щую воз­люб­лен­ную, Прас­ко­вью Стяж­ки­ну, пла­мен­ный ре­во­лю­ци­о­нер бро­сил вме­сте с ре­бён­ком, ко­то­ро­го она ро­ди­ла от него в мар­те 1917 го­да. Боль­ше­вист­ская ми­фо­ло­гия утвер­жда­ла, что В.В. Куй­бы­шев был вы­да­ю­щим­ся ру­ко­во­ди­те­лем Са­мар­ской ор­га­ни­за­ции РСДРП(Б) как до ре­во­лю­ции, так и в 1917 – 1918 го­дах. Но ар­хив­ные до­ку­мен­ты, най­ден­ные мест­ны­ми ис­то­ри­ка­ми ещё в со­вет­ские го­ды, это опро­вер­га­ют: ни­ка­кой за­мет­ной ро­ли в Са­мар­ской парт­ор­га­ни­за­ции Ва­ле­ри­ан Куй­бы­шев ни­ко­гда не иг­рал и, бо­лее то­го, вплоть до ок­тяб­ря 1917 го­да да­же сто­ял на мень­ше­вист­ских по­зи­ци­ях.

Да и со­вет­скую власть в Са­ма­ре во­все не уста­нав­ли­вал, а лишь по по­ру­че­нию бо­лее зна­чи­мых де­я­те­лей за­чи­тал на со­бра­нии Со­ве­тов в цир­ке «Олимп» бу­маж­ку с ито­га­ми го­ло­со­ва­ния по во­про­су об уста­нов­ле­нии со­вет­ской вла­сти в Са­ма­ре. Впро­чем, на его «са­мар­ском» сче­ту есть ра­зум­ное ру­ко­во­дя­щее ука­за­ние. На од­ном из за­се­да­ний губ­ко­ма пар­тии его лю­бов­ни­ца-спо­движ­ни­ца Ев­ге­ния Ко­ган пред­ло­жи­ла: «Вот да­вай­те опре­де­лим, где жи­вут са­мые со­сто­я­тель­ные лю­ди, сфор­ми­ру­ем груп­пы по 10 – 12 че­ло­век и но­чью всех вы­ре­жем, вплоть до груд­но­го мла­ден­ца». Но Куй­бы­шев тут же пред­ло­жил сба­вить па­ры: «Ну 15 се­мей вы­ре­жем, а по­том? По­том вся Са­ма­ра про­тив нас будет».

Звёзд­ный час Ва­ле­ри­а­на Куй­бы­ше­ва на­стал в июне 1918 го­да, ко­гда он бро­сил го­род, бе­жав от на­сту­пав­ших че­хо­сло­ва­ков. При­чём умуд­рил­ся сде­лать это пре­дель­но по­зор­но и… два­жды! Сбе­жал, ко­гда лишь раз­да­лись пер­вые вы­стре­лы, ещё да­же до на­ча­ла соб­ствен­но штур­ма Са­ма­ры, хо­тя дол­жен был ру­ко­во­дить обо­ро­ной го­ро­да. Пе­ре­до­вые ча­сти Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са по­до­шли к Са­ма­ре 5 июня 1918 го­да. К то­му вре­ме­ни в го­ро­де уже ца­рил пол­ный ха­ос.

Крас­ных бой­цов бы­ло вро­де нема­ло, не ме­нее 5 ты­сяч, да­же ору­дий, как ока­за­лось, бы­ло пол­но, но – ни од­но­го че­ло­ве­ка, уме­ю­ще­го с ни­ми об­ра­щать­ся. Сна­ря­дов то­же в из­быт­ке, но опять-та­ки не тех! Рас­кле­и­ли на ули­цах и да­ли в га­зе­тах объ­яв­ле­ния: сроч­но тре­бу­ют­ся ар­тил­ле­ри­сты. Один по это­му объ­яв­ле­нию да­же при­шёл: быв­ший пра­пор­щик Ти­ню­ков­ский, по­тре­бо­вав­ший харч и оклад. По­лу­чив тре­бу­е­мое, ис­чез. Со­став тех, кто то­гда по при­зы­ву тов. Куй­бы­ше­ва встал на за­щи­ту вла­сти боль­ше­ви­ков, был весь­ма пёстр: несколь­ко дру­жин из необ­стре­лян­ных ра­бо­чих, дру­жи­на ле­во­э­се­ров­ских бо­е­ви­ков, уси­лен­ная сту­ден­та­ми, два та­тар­ских от­ря­да, баш­кир­ский от­ряд, ещё ка­кой-то «му­суль­ман­ский от­ряд», не­кий «ка­ра­уль­ный от­ряд ин­тер­на­ци­о­на­ли­стов» (то есть быв­шие плен­ные нем­цы и мадь­я­ры), от­ряд пу­ле­мёт­чи­ков из… ки­тай­цев, 200 ла­тыш­ских стрел­ков, име­лись да­же ка­кие-то бол­га­ры, со­вер­шен­но непо­нят­ным об­ра­зом за­ле­тев­шие в Са­ма­ру!

Вы­ко­пав око­пы воз­ле же­лез­но­до­рож­но­го мо­ста че­рез ре­ку Са­ма­ру, бой­цы пер­вым де­лом ста­ли глу­шить гра­на­та­ми ры­бу, ва­рить уху, по­том в ход по­шёл са­мо­гон… В око­пы этих во­як пин­ка­ми и при­кла­да­ми за­го­ня­ли ла­ты­ши. А вот ки­тай­ским пу­ле­мёт­чи­кам гра­мот­но по­ста­вить за­да­чу так и не су­ме­ли: не ока­за­лось пе­ре­вод­чи­ков, а са­ми они по-рус­ски уме­ли про­из­но­сить лишь од­ну фра­зу – «Моя твоя не по­ни­маю».

В ночь с 4 на 5 июня раз­го­ре­лась ар­тил­ле­рий­ская пе­ре­стрел­ка и с Са­мар­ско­го мо­ста при­шла весть, что «че­хи уже идут». Вот тут пар­тий­ные то­ва­ри­щи и по­ду­ма­ли: ко­нец! Тут же был от­дан при­каз об эва­ку­а­ции и, как пи­сал в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях член Са­мар­ско­го рев­ко­ма Илья Трай­нин, «под гро­хот ору­дий по­тя­ну­лись от клу­ба на­гру­жен­ные ав­то­мо­би­ли с ору­жи­ем и про­до­воль­стви­ем к при­ста­ни, где уже ждал па­ро­ход. На него се­ли уста­лые от бес­сон­ных ночей от­вет­ствен­ные со­вет­ские и пар­тий­ные ра­бот­ни­ки, в том чис­ле и не­ко­то­рые из тех, ко­то­рые в те­че­ние всей борь­бы вдох­нов­ля­ли за­щит­ни­ков Са­ма­ры. На па­ро­ход по­гру­зил­ся так­же неболь­шой от­ряд во­ору­жён­ных крас­но­гвар­дей­цев… Ве­че­ром, в тот же день, па­ро­ход при­был в Сим­бирск. Все бы­ли убеж­де­ны, что Са­ма­ра уже сда­на че­хам».

На де­ле это бы­ла во­все не эва­ку­а­ция, а па­ни­че­ское бег­ство, Куй­бы­шев да­же бро­сил в го­ро­де обе­их сво­их лю­бов­ниц, как быв­шую – Прас­ко­вью Стяж­ки­ну, так и дей­ству­ю­щую – Ев­ге­нию Ко­ган, ни од­ну из них не взяв с со­бой на па­ро­ход. Толь­ко вот ни­ка­кие че­хи то­гда в Са­ма­ру ещё не вхо­ди­ли и шла обыч­ная ар­тил­ле­рий­ская пе­ре­стрел­ка. О чём то­ва­ри­щи, дра­па­нув­шие на па­ро­хо­де, узна­ли уже в Сим­бир­ске. Им бы­ло при­ка­за­но не­мед­лен­но вер­нуть­ся об­рат­но под угро­зой быть за­клей­мён­ны­ми как «де­зер­ти­ры». Той же но­чью па­ро­ход с бег­ле­ца­ми-боль­ше­ви­ка­ми дви­нул­ся об­рат­но в Са­ма­ру, при­быв ту­да утром 7 июня. Что­бы в ночь на 8 июня бе­жать сно­ва.

Но на сей раз Куй­бы­шев не за­был за­брать с со­бой Ев­ге­нию Ко­ган, а вот Стяж­ки­ну с ма­лым ре­бён­ком на ру­ках бро­сил сно­ва, и че­ты­ре ме­ся­ца она жи­ла в стра­хе быть вы­дан­ной.

А сам Ва­ле­ри­ан Вла­ди­ми­ро­вич вме­сте со сво­ей Ев­ге­ни­ей, плу­тая по про­ход­ным дво­рам и пе­ре­бе­гая, как он сам поз­же на­пи­сал, по кры­шам са­ра­ев и фли­ге­лей, про­би­рал­ся к реч­ной при­ста­ни. Эту сце­ну за­пе­чат­лел в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях член пар­тии с 1917 го­да Алек­сей Бе­шен­ков­ский: «Что, Бе­шен­ков­ский, про­ход­но­го дво­ра здесь к Вол­ге нет?» «Нет», – от­ве­тил я и по­спе­шил к ним на ули­цу. Вме­сте с т.т. Куй­бы­ше­вым и Ко­ган до­шёл до при­ста­ни. На при­ста­ни сто­ял па­ро­ход с крас­но­ар­мей­ца­ми пол­ка, при­быв­ше­го из Моск­вы для за­щи­ты Са­ма­ры… Тов. Куй­бы­шев предъ­явил на па­ро­хо­де свои до­ку­мен­ты…» Вот так тов. Куй­бы­шев и бе­гал от че­хов из Са­ма­ры на па­ро­хо­де в Сим­бирск, два­жды за три дня. Впро­чем, эти мел­кие пре­гре­ше­ния пар­тия ему про­сти­ла, хо­тя для са­мих за­щит­ни­ков го­ро­да они обер­ну­лись боль­шой кро­вью.

ва­ле­ри­ан куй­бы­шев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.