Не шпи­он­ский ро­ман

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Де­нис Лав­ни­ке­вич

В те­ни гром­ких скан­да­лов оста­ет­ся де­ло укра­ин­ско­го жур­на­ли­ста Павла Ша­рой­ко, ко­то­ро­му в Мин­ске вынесли при­го­вор – во­семь лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Об­ви­нен он в шпи­о­на­же. Есть шанс, что его смо­гут «об­ме­нять» на бе­ло­рус­ско­го граж­да­ни­на, ко­то­ро­го об­ви­ни­ли в Укра­ине в том же самом 23 мая ста­ло из­вест­но, что вер­хов‑ ный суд Бе­ла­ру­си осу­дил укра­ин‑ ско­го жур­на­ли­ста Павла ша­рой­ко на во­семь лет ли­ше­ния сво­бо­ды за шпи­о­наж. Об этом жур­на­ли­стам в Мин­ске за­явил по­сол Укра­и­ны в Бе‑ ла­ру­си Игорь Ки­зим. По его сло­вам, ша­рой­ко в СИЗО КГБ на­ве­ща­ли же­на и укра­ин­ский кон­сул. Од­на­ко даже по­сол не знал, когда имен­но был вы­не­сен при­го­вор укра­ин­ско­му жур‑ на­ли­сту. Суд над ша­рой­ко на­чал­ся в фев­ра­ле и шел в за­кры­том ре­жи­ме.

Вер­хов­ный суд Бе­ла­ру­си ни­че­го не ком­мен­ти­ро­вал, госс­ми Бе­ла­ру­си ни­че­го не пи­са­ли, а него­су­дар­ствен­ные – не име­ли ин­фор­ма­ции. Было из­вест­но толь­ко, что 27 но­яб­ря 2017 го­да про­тив Ша­рой­ко воз­бу­ди­ли уго­лов­ное де­ло по ст. 358 УК Бе­ла­ру­си (Шпи­о­наж) и от­пра­ви­ли в СИЗО КГБ. (Бе­ла­русь – един­ствен­ная из рес­пуб­лик быв­ше­го СССР, в ко­то­рой КГБ не по­ме­нял ни сво­е­го на­зва­ния, ни ха­рак­те­ра ра­бо­ты.)

30 мая «де­ло Ша­рой­ко» про­яс­нил председатель КГБ Бе­ла­ру­си Ва­ле­рий Ва­куль­чик. Он под­твер­дил, что граж­да­нин Укра­и­ны дей­стви­тель­но осуж­ден за шпи­о­наж. «Да, во­семь лет. Этот суд со­сто­ял­ся еще в фев­ра­ле. Его ви­на до­ка­за­на, есть ис­чер­пы­ва­ю­щие до­ка­за­тель­ства»,– утвер­ждал гла­ва КГБ. Так­же Ва­куль­чик дал по­нять, что в бли­жай­шем бу­ду­щем Ки­ев и Минск мо­гут об­ме­нять­ся сво­и­ми граж­да­на­ми, осуж­ден­ны­ми за шпи­о­наж.

При этом, блю­дя про­фес­си­о­наль­ную эти­ку, Ва­куль­чик не стал увя­зы­вать арест и при­го­вор Ша­рой­ко с тем, что в Укра­ине су­дят за шпи­о­наж граж­да­ни­на Бе­ла­ру­си Юрия По­ли­ти­ка. «Нуж­но посмот­реть, что было рань­ше. Я бы не увя­зы­вал все эти ве­щи», – ска­зал Ва­куль­чик. А рань­ше было за­дер­жа­ние По­ли­ти­ка – 16 июня 2017 го­да при по­пыт­ке вы­ехать из Укра­и­ны в Бе­ла­русь.

ПРЕСС-СЕК­РЕ­ТАРЬ, ЖУР­НА­ЛИСТ

В но­яб­ре 2017 го­да КГБ со­об­щил, что «при про­ве­де­нии аген­тур­ной ак­ции» с по­лич­ным был за­дер­жан яко­бы ка­д­ро­вый со­труд­ник ГУР Ми­но­бо­ро­ны Укра­и­ны Ша­рой­ко.

Од­на­ко пер­во­на­чаль­но шум под­нял во­все не бе­ло­рус­ский КГБ – он как раз до по­ры до вре­ме­ни дер­жал все в тайне. 17 но­яб­ря гла­ва На­ци­о­наль­ной об­ще­ствен­ной те­ле­ра­дио­ком­па­нии Укра­и­ны Зу­раб Ала­са­ния за­явил о том, что соб­кор Укра­ин­ско­го ра­дио в Бе­ла­ру­си Ша­рой­ко был за­дер­жан мест­ны­ми спец­служ­ба­ми. «От офи­ци­аль­ных от­ве­тов на наш за­прос по­соль­ство Бе­ла­ру­си по­ка укло­ня­ет­ся. По нашей соб­ствен­ной неофи­ци­аль­ной ин­фор- ма­ции, ему предъ­яв­ле­ны стан­дарт­ные для ино­стран­ных кор­ре­спон­ден­тов об­ви­не­ния в “шпи­о­на­же”»,– на­пи­сал Ала­са­ния в Facebook.

То­гда же Укра­ин­ское ра­дио со­об­щи­ло, что Ша­рой­ко две неде­ли не вы­хо­дил на связь, все по­пыт­ки ре­дак­ции до­зво­нить­ся до него и его род­ствен­ни­ков бы­ли без­ре­зуль­тат­ны. Кол­ле­ги Ша­рой­ко рас­ска­зы­ва­ли, что неза­дол­го до аре­ста он осве­щал пе­ре­го­во­ры трех­сто­рон­ней груп­пы по Укра­ине, а так­же пы­тал­ся вы­яс­нить судь­бу про­пав­ше­го в Го­ме­ле укра­ин­ца Павла Гри­ба.

Же­на Ша­рой­ко Еле­на (она жи­ла с ним в Мин­ске) рас­ска­за­ла, что в их съем­ной квар­ти­ре в Мин­ске про­шел обыск. Еле­на под­твер­ди­ла Укра­ин­ско­му ра­дио, что ее су­пру­га за­дер­жа­ли со­труд­ни­ки КГБ. По­сле аре­ста она мог­ла об­щать­ся с Пав­лом толь­ко че­рез пись­ма.

«Во­об­ще ни­ка­кой ин­фор­ма­ции, мне ни­че­го не го­во­рят. Толь­ко по­до­зре­ния в шпи­о­на­же. Непо­нят­но для ме­ня – под­стро­е­но, спла­ни­ро­ва­но?.. Все было мол­ча. Я при­шла до­мой, а там обыск. В квар­ти­ре ни­ко­го не было, квар­ти­ра съем­ная – от­кры­ла [ви­зи­те­рам, это важ­ная де­таль] хо­зяй­ка, по­ка я бы­ла на работе»,– рас­ска­за­ла Еле­на Укра­ин­ско­му ра­дио (она ра­бо­та­ла в по­соль­стве Укра­и­ны в Мин­ске).

Пер­вая офи­ци­аль­ная реакция бы­ла невнят­ной. В КГБ за­яви­ли жур­на­ли­стам: «Мы эту си­ту­а­цию не ком­мен­ти­ру­ем». Зам­ди­рек­то­ра Де­пар­та­мен­та кон­суль­ской служ­бы МИД Укра­и­ны Ва­си­лий Ки­ри­лич от­ве­тил: «Об­сто­я­тель­ства за­дер­жа­ния не ком­мен­ти­ру­ем».

И толь­ко На­ци­о­наль­ный со­юз жур­на­ли­стов Укра­и­ны по­тре­бо­вал немед­лен­но осво­бо­дить сво­е­го кол­ле­гу.

18 но­яб­ря 2017 го­да по­сол Укра­и­ны в Бе­ла­ру­си Игорь Ки­зим под­твер­дил, что Ша­рой­ко на­хо­дит­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре КГБ, об­ви­ня­ет­ся в шпи­о­на­же и к нему до­пу­сти­ли укра­ин­ско­го кон­су­ла.

20 но­яб­ря КГБ про­вел бри­финг, на ко­то­ром гла­ва его пресс-служ­бы Дмит­рий По­бяр­жин за­явил: «25 ок­тяб­ря 2017 го­да со­труд­ни­ка­ми КГБ при про­ве­де­нии аген­тур­ной ак­ции с по­лич­ным был за­дер­жан ка­д­ро­вый со­труд­ник Глав­но­го управ­ле­ния раз­вед­ки Ми­но­бо­ро­ны Укра­и­ны Па­вел Ша­рой­ко. С уче­том опы­та его ра­бо­ты в ка­че­стве ру­ко­во­ди­те­ля пресс-служ­бы Глав­но­го управ­ле­ния раз­вед­ки Ми­но­бо­ро­ны для при­кры­тия ему опре­де­ле­на долж­ность кор­ре­спон­ден­та Об­ще­ствен­ной на­ци­о­наль­ной те­ле­ра­дио­ком­па­нии Укра­и­ны». По сло­вам По­бяр­жи­на, Ша­рой­ко со­здал аген­тур­ную сеть из граж­дан Бе­ла­ру­си, «ко­то­рые за де­неж­ное воз­на­граж­де­ние вы­пол­ня­ли его за­да­ния по сбо­ру све­де­ний раз­ве­ды­ва­тель­но­го ха­рак­те­ра в во­ен­но-по­ли­ти­че­ской сфе­ре».

Пред­ста­ви­тель бе­ло­рус­ско­го КГБ рас­ска­зал, что «в хо­де про­ве­де­ния след­ствен­ных дей­ствий по­лу­че­ны убе­ди­тель­ные до­ка­за­тель­ства его (Ша­рой­ко) про­ти­во­прав­ной де­я­тель­но­сти, на­но­ся­щей вред на­ци­о­наль­ным ин­те­ре­сам Бе­ла­ру­си».

По утвер­жде­нию контр­раз­вед­чи­ков, при обыс­ке у Ша­рой­ко [пом­ним, что «хо­зяй­ка квар­ти­ры от­кры­ла са­ма»] на­шли ко­пии раз­ве­ды­ва­тель­ных до­не­се­ний, ко­то­рые ра­нее он от­прав­лял в Ки­ев сво­е­му ру­ко­вод­ству, а так­же за­да­ния от ку­ра­то­ров, из ко­то­рых было по­нят­но, ка­кая имен­но ин­фор­ма­ция их ин­те­ре­со­ва­ла. Так­же яко­бы «при сбо­ре сек­рет­ных ма­те­ри­а­лов» был за­дер­жан некий граж­да­нин Бе­ла­ру­си, шпи­о­нив­ший в интересах Укра­и­ны. По сло­вам По­бяр­жи­на, бе­ло­рус яко­бы при­знал свою ви­ну и со­об­щил, что по за­да­нию укра­ин­ской раз­вед­ки за­ни­мал­ся (за день­ги) сбо­ром и пе­ре­да­чей ин­фор­ма­ции об обо­ро­но­спо­соб­но­сти Бе­ла­ру­си. Про­тив него воз­бу­ди­ли уго­лов­ное де­ло по ст. 356 УК (Из­ме­на го­су­дар­ству).

Бо­лее того, в КГБ за­яви­ли, что и Ша­рой­ко яко­бы «рас­ко­лол­ся». «Ша­рой­ко при­знал, что яв­ля­ет­ся со­труд­ни­ком кад­ро­во­го ап­па­ра­та во­ен­ной раз­вед­ки, ра­бо­та­ю­щим под при­кры­ти­ем, а его зва­ние – пол­ков­ник. Он так­же под­твер­дил, что ко­ор­ди­на­цию его раз­ве­ды­ва­тель­ной де­я­тель­но­сти осу­ществ­лял со­труд­ник Глав­но­го управ­ле­ния раз­вед­ки Ми­но­бо­ро­ны Укра­и­ны Игорь Сквор­цов, дей­ство­вав­ший под при­кры­ти­ем со­вет­ни­ка по­соль­ства Укра­и­ны в Бе­ла­ру­си. За де­я­тель­ность, не сов­ме­сти­мую с ди­пло­ма­ти­че­ским ста­ту­сом, Сквор­цов объ­яв­лен пер­со­ной нон гра­та», – ска­зал По­бяр­жин.

А даль­ше на­ча­лось еще бо­лее ин­те­рес­ное. По сло­вам пред­ста­ви­те­ля КГБ, уже че­рез несколь­ко ча­сов о за­дер­жа­нии укра-

ин­ско­го жур­на­ли­ста внеш­не­по­ли­ти­че­ское ве­дом­ство Бе­ла­ру­си про­ин­фор­ми­ро­ва­ло посла Укра­и­ны Иго­ря Ки­зи­ма. «Но с уче­том ха­рак­те­ра дву­сто­рон­них от­но­ше­ний бы­ла до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность дан­ные фак­ты не пре­да­вать оглас­ке»,– по­яс­нил По­бяр­жин.

То есть со слов бе­ло­рус­ско­го КГБ вы­хо­дит, что ни в Мин­ске, ни в Ки­е­ве не бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в раз­ду­ва­нии «шпи­он­ско­го скан­да­ла». Од­на­ко оглас­ке пре­дал си­ту­а­цию Ала­са­ния, со­об­щив­ший о за­дер­жа­нии Ша­рой­ко.

Важ­ный мо­мент: глав­ны­ми не по­ве­рив­ши­ми во всю эту ис­то­рию ока­за­лись бе­ло­рус­ские жур­на­ли­сты, то есть лю­ди, ко­то­рые са­ми слишком хо­ро­шо зна­ко­мы с ме­то­да­ми ра­бо­ты спец­служб сво­ей стра­ны. И если жур­на­ли­сты госс­ми о сво­ем неве­рии го­во­ри­ли толь­ко кол­ле­гам «за рюм­кой чая», то жур­на­ли­сты немно­го­чис­лен­ных в Бе­ла­ру­си неза­ви­си­мых ме­диа вы­ра­жа­ли свои со­мне­ния пуб­лич­но.

Осо­бен­но всех по­ве­се­ли­ло за­яв­ле­ние КГБ о том, что Ша­рой­ко, ока­зы­ва­ет­ся, хра­нил в сво­ей мин­ской квар­ти­ре ко­пии раз­ве­ды­ва­тель­ных до­не­се­ний, от­прав­лен­ных им в Ки­ев. «Не­уже­ли у СБУ все так пло­хо с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем, что им приходится на­ни­мать в ка­че­стве шпи­о­нов от­кро­вен­но сла­бо­ум­ных лю­дей? – пи­сал в Facebook бе­ло­рус­ский жур­на­лист Вик­тор Де­ми­дов. – Та­кое впе­чат­ле­ние, что в на­шем КГБ это раз­об­ла­че­ние го­то­вил какой-то ста­жер, на­столь­ко оно несу­раз­но вы­гля­дит».

КТО ТА­КОЙ ПА­ВЕЛ ША­РОЙ­КО

Про Ша­рой­ко из­вест­но, что он окон­чил Ль­вов­ское выс­шее во­ен­но-по­ли­ти­че­ское учи­ли­ще по спе­ци­аль­но­сти «во­ен­ная жур­на­ли­сти­ка». Когда в 2001 го­ду в Глав­ном управ­ле­нии раз­вед­ки Ми­но­бо­ро­ны Укра­и­ны бы­ла со­зда­на пер­вая в ис­то­рии во­ен­ной раз­вед­ки стра­ны пресс-служба, ее воз­гла­вил имен­но май­ор Ша­рой­ко. В пресс-служ­бе ГУР Ша­рой­ко ра­бо­тал до 2009 го­да. В Бе­ла­ру­си Ша­рой­ко сна­ча­ла воз­глав­лял кор­пункт укра­ин­ско­го агент­ства УНИАН, по­том был на­зна­чен соб­ко­ром Укра­ин­ско­го ра­дио.

26 но­яб­ря 2017 го­да в эфи­ре государственного те­ле­ка­на­ла «Бе­ла­русь 1» бы­ла по­ка­за­на опе­ра­тив­ная съем­ка до­про­са Ша­рой­ко в КГБ. Пе­ред ка­ме­рой укра­и­нец при­знал­ся, что яв­ля­ет­ся со­труд­ни­ком кад­ро­во­го ап­па­ра­та во­ен­ной раз­вед­ки. По его сло­вам, он уво­лил­ся со служ­бы в 2009-м, но уже два го­да спу­стя был вос­ста­нов­лен в чис­ло офи­це­ров дей­ству­ю­ще­го опе­ра­тив­но­го ре­зер­ва. За­тем под при­кры­ти­ем жур­на­ли­ста на­чал ра­бо­ту в Бе­ла­ру­си.

В одном из по­ка­зан­ных эпи­зо­дов Ша­рой­ко говорит: «Я хо­чу при­не­сти из­ви­не­ния бе­ло­рус­ской сто­роне. Ска­зать, что я со­жа­лею, что дал воз­мож­ность втя­нуть се­бя в про­ти­во­прав­ную де­я­тель­ность, ко­то­рая мог­ла или нес­ла ущерб стране».

По дан­ным «Бе­ла­русь 1», Сквор­цо­ву и Ша­рой­ко было по­ру­че­но предо­ста­вить све­де­ния о та­мо­жен­ном ре­жи­ме по вво­зу в стра­ну тех­ни­че­ских средств элек­тро­свя­зи и ком­пью­тер­ной тех­ни­ки, на­ли­чия в по­гра­нич­ных с Укра­и­ной рай­о­нах по­кры­тия опе­ра­то­ров мо­биль­ной свя­зи, рас­пре­де­ле­ния ра­дио­ча­стот­но­го ре­сур­са, со­сто­я­ния ра­дио­лю­би­тель­ства сре­ди мест­но­го населения.

На 2017 год в ка­че­стве за­да­ния им бы­ли опре­де­ле­ны та­кие объ­ек­ты, как Со­вет ми­ни­стров, МИД Бе­ла­ру­си, по­соль­ство и во­ен­ные объ­ек­ты России в стране.

МЕЖ­ДУ ДВУ­МЯ ПРЕЗИДЕНТАМИ

Неко­то­рое время Минск и Ки­ев за­ни­ма­лись тем, что ру­тин­но сво­ди­ли ди­пло­ма­ти­че­ские сче­ты. По­сле того как пред­ста­ви­тель КГБ рас­ска­зал о вы­сыл­ке из Бе­ла­ру­си со­вет­ни­ка по­соль­ства Укра­и­ны Сквор­цо­ва, уже на сле­ду­ю­щий день, 21 но­яб­ря, Укра­и­на вы­сла­ла бе­ло­рус­ско­го ди­пло­ма­та.

Укра­ин­ское ве­дом­ство не на­зва­ло ни фа­ми­лии вы­слан­но­го ди­пло­ма­та, ни его долж­но­сти. Хо­тя из­вест­но, что при­ня­тые в ди­пло­ма­тии «от­вет­ные дей­ствия» под­ра­зу­ме­ва­ют вы­сыл­ку ди­пло­ма­та с той же долж­но­стью.

МИД Бе­ла­ру­си так­же не на­звал фа­ми­лии сво­е­го вы­слан­но­го из Укра­и­ны со­труд­ни­ка. Все огра­ни­чи­лось за­яв­ле­ни­ем зам­на­чаль­ни­ка управ­ле­ния ин­фор­ма­ции МИД Андрея Шуп­ля­ка: «Рас­це­ни­ва­ем ре­ше­ние укра­ин­ской сто­ро­ны о вы­сыл­ке ди­пло­ма­та по­соль­ства Бе­ла­ру­си в Укра­ине как аб­со­лют­но без­осно­ва­тель­ное. Вы­ра­жа­ем со­жа­ле­ние в свя­зи с этим недру­же­ствен­ным ша­гом Ки­е­ва».

Да­лее уже гла­ва МИД Укра­и­ны Па­вел Клим­кин про­ком­мен­ти­ро­вал про­ис­хо­дя­щее: «С Бе­ла­русью сна­ча­ла гриб­ная ис­те­рия, за­тем ягод­ная, за­тем шпи­он­ская ис­те­рия, по­том ка­кая-то эко­но­ми­че­ская. Зна­чит, ко­му-то вы­год­но вы­стро­ить ло­ги­ку от­но­си­тель­но того, буд­то Укра­и­на ра­бо­та­ет в Бе­ла­ру­си, что по опре­де­ле­нию – то­таль­ная глу­пость».

Так­же ми­нистр от­ме­тил, что эту си­ту­а­цию сто­ит рас­смат­ри­вать в кон­тек­сте про­во­див­ших­ся в Бе­ла­ру­си рос­сий­ских во­ен­ных уче­ний За­пад-2017. «Мы счи­та­ем, это един­ствен­ная ло­ги­ка. По­сле того как про­ис­хо­дят уче­ния За­пад-2017, во время ко­то­рых от­ра­ба­ты­ва­лись имен­но на­сту­па­тель­ные опе­ра­ции, Рос­сия пы­та­ет­ся вве­сти мир в за­блуж­де­ние по по­во­ду того, что там про­ис­хо­дит», – за­явил Клим­кин.

Сле­ду­ю­щим ньюсмей­ке­ром в этом деле стал уже Алек­сандр Лу­ка­шен­ко. 24 но­яб­ря 2017 го­да тра­ди­ци­он­но сло­во­охот­ли­вый гла­ва Бе­ла­ру­си, об­ща­ясь с жур­на­ли­ста­ми, со­об­щил, что этот ин­ци­дент об­суж­дал­ся во время его встре­чи с Пет­ром По­ро­шен­ко в Абу-даби в на­ча­ле но­яб­ря: «Он (По­ро­шен­ко) мне за­дал этот во­прос. И я ему от­ве­тил фак­та­ми. Я ему при­знал­ся, что с пер­во­го до по­след­не­го дня опе­ра­ции по ней­тра­ли­за­ции шпи­он­ской се­ти был в кур­се. Та­кая прак­ти­ка – председатель КГБ мне до­ло­жил сра­зу».

Как ска­зал Лу­ка­шен­ко, на той встре­че с По­ро­шен­ко они до­го­во­ри­лись не пре­да­вать де­ло оглас­ке. Од­на­ко все ис­пор­ти­ла укра­ин­ская сто­ро­на: «Они под­ня­ли гвалт, все было вы­плес­ну­то в сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Что мне оста­ва­лось де­лать? Я от­ме­нил свое ре­ше­ние и ска­зал вы­ло­жить кое-ка­кие фак­ты в СМИ, что­бы лю­ди по­ни­ма­ли, что мы не на­гне­та­ем об­ста­нов­ку в от­но­ше­ни­ях с Укра­и­ной. И мы по­ка­за­ли. Этот че­ло­век при­знал­ся, где ра­бо­тал, как ра­бо­тал. Ку­ча ма­те­ри­а­лов до­пол­ни­тель­но есть. Не знаю, зачем ну­жен был этот скан­дал. Но они на­ру­ши­ли на­шу до­го­во­рен­ность».

Бе­ло­рус­ский пре­зи­дент сра­зу ого­во­рил­ся, что «ни­ка­ко­го мос­ков­ско­го сле­да в этом деле ис­кать не сто­ит, по­то­му что его там нет». И дал по­нять, что от­но­ше­ний с Укра­и­ной про­изо­шед­шее не ис­пор­тит.

Тем не ме­нее Ша­рой­ко су­ди­ли прак­ти­че­ски в тайне. «Я бо­лее за­кры­то­го про­цес­са в жиз­ни еще не ви­дел, – го­во­рил по­сол Укра­и­ны 16 фев­ра­ля 2018 го­да. – По­соль­ство о том, что на­чал­ся про­цесс, узна­ло из прес­сы. Ни нас, ни род­ствен­ни­ков не уве­дом­ля­ют о ста­ди­ях про­цес­са. По­след­ний раз наш кон­сул ви­дел Ша­рой­ко в де­каб­ре (2017 го­да). По­сле это­го у нас сме­нил­ся кон­сул, и но­во­го к нему боль­ше не пус­ка­ют.… Са­ма со­бой на­пра­ши­ва­ет­ся па­рал­лель с бе­ло­ру­сом, ко­то­ро­го су­дят в Укра­ине по по­доб­ной ста­тье. Там суд от­кры­тый, он об­ща­ет­ся с бе- ло­рус­ским кон­су­лом, де­ла­ет за­яв­ле­ния и пи­шет пись­ма. И мы зна­ем о том, что про­ис­хо­дит с бе­ло­ру­сом в Укра­ине, боль­ше, чем с укра­ин­цем в Бе­ла­ру­си».

С ЧЕГО БЫ ЭТО?

Ис­то­рия с бе­ло­рус­ским граж­да­ни­ном, ко­то­ро­го су­дят в Укра­ине так­же за шпи­о­наж, вы­гля­дит бо­лее про­стой и от­кры­той. Из­вест­но, что жи­тель Мин­ска, 32-лет­ний Юрий По­ли­ти­ка, был за­дер­жан в Чер­ни­го­ве в июне 2017 го­да. По дан­ным след­ствия, По­ли­ти­ка об­ра­тил­ся к свя­щен­ни­ку Ека­те­ри­нин­ской церк­ви в Чер­ни­го­ве Ев­ге­нию Ор­де с прось­бой по­мочь ему всту­пить в укра­ин­ский доб­ро­воль­че­ский ба­та­льон, что­бы во­е­вать в АТО. Ор­да на­пра­вил его к сво­е­му зна­ко­мо­му во­ен­но­му ко­ман­ди­ру по име­ни Игорь. По­ли­ти­ка в ито­ге всту­пил в об­ще­ствен­ную ор­га­ни­за­цию Се­вер, став во­лон­те­ром. Там он по­зна­ко­мил­ся с быв­шим бой­цом ба­та­льо­на «Дон­басс», а за­тем ко­ман­ди­ром взво­да и пре­по­да­ва­те­лем по так­ти­ко-спе­ци­аль­ной под­го­тов­ке в учеб­ном цен­тре «Дес­на» Дмит­ри­ем Остри­ком.

Уже Острик об­ра­тил­ся в СБУ, за­явив о «по­до­зри­тель­ном по­ве­де­нии» бе­ло­ру­са. А на­чав­ше­е­ся след­ствие по­ка­за­ло, что По­ли­ти­ка «в интересах тре­тьей сто­ро­ны» со­би­рал в Укра­ине све­де­ния о хо­де АТО на во­сто­ке стра­ны, со­став­ля­ю­щие го­су­дар­ствен­ную тай­ну. По дан­ным СБУ, всю со­бран­ную ин­фор­ма­цию он шиф­ро­вал и хра­нил на кар­те па­мя­ти сво­е­го смарт­фо­на.

По­сле аре­ста уже в СИЗО Чер­ни­го­ва По­ли­ти­ка дал при­зна­тель­ные по­ка­за­ния. Од­на­ко позд­нее за­явил, что все по­ка­за­ния да­вал под пыт­ка­ми, ни­ко­гда не ра­бо­тал на бе­ло­рус­ский КГБ и не со­би­рал сек­рет­ные све­де­ния для спец­служб России.

Пред­ва­ри­тель­ное слу­ша­ние де­ла на­ча­лось в фев­ра­ле – од­но­вре­мен­но с су­дом по «де­лу Ша­рой­ко» в Мин­ске. Но суд в Чер­ни­го­ве шел мед­лен­но: об­ви­ня­е­мый то тре­бо­вал пе­ре­вод­чи­ка с укра­ин­ско­го на бе­ло­рус­ский язык, то хо­да­тай­ство­вал об от­во­де кол­ле­гии су­дей. Ма­те­ри­а­лы де­ла – это три то­ма (623 стра­ни­цы), к ко­то­рым при­об­ще­ны ма­те­ри­а­лы на элек­трон­ных но­си­те­лях об­щей про­дол­жи­тель­но­стью око­ло 40 ча­сов. Они вклю­ча­ют за­пи­си мо­мен­та за­дер­жа­ния, а так­же неглас­ных опе­ра­тив­ных дей­ствий, про­во­див­ших­ся до за­дер­жа­ния, со­сто­яв­ше­го­ся за пять ме­ся­цев до за­дер­жа­ния Ша­рой­ко в Мин­ске.

По ст. 114 УК Укра­и­ны о шпи­о­на­же Юрию По­ли­ти­ке гро­зит ли­ше­ние сво­бо­ды на срок от 10 до 15 лет. По со­сто­я­нию на се­ре­ди­ну июня 2018 го­да суд ре­ше­ние еще не вы­нес.

«Бе­ло­рус­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния переживают непро­стой пе­ри­од. И в интересах офи­ци­аль­но­го Мин­ска умень­шить ко­ли­че­ство раз­дра­жи­те­лей. Желательно раз­ре­шить си­ту­а­цию с Ша­рой­ко до на­ча­ла из­би­ра­тель­ной кам­па­нии в Укра­ине», – ска­зал в ком­мен­та­рии для «Кор­ре­спон­ден­та» ру­ко­во­ди­тель ана­ли­ти­че­ско­го про­ек­та Belarus Security Blog Ан­дрей По­рот­ни­ков.

«Что­бы не дать ис­поль­зо­вать шпи­он­ское де­ло в ка­че­стве по­ли­ти­че­ско­го фак­то­ра, спо­соб­но­го ухуд­шить по­ли­ти­че­ские от­но­ше­ния меж­ду на­ши­ми стра­на­ми, бе­ло­рус­ские вла­сти вполне мо­гут пой­ти на по­ми­ло­ва­ние укра­ин­ца, не до­жи­да­ясь раз­ре­ше­ния вопроса с бе­ло­рус­ским граж­да­ни­ном, в рас­че­те на по­сле­ду­ю­щий сим­мет­рич­ный жест со сто­ро­ны Ки­е­ва», – пред­по­ла­га­ет Ан­дрей По­рот­ни­ков.

Про­бле­ма в том, что ре­ше­ние о по­ми­ло­ва­нии при­ни­ма­ет лич­но Лу­ка­шен­ко. И при­ме­не­ние санк­ций в от­но­ше­нии двух бе­ло­рус­ских ком­па­ний, о чем под­пи­сал рас­по­ря­же­ние По­ро­шен­ко 24 мая, в Мин­ске мо­жет быть рас­це­не­но как дав­ле­ние со сто­ро­ны Ки­е­ва. Тем бо­лее что бе­ло­рус­ские ком­па­нии по­па­ли под укра­ин­ские санк­ции впер­вые. Од­на­ко Укра­и­на – тре­тий по важ­но­сти тор­го­вый парт­нер Бе­ла­ру­си. И это тот са­мый слу­чай, когда для Лу­ка­шен­ко день­ги важ­нее прин­ци­пов.

шпи­он­ские Скан­да­лы: бе­ло­рус­ско-укра­ин­ские От­но­ше­ния переживают непро­стой пе­ри­од

укра­ин­ский жур­на­лист па­вел ша­рой­ко: в мин­ске ему вынесли при­го­вор — во­семь лет ли­ше­ния Сво­бо­ды за шпи­о­наж

мин­ча­нин юрий по­ли­ти­ка: на­хо­дит­ся под Су­дом в укра­ине. и то­же по де­лу О шпи­о­на­же

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.