со­се­ди, дру­зья, со­юз­ни­ки

Вдоль за­пад­ной гра­ни­цы Укра­и­ны рас­по­ло­жи­лось шесть во­сточ­но­ев­ро­пей­ских стран, бли­жай­ших на­ших со­се­дей со сто­ро­ны Ев­ро­со­ю­за. Кто они нам? В чем нам по­мо­га­ют? В чем пре­пят­ству­ют?

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - ев­ге­ний МАГДА, Ин­сти­тут мировой по­ли­ти­ки

Кон­фликт с Рос­си­ей су­ще­ствен­но по­вы­ша­ет зна­чи­мость для Укра­и­ны доб­ро­со­сед­ских от­но­ше­ний с дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми. И здесь да­ле­ко не все глад­ко. Быв­шие чле­ны со­ци­а­ли­сти­че­ско­го «со­дру­же­ства», еще недав­но слу­жив­шие Укра­ине при­ме­ром и под­спо­рьем в де­ле ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции, се­год­ня до­воль­но скеп­ти­че­ски на­стро­е­ны в от­но­ше­нии на­шей стра­ны. Го­су­дар­ства Вы­ше­град­ской чет­вер­ки (Поль­ша, Че­хия, Сло­ва­кия, Вен­грия), а так­же Бол­га­рия и Ру­мы­ния ре­ша­ют соб­ствен­ные про­бле­мы внут­ри ев­ро­пей­ско­го со­ю­за без огляд­ки на укра­ин­ские ин­те­ре­сы.

По­сле рас­па­да Со­вет­ско­го Со­ю­за Укра­и­на рас­по­ла­га­ла са­мы­ми вы­со­ки­ми эко­но­ми­че­ски­ми по­ка­за­те­ля­ми в ре­ги­оне. По­нят­но, что зна­чи­тель­ную часть ВВП со­став­ля­ло про­из­вод­ство во­ен­ной тех­ни­ки и во­ору­же­ния, но про­бле­ма не толь­ко в этом. Укра­ин­ское ру­ко­вод­ство в 90-х го­дах от­ка­за­лось от про­ве­де­ния непо­пу­ляр­ных, но по­ка­зав­ших свою эф­фек­тив­ность в со­сед­них го­су­дар­ствах ре­форм.

На ру­ку на­шим цен­траль­но­ев­ро­пей­ским и юж­ным со­се­дям сыг­ра­ло на­ли­чие част­ной ини­ци­а­ти­вы еще во вре­ме­на су­ще­ство­ва­ния об­ще­го со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ла­ге­ря. Не­лиш­ней ста­ла и под­держ­ка со сто­ро­ны Со­еди­нен­ных Шта­тов: там вос­при­ни­ма­ли быв­шие стра­ны на­род­ной де­мо­кра­тии как на­рас­та­ю­щий про­ти­во­вес го­су­дар­ствам Ста­рой Ев­ро­пы – и не про­га­да­ли.

Впро­чем, по­те­рян­ные шан­сы на сбли­же­ние ха­рак­тер­ны от­но­ше­ни­ям Укра­и­ны с со­се­дя­ми не толь­ко на за­ре неза­ви­си­мо­сти. Ес­ли в де­каб­ре 2014 го­да пре­мье­ры стран Вы­ше­град­ской чет­вер­ки во вре­мя встре­чи с Пет­ром По­ро­шен­ко го­во­ри­ли о воз­мож­но­сти пре­вра­ще­ния в пя­тер­ку, в сен­тяб­ре 2016 го­да ана­ло­гич­ные пе­ре­го­во­ры про­шли уже с уча­сти­ем Вла­ди­ми­ра Грой­сма­на, то се­год­ня тренд ка­че­ствен­но дру­гой: кон­сер­ва­тив­ные и на­ци­о­на­ли­сти­че­ские те­че­ния в этих стра­нах пре­вра­ща­ют V4 из недав­не­го мо­сти­ка для успеш­ной ев­ро­ин­те­гра­ции Укра­и­ны в пре­гра­ду для ее про­дол­же­ния и углуб­ле­ния.

Охла­жде­ние от­но­ше­ний Вы­ше­град­ской чет­вер­ки с ру­ко­вод­ством ЕС, раз­но­гла­сия по во­про­су при­е­ма бе­жен­цев со­зда­ют про­бле­мы и для Укра­и­ны, ко­то­рой при­дет­ся «пе­ре­пры­ги­вать» че­рез бли­жай­ших ев­ро­пей­ских со­се­дей для ор­га­ни­за­ции эф­фек­тив­ной ком­му­ни­ка­ции с ЕС. По­хо­же, и на­ши со­се­ди из­ме­ни­ли от­но­ше­ние к Укра­ине, ощу­тив па­де­ние ин­те­ре­са со сто­ро­ны «стар­ших бра­тьев» из Брюс­се­ля.

До­пол­ни­тель­ные бо­ле­вые точ­ки в дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях меж­ду Ки­е­вом и его бли­жай­ши­ми ев­ро­пей­ски­ми со­се­дя­ми за­бот­ли­во сти­му­ли­ру­ют­ся и ре­ани­ми­ру­ют­ся из Москвы, ко­то­рой крайне невы­год­но воз­рож­де­ние «са­ни­тар­но­го кор­до­на» вбли­зи ее за­пад­ных гра­ниц. Для это­го Кремль эф­фек­тив­но ис­поль­зу­ет не толь­ко по­ли­ти­че­ские ры­ча­ги, воз­буж­де­ние ста­рых ис­то­ри­че­ских обид, но и ба­наль­ную кор­руп­цию, не го­во­ря уже о раз­но­об­раз­ных пря­ни­ках, вы­те­ка­ю­щих из эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства этих во­сточ­но­ев­ро­пей­ских стран с РФ.

ПОЛЬ­ША: ИЗ АДВОКАТА В ПАРТНЕРЫ

От­но­ше­ния Укра­и­ны с Поль­шей – клю­че­вым го­су­дар­ством Вы­ше­град­ской чет­вер­ки и весь­ма ак­тив­ным чле­ном Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за – труд­но на­звать од­но­знач­ны­ми. С од­ной сто­ро­ны, по ча­сти ис­то­ри­че­ской па­мя­ти по­зи­ция Вар­ша­вы вы­гля­дит непре­клон­ной, с дру­гой – су­ще­ству­ет за­ви­си­мость со­хра­не­ния тем­пов ро­ста поль­ской эко­но­ми­ки от при­то­ка укра­ин­ских тру­до­вых ми­гран­тов. А рас­ту­щий то­ва­ро­обо­рот меж­ду на­ши­ми стра­на­ми озна­ча­ет, что биз­не­сме­ны по обе сто­ро­ны гра­ни­цы, в от­ли­чие от по­ли­ти­ков, весь­ма недур­но ла­дят меж­ду со­бой.

И при этом на­блю­да­ет­ся ин­те­рес­ная за­ви­си­мость: как толь­ко Поль­шу ак­тив­но кри­ти­ку­ют в Ев­ро­пей­ском со­ю­зе, вдо­гон­ку сле­ду­ет вы­пад поль­ско­го ру­ко­вод­ства в ад­рес Укра­и­ны.

В 1990–2000-х го­дах Поль­ша бы­ла при­знан­ным ад­во­ка­том Укра­и­ны пе­ред За­па­дом, пре­сле­дуя при этом и соб­ствен­ные ин­те­ре­сы. Куль­ми­на­ци­ей со­труд­ни­че­ства ста­ли не толь­ко сов­мест­ное про­ве­де­ние Ев­ро-2012, но и функ­ция по­сред­ни­ка, ко- то­рую вы­пол­нял пре­зи­дент Бро­ни­слав Ко­мо­ров­ский в от­но­ше­ни­ях меж­ду Вик­то­ром Яну­ко­ви­чем и стра­на­ми ЕС. Поль­ские по­ли­ти­ки, вклю­чая ны­неш­не­го нефор­маль­но­го ли­де­ра стра­ны Яро­сла­ва Ка­чинь­ско­го, при­вет­ство­ва­ли Ев­ро­май­дан.

В ап­ре­ле 2015 го­да поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния охла­де­ли не на шут­ку: сра­зу по­сле вы­ступ­ле­ния Ко­мо­ров­ско­го с три­бу­ны Вер­хов­ной Ра­ды укра­ин­ские пар­ла­мен­та­рии при­ня­ли за­кон о де­ком­му­ни­за­ции, в ко­то­ром от­да­ет­ся долж­ное борь­бе УПА за неза­ви­си­мость. Сов­па­де­ние этих со­бы­тий в про­стран­стве и вре­ме­ни поль­ская по­ли­ти­че­ская эли­та по­счи­та­ла для се­бя оскор­би­тель­ной. От­вет ока­зал­ся асим­мет­рич­ным: по­лу­чив­ший агре­ман (со­гла­сие укра­ин­ской сто­ро­ны на за­ня­тие долж­но­сти) пре­тен­дент на роль посла Поль­ши в Укра­ине Мар­чин Вой­це­хов­ский так и не при­был в Ки­ев.

В 2015–2016 го­дах вся пол­но­та вла­сти в Поль­ше ока­за­лась в ру­ках кон­сер­ва­тив­ной пар­тии «Пра­во и спра­вед­ли­вость», не скры­вав­шей осо­бен­но­го от­но­ше­ния к по­ли­ти­ке ис­то­ри­че­ской па­мя­ти. От­сю­да – при­зна­ние дня па­мя­ти жертв Во­лын­ской тра­ге­дии на об­ще­на­ци­о­наль­ном уровне в 2016 го­ду, уже­сто­че­ние норм за­ко­на об Ин­сти­ту­те на­ци­о­наль­ной па­мя­ти и снис­хо­ди­тель­но-по­кро­ви­тель­ствен­ный тон в ад­рес укра­ин­цев, пы­тав­ших­ся от­сто­ять соб­ствен­ную вер­сию тра­ги­че­ских со­бы­тий на Во­лы­ни в се­ре­дине 40-х го­дов ХХ сто­ле­тия и на­по­ми­нав­ших о мно­го­слой­ной тра­гич­но­сти поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний.

По этой при­чине по­прав­ки в за­кон о рас­ши­ре­нии пол­но­мо­чий поль­ско­го Ин­сти­ту­та на­ци­о­наль­ной па­мя­ти, по­спеш­но осу­ществ­лен­ные Сей­мом на­ка­нуне сам­ми­та НАТО, не кос­ну­лись по­ло­же­ния о «про­па­ган­де бан­де­ров­щи­ны». Кам­нем пре­ткно­ве­ния ста­ли за­хо­ро­не­ния бой­цов УПА на поль­ской тер­ри­то­рии и воз­мож­ность экс­гу­ма­ции по­гиб­ших на Во­лы­ни по­ля­ков, что со сто­ро­ны вы­гля­дит на­ду­ман­но, но яв­ля­ет­ся чув­стви­тель­ной те­мой.

Всем про­ис­хо­дя­щим ак­тив­но поль­зу­ет­ся Рос­сия. Из Москвы ор­га­ни­зо­вы­ва­ют­ся про­во­ка­ции по обе сто­ро­ны поль­ско-укра­ин­ской гра­ни­цы. Ос­нов­ная часть ар­хив­ных ма­те­ри­а­лов, со­став­ля­ю­щих «ис­то­рию бо­лез­ни» Поль­ши и Укра­и­ны, на­хо­дит­ся в Москве, чем Кремль уме­ло поль­зу­ет­ся для воз­дей­ствия на кли­мат поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний.

В Вар­ша­ве бо­лез­нен­но из-за за­мет­ной рев­но­сти к Гер­ма­нии от­но­сят­ся к соб­ствен­но­му неуча­стию в Мин­ском фор­ма­те пе­ре­го­во­ров по Дон­бас­су, но при этом в ка­че­стве непо­сто­ян­но­го чле­на Со­ве­та Без­опас­но­сти ООН Поль­ша по­сле­до­ва­тель­но под­дер­жи­ва­ет Укра­и­ну на меж­ду­на­род­ной арене. А вот с уча­сти­ем Укра­и­ны в Три­мо­рье – ам­би­ци­оз­ном плане пре­зи­ден­та Ан­джея Ду­ды, на­прав­лен­ном на раз­ви­тие со­труд­ни­че­ства го­су­дарств Чер­но­го, Бал­тий­ско­го и Ад­ри­а­ти­че­ско­го мо­рей,– по­ка нет яс­но­сти, этот про­ект пред­по­ла­га­ет при­сут­ствие го­су­дар­ства-участ­ни­ка в со­ста­ве Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за.

И все же Поль­ша оста­ет­ся со­юз­ни­ком. Имен­но поль­ский энер­ге­ти­че­ский кон­церн PGNIG при­шел на по­мощь «Наф­то­га­зу Украї­ни» вес­ной 2018 го­да, ко­гда Рос­сия пы­та­лась устро­ить но­вую га­зо­вую вой­ну в Ев­ро­пе. Еще один важ­ный факт – функ­ци­о­ни­ро­ва­ние с осе­ни 2014 го­да Ли­тов­ско-поль­ско-укра­ин­ской бри­га­ды име­ни Кон­стан­ти­на Острож­ско­го. Это уни­каль­ное под­раз­де­ле­ние де­мон­стри­ру­ет эф­фек­тив­ность ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции Укра­и­ны.

Поль­ша и Укра­и­на вы­стра­и­ва­ют от­но­ше­ния, слов­но опа­са­ясь гром­ко на­зы­вать друг дру­га стра­те­ги­че­ски­ми парт­не­ра­ми, хо­тя об от­ка­зе от это­го ста­ту­са ни в Вар­ша­ве, ни в Ки­е­ве речь не шла да­же в кри­ти­че­ские мо­мен­ты. Ви­ди­мо, необ­хо­ди­мо про­ве­сти ин­вен­та­ри­за­цию дву­сто­рон­них от­но­ше­ний и взять на во­ору­же­ние праг­ма­тич­ный под­ход к их раз­ви­тию. Связ­ка Поль­ша – Укра­и­на име­ет хо­ро­ший по­тен­ци­ал раз­ви­тия как в сфе­ре эко­но­ми­ки, так и без­опас­но­сти Ев­ро­пы.

ВЕН­ГРИЯ: ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ ОБОСТРЕНИЕ

По­сле то­го как Вер­хов­ная Ра­да при­ня­ла За­кон «Об об­ра­зо­ва­нии», укра­ин­ско-вен­гер­ские от­но­ше­ния рез­ко обост­ри­лись. В Бу­да­пеш­те усмот­ре­ли в ст. 7 это­го ак­та по­ку­ше­ние на на­ци­о­наль­ную иден­тич­ность 150 тыс. вен­гров, ком­пакт­но про­жи­ва­ю­щих в

по­те­рян­ные шан­сы: а ведь V4 вполне мог­ло пре­вра­тить­ся в V5

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.