сго­вор

80 лет на­зад в Мюн­хене был под­пи­сан са­мый неод­но­знач­ный до­ку­мент в до­во­ен­ной ис­то­рии Ев­ро­пы

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр РАТНЕР НЕЗАВИСИМЫЙ АНА­ЛИ­ТИК WWW. RATNER. BIZ

30 сен­тяб­ря 1938 го­да. они вы­шли фо­то­гра­фи­ро­вать­ся око­ло по­ло­ви­ны вто­ро­го но­чи. Все бы­ли, оче­вид­но, не в доб­ром рас­по­ло­же­нии ду­ха. Чем­бер­лен вы­ше обыч­но­го за­ди­рал под­бо­ро­док и вы­со­ко­мер­но под­жи­мал гу­бы, де­лая вид, что все идет по пла­ну. Да­ла­дье не скры­вал злость и разо­ча­ро­ва­ние. Да­же Мус­со­ли­ни хму­рил­ся, огля­ды­ва­ясь на вы­хо­див­ших из за­ла Ма­са­ри­ка и Маст­ны, пред­ста­ви­те­лей Че­хо­сло­ва­кии, ко­то­рых толь­ко что по­зна­ко­ми­ли с ре­зуль­та­та­ми пе­ре­го­во­ров. толь­ко Гит­лер, огля­ды­вая окру­жа­ю­щих вос­па­лен­ны­ми гла­за­ми, не скры­вал тор­же­ства.

По­лу­чив со­об­ще­ние из Мюн­хе­на, Эд­вард Бе­неш, пре­зи­дент Че­хо­сло­ва­кии, немед­лен­но по­зво­нил со­вет­ско­му по­слу Алек­сан­дров­ско­му. По­сол ра­бо­тал по но­чам, как и весь выс­ший го­су­дар­ствен­ный ап­па­рат СССР, син­хро­ни­зи­ро­ван­ный с ре­жи­мом ра­бо­ты сво­е­го во­ждя. Бе­неш за­дал по­слу пря­мой во­прос: го­тов ли Со­вет­ский Со­юз, как обе­щал, ока­зать его стране во­ен­ную по­мощь, ес­ли Фран­ция от­ка­жет­ся от сво­их со­юз­ни­че­ских обя­за­тельств? По­сол от­ве­тил, что ему нуж­но свя­зать­ся с Моск­вой. Про­хо­ди­ли ча­сы, но Москва мол­ча­ла. Утром Бе­неш рас­по­ря­дил­ся со­об­щить под­пи­сан­там Мюн­хен­ско­го со­гла­ше­ния, что Че­хо­сло­ва­кия при­ни­ма­ет их усло­вия.

МА­ЛЫМ СЛА­БЫМ ПРИГОТОВИТЬСЯ

Бе­не­ша за­слу­жен­но счи­та­ли од­ним из от­цов-ос­но­ва­те­лей Че­хо­сло­ва­кии. По­ли­тик был пер­вым ми­ни­стром ино­стран­ных дел ЧСР и ру­ко­во­дил пе­ре­го­во­ра­ми со стра­на­ми Ан­тан­ты, кро­ив­ши­ми из об­лом­ков Ав­ст­ро-вен­гер­ской им­пе­рии но­вые на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства. Ста­ра­ни­я­ми Бе­не­ша и его ко­ман­ды Че­хо­сло­ва­кия до­би­лась мак­си­маль­ных тер­ри­то­ри­аль­ных вы­иг­ры­шей. Но до­воль­но ско­ро вы­яс­ни­лось, что эти гео­гра­фи­че­ские успе­хи ока­за­лись ми­ной за­мед­лен­но­го дей­ствия. Со­се­ди мо­ло­до­го го­су­дар­ства – Поль­ша, Вен­грия и Гер­ма­ния – за­яви­ли о пре­тен­зи­ях к то­му, как Ан­тан­та опре­де­ли­ла гра­ни­цы Че­хо­сло­ва­кии. То­гда Бе­неш, став од­ним из ор­га­ни­за­то­ров Ли­ги На­ций и ини­ци­а­то­ров си­сте­мы ев­ро­пей­ской кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти, су­мел за­клю­чить ряд мно­го­сто­рон­них до­го­во­ров с круп­ней­ши­ми гео­по­ли­ти­че­ски­ми иг­ро­ка­ми, га­ран­ти­ро­вав­ши­ми тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность и неза­ви­си­мость его стра­ны. ЧСР по­ла­га­ла се­бя пол­но­стью за­щи­щен­ный обя­за­тель­ства­ми Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Со­вет­ско­го Со­ю­за. Но за­тем на меж­ду­на­род­ной арене по­явил­ся иг­рок, по­ста­вив­ший сво­ей це­лью по­гу­бить си­сте­му кол­лек­тив­ной ев­ро­пей­ской без­опас­но­сти, что­бы от­крыть путь для воз­рож­де­ния но­вой им­пе­рии.

На­цист­ская Гер­ма­ния за­яви­ла о том, что пора вста­вать с ко­лен. Что есть ве­ли­кий гер­ман­ский мир. Что у нем­цев об­щая судь­ба. Что Гер­ма­ния бу­дет до­мом для всех нем­цев.

Два ев­ро­пей­ских ге­ге­мо­на – Фран­ция и Ве­ли­ко­бри­та­ния – ви­де­ли в гер­ман­ском канц­ле­ре еще од­но­го во­ле­во­го и по­пу­ляр­но­го по­ли­ти­ка, ка­ких в те го­ды в Ев­ро­пе по­яви­лось мно­же­ство. К 1938-му го­ду фю­рер вы­гля­дел да­же при­лич­нее дру­гих. У Фран­ко в Испании шла граж­дан­ская вой­на. Мус­со­ли­ни ок­ку­пи­ро­вал Эфи­о­пию с при­ме­не­ни­ем за­пре­щен­но­го хи­ми­че­ско­го ору­жия. А Гит­лер что? Вос­ста­но­вил про­мыш­лен­ность, до­ро­ги стро­ит, Олим­пи­а­ду вон ка­кую про­вел. А то, что ка­кой-то эзо­те­ри­кой увле­ка­ет­ся и ев­ре­ев ще­мит – так кто не без гре­ха. К то­му же все ев­ро­пей­ские ав­то­кра­ты вме­сте взя­тые не бес­по­ко­и­ли ге­ге­мо­нов так, как один, за­та­ив­ший­ся в гро­мад­ной, непред­ска­зу­е­мой и враж­деб­ной Рос­сии.

Был еще один важ­ный фак­тор, о ко­то­ром в де­мо­кра­ти­че­ских го­су­дар­ствах не лю­бят вспо­ми­нать: не­смот­ря на мно­го­чис­лен­ные офи­ци­аль­ные за­яв­ле­ния и де­кла­ра­ции о га­ран­ти­ях и вза­им­ной под­держ­ке, на­ро­ды го­су­дарств-ге­ге­мо­нов не со­би­ра­лись ни­ко­го ни от че­го за­щи­щать. Из­би­ра­те­ля­ми в 1930-х бы­ли те, кто не по­на­слыш­ке знал об ужа­сах вой­ны. Ари­сто­кра­ти­че­ские эли­ты пом­ни­ли, что вой­на по­ста­ви­ла Ев­ро­пу на грань со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции. И ни­ко­му не бы­ло де­ла до про­блем в ка­кой-то бо­гом за­бы­той Че­хо­сло­ва­кии.

Ян Ма­са­рик, сын пер­во­го пре­зи­ден­та стра­ны, бу­дучи по­слом ЧСР в Лон­доне, жа­ло­вал­ся: «В па­ла­те об­щин так ма­ло де­пу­та­тов, ко­то­рые зна­ют, где на­хо­дит­ся Че­хо­сло­ва­кия. Моя глав­ная за­да­ча со­сто­ит в том, что­бы объ­яс­нять ан­гли­ча­нам, что Че- хо­сло­ва­кия – это стра­на, а не эк­зо­ти­че­ская бо­лезнь». По­сол Че­хо­сло­ва­кии в Па­ри­же Ште­фан Осус­ки со­об­щал сво­е­му пра­ви­тель­ству: «Бур­жу­а­зия и сред­ний класс вы­сту­па­ют здесь про­тив во­вле­че­ния Фран­ции в со­бы­тия за пре­де­ла­ми Рейн­ской об­ла­сти и ко­ло­ни­аль­ной им­пе­рии. Они не хо­тят, что­бы Фран­ция ин­те­ре­со­ва­лась де­ла­ми Цен­траль­ной Ев­ро­пы».

По­это­му ни­ко­го не сму­ти­ло, ко­гда 22 фев­ра­ля 1938 го­да бри­тан­ский пре­мьер Не­вил Чем­бер­лен за­явил в пар­ла­мен­те: «Мы не долж­ны об­ма­ны­вать, а тем бо­лее не долж­ны об­на­де­жи­вать ма­лые сла­бые го­су­дар­ства, обе­щая им за­щи­ту со сто­ро­ны Ли­ги На­ций и со­от­вет­ству­ю­щие ша­ги с на­шей сто­ро­ны, по­сколь­ку мы зна­ем, что ни­че­го по­доб­но­го нель­зя бу­дет пред­при­нять». Че­рез две неде­ли по­сле это­го за­яв­ле­ния Гер­ма­ния ок­ку­пи­ро­ва­ла Ав­стрию, и 10 ап­ре­ля 1938 го­да под охра­ной веж­ли­вых на­ци­стов 99,75% ав­стрий­цев про­го­ло­со­ва­ли за вос­со­еди­не­ние Ав­стрии с Гер­ма­ни­ей. Ока­за­лось, что фю­рер, го­во­ря об об­щем до­ме для всех нем­цев, не при­гла­шал за­ру­беж­ных нем­цев в Гер­ма­нию. Он со­би­рал­ся сде­лать Гер­ма­ни­ей до­ма, в ко­то­рых жи­ли эти нем­цы. По­сле Ав­стрии та­ких до­мов боль­ше все­го бы­ло в чеш­ских Су­де­тах.

ЧЕХИ, СЛОВАКИ И ЕЩЕ МИ­НИ­МУМ 6 НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ

Идея на­ци­о­наль­ных го­су­дарств, ко­то­рой ру­ко­вод­ство­ва­лись ее ав­то­ры фран­цу­зы, пе­ре­кра­и­вая вме­сте с бри­тан­ца­ми по­сле­во­ен­ную кар­ту Ев­ро­пы, на Че­хо­сло­ва­кию на­тя­ги­ва­лась с тру­дом. Чехи и словаки хо­те­ли жить в сла­вян­ском го­су­дар­стве. Но вто­рой по чис­лен­но­сти по­сле че­хов на­ци­о­наль­но­стью на объ­еди­няв­ших­ся тер­ри­то­ри­ях Бо­ге­мии, Мо­ра­вии и Сло­ва­кии бы­ли лю­ди, го­во­рив­шие на немец­ком. По­это­му спон­со­рам бы­ла предъ­яв­ле­на фик­тив­ная ти­туль­ная че­хо­сло­вац­кая на­ция и да­же ни­ко­гда не су­ще­ство­вав­ший че­хо­сло­вац­кий язык. Спон­со­ры, от­во­дя гла­за, со­гла­си­лись и утвер­ди­ли по­яв­ле­ние на кар­те Ев­ро­пы еще од­но­го на­ци­о­наль­но­го сла­вян­ско­го го­су­дар­ства. И кста­ти, ска­за­ли спон­со­ры на пе­ре­го­во­рах в Сен-жер­мене пер­во­му пре­зи­ден­ту Че­хо­сло­ва­кии Ма­са­ри­ку, на ва­шей во­сточ­ной гра­ни­це есть пя­та­чок, окру­жен­ный Поль­шей, Ру­мы­ни­ей и Вен­гри­ей, на ко­то­ром, как ока­за­лось, жи­вут ка­кие-то ру­си­ны. В Поль­шу они не хо­тят, а при­со­еди­нять их к Ру­мы­нии и Вен­грии не хо­тим мы. Так что за­би­рай­те. И ни­ка­ких воз­ра­же­ний, ина­че пе­ре­ду­ма­ем.

Так к на­ча­лу 1920-го по­яви­лось го­су­дар­ство с че­тырь­мя ос­нов­ны­ми эт­но­са­ми и, ра­зу­ме­ет­ся, поль­ски­ми, вен­гер­ски­ми и ру­мын­ски­ми мень­шин­ства­ми, жив­ши­ми у гра­ниц со­от­вет­ству­ю­щих го­су­дарств. Ру­ко­во­ди­те­ли Че­хо­сло­ва­кии на­зва­ли бы­ло ее «сла­вян­ской Швей­ца­ри­ей», но очень ско­ро вы­яс­ни­лось, что Су­де­ты – да­ле­ко не Аль­пы. И что чехи, ре­а­ли­зу­ясь как «ти­туль­ная на-

ция», сде­ла­ли слиш­ком мно­го для по­ги­бе­ли сво­е­го го­су­дар­ства.

Лорд Рен­симе­ном, пред­став­ляв­ший бри­тан­ское пра­ви­тель­ство в ЧСР в пе­ри­од кри­зи­са, до­кла­ды­вал в Лон­дон: «Боль­шое чис­ло чеш­ских чи­нов­ни­ков и по­ли­цей­ских, ко­то­рые пло­хо го­во­рят на немец­ком или со­всем его не зна­ют, бы­ли на­зна­че­ны в чи­сто не­мец­кие рай­о­ны. Чеш­ским сель­ско­хо­зяй­ствен­ным ко­ло­ни­стам пред­ло­жи­ли се­лить­ся на кон­фис­ко­ван­ных в хо­де зе­мель­ной ре­фор­мы зем­лях, рас­по­ло­жен­ных по­сре­ди за­се­лен­ных нем­ца­ми тер­ри­то­рий. Для де­тей этих чеш­ских за­хват­чи­ков в боль­шом ко­ли­че­стве бы­ли по­стро­е­ны чеш­ские шко­лы. Есть об­щее мне­ние, что чеш­ским под­ряд­чи­кам ока­зы­ва­ет­ся пре­иму­ще­ство при раз­ме­ще­нии го­су­дар­ствен­ных за­ка­зов, и что го­су­дар­ство с боль­шей го­тов­но­стью предо­став­ля­ет ра­бо­ту и по­мощь че­хам, неже­ли нем­цам. …На про­тя­же­нии трех-че­ты­рех лет един­ствен­ным чув­ством, ко­то­рое ис­пы­ты­ва­ли су­дет­ские нем­цы, бы­ла безыс­ход­ность. Но подъ­ем на­цист­ской Гер­ма­нии дал им но­вую на­деж­ду. Я счи­таю, что их об­ра­ще­ние за по­мо­щью к сво­им кров­ным со­се­дям и их воз­мож­ное же­ла­ние при­со­еди­нить­ся к рей­ху от­ра­жа­ет есте­ствен­ное раз­ви­тие си­ту­а­ции в дан­ных об­сто­я­тель­ствах».

Со­вре­мен­ный чеш­ский исто­рик Ма­тей Спур­ны пи­шет: «Че­хо­сло­ва­кия рас­па­лась еще до Мюн­хе­на – ес­ли по­ни­мать под го­су­дар­ством не толь­ко опре­де­лен­ную тер­ри­то­рию, но и об­ще­ствен­ный до­го­вор. Убе­ди­тель­ные при­чи­ны быть вер­ны­ми рес­пуб­ли­ке име­лись толь­ко у че­хов, а они на­се­ля­ли мень­ше по­ло­ви­ны тер­ри­то­рии стра­ны. Цен­траль­но­ев­ро­пей­ская Швей­ца­рия, ко­то­рая долж­на бы­ла стать об­щим до­мом для всех сво­их на­ро­дов, не по­лу­чи­лась».

Осо­бен­но­сти чеш­ской на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки при­ве­ли к на­рас­та­нию в стране се­па­ра­тист­ских на­стро­е­ний. На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 1935 го­да Су­де­то-не­мец­кая пар­тия за­ня­ла вто­рое по­сле Чеш­ской кре­стьян­ской пар­тии ме­сто, и ее ли­дер Ко­нрад Ген­лейн немед­лен­но по­тре­бо­вал для че­хо­сло­вац­ких нем­цев ши­ро­кой ав­то­но­мии. Немец­кое боль­шин­ство про­жи­ва­ло вдоль гра­ни­цы с Ав­стри­ей и Гер­ма­ни­ей. Зна­чи­тель­ную часть этой тер­ри­то­рии за­ни­ма­ли го­ры Су­де­ты. Су­де­та­ми ста­ли на­зы­вать и тре­бу­ю­щий ав­то­но­мии при­гра­нич­ный ре­ги­он Че­хо­сло­ва­кии. Осо­бен­но острой су­дет­скую про­бле­му де­ла­ло то, что в этом рай­оне бы­ла со­сре­до­то­че­на льви­ная до­ля про­мыш­лен­но­сти стра­ны и по­чти все ее за­па­сы по­лез­ных ис­ко­па­е­мых.

Идеи ав­то­но­мии от­клик­ну­лись и у «брат­ско­го» че­хам, тре­тье­го по чис­лен­но­сти эт­но­са – сло­ва­ков, бо­лез­нен­но пе­ре­жи­вав­ших свое «вто­ро­раз­ряд­ное» по­ло­же­ние в го­су­дар­стве. Как во­дит­ся, та­кие ощу­ще­ния со­зда­ли бла­го­дат­ную поч­ву для рас­про­стра­не­ния ра­ди­каль­но­го на­ци­о­на­лиз­ма. Ли­де­ром об­ще­ствен­ных сим­па­тий сло­ва­ков ста­ла уль­тра­пра­вая Глин­ко­ва сло­вац­кая на­род­ная пар­тия, на­чав­шая от­кры­то до­би­вать­ся неза­ви­си­мо­сти Сло­ва­кии.

Се­па­ра­тист­ские на­стро­е­ния охва­ти­ли и Под­кар­пат­скую Русь. На вы­бо­рах 1935-го сто­рон­ни­ки пол­ной ав­то­но­мии по­лу­чи­ли сре­ди ру­си­нов 63% го­ло­сов. Поз­же чеш­ские по­ли­ти­ки го­во­ри­ли, что по­сле тех вы­бо­ров у них по­яви­лось ощу­ще­ние ско­ро­го кра­ха го­су­дар­ства. Но до кра­ха оста­ва­лось еще три го­да.

ПЛАН «ГРЮН»

План лик­ви­да­ции Че­хо­сло­ва­кии под на­зва­ни­ем «Грюн» («зе­ле­ный») был под­го­тов­лен шта­бом Вер­мах­та еще в кон­це 1937 го­да, за несколь­ко ме­ся­цев до пред­ше­ство­вав­шей ему ан­шлю­са («при­со­еди­не­ния») Ав­стрии.

На­до за­ме­тить, что, на­гне­тая си­ту­а­цию в Че­хо­сло­ва­кии, Гит­лер, что на­зы­ва­ет­ся, шел ва-банк. Пра­гу за­щи­ща­ла дву­сто­рон­няя га­ран­тия во­ору­жен­ной под­держ­ки – со сто­ро­ны ее глав­но­го спон­со­ра Фран­ции и Со­вет­ско­го Со­ю­за. В свою оче­редь, во­ен­ным со­юз­ни­ком Па­ри­жа был Лон­дон. Это озна­ча­ло, что агрес­сия Гер­ма­нии про­тив Че­хо­сло­ва­кии неми­ну­е­мо долж­на бы­ла при­ве­сти к войне Гер­ма­нии про­тив Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции и СССР од­но­вре­мен­но. При том, что к это­му вре­ме­ни Гер­ма­ния еще не за­вер­ши­ла вос­ста­нов­ле­ние Вер­мах­та и не бы­ла го­то­ва к пол­но­мас­штаб­ным во­ен­ным дей­стви­ям да­же про­тив од­ной из этих стран. Бо­лее то­го, са­ма Че­хо­сло­ва­кия мог­ла дать Гер­ма­нии до­ста­точ­но се­рьез­ный во­ен­ный от­пор.

Но у Гит­ле­ра бы­ло глав­ное стра­те­ги­че­ское пре­иму­ще­ство. В от­ли­чие от бри­тан­ско­го и фран­цуз­ско­го пре­мье­ров, ему не нуж­но бы­ло счи­тать­ся с мне­ни­я­ми из­би­ра­те­лей, оп­по­зи­ции, пар­ла­мен­та или прес­сы. Что до СССР, то в этом кри­зи­се у боль­ше­ви­ков бы­ло ма­ло воз­мож­но­стей: путь в Че­хо­сло­ва­кию ле­жал че­рез Поль­шу, ко­то­рая ока­за­лась в этот мо­мент си­ту­а­тив­ным со­юз­ни­ком Гер­ма­нии. Ее яб­ло­ком раз­до­ра с Че­хо­сло­ва­ки­ей бы­ла Те­шин­ская об­ласть. Этот кло­чок зем­ли (805 кв. км) со сме­шан­ным чеш­ско-поль­ским на­се­ле­ни­ем Че­хия при­со­еди­ни­ла в тот мо­мент, ко­гда со­вет­ская ар­мия ед­ва не взя­ла Вар­ша­ву в 1919-м. С тех пор во­прос воз­вра­та «ис­кон­но-поль­ско­го За­оль­зья» стал для Поль­ши прин­ци­пи­аль­ным. И в этом во­про­се Бер­лин не про­сто одоб­рил тре­бо­ва­ния Вар­ша­вы, но и вклю­чил их в спи­сок сво­их тре­бо­ва­ний к Пра­ге. Так что Су­де­ты и Крас­ную Ар­мию раз­де­ля­ли не толь­ко 1200 ки­ло­мет­ров, но и раз­ме­щен­ные на со­вет­ско-поль­ской гра­ни­цы го­то­вые к от­по­ру во­ору­жен­ные си­лы Вар­ша­вы.

Спу­стя две неде­ли по­сле ан­шлю­са Ав­стрии Гит­лер при­гла­сил Ко­нра­да Ген­лей­на в Бер­лин. По­сле встре­чи с фю­ре­ром ли­дер Су­дет­ской немец­кой пар­тии на пар­тий­ном съез­де вы­дви­нул тре­бо­ва­ние пол­ной ав­то­но­мии для Су­дет. По­сле трех ме­ся­цев пе­ре­го­во­ров под дав­ле­ни­ем «за­пад­ных парт­не­ров», тре­бо­вав­ших от Пра­ги усту­пок Ген­лей­ну, пра­ви­тель­ство Че­хо­сло­ва­кии объ­яви­ло о го­тов­но­сти предо­ста­вить ав­то­но­мию Су­дет­ской об­ла­сти. Пра­ви­тель­ство не зна­ло, что дву­мя ме­ся­ца­ми ра­нее Гит­лер утвер­дил план вой­ны с Че­хо­сло­ва­ки­ей и от­дал Ген­лей­ну рас­по­ря­же­ние вы­дви­гать все но­вые и все бо­лее невы­пол­ни­мые тре­бо­ва­ния. 1 сен­тяб­ря Ген­лейн по­тре­бо­вал пе­ре­дать Су­де­ты Гер­ма­нии. Гит­лер сно­ва под­нял став­ки.

10 сен­тяб­ря ми­нистр ино­стран­ных дел Фран­ции Жорж Бонне вы­звал к се­бе бри­тан­ско­го посла и за­дал ему во­прос: в слу­чае ес­ли фран­цу­зы ре­шат под­дер­жать че­хов, впра­ве ли они, в свою оче­редь, рас­счи­ты­вать на под­держ­ку бри­тан­цев? По­сол свя­зал­ся со сво­им ше­фом, лор­дом Га­ли­фак­сом, и по­лу­чил та­кой от­вет: «Пра­ви­тель­ство Его Ве­ли­че­ства ни­ко­гда не до­пу­стит, что­бы без­опас­ность Фран­ции ока­за­лась под угро­зой. Но в то же вре­мя оно не в со­сто­я­нии де­лать ка­кие-ли­бо од­но­знач­ные за­яв­ле­ния о ха­рак­те­ре сво­их бу­ду­щих дей­ствий, рав­но как и о вре­ме­ни этих дей­ствий – в об­сто­я­тель­ствах, пред­ви­деть ко­то­рые в на­сто­я­щий мо­мент невоз­мож­но». Фран­цу­зы по­ня­ли, что риску­ют остать­ся с Гит­ле­ром один на один.

13 сен­тяб­ря Су­де­то-не­мец­кая пар­тия под­ня­ла мя­теж. Пре­зи­дент Бе­неш ввел в Су­де­тах во­ен­ное по­ло­же­ние. Вой­ска по­да­ви­ли вос­ста­ние. Ген­лейн бе­жал в Гер­ма­нию. 15 сен­тяб­ря в ре­зи­ден­цию Гит­ле­ра в Берх­те­с­га­дене при­был бри­тан­ский пре­мьер Чем­бер­лен. Он со­гла­сил­ся с тре­бо­ва­ни­ем Гер­ма­нии пе­ре­дать ей при­гра­нич­ные че­хо­сло­вац­кие тер­ри­то­рии и про­сил не на­чи­нать во­ен­ных дей­ствий для со­гла­со­ва­ния ре­ше­ния с бри­тан­ским пар­ла­мен­том и Фран­ци­ей. 18 сен­тяб­ря Чем­бер­лен встре­тил­ся в Лон­доне с фран­цуз­ским пре­мье­ром Да­ла­дье. На сле­ду­ю­щий день по­слы Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии вру­чи­ли Бе­не­шу сов­мест­ную но­ту со сле­ду­ю­щим тек­стом: «… необ­хо­ди­мо усту­пить Гер­ма­нии рай­о­ны, на­се­лен­ные пре­иму­ще­ствен­но су­дет­ски­ми нем­ца­ми, что­бы из­бе­жать об­ще­ев­ро­пей­ской вой­ны…»

22–23 сен­тяб­ря Чем­бер­лен вновь встре­ча­ет­ся с Гит­ле­ром в лю­би­мом ку­рор­те фю­ре­ра Бад-го­де­с­бер­ге. Ви­дя по­дат­ли­вость парт­не­ров, Гит­лер сно­ва уве­ли­чи­ва­ет тре­бо­ва­ния. Те­перь он хо­чет тер­ри­то­ри­аль­ных усту­пок со сто­ро­ны Че­хо­сло­ва­кии для Поль­ши и Вен­грии, а так­же про­ве­де­ние пле­бис­ци­та о тер­ри­то­ри­аль­ной при­над­леж­но­сти в рай­о­нах Че­хо­сло­ва­кии, где немец­кое на­се­ле­ние со­став­ля­ет свы­ше 50% жи­те­лей. И сно­ва Чем­бер­лен по­сле неко­то­рых ко­ле­ба­ний с по­ни­ма­ни­ем от­но­сит­ся к тре­бо­ва­ни­ям рейхс­канц­ле­ра. «Го­де­с­берг­ский ме­мо­ран­дум» пе­ре­да­ют Бе­не­шу, тот при­хо­дит в ярость и объ­яв­ля­ет в Че­хо­сло­ва­кии все­об­щую мо­би­ли­за­цию.

25 сен­тяб­ря, Гит­лер, вы­сту­пая в Спорт­па­ла­се, за­явил, что ес­ли пробле­ма су­дет­ских нем­цев бу­дет ре­ше­на, то он не ста­нет вы­дви­гать даль­ней­ших тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий в Ев­ро­пе. Этот те­зис неза­мед­ли­тель­но под­хва­тил бри­тан­ский пре­мьер. «Сколь ужас­ной, фан­та­стич­ной и неправ­до­по­доб­ной,– за­явил Чем­бер­лен 27 сен­тяб­ря,– пред­став­ля­ет­ся са­ма мысль о том, что мы долж­ны здесь, у се­бя, рыть тран­шеи и при­ме­рять про­ти­во­га­зы лишь по­то­му, что в од­ной да­ле­кой стране по­ссо­ри­лись меж­ду со­бой лю­ди, о ко­то­рых нам ни­че­го не из­вест­но. Еще бо­лее невоз­мож­ным пред­став­ля­ет­ся то, что уже прин­ци­пи­аль­но ула­жен­ная ссо­ра мо­жет стать пред­ме­том вой­ны».

Чем­бер­лен по­про­сил ита­льян­ско­го дик­та­то­ра Бе­ни­то Мус­со­ли­ни уго­во­рить Гит­ле­ра от­ло­жить втор­же­ние в Су­де­ты и быть по­сред­ни­ком на пе­ре­го­во­рах в Мюн­хене. Утром 29 сен­тяб­ря все со­бра­лись в мюн­хен­ской ре­зи­ден­ции Гит­ле­ра «Фю­ре­рбау», что­бы со­гла­со­вать де­та­ли уже фак­ти­че­ски при­ня­то­го ре­ше­ния. Спу­стя сут­ки судь­ба Че­хо­сло­ва­кии бы­ла ре­ше­на.

Пе­ред отъ­ез­дом из Мюн­хе­на на дву­сто­рон­ней встре­че Чем­бер­лен под­пи­сал

с Гит­ле­ром Де­кла­ра­цию о вза­им­ном нена­па­де­нии. В де­кла­ра­ции го­во­ри­лось, что под­пи­сан­ное ими на­ка­нуне Мюн­хен­ское со­гла­ше­ние «сим­во­ли­зи­ру­ет волю обо­их на­ро­дов ни­ко­гда бо­лее не во­е­вать друг с дру­гом», а так­же что они бу­дут «об­суж­дать и кон­суль­ти­ро­вать­ся по во­про­сам, име­ю­щим жиз­нен­ное зна­че­ние для Ве­ли­ко­бри­та­нии и Гер­ма­нии, ула­жи­вать все раз­но­гла­сия и та­ким об­ра­зом спо­соб­ство­вать со­хра­не­нию ев­ро­пей­ско­го ми­ра».

В тот же день, 30 сен­тяб­ря, поль­ские тан­ки за­ня­ли Те­шин­скую об­ласть.

На ро­дине ми­ро­твор­ца Чем­бер­ле­на встре­ти­ли ова­ци­ей. Он за­явил, что при­вез со­оте­че­ствен­ни­кам «мир для на­ше­го по­ко­ле­ния». Са­мо­лет Эду­а­ра Да­ла­дье в Па­ри­же так­же встре­ча­ла вос­тор­жен­ная тол­па. Ко­гда пре­мье­ру со­об­щи­ли, что па­ри­жане при­шли по­бла­го­да­рить его за предот­вра­ще­ние вой­ны, Да­ла­дье про­це­дил сквозь зу­бы: «При­дур­ки».

СССР

«Мюн­хен­ский сго­вор» все 80 лет оста­ет­ся глав­ным об­ви­не­ни­ем со сто­ро­ны Моск­вы ее за­кля­тым «за­пад­ным парт­не­рам». Яко­бы имен­но сда­ча Гит­ле­ру Че­хо­сло­ва­кии спро­во­ци­ро­ва­ла год спу­стя Вто­рую ми­ро­вую вой­ну. А вот СССР иг­рал в че­хо­сло­вац­ком кри­зи­се ис­клю­чи­тель­но от­кры­тую доб­ро­по­ря­доч­ную роль, и толь­ко дей­ствия за­пад­ных дер­жав вы­ну­ди­ли Ста­ли­на год спу­стя всту­пить в вой­ну на сто­роне Гер­ма­нии.

Бы­ло бы на­ив­но ис­кать доб­ро­по­ря­доч­ность в дей­стви­ях круп­ней­ших по­ли­ти­ков, да еще в во­про­сах вой­ны и ми­ра для сво­их стран. Уже ста­ло об­щим ме­стом утвер­ждать, что все го­ды су­ще­ство­ва­ния 3-го Рей­ха – вплоть до ле­та 1945 го­да – Со­вет­ский Со­юз и Ве­ли­ко­бри­та­ния с Фран­ци­ей, а за­тем и США бес­пре­рыв­но иг­ра­ли с Гер­ма­ни­ей в «пе­ре­тя­ги­ва­ние ка­на­та». За­пад все­ми си­ла­ми и успеш­но на­прав­лял агрес­сию Гит­ле­ра на Во­сток, Москва вир­ту­оз­но умуд­ря­лась раз за ра­зом пе­ре­хва­ты­вать ини­ци­а­ти­ву в, ка­за­лось бы, без­на­деж­ной по­зи­ции. Од­ним из эпи­зо­дов этой под­ко­вер­ной борь­бы стал розыг­рыш «че­хо­сло­вац­кой кар­ты». Раз за ра­зом в те­че­ние 1938 го­да со­вет­ские ди­пло­ма­ты при­зы­ва­ли Па­риж и Лон­дон всту­пить­ся за ЧСР. 2 сен­тяб­ря ми­нистр ино­стран­ных дел Лит­ви­нов со­об­щил те­ле­грам­мой пол­пре­ду СССР в Пра­ге: «… при усло­вии ока­за­ния по­мо­щи Фран­ци­ей мы ис­пол­не­ны ре­ши­мо­сти вы­пол­нить все на­ши обя­за­тель­ства по со­вет­ско-че­хо­сло­вац­ко­му пак­ту, ис­поль­зуя все до­ступ­ные нам для это­го пу­ти. Ес­ли Поль­ша и Ру­мы­ния чи­нят те­перь за­труд­не­ния, то их по­ве­де­ние, в осо­бен­но­сти Ру­мы­нии, мо­жет быть иным, ес­ли Ли­га на­ций вы­не­сет ре­ше­ние об агрес­сии».

Но не­смот­ря на бур­ную ак­тив­ность со­вет­ских пред­ста­ви­те­лей, ни Гит­лер, ни его оп­по­нен­ты ни ра­зу не при­гла­си­ли их на пе­ре­го­во­ры и, су­дя по за­пи­сям бли­жай­ше­го окру­же­ния Гит­ле­ра, он да­же не упо­ми­нал СССР как участ­ни­ка кон­флик­та. Де­ло в том, что Крас­ная Ар­мия да­же при всем же­ла­нии не мог­ла вклю­чить­ся в во­ен­ные дей­ствия на тер­ри­то­рии Че­хо­сло­ва­кии: гра­ни­цу СССР от по­тен­ци­аль­но­го те­ат­ра вой­ны от­де­ля­ли бо­лее 1200 ки­ло­мет­ров. К то­му же ни Поль­ша, ни Ру­мы­ния, под­дер­жи­вав­шие в кон­флик­те Гер­ма­нию, не со­гла­ша­лись про­пу­стить со­вет­скую ар­мию.

По­каз­ная ак­тив­ность Моск­вы объ­яс­ня­лась про­сто: СССР обе­щал всту­пить в во- йну толь­ко при усло­вии, что пе­ред этим в вой­ну всту­пит Фран­ция. А за Фран­ци­ей под­тя­нул­ся бы глав­ный ее со­юз­ник – Ве­ли­ко­бри­та­ния. И то­гда у Ста­ли­на от­крыл­ся бы огром­ный диа­па­зон стра­те­ги­че­ских воз­мож­но­стей. Впро­чем, ис­то­рия не тер­пит со­сла­га­тель­ных вы­ра­же­ний. Но при непред­взя­том от­но­ше­нии поз­во­ля­ет из­вле­кать неко­то­рые уро­ки на бу­ду­щее.

ЛЮ­ДИ И СУДЬ­БЫ

3 сен­тяб­ря 1939 го­да Не­вил Чем­бер­лен объ­явил вой­ну Гер­ма­нии и оста­вал­ся пре­мьер-ми­ни­стром Ве­ли­ко­бри­та­нии до 10 мая 1940 го­да, ко­гда под дав­ле­ни­ем оп­по­зи­ции ушел в от­став­ку, пе­ре­дав пост Уин­сто­ну Чер­чил­лю. 9 но­яб­ря 1940 го­да Чем­бер­лен умер от ра­ка, ко­то­рый был об­на­ру­жен толь­ко в тер­ми­наль­ной ста­дии.

Эду­ард Да­ла­дье ушел в от­став­ку в мар­те 1940 го­да. Вско­ре был аре­сто­ван кол­ла­бо­ра­ци­о­нист­ским пра­ви­тель­ством, три го­да про­вел во фран­цуз­ской тюрь­ме, за­тем был ин­тер­ни­ро­ван в гер­ман­ский кон­цен­тра­ци­он­ный ла­герь «Бу­хен­вальд», за­тем до кон­ца вой­ны со­дер­жал­ся в тюрь­ме в Ав­стрии. По­сле вой­ны вер­нул­ся в по­ли­ти­ку. Умер в 1958 го­ду.

Эд­вард Бе­неш ушел в от­став­ку че­рез 5 дней по­сле вы­нуж­ден­ной ра­ти­фи­ка­ции Мюн­хен­ско­го со­гла­ше­ния и пе­ре­ехал в Лон­дон, где по­сле на­ча­ла Вто­рой ми­ро­вой сфор­ми­ро­вал Че­хо­сло­вац­кое пра­ви­тель­ство в из­гна­нии. По­сле вой­ны был сно­ва вы­бран пре­зи­ден­том. В 1948 го­ду под дав­ле­ни­ем под­дер­жи­ва­е­мых Со­вет­ским Со­ю­зом ком­му­ни­стов ушел в от­став­ку и вско­ре умер на сво­ей вил­ле в 95 ки­ло­мет­рах от Пра­ги.

Ко­нрад Ген­лейн, ли­дер немец­ких се­па­ра­ти­стов, осе­нью 1938 го­да всту­пил в НСДАП и был на­зна­чен рейхс­ко­мис­са­ром Су­дет­ской об­ла­сти. В кон­це вой­ны по­пал в аме­ри­кан­ский плен, где по­кон­чил с со­бой, пе­ре­ре­зав ве­ны стек­ла­ми сво­их оч­ков.

Йо­зеф Ти­со, ли­дер сло­вац­ких се­па­ра­ти­стов, в ок­тяб­ре 1939-го стал пре­зи­ден­том Сло­ва­кии под гер­ман­ским про­тек­то­ра­том, в кон­це вой­ны по­пал в аме­ри­кан­ский плен, был вы­дан Че­хо­сло­ва­кии и в 1947-м был по­ве­шен как го­су­дар­ствен­ный из­мен­ник.

Ав­гу­стин Во­ло­шин, ли­дер ру­син­ских/укра­ин­ских се­па­ра­ти­стов, по­сле объ­яв­ле­ния неза­ви­си­мо­сти Сло­ва­кии об­ра­тил­ся в Бер­лин с прось­бой о про­тек­то­ра­те над неза­ви­си­мой Кар­пат­ской Укра­и­ной, но по­лу­чил от­каз. На сле­ду­ю­щий день на­ча­лась вен­гер­ская ок­ку­па­ция. Во­ло­шин с пра­ви­тель­ством пе­ре­ехал в Пра­гу. В 1945 го­ду Во­ло­шин был аре­сто­ван СМЕРШЕМ и в июле то­го же го­да умер в мос­ков­ской Бу­тыр­ской тюрь­ме, по офи­ци­аль­но­му со­об­ще­нию – от па­ра­ли­ча серд­ца.

Су­дет­ские нем­цы по­сле вой­ны бы­ли де­пор­ти­ро­ва­ны в Гер­ма­нию. Все­го Че­хо­сло­ва­кию по­ки­ну­ло бо­лее трех мил­ли­о­нов нем­цев. Во вре­мя де­пор­та­ции по­гиб­ло 18816 че­ло­век, из них 5596 уби­то, 3411 со­вер­ши­ло са­мо­убий­ство, 6615 умер­ло в кон­цен­тра­ци­он­ных ла­ге­рях, 1481 по­гиб при транс­пор­ти­ров­ке, 705 сра­зу по­сле транс­пор­ти­ров­ки, 629 во вре­мя по­бе­га и 379 по неиз­вест­ным при­чи­нам.

бланк для пле­бис­ци­та о при­со­еди­не­нии ав­стрии к гер­ма­нии

по­сле под­пи­са­ния мюн­хен­ско­го со­гла­ше­ния. око­ло 2 ча­сов но­чи, 30 сен­тяб­ря 1938 го­да. сле­ва на­пра­во: чем­бер­лен, да­ла­дье, гит­лер, мус­со­ли­ни

а. гит­лер и к. ген­лейн, 1938 г.

пре­мьер-ми­нистр ве­ли­ко­бри­та­нии н. чем­бер­лен и Рей­с­хканц­лер гер­ма­нии а. гит­лер пе­ред на­ча­лом пе­ре­го­во­ров в берх­те­с­га­дене, 15 сен­тяб­ря 1938 г.

кар­та Рас­па­да ав­ст­ро-вен­гер­ской им­пе­рии

су­дет­ские нем­цы встре­ча­ют «во­и­нов-осво­бо­ди­те­лей»

кар­та уни­что­же­ния че­хо­сло­ва­кии

поль­ские тан­ки в те­шине

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.