ОДОБРИТЬ И… СНЯТЬ

4 ок­тяб­ря 1957 го­да член Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПСС, ми­нистр обо­ро­ны СССР мар­шал Геор­гий Жу­ков вы­ле­тел из Моск­вы в Се­ва­сто­поль. На дру­гой день он от­был от­ту­да на крей­се­ре «Куй­бы­шев» для на­не­се­ния офи­ци­аль­но­го ви­зи­та в Юго­сла­вию

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ - Вла­ди­мир ВОРОНОВ

По­сле юго­сла­вии был офи­ци­аль­ный ви­зит в Ал­ба­нию. Вез­де Жукова встре‑ ча­ли по выс­ше­му раз­ря­ду, и он про­вел весь­ма пло­до­твор­ные пе­ре­го­во­ры не толь­ко с во­ен­ны­ми, но и с выс­ши­ми пар­тий­но‑го­су­дар­ствен­ны­ми ру­ко­во‑ ди­те­ля­ми. Вер­нув­шись не с пу­сты­ми ру­ка­ми. так, юго­сла­вы да­ли со­вет­ским во­ен­ным воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с со­сто­яв­шей у них на во­ору­же­нии весь­ма со­вре­мен­ной аме­ри­кан­ской тех­ни­кой. Ал­бан­цы же, пре­под­нес­ли со­вет­ско­му фло­ту во­ен­но‑мор­скую ба­зу во Вле­ре.

Ко­гда 26 ок­тяб­ря 1957 го­да Жу­ков вер­нул­ся в Моск­ву, то ему бы­ло при­ка­за­но пря­мо с аэро­дро­ма при­быть в Кремль – на за­се­да­ние Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПСС. Ито­гом ко­то­ро­го ста­ли два ин­те­рес­ных по­ста­нов­ле­ния, оба под гри­фом «Стро­го сек­рет­но». Пер­вое гла­си­ло: «Одобрить де­я­тель­ность т. Жукова во вре­мя по­езд­ки в Юго­сла­вию и Ал­ба­нию. Счи­тать по­езд­ку т. Жукова по­лез­ной для сбли­же­ния со­вет­ско­го на­ро­да с юго­слав­ским и ал­бан­ским народами». Одоб­ри­ли, но тут же офор­ми­ли и сле­ду­ю­щее по­ста­нов­ле­ние: «Осво­бо­дить т. Жукова Г.К. от обя­зан­но­стей ми­ни­стра обо­ро­ны СССР»!

По­том со­сто­ял­ся уже спе­ци­аль­но со­зван­ный 28–29 ок­тяб­ря 1957 го­да Пле­нум ЦК КПСС, став­ший на­сто­я­щим су­ди­ли­щем над Жу­ко­вым. То­ва­ри­щи из ЦК, экс­трен­но со­бран­ные в Крем­ле (ре­ше­ние о со­зы­ве пле­ну­ма чле­ны Пре­зи­ди­у­ма ЦК при­ня­ли в ка­нун воз­вра­ще­ния Жукова, 25 ок­тяб­ря), не про­сто кри­ти­ко­ва­ли мар­ша­ла, вне­зап­но по­пав­ше­го в опа­лу, но под­верг­ли его уни­зи­тель­но­му шель­мо­ва­нию. В чем толь­ко его ни об­ви­ни­ли! Гру­бо на­ру­шал «пар­тий­ные, ле­нин­ские прин­ци­пы ру­ко­вод­ства ми­ни­стер­ством обо­ро­ны и Со­вет­ской Ар­ми­ей», «вел ли­нию на от­рыв Во­ору­жен­ных Сил от пар­тии, на… лик­ви­да­цию по­ли­тор­га­нов в Со­вет­ской Ар­мии, на уход из-под кон­тро­ля Цен­траль­но­го Ко­ми­те­та пар­тии», «непра­виль­но вос­пи­ты­вал… во­ен­ные кад­ры в их от­но­ше­нии к пар­тии, к Цен­траль­но­му Ко­ми­те­ту», «про­яв­лял бук­валь­но пре­не­бре­жи­тель­ное от­но­ше­ние к по­ли­ти­че­ским ра­бот­ни­кам»… На­при­мер, го­во­рил, что они «при­вык­ли за 40 лет бол­тать, по­те­ря­ли вся­кий нюх, как ста­рые ко­ты», что «им, по­лит­ра­бот­ни­кам, толь­ко на­кле­ить ры­жие бо­ро­ды и дать кин­жа­лы – они пе­ре­ре­за­ли бы всех ко­ман­ди­ров». Ну, са­мо со­бой, груб, за­нос­чив, тще­сла­вен, дес­по­ти­чен, ве­дет се­бя как хам… Ко­неч­но, Жу­ков во­все не был бе­лым и пу­ши­стым, но по этой ча­сти ни­чем не от­ли­чал­ся от дру­гих со­вет­ских во­е­на­чаль­ни­ков: они все ве­ли се­бя как за­рвав­ши­е­ся трам­вай­ные ха­мы, един­ствен­ное ис­клю­че­ние – Ро­кос­сов­ский.

«… По­те­рял эле­мен­тар­ное чув­ство скром­но­сти,– об­ли­чал с три­бу­ны глав­ный идео­лог пар­тии Ми­ха­ил Суслов.– …Фак­ты са­мо­вос­хва­ле­ния сви­де­тель­ству­ют не толь­ко об от­сут­ствии скром­но­сти у т. Жукова. …Фак­ты сви­де­тель­ству­ют о тен­ден­ции т. Жукова к неогра­ни­чен­ной вла­сти». Не слу­чай­но же «недав­но т. Жу­ков пред­ла­гал за­ме­нить пред­се­да­те­ля Ко­ми­те­та го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти и ми­ни­стра внут­рен­них дел во­ен­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми. Чем про­дик­то­ва­но это пред­ло­же­ние? Не тем ли, что­бы воз­гла­вить ру­ко­во­дя­щие по­сты в этих ор­га­нах сво­и­ми людь­ми, кад­ра­ми по при­зна­ку лич­ной пре­дан­но­сти. Не яв­ля­ет­ся ли это стрем­ле­ни­ем уста­но­вить свой кон­троль над Ко­ми­те­том го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти и Ми­ни­стер­ством внут­рен­них дел?»

Осо­бое по­до­зре­ние у пар­тап­па­рат­чи­ков вы­зва­ла по­пыт­ка со­зда­ния шко­лы ди­вер­сан­тов: за­ду­мал, мол, «тай­но от ЦК, под Моск­вой (на са­мом де­ле в Там­бо­ве.– Прим. ред.), со­здать шко­лу ди­вер­сан­тов на 2000 че­ло­век, учить их 7 лет, дать им «хо­ро­шее» обес­пе­че­ние», – воз­му­щал­ся член Пре­зи­ди­у­ма ЦК Ни­ко­лай Иг­на­тов.– Мы этот шаг рас­це­ни­ли как шаг по под­го­тов­ке го­ло­во­ре­зов». Осо­бо воз­му­ти­ли Хру­щё­ва сро­ки обу­че­ния: «Мы ин­же­не­ров учим 4,5–5 лет. А тут, что­бы ди­вер­сию ор­га­ни­зо­вать, на­до 7 лет учить»! По-яс­не­ние, что «на­до их на­учить язы­ку той стра­ны, ку­да они бу­дут за­бро­ше­ны, что­бы они сли­лись с мас­сой», Хру­щёв от­верг ка­те­го­ри­че­ски: че­пу­ха! Это, мол, невоз­мож­но в прин­ци­пе: учи – не учи, они все рав­но не за­го­во­рят так, что­бы в них не вы­чис­ли­ли рус­ско­го! «Вот здесь вы­сту­пал то­ва­рищ и го­во­рил: «Я яро­слав­ский». Да мог нам не го­во­рить, что он яро­слав­ский, мы сра­зу опре­де­ли­ли». Или, «вот, на­при­мер, Ана­стас Ива­но­вич Ми­ко­ян – ведь ни­кто не ска­жет, что он кур­ский. (В за­ле смех.)…» Так что с ди­вер­сан­та­ми де­ло нечи­сто: «Ведь у Бе­рии то­же бы­ла ди­вер­си­он­ная груп­па, – вос­кли­цал Хру­щёв,– и пе­ред тем, как аре­сто­вать Бе­рию, Бе­рия вы­звал го­ло­во­ре­зов, они бы­ли в Москве и неиз­вест­но, чьи го­ло­вы по­ле­те­ли бы»!

Два дня опаль­но­го мар­ша­ла шель­мо­ва­ли, на­ве­сив на него все мыс­ли­мые и немыс­ли­мые яр­лы­ки, раз­ве лишь в по­ло­вом раз­бое – как Бе­рию – не ули­чи­ли. На фи­ни­ше чле­ны ЦК в еди­ном по­ры­ве друж­но утвер­ди­ли ре­ше­ние «стар­ших то­ва­ри­щей» о сня­тии Жукова с по­ста ми­ни­стра обо­ро­ны, по­пут­но по­ста­но­ви­ли «вы­ве­сти т. Жукова Г.К. из со­ста­ва чле­нов Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПСС и чле­нов ЦК КПСС».

Ак­ция по изъ­я­тию Жукова из вла­сти вы­гля­де­ла как хо­ро­шо спла­ни­ро­ван­ная спе­цо­пе­ра­ция, да так, соб­ствен­но, и бы­ло. Сло­вес­ные по­мои, вы­ли­тые на Жукова, об­ви­не­ния, вклю­чая да­же со­зда­ние «шко­лы го­ло­во­ре­зов» – это бе­лый шум и дым­за­ве­са, мас­ки­ру­ю­щие же­сто­кую схват­ку за власть, ко­то­рая и бы­ла гла­вен­ству­ю­щим со­дер­жа­ни­ем все­го со­вет­ско­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са 1953–1959 го­дов. Все это вре­мя Хру­щёв со сво­ей ко­ман­дой неудер­жи­мо рвал­ся к еди­но­лич­ной вла­сти, на хо­ду вы­ки­ды­вая из пар­тап­па­рат­ной машины од­но­го кон­ку­рен­та за дру­гим. Сна­ча­ла Бе­рию – вре­мен­но сбло­ки­ро­вав­шись с груп­пи­ров­ка­ми Ма­лен­ко­ва, Мо­ло­то­ва и Бул­га­ни­на. За­тем с пер­вых ро­лей в чу­лан за­дви­ну­ли Ма­лен­ко­ва, вы­нув то­го в фев­ра­ле 1955 го­да из крес­ла пред­сов­ми­на. В хо­де то­го же гам­би­та из ка­би­не­та ми­ни­стра обо­ро­ны, все­гда яв­ляв­шим­ся в со­вет­ской си­сте­ме вла­сти од­ним из са­мых клю­че­вых, вы­шиб­ли Бул­га­ни­на. Чи­сто для ан­ту­ра­жа уса­див его греть пре­мьер­ское крес­ло, еще не остыв­шее от Ма­лен­ко­ва. Вско­ре на­стал че­ред по­дви­нуть от ре­аль­ных дел и Мо­ло­то­ва, ку­ри­ро­вав­ше­го меж­ду­на­род­ный блок: его сня­ли с по­ста ми­ни­стра ино­стран­ных дел 1 ию­ня 1956 го­да. Оче­ред­ной ра­унд схват­ки крем­лев­ских буль­до­гов под ков­ра­ми со­сто­ял­ся уже в июне 1957 го­да: «ан­ти­пар­тий­ная груп­па» Ма­лен­ко­ва, Ка­га­но­ви­ча, Мо­ло­то­ва «и при­мкнув­ше­го к ним Ше­пи­ло­ва» в стра­хе за свою шку­ру сде­ла­ла по­пыт­ку пе­ре­хва­тить ини­ци­а­ти­ву, не до­жи­да­ясь, по­ка их окон­ча­тель­но вы­ки­нут на хо­ду. Вот толь­ко до­пу­сти­ли про­маш­ку, не за­ру­чи­лись под­держ­кой ни «лю­дей с на­га­на­ми», ни то­ва­ри­щей с тан­ка­ми. По­то­му Хру­щёв, опе­рев­шись на КГБ с вер­ным ему Се­ро­вым и Жу­ко­вым – с его тан­ка­ми, бли­ста­тель­но про­вел свой контр­пе­ре­во­рот, удер­жав власть и окон­ча­тель­но вы­ши­бив от­ту­да «ан­ти­пар­тий­ную груп­пу». Но уже ока­зан­ная услу­га ни­че­го не сто­ит, и в пол­ном со­от­вет­ствии с клас­си­че­ским пра­ви­лом при­двор­ной ин­три­ги за­тем по­сле­до­ва­тель­но уби­ра­ют тех, кто и ока­зал неоце­ни­мые услу­ги в пред­ше­ству­ю­щем тай­ме. Да и очень уж то­гда ис­пу­га­ли пар­тап­па­рат­чи­ков сло­ва Жукова, что тан­ки пой­дут, толь­ко ко­гда он ска­жет (и – ту­да, ку­да он ука­жет). «Ока­зы­ва­ет­ся, – воз­му­щал­ся Ана­стас Ми­ко­ян, – тан­ки пой­дут не то­гда, ко­гда ЦК ска­жет, а ко­гда ска­жет ми­нистр обо­ро­ны! …Та­кое за­яв­ле­ние мо­жет сде­лать толь­ко че­ло­век, ко­то­рый счи­та­ет, что нет ни­ка­кой Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в Со­вет­ском Со­ю­зе… Это де­ла­ют в Ла­тин­ской Аме­ри­ке, в стра­нах, где ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия в под­по­лье, а не у вла­сти, где вся­кие хун­ты-мун­ты!» От­мен­ная про­го­вор­ка! Схват­ка за власть под ков­ра­ми Крем­ля да­ле­ко не за­вер­ше­на, и мар­шал, мо­гу­щий на оче­ред­ном ее вит­ке вновь вы­ло­жить ко­зыр­ной «тан­ко­вый ар­гу­мент», стал опа­сен: он же мог вы­ло­жить свой ко­зырь и не для Хру­щё­ва… Да и во­об­ще во гла­ве ар­мии дол­жен быть, услов­но го­во­ря, «вер­ный Клим» – все­гда. До тех пор, по­ка Хо­зя­ин же­ла­ет оста­вать­ся Хо­зя­и­ном.

мар­шал со­вет­ско­го со­ю­за геор­гий жу­ков

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.