КАК ЭТО БЫ­ЛО В ОК­ТЯБ­РЕ 1918-ГО

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТОРИЯ - Вла­ди­мир ВОРОНОВ

из днев­ни­ков бой­ца 1‑го Кре­стьян‑ ско­го ком­му­ни­сти­че­ско­го стрел­ко­во­го пол­ка Фи­лип­па Го­ли­ко­ва (впо­след­ствии Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за):

3 ок­тяб­ря. Ниж­няя Сал­да. Несколь­ко су­ток сто­им в Ниж­ней Сал­де. Бе­лые ве­дут се­бя ти­хо. Мы вос­поль­зо­ва­лись этим, от­дох­ну­ли, вы­спа­лись, по­мы­лись в бане. Ниж­няя Сал­да – боль­шой за­вод­ской по­се­лок. На глав­ной ули­це есть да­же де­ре­вян­ный тро­туар.

Полк по­пол­ня­ет­ся. При­бы­ли две ро­ты ки­тай­ских доб­ро­воль­цев – че­ло­век око­ло 200. Все они ра­бо­чие ураль­ских за­во­дов, ко­пей и ле­со­ру­бы.

Еще в Ре­жев­ском за­во­де я слы­хал, что в Крас­ной Ар­мии есть и ки­тай­цы. В Во­лын­ском пол­ку бы­ла ки­тай­ская ро­та. Во вре­мя мя­те­жа она силь­но по­стра­да­ла от на­ших внут­рен­них вра­гов.

7 ок­тяб­ря. Стан­ция Сал­ка. 5 ок­тяб­ря весь полк со­брал­ся в окрест­но­стях Сал­ки.

По­ло­же­ние на­ше ухуд­ши­лось. Бе­ля­ки не то по­за­вче­ра, не то еще 4 ок­тяб­ря взя­ли Ниж­ний Та­гил и стан­цию Сан-до­на­то. Мы от­ре­за­ны от бри­га­ды и ди­ви­зии. Из на­ступ­ле­ния, пред­при­ня­то­го пол­ком, ни­че­го не по­лу­чи­лось. Со­еди­нить­ся со сво­и­ми, ко­то­рые во­е­ва­ли в Та­ги­ле, не уда­лось. Те­перь за­ни­ма­ем обо­ро­ну у стан­ции Сал­ка. Ря­дом се­ло По­кров­ское. Бе­лые об­стре­ли­ва­ют на­шу ро­ту из пу­ле­ме­тов, но близ­ко не под­хо­дят. Мы в от­вет стреляем по ним.

Ви­дел ра­не­ных ки­тай­цев. Очень му­же­ствен­но пе­ре­но­сят боль. И сра­жа­ют­ся до по­след­ней воз­мож­но­сти. Ко­гда кон­ча­ют­ся па­тро­ны, с кри­ком «кон­тра­ми!» бро­са­ют­ся в шты­ки. Что та­кое «кон­тра­ми», ни­кто тол­ком не ве­да­ет, но пред­по­ла­га­ем что-ни­будь вро­де «бей контру!».

Под Шад­рин­ском сра­жа­лись пле­чом к пле­чу с мадь­я­ра­ми, а те­перь ря­дом с на­ми ки­тай­ские то­ва­ри­щи. Как это пре­крас­но! Зна­чит, и за пре­де­ла­ми Рос­сии лю­ди по­ни­ма­ют, что Ок­тябрь несет сво­бо­ду все­му ми­ру. […]

Се­го­дня ки­тай­ские то­ва­ри­щи вме­сте с на­ми про­ли­ва­ют кровь под Ниж­ним Та­ги­лом. Но при­дет час, ко­гда и мы по­мо­жем тру­до­во­му Ки­таю осво­бо­дить­ся от сво­их и приш­лых угне­та­те­лей…

17 ок­тяб­ря. Ку­шва. […] В Ку­шве я опять уви­дел ки­тай­цев. Те­перь они све­де­ны в осо­бый ба­та­льон. Ко­ман­ду­ет ба­та­льо­ном Жен Фу-чен. Од­на­жды при мне ки­тай­ские то­ва­ри­щи фо­то­гра­фи­ро­ва­лись на ули­це вме­сте с Фи­лип­пом Его­ро­ви­чем Аку­ло­вым, Ос­ло­пов­ским, Юди­ным и по­мощ­ни­ком ко­ман­ди­ра пол­ка С. Т. Аку­ло­вым.

Сре­ди на­ших бой­цов мно­го раз­го­во­ров о ки­тай­ских то­ва­ри­щах. Из­вест­но, что они лю­бят ору­жие и ни­ко­гда с ним не рас­ста­ют­ся. Осо­бен­но це­нят «ма­шин­ки». Так они на­зы­ва­ют пу­ле­ме­ты. Шты­ков на вин­тов­ках у них со­хра­ни­лось боль­ше, чем у нас. Сле­дят за об­мун­ди­ро­ва­ни­ем, хо­дят с крас­ны­ми бан­та­ми,

У ки­тай­цев, как я успел за­ме­тить, дис­ци­пли­на креп­кая. Без­ого­во­роч­но вы­пол­ня­ют лю­бое тре­бо­ва­ние не толь­ко ба­та­льон­но­го или рот­но­го ко­ман­ди­ра, но и взвод­но­го, и от­де­лен­но­го. Са­ми крас­но­ар­мей­цы стро­го сле­дят, за, по­ряд­ком. К нам от­но­сят­ся, как бра­тья. При встре­чах сме­ют­ся, хло­па­ют по пле­чу, жмут ру­ку.

Жаль бу­дет, ес­ли при­дет­ся рас­стать­ся с ни­ми. А та­кие раз­го­во­ры ве­дут­ся. Го­во­рят, что со­зда­ет­ся китайский полк.

29 ок­тяб­ря. Ку­шва. О на­ших слав­ных по­бе­дах зна­ют в Москве! Все­рос­сий­ский Цен­траль­ный Ис­пол­ни­тель­ный Ко­ми­тет на­гра­дил наш полк по­чет­ным Крас­ным Зна­ме­нем, а ко­ман­до­ва­ние да­ло ему на­зва­ние – «Крас­ные ор­лы».

По­за­вче­ра со­сто­я­лось тор­же­ствен­ное вру­че­ние Зна­ме­ни. Те ча­сти пол­ка, ко­то­рые на­хо­дят­ся на по­зи­ци­ях, при­сла­ли в Ку­шву сво­их де­ле­га­тов. Бы­ло мно­го пред­ста­ви­те­лей от дру­гих пол­ков ди­ви­зии. Из сто­ли­цы при­был упол­но­мо­чен­ный ВЦИК, из Пер­ми – ко­ман­ду­ю­щий ар­ми­ей, член Ревво­ен­со­ве­та и по­лит­ко­мис­сар ар­мии. […]

Ко­гда я узнал, что вме­сте с Ов­сян­ни­ко­вым и Са­шей бу­ду при­ни­мать Зна­мя, то от ра­до­сти не на­хо­дил се­бе ме­ста. Вот бы уви­дел отец!

Я ре­шил, что раз на­хо­жусь при Зна­ме­ни, дол­жен как мож­но луч­ше во­ору­жить­ся. При­хва­тил руч­ные гра­на­ты. Рус­скую «бу­тыл­ку» за­ткнул за по­яс, а ан­глий­скую гра­на­ту «миль­са» при­це­пил на ре­мень.

Во­оду­шев­ле­ние на­ше не зна­ет гра­ниц. Мы го­то­вы к но­вым бо­ям во имя все­мир­ной вла­сти Со­ве­тов.

Го­ли­ков Ф. И. Крас­ные ор­лы (Из днев­ни‑ ков 1918–1920 гг.). М., Во­е­н­из­дат, 1959.

«ВСЕ УМРЕМ ЗА ТО, ЧТО­БЫ ПО­МОЧЬ НЕ­МЕЦ­КИМ РА­БО­ЧИМ»

из пе­ре­пис­ки Вла­ди­ми­ра Ле­ни­на с то­ва­ри­ща­ми по пар­тии:

1 ок­тяб­ря. «тт. Сверд­ло­ву и Троц­ко­му. Де­ла так «уско­ри­лись» в Гер­ма­нии, что нель­зя от­ста­вать и нам. А се­го­дня мы уже от­ста­ли. […]

Ни­ка­ких со­ю­зов ни с пра­ви­тель­ством Виль­гель­ма, ни с пра­ви­тель­ством Виль­гель­ма II + Эберт и про­чие мер­зав­цы.

Но не­мец­ким ра­бо­чим мас­сам, не­мец­ким тру­дя­щим­ся мил­ли­о­нам, ко­гда они на­ча­ли сво­им ду­хом воз­му­ще­ния (по­ка еще толь­ко ду­хом), мы брат­ский со­юз, хлеб, по­мощь во­ен­ную на­чи­на­ем го­то­вить.

Все умрем за то, что­бы по­мочь не­мец­ким ра­бо­чим в де­ле дви­же­ния впе­ред на­чав­шей­ся в Гер­ма­нии ре­во­лю­ции.

Вы­вод: 1) вде­ся­те­ро боль­ше уси­лий на до­бы­чу хле­ба (за­па­сы все очи­стить и для нас, и для немецких ра­бо­чих).

2) вде­ся­те­ро боль­ше за­пи­си в вой­ско. Ар­мия в 3 мил­ли­о­на долж­на быть у нас к весне для по­мо­щи меж­ду­на­род­ной ра­бо­чей ре­во­лю­ции».

10 ок­тяб­ря. «То­ва­ри­щам Чи­че­ри­ну и Ка­ра­ха­ну.

Нас­чет но­ты Виль­со­ну, мне ка­жет­ся, что на­до бы по­слать.

Со­ста­вить ар­хи­об­сто­я­тель­но, веж­ли­во, но ядо­ви­то.

Мы-де во вся­ком слу­чае – да­же пра­ви­тель­ствам ка­пи­та­ли­стов и мил­ли­ар­де­ров – дол­гом счи­та­ем пред­ло­жить мир, что­бы по­пы­тать­ся оста­но­вить кро­во­про­ли­тие и что­бы рас­крыть гла­за на­ро­дам.

Па­де­ние Ка­за­ни, Сим­бир­ска, Сы­з­ра­ни и Са­ма­ры яв­но раз­об­ла­чи­ло та­кие-то слу­хи…

Не хо­тят ли ка­пи­та­ли­сты ча­сти ле­сов на Се­ве­ре, часть Си­би­ри?% с 17 мил­ли­ар­дов? Ес­ли да, то ведь это­го они не скро­ют.

Мы вам пред­ла­га­ем: ска­жи­те пря­мо, how much? Нас­чет Брест­ско­го ми­ра – Гер­ма­ния со­гла­сит­ся уве­сти вой­ска. В чем же де­ло? Не хо­ти­те ли вы свои вой­ска по­ста­вить вме­сто немецких?

И так да­лее.

Та­кой про­ект но­ты пред­ла­гаю тот­час со­ста­вить, и его мы бы сов­мест­но об­су­ди­ли».

Ленин В. И. Пол­ное со­бра­ние со‑ чи­не­ний. 5‑е изд., т. 50. М., 1970. из пись­ма со­вет­ско­му пол­пре­ду в швей­ца­рии Я. А. Бер­зи­ну:

Меж­ду 18 и 25 ок­тяб­ря. «Т [ова­ри­щу] Бер­зи­ну (Я. А. Бер­зин – со­вет­ский пол­пред в Швей­ца­рии с ап­ре­ля по но­ябрь 1918 г.– Прим. ред.)

[…] Не жа­лей­те мил­ли­о­нов на неле­галь­ные свя­зи с Фран­ци­ей и аги­та­цию сре­ди фран­цу­зов и ан­гли­чан. […] Ваш Ленин».

Пе­ре­пис­ка с нар­ко­мом юс­ти­ции РСФСР Д. и. Кур­ским:

26 ок­тяб­ря 1918 г. «Не по­ра ли по­ста­вить на оче­редь во­прос об уни­что­же­нии до­ку­мен­тов част­ной собств [ен­но­сти]

Но­тар [иаль­ные] ак­ты о зем­ле­влад [ении] фаб­ри­ка недвиж [имо­сти] и пр [очее] и т [а] к д [алее]

Под­го­то­вить тай­но, без оглас­ки. За­хва­тить сна­ча­ла…

Бу­ма­ги, по-мо­е­му, на­до бы в бу­маж­ную мас­су пре­вра­тить (тех­ни­че­ски это изу­чить за­ра­нее)». от­вет­ная за­пис­ка Д. и. Кур­ско­го: «Ме­ра нелиш­няя и мо­жет быть про­ве­де­на быст­ро, так как но­тар [иаль­ные] ар­хи­вы в на­ших ру­ках».

Ленин: «Итак, Вы за это возь­ме­тесь без осо­бо­го по­ста­нов­ле­ния С [ове­та] Н [арод­ных] К [омис­са­ров]? (и при­вле­че­те к со­ве­ща­нию об этом Ком [ис­са­ри­ат] в [нут­рен­них] дел и др.) Но тай­но».

Ленин В. И. Не­из­вест­ные до­ку­мен­ты,

1891–1922. Под­гот. Ю. Н. Ами­ан­то­вым и др. М., 1999. из днев­ни­ка мос­ков­ско­го обы­ва­те­ля Ни­ки­ты оку­не­ва:

«8 окт [яб­ря]. По со­вет­ским «Из­ве­сти­ям» со­в­де­пов­ские вой­ска в 16-ти вер­стах от Са­ма­ры […]. В Пет­ро­гра­де открыли па­мят­ник немец­ко­му со­ци­а­ли­сту Фер­ди­нан­ду Лас­са­лю, а в Москве – Ра­ди­ще­ву. […]

9 окт [яб­ря]. Са­ма­ра остав­ле­на че­хо­сло­ва­ка­ми и за­ня­та со­вет­ски­ми вой­ска­ми. По это­му по­во­ду в со­в­де­пии ли­ко­ва­ние. […]

10 окт [яб­ря]. В со­вет­ской вче­раш­ней га­зе­те на­пе­ча­та­но, что Став­ро­поль на Вол­ге взят крас­ны­ми вой­ска­ми, что Вол­га те­перь вся очи­ще­на от «вра­гов Евор­лю­ции». […]

4 ок­тяб­ря. …Хлеб в Москве все до­ро­жа­ет. А для ло­ша­дей и то­го ху­же – нет се­на да­же. Сказывается недо­ста­ток со­ли. Вот оно до че­го до­шло! Па­пи­рос мож­но ку­пить сво­бод­но не де­шев­ле 20 к. шт. […]

15 ок­тяб­ря. […] «Из­ве­стия» со­об­ща­ют, буд­то в Ба­ку тур­ка­ми «вы­ре­за­но» 20000 ар­мян и ра­бо­чих и что Ба­ку «раз­гром­лен» ими. […] Вче­ра в Пет­ро­гра­де взбун­то­ва­лись 1500 мо­би­ли­зо­ван­ных мат­ро­сов. Хо­ди­ли по ули­цам и огла­ша­ли ре­зо­лю­цию в ду­хе «ле­во­э­се­ров­ском». За­кон­чи­лось де­ло тем, что их всех за­гна­ли в од­ну ка­зар­му и, ко­неч­но, сло­мят те­перь вся­кое их «ле­во­э­сер­ство».

21 ок­тяб­ря. […] Идет пе­ре­име­но­ва­ние па­ро­хо­дов. Луч­ший па­ро­ход «Са­мо­ле­та» «Доб­ры­ня Ни­ки­тич» на­зван «Ва­це­ти­сом», мер­ку­рьев­ский па­ро­ход «Эр­зе­рум» – «Ле­ни­ным», и т. д. […]

25 ок­тяб­ря. Вче­ра Чи­че­рин по­слал пре­зи­ден­ту США Вуд­ро Виль­со­ну но­ту гро­мад­ней­ше­го ис­то­ри­че­ско­го зна­че­ния. Там – пря­мое об­ви­не­ние Виль­со­на в под­держ­ке на­шей контр­ре­во­лю­ции, в укры­ва­тель­стве че­хо­сло­ва­ков, «на­гра­бив­ших в Ка­за­ни часть на­ше­го зо­ло­то­го за­па­са», там иро­ни­че­ское срав­не­ние, что «на­ше пра­ви­тель­ство вы­ра­жа­ет во­лю по мень­шей ме­ре 80% рус­ско­го на­ро­да, че­го нель­зя, гос­по­дин пре­зи­дент, ска­зать о ва­шем пра­ви­тель­стве», там уве­ря­ют, что со­вет­ская фор­ма управ­ле­ния «бу­дет вско­ре об­щей фор­мой» для всех го­су­дарств. […] Там при­гла­ше­ние со­гла­сить­ся с Чи­че­ри­ным, что «нель­зя оста­вить фаб­рик, руд­ни­ков, бан­ков в ру­ках част­ных лиц», и пред­ло­же­ние, что­бы «в ос­но­ву со­ю­за на­ро­дов по­ло­же­на бы­ла экс­про­при­а­ция ка­пи­та­ли­стов всех стран», при­чем Чи­че­рин по­яс­ня­ет, в Аме­ри­ке «бан­ки и про­мыш­лен­ность на­хо­дят­ся в ру­ках та­кой незна­чи­тель­ной груп­пы ка­пи­та­ли­стов, что до­ста­точ­но бу­дет аре­сто­вать 20 гла­ва­рей ка­пи­та­ли­сти­че­ских клик», и т. д. […]

29 ок­тяб­ря. …«Со­в­де­пия» ре­ши­ла до­ве­сти свою крас­ную ар­мию до трех­мил­ли­он­но­го со­ста­ва и уже объ­яви­ла мо­би­ли­за­цию воз­рас­тов, ро­див­ших­ся в пе­ри­од вре­ме­ни с 1883 г. до 1900 г.

Моск­ви­чам объ­яв­ле­но, что каж­дый обы­ва­тель мо­жет поль­зо­вать­ся для сво­е­го жи­лья пло­ща­дью не боль­ше 20 кв. ар­шин на че­ло­ве­ка, а для де­тей на каж­до­го – 10 кв. ар­шин (1 кв. ар­шин – при­мер­но 0,5 кв. мет­ра. – Прим. ред.).

Со­вет­ски­ми вой­ска­ми взят Бу­гу­рус­лан. Троц­кий ле­та­ет по со­в­де­пии из кон­ца в ко­нец и, ви­ди­мо, де­ла­ет то же на фрон­тах, что де­лал в свое вре­мя Ке­рен­ский, то есть со­сто­ит сей­час в долж­но­сти «глав­но­уго­ва­ри­ва­ю­ще­го», и, на­до со­знать­ся, с луч­шим успе­хом, чем его про­то­тип. […]

Вот и ку­ри­ца до­шла до быв­шей це­ны го­су­дар­ствен­ной рен­ты, т.е. до 70–75 р., а вой­на еще не за­кон­чи­лась… […] Ко­ни­ны по­жрать не на что – и она 10 р. за ф., а я по­лу­чаю 30 р. в день, и кор­мить нуж­но не од­но­го се­бя, а тро­их. Пи­та­ем­ся боль­ше кар­тош­кой да ча­ем без са­ха­ра. Во­об­ще при­вы­ка­ем к со­ци­аль­но­му раю».

Оку­нев Н. П. Днев­ник моск­ви‑ ча, 1917–1924. Кн. 1. М., 1997.

«ТЫ, БРАТ, ЛИ­БЕ­РАЛ, И МА­ЛО ВЕШАЕШЬ»

из вос­по­ми­на­ний ата­ма­на Гри­го­рия Се­мё­но­ва:

[ок­тябрь 1918 г.] «Впер­вые мы встре­ти­лись с со­юз­ни­ка­ми в са­мом на­ча­ле ок­тяб­ря 1918 го­да, ко­гда 7-я ди­ви­зия Им­пе­ра­тор­ской япон­ской ар­мии, под ко­ман­дой ге­не­рал-лей­те­нан­та Фуд­зий, при­бы­ла в За­бай­ка­лье. Кон­ные ча­сти О.М. О. (Осо­бый Мань­чжур­ский от­ряд. – Прим. ред.), сов­мест­но с япон­ски­ми ка­ва­ле­рий­ски­ми ча­стя­ми […] фор­си­ро­ва­ли пе­ре­пра­вы че­рез ши­ро­ко раз­лив­ший­ся Онон, че­рез мост, ко­то­рый был взо­рван крас­ны­ми. Там сно­ва бы­ло за­креп­ле­но то брат­ство по ору­жию, ко­то­рое яв­ля­ет­ся за­ло­гом гря­ду­ще­го брат­ско­го со­ю­за двух ве­ли­ких на­ций, и там мы, рус­ские на­ци­о­на­ли­сты, хо­ро­шо узна­ли япон­цев и на­учи­лись це­нить и ува­жать их. Пред­ста­ви­те­ли япон­ско­го ко­ман­до­ва­ния все­гда стре­ми­лись под­дер­жи­вать по­ря­док в пре­де­лах за­ня­той ими зо­ны и стро­го сле­ди­ли, что­бы ни­ка­кие ан­ти­на­ци­о­наль­ные груп­пи­ров­ки не смог­ли ор­га­ни­зо­вать­ся и про­явить се­бя за их спи­ной.

В это же вре­мя аме­ри­кан­цы сво­им без­об­раз­ным по­ве­де­ни­ем все­гда вно­си­ли бес­по­ря­док, вы­зы­вая глу­бо­кое недо­воль­ство на­се­ле­ния. За ис­клю­че­ни­ем неко­то­рых от­дель­ных лиц […], боль­шин­ство аме­ри­кан­цев во гла­ве с ге­не­ра­лом Гр­эв­сом от­кры­то под­дер­жи­ва­ли боль­ше­ви­ков, вклю­чи­тель­но до по­сыл­ки оди­ноч­ных лю­дей и груп­па­ми с ин­фор­ма­ци­ей и раз­но­го ро­да по­ру­че­ни­я­ми к крас­ным. […] Они со­вер­шен­но ис­кренне изум­ля­лись, по­че­му рус­ские так упор­но со­про­тив­ля­ют­ся вла­сти «са­мой пе­ре­до­вой и про­грес­сив­ной пар­тии», пред­по­чи­тая ужа­сы цар­ской дес­по­тии про­све­щен­но­му прав­ле­нию ком­му­ни­сти­че­ско­го ин­тер­на­ци­о­на­ла. Я по­ла­гаю, что при­чи­ной это­му был весь­ма низ­кий мо­раль­ный уро­вень аме­ри­кан­ских сол­дат, по­слан­ных в Си­бирь […]. В боль­шин­стве сво­ем сол­да­ты аме­ри­кан­ских ча­стей, осу­ществ­ляв­ших ин­тер­вен­цию, яв­ля­лись де­зер­ти­ра­ми Ве­ли­кой вой­ны, на­бран­ны­ми в кон­цен­тра­ци­он­ных ла­ге­рях на Фи­лип­пи­нах, и пред­став­ля­ли со­бой по­чти ис­клю­чи­тель­но вы­ход­цев из Рос­сии, бе­жав­ших или от пре­сле­до­ва­ния за­ко­на, или от во­ин­ской по­вин­но­сти. Из Рос­сии они не вы­нес­ли ни­че­го, кро­ме нена­ви­сти к быв­ше­му сво­е­му оте­че­ству и го­су­дар­ствен­но­му устрой­ству его, по­это­му по­нят­но, что все их сим­па­тии бы­ли на сто­роне крас­ных. Нас же, рус­ских на­ци­о­на­ли­стов, они счи­та­ли сто­рон­ни­ка­ми ста­ро­го рус­ско­го ре­жи­ма и по­то­му от­но­си­лись к нам с та­кой же нена­ви­стью, с ка­кой они от­но­си­лись и к на­ци­о­наль­ной Рос­сии.

[…] Для рус­ских на­ци­о­на­ли­стов вме­ша­тель­ство со­юз­ни­ков и ин­тер­вен­ция, пред­при­ня­тая ими, име­ли бы смысл, ес­ли бы со­юз­ни­ки под­кре­пи­ли ими свои тре­бо­ва­ния к аген­там гер­ман­ско­го ге­не­раль­но­го шта­ба, за­сев­шим в Крем­ле, о немед­лен­ной пе­ре­да­че вла­сти на­ци­о­наль­ным рус­ским эле­мен­там. […]

В на­ча­ле ок­тяб­ря 1918 го­да кон­ные ча­сти 7-й япон­ской ди­ви­зии и О.М. О. за­ня­ли Чи­ту […]. С за­ня­ти­ем на­ми Чи­ты я уви­дел, что за ко­рот­кое вре­мя власт­во­ва­ния там боль­ше­ви­ков на­се­ле­ние бы­ло обо­бра­но рек­ви­зи­ци­я­ми и на­ло­га­ми, ко­то­рые со­би­ра­лись не толь­ко день­га­ми, но и на­ту­рой. […]

В на­ча­ле ок­тяб­ря ме­ся­ца, со­вер­шен­но для ме­ня неожи­дан­но, при­шел ко мне пешком с вок­за­ла ан­глий­ский ге­не­рал Нокс. Он со­об­щил мне, что на­прав­ля­ет­ся в Омск, и в раз­го­во­ре из­ло­жил свой взгляд на на­шу борь­бу с боль­ше­ви­ка­ми. К кон­цу раз­го­во­ра Нокс за­дал мне во­прос о мо­их от­но­ше­ни­ях с ад­ми­ра­лом Кол­ча­ком. Я знал, что факт мо­е­го столк­но­ве­ния с ад­ми­ра­лом в быт­ность по­след­не­го ко­ман­ду­ю­щим рус­ски­ми вой­ска­ми в по­ло­се от­чуж­де­ния КВЖД, а так­же и при­чи­ны, вы­звав­шие это столк­но­ве­ние, бы­ли от­лич­но из­вест­ны ге­не­ра­лу Нок­су, по­это­му я не счел нуж­ным скры­вать пе­ред ним что-ли­бо в этом во­про­се и со­вер­шен­но от­кро­вен­но из­ло­жил ему всю ис­то­рию мо­их вза­и­мо­от­но­ше­ний с Хар­би­ном, не скры­вая и соб­ствен­ных оши­бок. Ге­не­рал Нокс вни­ма­тель­но вы­слу­шал ме­ня и под ко­нец спро­сил, как я смот­рю на воз­мож­ное на­зна­че­ние ад­ми­ра­ла во­ен­ным ми­ни­стром Ом­ско­го пра­ви­тель­ства. Я от­ве­тил, что это бу­дет встре­че­но с пол­ным удо­вле­тво­ре­ни­ем как мною, так и под­чи­нен­ны­ми мне ча­стя­ми, ибо во­ен­но-ад­ми­ни­стра­тив­ный опыт ад­ми­ра­ла и его ре­ши­тель­ность и энер­гия в де­ле вос­ста­нов­ле­ния рус­ско­го фло­та по­сле Рус­ско-япон­ской вой­ны на­хо­дят­ся вне вся­ко­го со­мне­ния. В долж­но­сти во­ен­но­го ми­ни­стра ад­ми­рал бу­дет на ме­сте, но на­зна­че­ние его на ро­ли вер­хов­но­го ру­ко­вод­ства по­ли­ти­кой стра­ны или ее ар­мии бы­ло бы весь­ма неудач­ным, вслед­ствие мно­гих при­чин, из ко­их глав­ней­ши­ми, по­жа­луй, бы­ли лич­ные ка­че­ства ад­ми­ра­ла: его пря­мо­ли­ней­ность, нетер­пи­мость к дру­гим мне­ни­ям, ма­лая гиб­кость в во­про­сах внеш­ней по­ли­ти­ки, в ко­то­рых лич­ные сим­па­тии обыч­но пе­ре­пле­та­ют­ся с ин­те­ре­са­ми стра­ны, а так­же его по­дат­ли­вость по­сто­рон­ним вли­я­ни­ям».

Ата­ман Се­мё­нов. О се­бе (Вос­по­ми‑ на­ния, мыс­ли и вы­во­ды). М., 1999. из за­пи­сок на­чаль­ни­ка ан­глий­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го от­ря­да пол­ков­ни­ка Джо­на Уор­да:

[ок­тябрь] «… наи­выс­шее пре­зре­ние они [япон­цы] пи­та­ли к рус­ско­му на­ро­ду. Этих несчаст­ных лю­дей они сбра­сы­ва­ли с же­лез­но­до­рож­ных плат­форм, пус­кая в ход при­кла­ды сво­их вин­то­вок как про­тив жен­щин, так и муж­чин, об­ра­ща­ясь с ни­ми точьв-точь, как с пле­ме­нем по­ко­рен­ных гот­тен­то­тов. […] Поз­же ока­за­лось, что это бы­ло об­щей по­ли­ти­кой япон­ской ар­мии […]

Офи­цер ка­зал­ся удив­лен­ным, что я всту­пил­ся за ка­ких-то рус­ских […] и осве­до­мил­ся, не ис­пы­тал ли я ка­кой-ни­будь непри­ят­но­сти от ча­со­во­го. Я от­ве­чал, что пер­вый же япо­нец, ко­то­рый до­тро­нет­ся в мо­ем при­сут­ствии до ан­глий­ско­го офи­це­ра или сол­да­та, бу­дет убит на ме­сте. Это, по-ви­ди­мо­му, уди­ви­ло япон­ско­го офи­це­ра, ко­то­рый ука­зал на то, что они ок­ку­пи­ро­ва­ли Си­бирь и име­ют пра­во де­лать все, что им угод­но.

[…] [На­чаль­ник же­лез­ных до­рог в Хар­бине] ска­зал, что мно­же­ство ва­го­нов на­хо­дит­ся на стан­ции Ман­чжу­рия, за­дер­жан­ные пол­ков­ни­ком Се­мё­но­вым и япон­ца­ми, ко­то­рые не про­пус­ка­ют ни од­но­го ва­го­на че­рез эту стан­цию, а пол­ков­ник Се­мё­нов со­би­ра­ет боль­шой до­ход, предо­став­ляя ва­го­ны тем, кто пла­тит ему вы­со­кую мзду».

Уорд Дж. Со­юз­ная ин­тер­вен­ция в Си‑ би­ри 1918–1919 гг. За­пис­ки на­чаль­ни­ка ан­глий­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го от­ря­да пол‑ ков­ни­ка Джо­на Уор­да. М. –

Пет­ро‑ град, 1923. из за­пи­сок ге­не­ра­ла Ан­дрея шку­ро: [ок­тябрь] «Вой­ска мои бы­ли из­ну­ре­ны гро­мад­ны­ми, пре­иму­ще­ствен­но ноч­ны­ми пе­ре­хо­да­ми, не успе­вая от­дох­нуть от ко­то­рых тот­час же пус­ка­лись в бой. Патро­нов бы­ло так ма­ло, что Фи­нан­со­вая ко­мис­сия ску­па­ла их у на­се­ле­ния, упла­чи­вая по 10 руб­лей за каж­дый. Я во­зил с со­бой неболь­шой за­пас патро­нов и, как дра­го­цен­ность, из рук в ру­ки, пе­ре­да­вал ко­ман­ди­рам пол­ков по цин­ко­вой ко­роб­ке с 600 па­тро­на­ми в кри­ти­че­ские мо­мен­ты бо­ев.

Это име­ло и свои хо­ро­шие сто­ро­ны: ка­за­ки при­учи­лись до­ро­жить каж­дой пу­лей и от­кры­ва­ли огонь лишь с ди­стан­ции по­сто­ян­но­го при­це­ла (400 ша­гов), стрель­ба их при­об­ре­ла чрез­вы­чай­ную мет­кость и вы­дер­жан­ность. Срав­ни­вая ре­зуль­та­ты сво­е­го ог­ня с бес­по­ря­доч­ной и по­чти без­вред­ной паль­бой крас­ных, ка­за­ки вы­ра­ба­ты­ва­ли в се­бе уве­рен­ность в соб­ствен­ной си­ле и стой­ко­сти. […]

В это вре­мя у нас про­изо­шел непри­ят­ный ин­ци­дент. Встав утром и вый­дя на крыль­цо за­ни­ма­е­мо­го мною до­ма, на ста­нич­ной пло­ща­ди про­тив со­бо­ра я уви­дел боль­шую тол­пу на­ро­да, окру­жав­шую ви­се­ли­цы, на ко­то­рых бол­та­лись 5 тру­пов; че­ло­век 12 в од­ном бе­лье ожи­да­ли оче­ре­ди быть по­ве­шен­ны­ми. Мне до­ло­жи­ли, что при­быв­шие из шта­ба ге­не­ра­ла По­кров­ско­го офи­це­ры ве­ша­ют аре­сто­ван­ных под­след­ствен­ных. Я при­ка­зал немед­лен­но пре­кра­тить это без­об­ра­зие и по­ру­чил ата­ма­ну от­де­ла про­из­ве­сти рас­сле­до­ва­ние про­ис­шед­ше­го. Вы­яс­ни­лось, что ко­ман­дир ко­мен­дант­ской сот­ни шта­ба По­кров­ско­го Ни­ко­ла­ев и еса­ул Раз­де­ри­шин яви­лись в мест­ную тюрь­му и, ото­брав по спис­ку часть аре­сто­ван­ных, ви­нов­ность ко­то­рых от­нюдь еще не бы­ла уста­нов­ле­на су­деб­ной про­це­ду­рой, име­нем ге­не­ра­ла По­кров­ско­го по­тре­бо­ва­ли их вы­да­чи и ста­ли ве­шать на пло­ща­ди. Я вы­гнал ве­ша­те­лей из ста­ни­цы и по­слал про­те­сту­ю­щее пись­мо Покровскому. Вме­сто от­ве­та он сам при­е­хал ко мне разъ­яс­нить «недо­ра­зу­ме­ние».

– Ты, брат, ли­бе­рал, как я слы­шал, – ска­зал он мне,– и ма­ло вешаешь. Я при­слал сво­их лю­дей по­мочь те­бе в этом де­ле.

Дей­стви­тель­но, я не раз­ре­шал под­чи­нен­ным ка­кой-ли­бо рас­пра­вы без след­ствия и су­да над взя­ты­ми боль­ше­ви­ка­ми. В со­став су­дей привле­ка­лись мест­ные жи­те­ли из умуд­рен­ных жиз­нью ста­ри­ков, лю­дей су­ро­вых, но спра­вед­ли­вых и знав­ших чув­ство ме­ры. Я про­сил ге­не­ра­ла По­кров­ско­го из­ба­вить ме­ня на бу­ду­щее вре­мя от услуг его па­ла­чей. […]

При­е­хав­ший вско­ре ге­не­рал Покровский рас­по­ря­дил­ся по­ве­сить всех плен­ных и да­же пе­ре­беж­чи­ков. У ме­ня про­изо­шло с ним по это­му по­во­ду столк­но­ве­ние, но он лишь от­шу­чи­вал­ся и сме­ял­ся в от­вет на мои на­ре­ка­ния. Од­на­жды, ко­гда мы с ним зав­тра­ка­ли, он вне­зап­но от­крыл дверь во двор, где уже бол­та­лись на ве­рев­ках несколь­ко по­ве­шен­ных.

–Это для улуч­ше­ния ап­пе­ти­та,– ска­зал он.

Покровский не ску­пил­ся на остро­ты вро­де: «при­ро­да лю­бит че­ло­ве­ка», «вид по­ве­шен­но­го ожив­ля­ет ланд­шафт» и т. п. Эта его бес­че­ло­веч­ность, осо­бен­но при­ме­ня­е­мая бес­суд­но, бы­ла мне от­вра­ти­тель­на. Его лю­би­мец, мер­за­вец и про­хвост еса­ул Раз­де­ри­шин, ста­рал­ся в ам­плуа па­ла­ча уго­дить кро­во­жад­ным ин­стинк­там сво­е­го на­чаль­ни­ка и раз­вра­щал ка­за­ков, при­вык­ших в кон­це кон­цов не ста­вить ни в грош че­ло­ве­че­скую жизнь».

Шку­ро А. Г. Граж­дан­ская вой­на в Рос‑ сии: За­пис­ки бе­ло­го пар­ти­за­на. М., 2004. Ав­тор­ские ор­фо­гра­фия и пунк­ту­а­ция со­хра­не­ны.

ки­тай­цы – «ин­тер­на­ци­о­на­ли­сты» крас­ной ар­мии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.