ЕДИНСТВО УКРА­И­НЫ И НА­СЛЕ­ДИЕ ЕВ­РО­МАЙ­ДА­НА

Про­те­сты Ев­ро­май­да­на, на­чав­ши­е­ся из-за раз­но­гла­сий по до­го­во­ру об Ас­со­ци­а­ции Укра­и­ны с Ев­ро­со­ю­зом, ста­ли для неко­то­рых жи­те­лей стра­ны оли­це­тво­ре­ни­ем двух раз­ных Укра­ин

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ОБЩЕСТВО - Ро­берт Стин­ланд, ана­ли­тик Цен­тра меж­ду­на­род­ных ис­сле­до­ва­ний в вар­ша­ве

По­сле то­го как быв­ший пре­зи­дент Укра­и­ны вик­тор яну­ко­вич при­нял ре­ше­ние не под­пи­сы­вать со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом, 21 но­яб­ря 2013 го­да на­ча­лись мас­со­вые про­те­сты, в хо­де ко­то­рых на Май­дане вре­ме­на­ми со­би­ра­лось до мил­ли­о­на че­ло­век. Мно­гие укра­ин­цы ви­де­ли в этом со­гла­ше­нии об ас­со­ци­а­ции на­деж­ду на де­мо­кра­ти­че­ское и ме­нее кор­рум­пи­ро­ван­ное бу­ду­щее. Дру­гие укра­ин­цы, осо­бен­но на во­сто­ке стра­ны, пред­по­чи­та­ли вме­сто это­го всту­пить в Евразий­ский та­мо­жен­ный со­юз, воз­глав­ля­е­мый рос­си­ей.

Эти две точ­ки зре­ния яв­ля­ют­ся от­ра­же­ни­я­ми двух взгля­дов на про­шлое и бу­ду­щее Укра­и­ны, в ос­но­ве ко­то­рых ле­жат куль­тур­ные, линг­ви­сти­че­ские и эт­ни­че­ские раз­ли­чия. Про­те­сты на Май­дане так­же ста­ли пе­чаль­ным при­ме­ром то­го, как за­ин­те­ре­со­ван­ные ли­ца и ор­га­ни­за­ции внут­ри и за пре­де­ла­ми Укра­и­ны вос­поль­зо­ва­лись сло­жив­шей­ся си­ту­а­ци­ей, спро­во­ци­ро­вав раз­ру­ши­тель­ные по­след­ствия, вклю­чая ги­бель мно­же­ства участ­ни­ков ак­ций про­те­ста, сме­ну ре­жи­ма, ан­нек­сию Кры­ма и ок­ку­па­цию Дон­бас­са.

ОБ­ЩЕЕ НА­СЛЕ­ДИЕ, РАЗ­НЫЕ ПРАВИТЕЛИ

Что­бы по­нять, как Укра­и­на при­шла к это­му, необ­хо­ди­мо об­ра­тить­ся к ис­то­рии. В 5-м ве­ке на тер­ри­то­рии со­вре­мен­ной Укра­и­ны жи­ли сла­вян­ские пле­ме­на. Поз­же ва­ря­ги под пред­во­ди­тель­ством кня­зя Оле­га Нов­го­род­ско­го объ­еди­ни­ли сла­вян в Ки­ев­скую Русь. По­сле втор­же­ния мон­го­лов в 1240 го­ду эта ди­на­стия про­дол­жи­ла пра­вить в Москве.

Поз­же за­па­дом со­вре­мен­ной Укра­и­ны пра­ви­ло Га­лиц­ко-во­лын­ское кня­же­ство, в 14-м ве­ке – Поль­ско-ли­тов­ское кня­же­ство, а так­же Вен­грия и Мол­да­вия. В кон­це кон­цов он во­шел в со­став Поль­ско-ли­тов­ско­го со­дру­же­ства. В ре­зуль­та­те на этих тер­ри­то­ри­ях сло­жи­лась бо­лее ев­ро­пей­ская си­сте­ма управ­ле­ния, и она ис­пы­та­ла на се­бе вли­я­ние ка­то­ли­циз­ма, Ре­нес­сан­са и Ре­фор­ма­ции.

Меж­ду тем боль­шая часть во­сто­ка и юга со­вре­мен­ной Укра­и­ны на­хо­ди­лась под управ­ле­ни­ем Рос­сий­ской им­пе­рии, а Крым при­над­ле­жал осма­нам. Ни Рос­сий­ская, ни Осман­ская им­пе­рии не име­ли тра­ди­ций дик­та­ту­ры за­ко­на, кон­сти­ту­ци­о­на­лиз­ма, ли­бе­ра­лиз­ма и под­от­чет­но­сти пра­ви­тель­ства. В ре­зуль­та­те ка­за­чье­го бун­та про­тив по­ля­ков в 1648 го­ду сфор­ми­ро­ва­лось пер­вое укра­ин­ское го­су­дар­ство – Гет­ман­щи­на. В 1654 го­ду она ста­ла ча­стью Рос­сий­ской им­пе­рии. По­сле поль­ско-рус­ской вой­ны 1654–1667 го­дов укра­ин­ские тер­ри­то­рии к за­па­ду от Дне­пра ото­шли Поль­ше, а к во­сто­ку – к Рос­сии. В ре­зуль­та­те раз­де­лов Поль­ши в 1772, 1793 и 1795 го­дах за­пад Укра­и­ны до­стал­ся Габс­бур­гам. Крым был ан­нек­си­ро­ван рус­ски­ми в 1783 го­ду.

Рос­сий­ская им­пе­рия по­ве­ла се­бя же­сто­ко, на­вя­зав рус­ский язык и пра­во­сла­вие. Габс­бур­ги, на­про­тив, со­зда­ли бо­лее бла­го­при­ят­ные усло­вия для граж­дан­ско­го об­ще­ства. Бо­лее то­го, Про­све­ще­ние по­да­ри­ло за­па­ду Укра­и­ны обя­за­тель­ное образование и ре­ли­ги­оз­ную сво­бо­ду.

ИДЕЯ УКРА­И­НЫ

Фор­ми­ро­ва­ние укра­ин­ской го­су­дар­ствен­но­сти за­ви­се­ло от сте­пе­ни предо­став­лен­ной сво­бо­ды. Рос­сий­ская им­пе­рия по­дав­ля­ла эту сво­бо­ду, рас­смат­ри­вая Укра­и­ну как «ма­лую Рос­сию». Те, кто при­дер­жи­вал­ся иных взгля­дов, под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям. Ре­во­лю­ция и ре­фор­мы, ко­то­рые на­ча­лись в кон­це 19-го ве­ка, при­ве­ли к фор­ми­ро­ва­нию по­ли­ти­че­ских пар­тий, вы­сту­пав­ших за неза­ви­си­мость Укра­и­ны. Од­на­ко все они бы­ли за­пре­ще­ны по­сле по­дав­ле­ния ре­во­лю­ции 1905 го­да.

Укра­ин­цы, жив­шие при Габс­бур­гах, счи­та­ли се­бя ру­си­на­ми, от­ли­чав­ши­ми­ся от по­ля­ков-ка­то­ли­ков бла­го­да­ря сво­ей пра­во­слав­ное ве­ре. У них так­же бы­ло боль­ше сво­бод. По­сле 1848 го­да воз­ник­ло на­ци­о­наль­ное укра­ин­ское дви­же­ние, вы­сту­пав­шее за рас­ши­ре­ние сво­бо­ды. Несмот­ря на при­тес­не­ния, на­чав­ши­е­ся поз­же, Укра­и­на со­хра­ня­ла свою ав­то­но­мию, хо­тя Пер­вая ми­ро­вая вой­на ей по­ме­ша­ла. По­сле Пер­вой ми­ро­вой в Укра­ине бы­ло несколь­ко го­су­дарств. Они ка­ну­ли в ле­ту в ре­зуль­та­те та­ких кон­флик­тов, как Поль­ско-укра­ин­ская вой­на. За­пад­ной Укра­ине, ко­то­рая во­е­ва­ла с по­ля­ка­ми, по­мо­га­ли рус­ские ан­ти­ком­му­ни­сты (бе­лые), а во­сток Укра­и­ны во­е­вал с бе­лы­ми при под­держ­ке ком­му­ни­стов (крас­ных), ко­то­рые обе­ща­ли Укра­ине неза­ви­си­мость. По­ля­ки и боль­ше­ви­ки одер­жа­ли верх. Поз­же укра­ин­цы под управ­ле­ни­ем по­ля­ков в Га­ли­ции и Во­лы­ни и под ру­мын­ским и че­хо­сло­вац­ким управ­ле­ни­ем бы­ли по­дав­ле­ны.

СО­ВЕТ­СКОЕ НА­СЛЕ­ДИЕ

Со­вет­ский ре­жим не при­нес Укра­ине неза­ви­си­мо­сти. Ком­му­ни­сты при­вет­ство­ва­ли вер­ных со­вет­ско­му ре­жи­му укра­ин­цев и пре­сле­до­ва­ли на­ци­о­на­ли­стов. Поз­же Ста­лин еще боль­ше огра­ни­чил их сво­бо­ду и уже­сто­чил по­ли­ти­ку ру­си­фи­ка­ции. Как ни стран­но, вы­ну­див мил­ли­о­ны лю­дей го­ло­дать – в пе­ри­од Го­ло­до­мо­ра – он спо­соб­ство­вал укреп­ле­нию укра­ин­ско­го са­мо­со­зна­ния. В ре­зуль­та­те Вто­рой ми­ро­вой вой­ны он так­же объ­еди­нил боль­шин­ство укра­ин­цев в еди­ное го­су­дар­ство, ан­нек­си­ро­вав поль­ские, ру­мын­ские и че­хо­сло­вац­кие тер­ри­то­рии.

По­сле смер­ти Ста­ли­на укра­ин­цы всту­пи­ли в пе­ри­од со­вет­ской бю­ро­кра­тии. Бо­лее то­го, в 1954 го­ду Крым пе­ре­шел Укра­ине. Несмот­ря на по­ли­ти­ку ас­си­ми­ля­ции, укра­ин­ская иден­тич­ность раз­ви­ва­лась, посколь­ку те­перь у укра­ин­цев бы­ло го­су­дар­ство, ко­то­ро­го у них не бы­ло с 18-го ве­ка. Опрос об­ще­ствен­но­го мне­ния 1959 го­да по­ка­зал, что 75% жи­те­лей стра­ны счи­та­ли се­бя укра­ин­ца­ми. Ис­клю­че­ни­ем то­гда стал толь­ко Крым, где жи­ли в ос­нов­ном рус­ские.

Тем не ме­нее, со­вет­ская и укра­ин­ская иден­тич­но­сти кон­ку­ри­ро­ва­ли друг с дру­гом. На во­сто­ке стра­ны, где про­цесс ин­ду­стри­а­ли­за­ции шел бо­лее быст­ры­ми тем­па­ми, кре­стьяне ока­за­лись втя­ну­ты­ми в со­вет­ский про­ект. Рус­ские, пе­ре­ез­жав­шие в та­кие го­ро­да как До­нецк, то­же ме­ня­ли их де­мо­гра­фию. Со­ве­ти­за­ция ока­за­ла очень мощ­ное воз­дей­ствие, посколь­ку она по­шла пол­ным хо­дом уже по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Меж­ду тем укра­ин­цы на за­па­де стра­ны ра­нее сра­жа­лись на сто­роне бе­лых в Рус­ской ре­во­лю­ции. Там укра­ин­ская иден­тич­ность бы­ла бо­лее силь­ной из-за от­но­ше­ний с по­ля­ка­ми и де­мо­гра­фи­че­ско­го гос­под­ства, став­ше­го след­стви­ем мас­со­во­го пе­ре­се­ле­ния ев­ре­ев и при­то­ка укра­ин­цев на за­пад по­сле вой­ны.

ПОЛЯРИЗАЦИЯ И НЕЗА­ВИ­СИ­МАЯ УКРА­И­НА

Пе­ре­строй­ка и глас­ность 1980-х го­дов при­ве­ли к то­му, что в 1991 го­ду Укра­и­на об­ре-

ла неза­ви­си­мость, ко­то­рую под­дер­жа­ло по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство укра­ин­цев, в том чис­ле жи­те­лей Кры­ма. Од­на­ко укра­ин­ский на­ци­о­на­лизм был в боль­шей сте­пе­ни рас­про­стра­нен на за­па­де стра­ны, и на­ци­о­на­ли­сты кон­флик­то­ва­ли с пре­иму­ще­ствен­но рус­ским Кры­мом, а так­же с во­сто­ком Укра­и­ны, где со­вет­ская идео­ло­гия удер­жи­ва­ла свои проч­ные по­зи­ции.

В 1990-х го­дах укра­ин­ская по­ли­ти­ка ха­рак­те­ри­зо­ва­лась «хищ­ни­че­ским ин­ди­ви­ду­а­лиз­мом». По­ли­ти­ки, ко­то­рые за­ча­стую бы­ли все­го лишь ма­ри­о­нет­ка­ми оли­гар­хов, по­сто­ян­но ме­ня­ли свои по­зи­ции в за­ви­си­мо­сти от рас­ста­нов­ки сил меж­ду оли­гар­ха­ми, ко­то­рые за­хва­ти­ли стра­ну. Они ве­ли толь­ко та­кую по­ли­ти­ку, ко­то­рая по­мо­га­ла им одер­жи­вать по­бе­ды на вы­бо­рах. Пер­вый пре­зи­дент Укра­и­ны Крав­чук (1991–1994) не за­хо­тел про­во­дить эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы, в ре­зуль­та­те че­го во­сток стра­ны стал тос­ко­вать по со­вет­ско­му про­шло­му. Крав­чук так­же про­во­дил та­кую по­ли­ти­ку иден­тич­но­сти, ко­то­рую под­дер­жи­вал за­пад стра­ны и ко­то­рая при­во­ди­ла в ярость тех, кто жил на во­сто­ке Укра­и­ны.

Пре­зи­дент Куч­ма (1994–2005) уда­рял­ся из од­ной край­но­сти в дру­гую. Посколь­ку его под­дер­жал во­сток, он скон­цен­три­ро­вал­ся на на­ла­жи­ва­нии от­но­ше­ний с Рос­си­ей, а за­тем за­го­во­рил о го­тов­но­сти всту­пить в НАТО и стал пер­вым, кто за­явил о том, что Укра­и­на долж­на стать ча­стью Ев­ро­со­ю­за. Поз­же он опять за­нял­ся укреп­ле­ни­ем от­но­ше­ний с Рос­си­ей. На вы­бо­рах укра­ин­цев неиз­мен­но за­став­ля­ли вы­би­рать меж­ду «на­ми и ими». По­ли­ти­ки без­за­стен­чи­во зло­упо­треб­ля­ли ис­кус­ствен­но со­здан­ной кон­цеп­ци­ей «двух Укра­ин», од­на из ко­то­рых яко­бы хо­чет разо­рвать все свя­зи с Рос­си­ей, за­пре­тить рус­ский язык и всту­пить в НАТО, а дру­гая – пре­вра­тить укра­ин­цев в рус­ских. В пе­ри­од вы­бо­ров 2004 го­да Виктора Ющен­ко по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ли как на­ци­ста и аме­ри­кан­ско­го шпи­о­на, а Виктора Яну­ко­ви­ча – как пре­ступ­ни­ка, ко­то­рый хо­чет пре­вра­тить Укра­и­ну в про­вин­цию Рос­сии.

ОРАНЖЕВАЯ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ: СТА­РОЕ ВИ­НО В НО­ВЫХ БУТЫЛКАХ

По­сле оран­же­вой ре­во­лю­ции 2004 го­да укра­ин­цы вы­бра­ли Ющен­ко, ко­то­рый вме­сте со сво­им пре­мьер-ми­ни­стром Юли­ей Ти­мо­шен­ко на­чал го­то­вить Укра­и­ну к вступ­ле­нию в НАТО и Ев­ро­со­юз. Пла­ны по уста­нов­ле­нию укра­ин­ско­го пат­ри­ар­ха­та и внед­ре­нию хри­сти­ан­ской эти­ки в образование рас­сер­ди­ли ате­и­стов и нехри­сти­ан на во­сто­ке стра­ны, жи­те­ли ко­то­ро­го так­же бы­ли недо­воль­ны огра­ни­че­ни­я­ми на ве­ща­ние рос­сий­ских те­ле­ка­на­лов и угро­за­ми в ад­рес рос­сий­ских куль­тур­ных ор­га­ни­за­ций.

Скуд­ные ре­зуль­та­ты ра­бо­ты и внут­рен­няя борь­ба обер­ну­лись по­ра­же­ни­ем Ющен­ко на парламентских вы­бо­рах 2007 го­да и в пер­вом ра­ун­де пре­зи­дент­ских вы­бо­ров 2010 го­да. В свою оче­редь, Ти­мо­шен­ко про­иг­ра­ла во вто­ром ра­ун­де Яну­ко­ви­чу, ко­то­рый так­же одер­жал по­бе­ду в парламентских вы­бо­рах 2012 го­да. Он про­во­дил по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную про­тив укра­ин­ско­го язы­ка и куль­ту­ры, огра­ни­чил сво­бо­ду СМИ и от­пра­вил сво­их оп­по­нен­тов, та­ких как Ти­мо­шен­ко, в тюрь­му, что при­ве­ло к еще боль­шей по­ля­ри­за­ции в стране. В це­лом, элек­то­раль­ный оп­пор­ту­низм одер­жал верх, то­гда как по­пыт­ки спло­тить стра­ну ока­за­лись без­успеш­ны­ми.

СПУСКОВОЙ КРЮ­ЧОК ЕВ­РО­МАЙ­ДА­НА

Это при­во­дит нас к про­те­стам Ев­ро­май­да­на, ко­то­рые бы­ли спро­во­ци­ро­ва­ны от­ка­зом Яну­ко­ви­ча под­пи­сать со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом. Свое ре­ше­ние Яну­ко­вич из­ме­нил под дав­ле­ни­ем Крем­ля. По­ли­ция при­ме­ни­ла си­лу в от­но­ше­нии де­мон­стран­тов, и в хо­де про­те­стов по­гиб­ло бо­лее 100 че­ло­век. По­сле то­го как Яну­ко­вич бе­жал из стра­ны, в Укра­ине бы­ло сфор­ми­ро­ва­но но­вое про­ев­ро­пей­ское пра­ви­тель­ство. Кремль от­ка­зал­ся его при­знать, ан­нек­си­ро­вал Крым и вторг­ся в Дон­басс. В хо­де кон­флик­та на во­сто­ке стра­ны по­гиб­ло бо­лее 10 ты­сяч че­ло­век. Хо­тя по­на­ча­лу роль Крем­ля во всем этом бы­ла неяс­на, поз­же пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Пу­тин раз­ве­ял все со­мне­ния, при­знав, что он от­дал при­каз об ан­нек­сии.

НЕИЗБЕЖНЫЙ ТУ­ПИК?

Неко­то­рые счи­та­ли кон­фликт неиз­беж­ным, утвер­ждая, что Укра­и­на обя­за­тель­но рас­па­дет­ся. Но несмот­ря на по­ля­ри­за­цию (и про­па­ган­ду Крем­ля), укра­ин­цы не стре­ми­лись к неза­ви­си­мо­сти или к ан­нек­сии. Боль­шин­ство из них счи­та­ли Укра­и­ну сво­ей ро­ди­ной. Эт­ни­че­ские рус­ские то­же не под­дер­жи­ва­ли идею при­со­еди­не­ния к Рос­сии: опрос, про­ве­ден­ный в фев­ра­ле 2014 го­да, то есть еще до на­ча­ла втор­же­ния, по­ка­зал, что две тре­ти ре­спон­ден­тов из раз­ных ча­стей стра­ны под­дер­жи­ва­ли неза­ви­си­мость Укра­и­ны. Да­же в про­рос­сий­ском Кры­му, а так­же в До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стях от­но­си­тель­но неболь­шой про­цент ре­спон­ден­тов (35,9%, 29,8% и 29,4% со­от­вет­ствен­но) под­дер­жи­вал идею при­со­еди­не­ния к Рос­сии до на­ча­ла ре­во­лю­ции Ев­ро­май­да­на. Уро­вень под­держ­ки во­ен­но­го вме­ша­тель­ства Рос­сии был еще ни­же.

Несмот­ря на все это, мно­гие объ­яс­ня­ли этот кон­фликт в чрез­мер­но упро­щен­ных тер­ми­нах эт­но­линг­ви­сти­че­ско­го рас­ко­ла. Од­на­ко ис­то­ри­че­ски сло­жив­ши­е­ся раз­но­гла­сия – как и во мно­гих дру­гих стра­нах – не бы­ли непри­ми­ри­мы­ми, и они во­все не обя­за­тель­но долж­ны бы­ли при­ве­сти к рас­ко­лу Укра­и­ны. Укра­ин­цы бы­ли еди­ны в том, что их стра­на долж­на оста­вать­ся неза­ви­си­мой.

Бо­лее то­го, в Укра­ине мно­же­ство сме­шан­ных се­мей, чле­ны ко­то­рых го­во­рят на двух язы­ках или на сме­сях этих двух язы­ков, та­ких как сур­жик. Эт­но­линг­ви­сти­че­ские кар­ты за­ча­стую да­ют нам упро­щен­ную кар­ти­ну: к при­ме­ру, в Харь­ко­ве боль­шин­ство жи­те­лей го­во­рят на рус­ском (из-за эми­гран­тов из Рос­сии), то­гда как за его пре­де­ла­ми боль­шин­ство го­во­рит на укра­ин­ском язы­ке.

НА­СЛЕ­ДИЕ ЕВ­РО­МАЙ­ДА­НА

Как бы стран­но это ни зву­ча­ло, но по­доб­но то­му, как Ста­лин под­стег­нул фор­ми­ро­ва­ние укра­ин­ско­го са­мо­со­зна­ния Го­ло­до­мо­ром, Кремль сде­лал то же са­мое во вре­мя Ев­ро­май­да­на. На парламентских вы­бо­рах 2014 го­да уро­вень под­держ­ки пророссийского «Оп­по­зи­ци­он­но­го бло­ка» и Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии упал с 30% до 9,4% и 13,2% до 3,9% со­от­вет­ствен­но. Про­рос­сий­ская ри­то­ри­ка то­же со­шла на нет. Бо­лее то­го, впер­вые в стране пре­зи­дент­ские вы­бо­ры за­вер­ши­лись по­сле пер­во­го же ра­ун­да по­бе­дой про­за­пад­но­го кан­ди­да­та Пет­ра По­ро­шен­ко. Ни­ка­ко­го при­выч­но­го для Укра­и­ны про­ти­во­сто­я­ния про­за­пад­ных и про­рос­сий­ских кан­ди­да­тов не бы­ло.

Уро­вень укра­ин­ско­го пат­ри­о­тиз­ма то­же рез­ко вы­рос. Со­глас­но ре­зуль­та­там опро­са об­ще­ствен­но­го мне­ния, в 2017 го­ду толь­ко 4% ре­спон­ден­тов под­дер­жа­ли идею при­со­еди­не­ния к Рос­сии – в 2013 го­ду так от­ве­ти­ли 9–14%. В во­сточ­ных об­ла­стях стра­ны те­перь толь­ко 8,6% под­дер­жи­ва­ют вос­со­еди­не­ние в Рос­си­ей, а 9 из 10 опро­шен­ных вы­сту­па­ют в под­держ­ку неза­ви­си­мо­сти Укра­и­ны. Сти­вен Пай­фер от­ме­тил: «Вла­ди­мир Пу­тин су­мел во­пло­тить в ре­аль­ность меч­ты мно­гих укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов, на­вя­зав им бо­лее силь­ную на­ци­о­наль­ную иден­тич­ность».

Кро­ме то­го, те­перь боль­ше укра­ин­цев под­дер­жи­ва­ют идею вступ­ле­ния в Ев­ро­со­юз. Со­глас­но ре­зуль­та­там опро­са, про­ве­ден­но­го в июне 2018 го­да, толь­ко 15% ре­спон­ден­тов пред­по­чли бы, что­бы Укра­и­на всту­пи­ла в Евразий­ский эко­но­ми­че­ский со­юз, а 52% под­дер­жа­ли вступ­ле­ние стра­ны в Ев­ро­со­юз. Со­глас­но ре­зуль­та­там опро­са, про­ве­ден­но­го в 2014 го­ду, то­гда за ЕАЭС вы­сту­пи­ли 36%, а за ЕС – 41%. Бо­лее то­го, на юге и на во­сто­ке Укра­и­ны в под­держ­ку вступ­ле­ния в ЕС вы­ска­за­лись 36% и 28% со­от­вет­ствен­но, а в под­держ­ку вступ­ле­ния в ЕАЭС – 30% и 34% со­от­вет­ствен­но. Для срав­не­ния, в 2014 го­ду до­ли ре­спон­ден­тов, вы­ска­зав­ших­ся в под­держ­ку вступ­ле­ния в ЕС, со­ста­ви­ли 29% и 20% со­от­вет­ствен­но, а в ЕАЭС – 37% и 59% со­от­вет­ствен­но.

ВОЗ­ВРА­ЩЕ­НИЕ В ПРО­ШЛОЕ?

Не­дав­ние пе­ре­ме­ны ука­зы­ва­ют на тре­вож­ную, но вполне зна­ко­мую тен­ден­цию. Со­глас­но но­во­му за­ко­ну, при­ня­то­му в сен­тяб­ре 2017 го­да, обу­че­ние на язы­ках мень­шинств мо­жет про­во­дить­ся толь­ко в на­чаль­ной шко­ле. Это да­ло Рос­сии по­вод по­кри­ти­ко­вать Укра­и­ну и вы­зва­ло недо­воль­ство Вен­грии, Ру­мы­нии, Поль­ши, Бол­га­рии, Греции и Мол­до­вы. Ны­неш­нее укра­ин­ское пра­ви­тель­ство пы­та­ет­ся от­влечь все­об­щее вни­ма­ние от слиш­ком низ­ких тем­пов про­грес­са, кор­руп­ции и чрез­мер­но­го вли­я­ния оли­гар­хов. По ме­ре при­бли­же­ния вы­бо­ров, на­ме­чен­ных на сле­ду­ю­щий год, оли­гарх и ны­неш­ний пре­зи­дент Петр По­ро­шен­ко все ча­ще разыг­ры­ва­ет пат­ри­о­ти­че­скую кар­ту. Поль­зу­ясь ло­зун­гом «Язык, ве­ра, ар­мия», он пы­та­ет­ся за­ру­чить­ся под­держ­кой на­ци­о­на­ли­стов.

Тот факт, что укра­ин­ским церк­вям уда­лось об­ре­сти неза­ви­си­мость от Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та, был пре­под­не­сен как по­бе­да в борь­бе с Рос­си­ей. Этот рас­кол про­изо­шел в ок­тяб­ре. Бо­лее то­го, за­кон о язы­ке, при­ня­тый 3 ок­тяб­ря 2018 го­да, сде­лал укра­ин­ский язык офи­ци­аль­ным во всех сфе­рах об­ще­ствен­ной жиз­ни. Это не толь­ко ока­за­ло нега­тив­ное воз­дей­ствие на укра­ин­ские СМИ (они на 84% кон­тро­ли­ру­ют­ся оли­гар­ха­ми), но и про­ти­во­ре­чит мно­го­языч­ной ре­аль­но­сти Укра­и­ны.

Все это до­ка­зы­ва­ет, что язык и куль­ту­ра сно­ва ис­поль­зу­ют­ся с оп­пор­ту­ни­сти­че­ски­ми це­ля­ми, посколь­ку в сле­ду­ю­щем го­ду долж­ны прой­ти вы­бо­ры. Та­кие ша­ги, как по­ла­га­ет По­ро­шен­ко, долж­ны спло­тить во­круг него до­ста­точ­ное чис­ло пат­ри­о­тов. В ны­неш­нем по­ли­ти­че­ском кли­ма­те Укра­и­ны это мо­жет вы­лить­ся в оче­ред­ное, уже став­шее тра­ди­ци­он­ным про­ти­во­сто­я­ние с бо­лее про­рос­сий­ским кан­ди­да­том. В ре­зуль­та­те фраг­мен­та­ции укра­ин­ской по­ли­ти­ки и вслед­ствие недо­ве­рия укра­ин­цев к по­ли­ти­кам вы­рос и уро­вень ра­ди­ка­лиз­ма. Это мо­жет по­мочь на­ци­о­на­ли­стам сно­ва вой­ти в укра­ин­ский пар­ла­мент в ре­зуль­та­те вы­бо­ров осе­нью 2019 го­да.

Все это иг­ра­ет на ру­ку Крем­лю, ко­то­рый мо­жет спро­во­ци­ро­вать еще боль­шую по­ля­ри­за­цию стра­ны, ока­зы­вая под­держ­ку экс­тре­мист­ским кан­ди­да­там. Вторг­шись на Укра­и­ну, Пу­тин сыг­рал клю­че­вую роль в кон­со­ли­да­ции укра­ин­ской на­ции. Од­на­ко по­след­нее сло­во вполне мо­жет остать­ся за ним, ес­ли укра­ин­ские по­ли­ти­ки про­дол­жат под­ры­вать на­ци­о­наль­ное единство.

ДАЛЬ­НЕЙ­ШЕЕ РАЗ­ВИ­ТИЕ УКРА­И­НЫ

Раз­но­гла­сия меж­ду во­сто­ком и за­па­дом Укра­и­ны объ­яс­ня­ют­ся ее ис­то­ри­ей, а так­же по­ли­ти­кой элек­то­раль­но­го оп­пор­ту­низ­ма. Тем не ме­нее, эти раз­но­гла­сия вполне мож­но бы­ло ула­дить, посколь­ку до 2014 го­да боль­шин­ство укра­ин­цев под­дер­жи­ва­ли неза­ви­си­мость сво­ей стра­ны. Агрес­сия Крем­ля укре­пи­ла единство стра­ны, и те­перь го­раз­до боль­ше укра­ин­цев под­дер­жи­ва­ют ев­ро­пей­ское на­прав­ле­ние ее раз­ви­тия. Это не зна­чит, что все раз­но­гла­сия уле­ту­чи­лись. Од­на­ко, посколь­ку в спо­рах внут­ри Укра­и­ны невоз­мож­но най­ти од­но­знач­но пра­вых и непра­вых, к вы­бо­ру то­же необ­хо­ди­мо под­хо­дить вни­ма­тель­но. Ны­неш­ние и бу­ду­щие по­ли­ти­ки Укра­и­ны долж­ны пом­нить это, ко­гда они бу­дут иг­рать с во­про­сом иден­тич­но­сти, пре­сле­дуя свои це­ли на­ка­нуне вы­бо­ров.

В лю­бом слу­чае нель­зя сно­ва при­бе­гать к по­ля­ри­зу­ю­щей по­ли­ти­ке иден­тич­но­сти. Вме­сто это­го Укра­и­ну необ­хо­ди­мо сно­ва спло­тить, вну­шая лю­дям ува­же­ние к их куль­тур­ным и язы­ко­вым раз­ли­чи­ям. Ра­ко­вые опу­хо­ли кор­руп­ции и вла­сти оли­гар­хов, ко­то­рые во мно­гом ста­ли при­чи­на­ми ны­неш­ней си­ту­а­ции в стране, необ­хо­ди­мо уда­лить раз и на­все­гда. Та­кая идео­ло­гия и стра­те­гия ста­нут луч­шим спо­со­бом за­щи­тить суверенитет Укра­и­ны от по­ся­га­тельств со сто­ро­ны дру­гих го­су­дарств. Ны­неш­ние и бу­ду­щие по­ли­ти­ки и ак­ти­ви­сты граж­дан­ско­го об­ще­ства долж­ны сде­лать так, что­бы раз­но­гла­сия, су­ще­ству­ю­щие внут­ри Укра­и­ны, боль­ше ни­ко­гда и ни­кем не ис­поль­зо­ва­лись во зло.

Участ­ни­ки ак­ции «про­шел год. что сде­ла­ла власть?», по­свя­щен­ной го­дов­щине со­бы­тий на пло­ща­ди неза­ви­си­мо­сти в ки­е­ве, по­чти­ли па­мять по­гиб­ших

пре­зи­ден­ты се­ли за круг­лый стол. 10 де­каб­ря 2013 го­да

Уду­ше­ние Укра­и­ны как рус­ская на­ци­о­наль­ная идея

Укра­и­на со­зре­ла к при­зна­нию по­мест­ной Укра­ин­ской церк­ви

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.