КАК ЭТО БЫ­ЛО В НО­ЯБ­РЕ 1918‑ГО

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - ИСТПООРЛИИЯТИХХКАВЕК - вла­ди­мир во­ро­нов

Из днев­ни­ка мос­ков­ско­го обы­ва­те­ля Никиты Оку­не­ва:

«4 но­яб­ря. В по­след­ние дни в Москве ка‑ та­стро­фа с топ­ли­вом: квар­ти­ры, несмот­ря на на­чав­ши­е­ся, к сча­стью, еще очень ма‑ лень­кие, мо­ро­зы (не бо­лее 2º),– не то­пят. Зяб­нем, про­сту­жа­ем­ся. Трам­ваи днем не хо­дят; элек­три­че­ство с 8 ч. утра до 5 ч. ве‑ че­ра на стан­ции не да­ет­ся. Вче­ра трам­ваи не дей­ство­ва­ли весь день.

5 но­яб­ря. …3‑го но­яб­ря в Москве от­кры‑ ты па­мят­ни­ки Т.Г. Шев­чен­ко, И.С. Ни­ки­ти‑ ну, А. В. Коль­цо­ву и фран­цуз­ско­му ре­во‑ лю­ци­о­не­ру Ро­бес­пье­ру. Соб­ствен­но, это еще не па­мят­ни­ки, а «эс­ки­зы» их. Я ви­дел, на­при­мер, па­мят­ник Шев­чен­ко: фи­гу­ра, ка­жет­ся, из гли­ны, пье­де­стал из до­сок. До пер­вой хо­ро­шей непо­го­ды,– и он весь раз‑ ру­шит­ся, без остат­ка […].

Г. Ни­ко­ла­евск Са­мар­ской губ. пе­ре­име‑ но­ван в г. Пу­га­чев.

[…] Дон­ской ата­ман и Круг об­ра­тил­ся к пра­ви­тель­ству Нар. Ком. со сло­вом страш‑ ной уко­риз­ны. По­ста­вив на вид «мас­со­вые рас­стре­лы и убий­ства жен­щин, де­тей и ста‑ ри­ков, уни­что­же­ние па­мят­ни­ков ста­ри­ны и все­го, на­по­ми­на­ю­ще­го о ве­ли­ком го­су­дар‑ стве Рос­сий­ском», дон­цы го­во­рят: «Ру­ки ва­ши в кро­ви, со­весть ва­ша чер­на, и все зло­дей­ства, со­вер­шен­ные безум­ца­ми на про­тя­же­нии всей ми­ро­вой ис­то­рии,– пре‑ взой­де­ны ва­ми. Бо­ясь за свою власть и за рос­кошь сво­ей жиз­ни, ко­гда рус­ский на‑ род го­ло­да­ет, вы уни­что­жи­ли вся­кую сво‑ бо­ду в сво­бод­ной рус­ской зем­ле, опи­ра‑ ясь на шты­ки ла­ты­шей, ки­тай­цев и дру­гих ино­род­цев». Кон­ча­ет­ся это сло­во так: «Вы – са­мые по­зор­ные и от­вра­ти­тель­ные лю­ди в ми­ро­вой ис­то­рии, и нена­висть на­ро­дов все­го ми­ра вас по­ка­ра­ет».

Пе­ча­тая это за­яв­ле­ние, «Из­ве­стия» по­че­му-то ком­мен­та­ри­ев к нему ни­ка­ких не да­ет.

6 но­яб­ря. Се­го­дня на­ча­лись празд­не­ства по слу­чаю го­дов­щи­ны по­след­ней ре­во­лю­ции. В 12 ч. дня пре­кра­ти­лись вся­кие за­ня­тия и на­ча­лись ми­тин­ги. «Из­ве­стия» вы­шли в раз­ме­ре трех пол­ных ли­стов. Мас­са ста­тей ли­ку­ю­ще­го со­дер­жа­ния. […] Со вче­раш­не­го дня на­ча­лась вы­да­ча «всем, всем, всем» (т.е. без раз­ли­чия ка­те­го­рий) как празд­нич­но­го по­дар­ка – 0,5 ф. мас­ла, 2 ф. хле­ба, 0,5 ф. кон­фет и 2 ф. рыбы. По ули­цам день и ночь у про­до­воль­ствен­ных ла­вок нескон­ча­е­мые хво­сты. Крас­ная пло­щадь, Воскре­сен­ская, Те­ат­раль­ная (и, ве­ро­ят­но, мно­гие дру­гие пло­ща­ди, и улицы, на ко­то­рых я еще не был) изу­кра­ше­ны ма­тер­ча­ты­ми яр­ко раз­ри­со­ван­ны­ми гро­мад­ны­ми пла­ка­та­ми, са­мы­ми раз­но­об­раз­ны­ми ло­зун­га­ми по боль­ше­вист­ско­му шаб­ло­ну.

8 но­яб­ря. …В 10 ч. утра 25-го (7-го но­яб­ря) по­шли на ули­цу и вер­ну­лись до­мой во вто­ром ча­су. …Тя­ну­лись бесчисленные про­цес­сии со щи­та­ми, фла­га­ми и раз­ны­ми знач­ка­ми. Груп­пы раз­ных про­фес­сий и служб че­ре­до­ва­лись с во­ин­ски­ми ча­стя­ми, с ор­кест­ра­ми му­зы­ки. Ко­гда они иг­ра­ли, ше­ствие ма­ни­фе­стан­тов про­хо­ди­ло строй­но и ожив­лен­но, а в па­у­зах им бы­ло скуч­но, и они ка­за­лись вя­лы­ми, уста­лы­ми и недо­воль­ны­ми. Очень за­мет­но бы­ло, что мно­гие по­шли на этот па­рад не по сво­ей охо­те, а по тре­бо­ва­нию пар­тий­ной дис­ци­пли­ны и из бо­яз­ни по­до­зре­ний в «контр­ре­во­лю­ци­он­но­сти». На­ро­ду или пуб­ли­ки, ко­то­рая в улич­ных празд­не­ствах столь же необ­хо­ди­ма, как ко­ло­коль­ный звон во вре­мя крест­ных хо­дов, бы­ло по­чти ма­ло. Чем это объ­яс­нить? Тем ли, что, мо­жет быть, боль­шая часть на­се­ле­ния бы­ла непо­сред­ствен­ной участ­ни­цей в ны­неш­них ше­стви­ях, или тем, что она, эта лю­би­тель­ни­ца улич­ных про­ис­ше­ствий,– ча­стью раз­бе­жа­лась из Со­в­де­пии, ча­стью си­дит в мос­ков­ских тюрь­мах и ча­стью си­дит се­бе до­ма и вор­чит на сей «пир во вре­мя чу­мы»?

12 но­яб­ря. …Вс. Ц. И. К. пред­пи­сал немед­лен­но от­пра­вить ре­во­лю­ци­он­но­му про­ле­та­ри­а­ту Гер­ма­нии 50.000 пу­дов хле­ба.

13 но­яб­ря. Вче­ра в сво­их хож­де­ни­ях по Москве ви­дел и та­кой пла­кат: «Дис­ци­пли­на и труд – бур­жуя пе­ре­трут».

Ви­дел и вновь от­кры­тый па­мят­ник со­ци­а­ли­сту Ка­ля­е­ву. На од­ной сто­роне пье­де­ста­ла на­пи­са­но: «Уни­что­жил Ве­лик. Кн. Сер­гея Ро­ма­но­ва». На дру­гих сто­ро­нах ни­че­го нет. Зна­чит, нет и дру­гих за­слуг, кро­ме «уни­что­же­ния» (?!)…

14 но­яб­ря. …В «Из­ве­сти­ях» же по­хва­ля­ют­ся, что ре­во­лю­ции в Ев­ро­пе под­ни­ма­ют рус­ский рубль. В Сток­голь­ме да­ют за рубль 56 эр., или 1 р. 75 к. за кро­ну, а еще несколь­ко недель на­зад рубль це­нил­ся в 32 эр., т.е. свы­ше 3 р. за кро­ну.

ВЦИК во вче­раш­нем за­се­да­нии по­ста­но­вил «тор­же­ствен­но за­явить на­ро­дам все­го ми­ра», что усло­вия ми­ра с Гер­ма­ни­ей, под­пи­сан­ные в Бре­сте 3-го мар­та 1918 г., ли­ши­лись си­лы и зна­че­ния и что Брест-ли­тов­ский до­го­вор (рав­но и до­пол­ни­тель­ное со­гла­ше­ние 27 авг. 1918 г.) в це­лом и во всех пунк­тах объ­яв­ля­ют­ся уни­что­жен­ны­ми. […]

Троц­кий вче­ра вер­хом на коне де­лал па­рад мос­ков­ским вой­скам на Крас­ной пло­ща­ди. […] Ке­рен­ско­му, ве­ро­ят­но, за­вид­но ста­ло, что он не от­ва­жи­вал­ся де­лать свои смот­ры по-цар­ски, т.е. на коне».

(Оку­нев Н. П. Днев­ник моск­ви­ча, 1917– 1924. Кн. 1. М., 1997.)

Из за­пи­сок Вла­ди­ми­ра Ле­ни­на:

«2 но­яб­ря 1918. В Ав­то­часть М [ос­ков‑ ско­го] во­ен­но­го окру­га то­ва­ри­щу Жмы­хо­ву (Ма­лый Ржев­ский пер [еулок], дом № 3) Про­шу от­пу­стить в сроч­ном по­ряд­ке пять‑ де­сят пу­дов бен­зи­на в лич­ную поль­зу тов. Ле­ни­на, пер­во­го сор­та за на­лич­ный рас­чет.

Пред­се­да­тель Со­ве­та На­род­ных Ко­мис‑ са­ров».

(Ле­нин В. И. Неиз­вест­ные до­ку­мен­ты, 1891–1922. Под­гот. Ю. Н. Ами­ан­то­вым и др. М., 1999.) «9 но­яб­ря. Сек­рет­но. Сроч­но вне вся­кой оче­ре­ди. Орел, гу­бис­пол­ко­му и губ­ко­му ком­му­ни­стов. Курск, гу­бис­пол­ко­му и губ‑ ко­му ком­му­ни­стов.

Сей­час по­лу­че­на ра­дио­грам­ма из Ки­ля, об­ра­щен­ная к меж­ду­на­род­но­му про­ле­та‑ ри­а­ту и со­об­ща­ю­щая, что власть в Гер­ма‑ нии пе­ре­шла к ра­бо­чим и сол­да­там.

Ра­дио­грам­ма эта под­пи­са­на Со­ве­том ма‑ трос­ских де­пу­та­тов Ки­ля.

Кро­ме то­го, немец­кие сол­да­ты на фрон‑ те арестовали мир­ную де­ле­га­цию от Виль‑ гель­ма и са­ми на­ча­ли пе­ре­го­во­ры о ми­ре пря­мо с фран­цуз­ски­ми сол­да­та­ми. Виль­гельм от­рек­ся от пре­сто­ла. Необ­хо­ди­мо на­прячь все уси­лия для то­го, что­бы как мож­но ско­рее со­об­щить это немец­ким сол­да­там на Укра­ине и по­со­ве‑ то­вать им уда­рить на крас­нов­ские вой­ска, ибо то­гда мы вме­сте за­во­ю­ем де­сят­ки мил‑ ли­о­нов пу­дов хле­ба для немец­ких ра­бо­чих и от­ра­зим на­ше­ствие ан­гли­чан, ко­то­рые те‑ перь под­хо­дят эс­кад­рой к Но­во­рос­сий­ску.

Те­ле­гра­фи­руй­те о по­лу­че­нии и ис­полне‑ нии.

Пред­сов­нар­ко­ма Ле­нин».

«13 но­яб­ря. Пред­се­да­те­лю унеч­ской РКП Ива­но­ву.

[…] Те­перь крайне важ­но, что­бы ре­во‑ лю­ци­он­ные сол­да­ты Гер­ма­нии при­ня­ли немед­лен­но дей­ствен­ное уча­стие в осво‑ бож­де­нии Укра­и­ны. Для это­го необ­хо­ди­мо, во‑пер­вых, аре­сто­вы­вать бе­ло­гвар­дей­цев и вла­сти укра­ин­ские, во‑вто­рых, по­слать де­ле­га­тов от ре­во­лю­ци­он­ных войск Гер‑ ма­нии во все вой­ско­вые гер­ман­ские ча­сти на Укра­ине для быст­ро­го и об­ще­го их дей‑ ствия за осво­бож­де­ние Укра­и­ны. Вре­мя не тер­пит. Нель­зя те­рять ни ча­са.

Те­ле­гра­фи­руй­те тот­час, при­ни­ма­ют ли это пред­ло­же­ние ре­во­лю­ци­он­ные сол­да­ты Гер­ма­нии.

Пред­сов­нар­ко­ма Ле­нин

NB || Сроч­но.

NB || Вне вся­кой оче­ре­ди.

NB || До­ста­вить мне све­де­ния, во сколь­ко ча­сов при­ня­то Уне­чей».

«13 но­яб­ря. Орел. Губ­ком Росс. Ком. пар‑ тии боль­ше­ви­ков, для укра­ин­цев.

[…] Пусть ре­во­лю­ци­он­ные сол­да­ты Гер‑ ма­нии до­вер­шат на­ча­тую ими слав­ную гер‑ ман­скую ре­во­лю­цию аре­стом бе­ло­гвар‑ дей­цев на Укра­ине и осво­бож­де­ни­ем Укра­и­ны. […]

Пред­сов­нар­ко­ма Ле­нин».

(Ле­нин В. И. Пол­ное со­бра­ние со­чи­не­ний. 5-е изд., т. 50. М., 1970.) «Мы по­бе­дим во­ору­жен­ных вра­гов, а борь­ба все еще бу­дет про­дол­жать­ся»

Из днев­ни­ков бой­ца 1-го Кре­стьян­ско­го ком­му­ни­сти­че­ско­го стрел­ко­во­го пол­ка Фи­лип­па Го­ли­ко­ва (впо­след­ствии Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за):

«8 но­яб­ря. Ку­шва. Ров­но год на­зад бы­ла сверг­ну­та власть по­ме­щи­ков и ка­пи­та­ли‑ стов. Этот день – празд­ник все­го тру­до­во­го че­ло­ве­че­ства.

6 но­яб­ря мы со­бра­лись в нетоп­ле­ном клу­бе Ку­швин­ско­го за­во­да, что­бы от­ме­тить ве­ли­кую го­дов­щи­ну. Вы­сту­па­ли то­ва­ри­щи из ди­ви­зии и из пол­ка. Са­мую за­жи­га­тель‑ ную речь про­из­нес на­чаль­ник по­ли­ти­че‑ ско­го от­де­ла ста­рый боль­ше­вик Ва­лен­тин Ми­хай­ло­вич Му­лин. Ме­ня эта речь пря‑ мо‑та­ки по­тряс­ла.

[…] Я раз­до­был то­мик Горь­ко­го. Вновь чи‑ таю и пе­ре­чи­ты­ваю «Ста­ру­ху Изер­гиль». Хо­чу за­пом­нить на­изусть. Каж­дый раз, ког‑ да под­хо­жу к сло­вам: «Что я сде­лаю для лю­дей?!» – сле­зы ду­шат ме­ня, строч­ки рас‑ плы­ва­ют­ся пе­ред гла­за­ми.

Я нема­ло пе­ре­жил за по­след­нее вре­мя. Ви­дел, как гиб­нут в бою то­ва­ри­щи, сам бы‑ вал на шаг от смер­ти. Но ни­ко­гда, ни ра­зу не пла­кал. Ни­кто не мо­жет ска­зать, что у ме­ня «гла­за на мок­ром ме­сте». А чи­тая про Дан­ко, то и де­ло до­стаю пла­ток. Дан­ко вы‑ ра­жа­ет са­мое близ­кое мо­ей ду­ше, са­мое со­кро­вен­ное в мо­их мыс­лях.

Рас­ска­зать об этом я ни­ко­му не смог бы, не су­мел, но в днев­ни­ке при­зна­юсь: меч‑ таю хоть немно­го по­хо­дить на него, от­дать серд­це лю­дям тру­да. Хо­чу, что­бы сло­ва про Дан­ко ста­ли мо­ей клят­вой на всю жизнь.

9 но­яб­ря. Ку­шва. Вче­ра не успел на­пи‑ сать об осталь­ных со­бы­ти­ях празд­нич­ных дней. На­вер­сты­ваю се­го­дня.

Ра­но утром 7 но­яб­ря вме­сте с ко­мис­са‑ ром Юди­ным и дву­мя то­ва­ри­ща­ми из по­ли‑ тот­де­ла – Ба­сар­ги­ным и Мен­дель­со­ном – я вер­хом по­ехал на по­зи­цию в Ма­лую Лаю. За на­ми в роз­валь­нях вез­ли по­дар­ки для крас‑ но­ар­мей­цев. Тру­же­ни­ки Со­вет­ской Рос­сии, несмот­ря на нуж­ду, пом­ни­ли о сво­их за­щит‑ ни­ках и сла­ли им к празд­ни­ку го­стин­цы. В бе‑ лом ме­шоч­ке – пач­ка ма­хор­ки, ку­ри­тель­ная бу­ма­га, ко­ро­бок спи­чек, нит­ки, игол­ки, кон‑ вер­ты и дру­гие по­лез­ные ве­щи. Кро­ме то­го, пись­ме­цо с сер­деч­ным по­здрав­ле­ни­ем.

Еха­ли дол­го. Лес­ная до­ро­га ока­за­лась длин­ной и труд­ной. Ко­гда при­бли­зи­лись к де­ревне, по­па­ли под ар­тил­ле­рий­ский об­стрел. Сна­ря­ды рва­лись пря­мо на до‑ ро­ге, но мы бла­го­по­луч­но до­бра­лись до око­ли­цы. Здесь на­чи­на­лись про­во­лоч­ные за­граж­де­ния и око­пы на­ше­го ба­та­льо­на. На­гру­зив­шись по­дар­ка­ми, от­пра­ви­лись по ро­там.

Го­стин­цы при­нес­ли боль­шую ра­дость крас­но­ар­мей­цам.

– Пе­ре­дай­те ра­бо­че­му клас­су, что мы не под­ка­ча­ем,– про­си­ли нас то­ва­ри­щи. […]

То­ва­рищ Юдин от­крыл ми­тинг, по­зд­ра‑ вил всех с днем 7 но­яб­ря и разъ­яс­нил, по‑ че­му празд­ну­ет­ся этот день. По­том объя‑ вил:

– Сло­во для до­кла­да о те­ку­щем мо­мен­те име­ет крас­но­ар­ме­ец то­ва­рищ Го­ли­ков.

Я вы­шел впе­ред, снял шап­ку и на­чал свою речь. Ко­гда за­го­во­рил, так вол­но­вал‑ ся, что не слы­шал соб­ствен­но­го го­ло­са, не раз­ли­чал пе­ред со­бой лю­дей. Это пер­вое мое вы­ступ­ле­ние в Крас­ной Ар­мии. Да еще в та­кой день!

Го­во­рил ми­нут два­дцать. Оста­но­вил­ся на те­ку­щем мо­мен­те, на ге­ро­и­че­ских бо­ях Крас­ной Ар­мии про­тив бе­ло­гвар­дей­цев и ми­ро­вой бур­жу­а­зии, на ре­во­лю­ци­он­ной борь­бе ра­бо­че­го клас­са дру­гих стран, на за­да­чах на­ше­го пол­ка «Крас­ных ор­лов». Крас­но­ар­мей­цы слу­ша­ли вни­ма­тель­но, со­чув­ство­ва­ли мо­им пе­ре­жи­ва­ни­ям. По‑ сле ре­чи ста­ли за­да­вать во­про­сы. Я от­ве‑ чал, как умел. За­вя­зал­ся об­щий раз­го­вор. По­том я до­стал при­ве­зен­ные с со­бой га­зе‑ ты и ли­стов­ки. На них на­бро­си­лись с жад‑ но­стью, и в две ми­ну­ты от боль­шой пач­ки ни­че­го не оста­лось.

То­ва­рищ Юдин ме­ня обод­рил. Ска­зал, что по­лу­чи­лось непло­хо, что на­до вы­сту‑ пать по­ча­ще и не к че­му так вол­но­вать­ся.

Во вре­мя ми­тин­га бе­лые опять ста­ли об‑ стре­ли­вать де­рев­ню. Один сна­ряд по­пал в ба­ню, непо­да­ле­ку от на­шей из­бы. Там от‑ ды­ха­ло несколь­ко крас­но­ар­мей­цев. Уби‑ тых не бы­ло, но ока­за­лись ра­не­ные и кон‑ ту­же­ные.

14 но­яб­ря. Ку­шва. Вспом­нил, что в Ку­шву пе­ре­еха­ла моя пер­вая ка­мыш­лов­ская квар‑ тир­ная хо­зяй­ка Ев­ге­ния Фран­цев­на Кузь‑ ми­на‑ка­ра­ва­е­ва. […] Мне за­хо­те­лось по­ви‑ дать­ся и по­го­во­рить с ней. Я ду­мал, Ев­ге­ния Фран­цев­на об­ра­ду­ет­ся, ко­гда уви­дит, что ее уче­ник стал крас­но­ар­мей­цем. Но все по‑ лу­чи­лось со­всем не так. […] Ста­ри­ки бы­ли неска­зан­но удив­ле­ны. Они не пред­став­ля‑ ли се­бе, как мож­но по соб­ствен­но­му же‑ ла­нию ид­ти в Крас­ную Ар­мию, что­бы бить бе­лых. Вла­ди­мир Аб­ра­мо­вич стал уве­рять, что я по мо­ло­до­сти сде­лал лег­ко­мыс­лен‑ ный шаг, что я рас­ка­юсь и т.д. При­ня­лись уго­ва­ри­вать ме­ня уй­ти из Крас­ной Ар­мии:

– Ты мо­жешь остать­ся у нас. А по­том, ко­гда сно­ва вер­нут­ся нор­маль­ные вре­ме‑ на, мы все объ­яс­ним вла­стям.

Тут я во­все не вы­дер­жал. Ска­зал, что всту‑ пил в пар­тию боль­ше­ви­ков, ни за что не из‑ ме­ню сво­им то­ва­ри­щам, а «нор­маль­ные вре­ме­на», о ко­то­рых они меч­та­ют, ни­ко­гда не вер­нут­ся.

Боль­ше го­во­рить бы­ло не о чем. […] Встре­тил­ся я в Ку­шве и с мо­им од­но‑ класс­ни­ком Ко­стей […] ко­гда я уви­дел Ко‑ стю на ули­це, об­ра­до­вал­ся ему, как род‑ но­му. Он то­же был рад встре­че и по­та­щил ме­ня до­мой.

Хо­тя Ко­стя пре­ду­пре­дил, что тер­петь не мо­жет раз­го­во­ров о по­ли­ти­ке, не про­шло и двух ми­нут, как меж­ду на­ми вспых­нул спор по во­про­су «кто ко­го?». Ря­дом со мной си­дел че­ло­век, ко­то­ро‑ му не по нут­ру на­ша на­род­ная власть. […] До сих пор я ви­дел вра­гов пе­ред со‑ бой, в их око­пах. Знал, что су­ще­ству­ют под­поль­ные бан­ды и за­го­во­ры. Ко­стя не стре­лял в нас и не устра­и­вал кру­ше‑ ния по­ез­дов […]. Но он то­же про­тив нас и ждет при­хо­да бе­лых.

За­кон­чит­ся вой­на, мы по­бе­дим во­ору‑ жен­ных вра­гов, а борь­ба все еще бу­дет про­дол­жать­ся. Мне это осо­бен­но яс­но ста‑ ло по­сле встре­чи с Ко­стей…».

(Го­ли­ков Ф. И. Крас­ные ор­лы (Из днев­ни­ков 1918–1920

гг.). М., Во­е­н­из­дат, 1959.)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.