УИ­ЛЬЯМ ХИЛЛ – ОБ ОТ­НО­ШЕ­НИ­ЯХ США И РОС­СИИ В 2018 ГО­ДУ И ПРОГНОЗЕ НА БУ­ДУ­ЩИЙ ГОД

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА - Да­ни­ла Галь­пе­ро­вич

У ме­ня нет оп­ти­миз­ма по по­во­ду то­го, что Ва­шинг­тон по­лу­чит от Моск­вы удо­вле­тво­ря­ю­щий его от­вет. Так­же есть ре­ги­о­наль­ный фак­тор: две пред­вы­бор­ные кам­па­нии бу­дут в Укра­ине, в Вер­хов­ную Ра­ду – вес­ной, и пре­зи­дент­ская – во вто­рой по­ло­вине го­да.

по сло­вам аме­ри­кан­ско­го экс­пер­та и ди­пло­ма­та, раз­об­ла­че­ние рос­сий­ско­го вме­ша­тель­ства в аме­ри­кан­скую по­ли­ти­че­скую жизнь про­дол­жит­ся.

На­сту­па­ет вре­мя для под­ве­де­ния ито­гов 2018 го­да. Ка­ки­ми они бы­ли для от­но­ше­ний Ва­шинг­то­на и Моск­вы? Че­го ожи­дать в го­ду на­сту­па­ю­щем? На эти вопросы Рус­ской служ­бы «Го­ло­са Аме­ри­ки» отвечает Уи­льям Хилл – ав­тор книги «Нет ме­ста для Рос­сии» («No place for Russia»), экс­перт Ин­сти­ту­та Кен­на­на в Ва­шинг­тоне, быв­ший гла­ва мис­сии ОБСЕ в Мол­до­ве.

Да­ни­ла Галь­пе­ро­вич: Что мож­но ска­зать о том, с чем по­до­шли к кон­цу го­да США и Рос­сия в дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях? Что оста­лось по-ста­ро­му, и что по­яви­лось но­во­го?

Уи­льям Хилл: В це­лом, от­но­ше­ния США и Рос­сии оста­ют­ся пло­хи­ми, хо­тя год был про­ти­во­ре­чи­вым. У неко­то­рых чле­нов ад­ми­ни­стра­ции США бы­ли боль­шие на­деж­ды на встре­чу До­наль­да Трам­па и Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на в Хель­син­ки, где Рос­сия сде­ла­ла па­ру се­рьез­ных и па­ру не слиш­ком се­рьез­ных пред­ло­же­ний. Но вой­на в Укра­ине, осо­бен­но по­след­нее раз­ви­тие со­бы­тий, про­дол­жа­ю­щи­е­ся санк­ции, но­вые пуб­ли­ка­ции о рос­сий­ском вме­ша­тель­стве в аме­ри­кан­скую по­ли­ти­ку и соц­се­ти во вре­мя пре­зи­дент­ских вы­бо­ров 2016 го­да и по­сле них, об­суж­де­ние это­го вме­ша­тель­ства – все это оста­ви­ло от­но­ше­ния в ка­ких-то сфе­рах в преж­нем бед­ствен­ном по­ло­же­нии, а в ка­ких-то сде­ла­ло их еще бо­лее на­пря­жен­ны­ми, с еще боль­ши­ми рас­хож­де­ни­я­ми меж­ду Ва­шинг­то­ном и Моск­вой. Бы­ло бы, ко­неч­но, хо­ро­шо, ес­ли бы мы вы­ско­чи­ли из этой ко­леи, ко­гда США и их со­юз­ни­ки рас­смат­ри­ва­ют дей­ствия Рос­сии как угро­зу, а Рос­сия пе­ре­ста­ла оби­жать­ся на За­пад и изоб­ра­жать дей­ствия за­пад­ных стран, на­при­мер санк­ции в ее от­но­ше­нии, как неспро­во­ци­ро­ван­ные и неспра­вед­ли­вые.

Кое-что но­вое есть, и оно не вдохновляет: Москва пред­ло­жи­ла про­дле­ние до­го­во­ра СНВ-3, но это по­ка не на­шло от­кли­ка в Ва­шинг­тоне, тут еще не опре­де­ли­лись по это­му по­во­ду. Сю­да же мож­но от­не­сти и еще бо­лее се­рьез­ную но­вость: США предъ­яви­ли Рос­сии об­ви­не­ния в на­ру­ше­нии До­го­во­ра о ра­ке­тах сред­ней и мень­шей даль­но­сти и пре­ду­пре­ди­ли, что на­ме­ре­ны из него вый­ти. Это мо­жет про­изой­ти 4 февраля, так как США да­ли Рос­сии 60 дней (что­бы до­ка­зать, что она не на­ру­ша­ет до­го­вор РСМД – Д.Г.). Имен­но ре­ше­ние вый­ти яв­ля­ет­ся но­вым, хо­тя об­ви­не­ния зву­ча­ли уже дав­но. Из-за это­го мы встре­ча­ем 2019 год с го­раз­до боль­шей неяс­но­стью в во­про­сах стра­те­ги­че­ской ста­биль­но­сти и во­ору­же­ний.

Д. Г.: Го­во­ря о 2019 го­де – че­го во­об­ще нам от него ждать в от­но­ше­ни­ях США и Рос­сии? Вы уже упо­мя­ну­ли слож­но­сти с до­го­во­ра­ми, в США в пол­ную си­лу нач­нет­ся пре­зи­дент­ская кам­па­ния, ско­рее все­го, так­же со­про­вож­да­е­мая опа­се­ни­я­ми по по­во­ду вме­ша­тель­ства – что еще?

У. Х.: Эти от­но­ше­ния ока­жут­ся под се­рьез­ным дав­ле­ни­ем. На этой неде­ле Се­нат опуб­ли­ко­вал два до­кла­да о ма­ни­пу­ля­ци­ях со­ци­аль­ны­ми се­тя­ми, осу­ществ­ля­е­мых Рос­си­ей в хо­де из­би­ра­тель­ной кам­па­нии 2016 го­да и по­сле нее. Я ду­маю, что по­доб­ной ин­фор­ма­ции и до­кла­дов по этой те­ме бу­дет по­яв­лять­ся еще больше, и при том, что те­перь де­мо­кра­ты кон­тро­ли­ру­ют Па­ла­ту пред­ста­ви­те­лей, все это бу­дет пред­став­ле­но вни­ма­нию об­ще­ствен­но­сти на слу­ша­ни­ях в Кон­грес­се или в хо­де рас­сле­до­ва­ний. Это по­ро­дит про­бле­мы, с ко­то­ры­ми при­дет­ся столк­нуть­ся и Москве, и Ва­шинг­то­ну.

Д. Г.: Ка­ко­го ро­да дав­ле­ние Ва­шинг­тон на­ме­рен ока­зать на Моск­ву, и на ка­кую ре­ак­цию Моск­вы он рас­счи­ты­ва­ет?

У. Х.: У ме­ня нет оп­ти­миз­ма по по­во­ду то­го, что Ва­шинг­тон по­лу­чит от Моск­вы удо­вле­тво­ря­ю­щий его от­вет. Так­же есть ре­ги­о­наль­ный фак­тор: две пред­вы­бор­ные кам­па­нии бу­дут в Укра­ине, в Вер­хов­ную Ра­ду – вес­ной, и пре­зи­дент­ская – во вто­рой по­ло­вине го­да. Они мо­гут по­вли­ять на вопросы, свя­зан­ные со ста­ту­сом Кры­ма, Дон­бас­са и, по­сле недав­них со­бы­тий, на ста­тус Азов­ско­го моря. И это мо­жет по­вли­ять на аме­ри­кан­ские и ев­ро­пей­ские санк­ции про­тив Рос­сии. Мы ви­дим, что ев­ро­пей­цы уже про­дли­ли свои санк­ции, но бу­дут ли но­вые? В Кон­грес­се США уже есть их про­ек­ты. Как я уже ска­зал, во­прос об СНВ-3 бу­дет обост­рять­ся, Москва хо­чет пе­ре­го­во­ров по это­му до­го­во­ру и ДРСМД, но нет уве­рен­но­сти, что они со­сто­ят­ся, а ес­ли со­сто­ят­ся, то неяс­но, на­сколь­ко бу­дут успеш­ны­ми. Боль­шин­ство всех этих вы­зо­вов бу­дут спо­соб­ство­вать обостре­нию от­но­ше­ний, а не их смяг­че­нию.

Д. Г.: Ка­ко­ва бы­ла ва­ша ре­ак­ция на те до­кла­ды для Се­на­та о рос­сий­ских дей­стви­ях в соц­се­тях, о ко­то­рых вы упо­мя­ну­ли?

У. Х.: Я чи­таю рос­сий­ские из­да­ния, и бы­ло вид­но – и из офи­ци­аль­ных ком­мен­та­ри­ев, и из неофи­ци­аль­ных пуб­ли­ка­ций – что в 2013–2014 го­дах важ­ные лю­ди в сре­де рос­сий­ских си­ло­ви­ков, та­кие как на­чаль­ник ге­не­раль­но­го шта­ба российской ар­мии Ге­ра­си­мов, счи­та­ли, что дей­ствия За­па­да в от­но­ше­нии Рос­сии и со­сед­них с ней стран пред­став­ля­ли со­бой угро­зу для Рос­сии, ес­ли не ата­ку на нее, и дей­ство­ва­ли ис­хо­дя из это­го по­ни­ма­ния. И мож­но бы­ло ви­деть – как по дей­стви­ям ГРУ, так и по ак­тив­но­сти «Агент­ства ин­тер­нет-ис­сле­до­ва­ний» – что все это в 2014–2015 го­дах на­би­ра­ло обо­ро­ты. К 2016 го­ду рос­сий­ская ак­тив­ность бы­ла уже очень ос­но­ва­тель­ной. Я не ис­клю­чаю то­го, что ка­кие-то мо­мен­ты во всем этом пре­уве­ли­че­ны, об­ще­ство это об­суж­да­ет. Но в ос­нов­ном яс­но, что та­кая ак­тив­ность су­ще­ству­ет и что вла­сти Рос­сии пред­став­ля­ют ее как от­вет на дей­ствия За­па­да. Я не уве­рен, что при­ни­маю та­кое объ­яс­не­ние, так­же как и за­яв­ле­ния на За­па­де о том, что это ко­лос­саль­ная ата­ка и во­об­ще ко­нец све­та. Но это вме­ша­тель­ство в по­ли­ти­че­скую жизнь США и на­ших за­пад­ных со­юз­ни­ков, и что­бы улуч­шить от­но­ше­ния Ва­шинг­то­на и Моск­вы, это вме­ша­тель­ство долж­но быть пре­кра­ще­но.

Это так­же яв­ля­ет­ся ча­стью об­щей те­мы о том, что до­пу­сти­мо и недо­пу­сти­мо в ки­бер­сфе­ре, те­мы, ко­то­рая бес­по­ко­ит во­об­ще всех. Нам нуж­но услы­шать от Моск­вы, кро­ме по­сто­ян­ных от­ри­ца­ний, что-ни­будь еще. В Ва­шинг­тоне долж­ны быть го­то­вы к пе­ре­го­во­рам по это­му во­про­су, но на­чать­ся все это долж­но со сме­ны под­хо­да в Москве.

Д. Г.: В этом го­ду у вас вы­шла кни­га с мрач­ным на­зва­ни­ем «Нет ме­ста для Рос­сии» («No place for Russia»). Как дол­жен вы­гля­деть мир, в ко­то­ром на­шлось бы ме­сто ны­неш­ней Рос­сии, и ка­кой долж­на бы­ла бы быть Рос­сия, что­бы най­ти се­бе ме­сто в ны­неш­нем ми­ре?

У. Х.: Я за­кан­чи­ваю эту кни­гу фра­зой о том, что мы долж­ны най­ти путь к по­стро­е­нию ми­ро­по­ряд­ка с уче­том той Рос­сии, ко­то­рая есть сей­час, а не той, ко­то­рую мы бы хо­те­ли ви­деть. И ес­ли го­во­рить о том, до ка­кой сте­пе­ни США мог­ли бы же­лать по­ли­ти­че­ских из­ме­не­ний внут­ри са­мой Рос­сии и под­дер­жи­вать их – нам сто­ит при­знать, что мы, ко­неч­но, мо­жем иметь свое ви­де­ние то­го, ка­ко­ва долж­на быть эта внут­рен­няя по­ли­ти­ка, но не на­ше де­ло ее опре­де­лять, и нам нуж­но быть го­раз­до бо­лее ак­ку­рат­ны­ми в том, че­го мы хо­тим и как мы это­го до­би­ва­ем­ся. С дру­гой сто­ро­ны, мне ка­жет­ся, что Рос­сия нам нуж­на, не толь­ко США, но и дру­гим стра­нам – в ми­ро­вых ор­га­ни­за­ци­ях, та­ких как ООН, ОБСЕ, Совет Ев­ро­пы. Это слиш­ком боль­шая стра­на, что­бы во всем этом не участ­во­вать, что­бы лег­ко быть остав­лен­ной за бор­том – я сей­час го­во­рю о ее тер­ри­то­рии, на­се­ле­нии и ре­сур­сах.

И там же, в кни­ге, я пи­шу о том, что ес­ли Рос­сия все же бу­дет остав­ле­на за бор­том, то в са­мой Рос­сии мо­гут ре­шить на­не­сти ущерб ны­неш­не­му ми­ро­по­ряд­ку. Но привлечь Рос­сию к ка­ко­му-ли­бо осмыс­лен­но­му со­труд­ни­че­ству мож­но лишь в слу­чае то­го, ес­ли по­сле­ду­ет пер­вый шаг в ви­де при­зна­ния Моск­вой по­след­ствий ее по­ве­де­ния в ми­ре. Это, кста­ти, не озна­ча­ет, что Москва долж­на за это по­ве­де­ние по­ка­ять­ся. Но Рос­сия долж­на по­нять, что, вторг­шись в Гру­зию в 2008-м, вторг­шись в Укра­и­ну и ан­нек­си­ро­вав Крым в 2014-м, она за­ста­ви­ла нерв­ни­чать всех сво­их со­се­дей, да­же ес­ли са­ма Рос­сия го­во­рит, что все они непра­вы в их ин­тер­пре­та­ции рос­сий­ских мо­ти­вов и дей­ствий. Ес­ли ны­неш­няя или бу­ду­щая ад­ми­ни­стра­ция в Москве при­мет это в рас­чет и по­ка­жет со­се­дям, а так­же парт­не­рам вро­де США и дру­гих за­пад­ных стран, что она по­ни­ма­ет эту оза­бо­чен­ность, то это ста­ло бы пер­вым ша­гом к [со­зда­нию та­кой] об­ста­нов­ки, ко­гда мы по-преж­не­му бу­дем рас­хо­дить­ся по важ­ным во­про­сам в об­ла­сти без­опас­но­сти, но не бу­дем счи­тать эти рас­хож­де­ния угро­жа­ю­щи­ми или ука­зы­ва­ю­щи­ми на злоб­ные на­ме­ре­ния.

по ма­те­ри­а­лам «Го­ло­са аме­ри­ки»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.