БОЛЬ­ШАЯ ШАХМАТНАЯ ДОСКА

За­хват укра­ин­ских во­ен­ных су­дов в ней­траль­ных во­дах Чер­но­го моря, слу­чив­ший­ся 25 ноября, про­хо­дил под рос­сий­ским фла­гом, рос­сий­ски­ми по­гра­нич­ны­ми ко­раб­ля­ми

Sovershenno Sekretno - Ukraina - - МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА - Ев­ге­ний МАГДА, институт ми­ро­вой по­ли­ти­ки

Укра­ин­ские су­да ин­тер­ни­ро­ва­ны, мо­ря­ки вы­ве­зе­ны в Моск­ву. То есть агрес­сор не пря­тал­ся за «по­встан­ца­ми». Как ре­а­ги­ру­ют на­ши со­юз­ни­ки? че­го те­перь ждать от США, ес, На­то и про­чих?

Ве­ду­щие цен­тры при­ня­тия ре­ше­ний в ми­ре вы­ра­бо­та­ли в по­след­ние го­ды спе­ци­фи­че­скую так­ти­ку ре­а­ги­ро­ва­ния на всплес­ки на­пря­жен­но­сти, ко­то­рые, к со­жа­ле­нию, слу­ча­ют­ся с за­вид­ной ре­гу­ляр­но­стью. Го­во­ря­щие го­ло­вы, пред­став­ля­ю­щие лиц, при­ни­ма­ю­щих ре­ше­ния, да и са­ми те лица опе­ра­тив­но вы­ра­жа­ют се­рьез­ную обес­по­ко­ен­ность, слов­но мар­ки­руя про­бле­му. По­сле че­го в тех са­мых цен­трах при­ня­тия ре­ше­ний вы­слу­ши­ва­ют ар­гу­мен­ты сто­рон кон­флик­та, ана­ли­зи­ру­ют ин­фор­ма­цию соб­ствен­ных ди­пло­ма­тов и раз­вед­служб, бла­го­да­ря че­му про­хо­дит уточ­не­ние по­зи­ции.

Так слу­чи­лось на фи­ни­ше осе­ни и с кер­чен­ским кри­зи­сом: ес­ли 25 ноября Вер­хов­ный пред­ста­ви­тель ЕС по ино­стран­ным де­лам и по­ли­ти­ке без­опас­но­сти Фе­де­ри­ка Мо­ге­ри­ни, к при­ме­ру, при­зы­ва­ла обе сто­ро­ны кон­флик­та к сдер­жан­но­сти, то все­го че­рез три дня, 28 ноября, шеф внеш­ней по­ли­ти­ки ЕС при­зва­ла осво­бо­дить укра­ин­ские ко­раб­ли и мо­ря­ков без ка­ких-ли­бо пред­ва­ри­тель­ных усло­вий.

ТАЕТ РОС­СИЙ­СКИЙ ЛЕД

Петр По­ро­шен­ко и укра­ин­ские ди­пло­ма­ты мо­гут за­про­сто по­ста­вить се­бе в за­слу­гу из­ме­не­ние по­зи­ции За­па­да в от­но­ше­нии ре­зо­нанс­но­го ин­ци­ден­та у бе­ре­гов Кры­ма. Их ак­тив­ная по­зи­ция, под­креп­лен­ная дан­ны­ми рас­сле­до­ва­ния Bellingcat, поз­во­ли­ла сло­мить ло­ги­ку при­выч­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го до­ми­ни­ро­ва­ния Рос­сии. Пусть на пя­том го­ду вой­ны, но США и ЕС по­сте­пен­но на­чи­на­ют бо­лее ре­а­ли­стич­но вос­при­ни­мать про­ти­во­сто­я­ние меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной. Со сто­ро­ны это вы­гля­дит как та­я­ние льди­нок российской про­па­ган­ды в гла­зах ев­ро­пей­ских и аме­ри­кан­ских по­ли­ти­ков и жур­на­ли­стов.

Нема­ло это­му про­цес­су спо­соб­ству­ет и сам Вла­ди­мир Пу­тин. Рос­сий­ский пре­зи­дент на­столь­ко увлек­ся ис­поль­зо­ва­ни­ем руч­ных ме­диа, что да­же в при­лич­ном об­ще­стве (на­при­мер, в ку­лу­а­рах G-20) транс­ли­ру­ет огол­те­лые про­па­ган­дист­ские штам­пы, рас­счи­тан­ные на внут­ри­рос­сий­ское по­треб­ле­ние. Че­го сто­ит прак­ти­че­ски офи­ци­аль­ная вер­сия о на­ме­ре­нии за­хва­чен­ных в плен укра­ин­ских мо­ря­ков взо­рвать Кер­чен­ский мост? По­доб­ных гром­ких глу­по­стей, озву­чен­ных на выс­шем го­су­дар­ствен­ном уровне лич­но Пу­ти­ным, хва­та­ет. По­ро­шен­ко, да­ю­щий интервью раз­ным за­пад­ным ме­диа, вы­гля­дит ку­да бо­лее убе­ди­тель­ным.

Рос­сий­ская ло­ги­ка в це­лом по­нят­на: Крем­лю при­шлось не по вку­су вве­де­ние, пусть и ча­стич­но­го, во­ен­но­го по­ло­же­ния в Укра­ине, и там да­ли от­маш­ку сво­им по­пут­чи­кам в Укра­ине, нестрой­ный хор ко­то­рых пы­та­ют­ся уси­лить це­ле­на­прав­лен­ны­ми ин­фор­ма­ци­он­ны­ми ата­ка­ми в луч­ших тра­ди­ци­ях ги­брид­ной вой­ны. По­хо­же, что стыч­ка на мо­ре 25 ноября ста­ла не пе­ре­хо­дом от ги­брид­ной к тра­ди­ци­он­ной, кон­вен­ци­он­ной войне, а сиг­на­лом к ин­тен­си­фи­ка­ции Рос­си­ей ги­брид­ных атак про­тив Укра­и­ны и стран За­па­да.

ОТ­ВЕТ ВРАЗНОБОЙ

Ин­те­ре­сы стран услов­но­го За­па­да — весь­ма раз­но­шерст­ны, что и обу­сло­ви­ло мно­го­гран­ность их ре­ак­ций на агрес­сив­ные дей­ствия Рос­сии. На­до по­ни­мать, что вре­ме­на хо­лод­ной вой­ны и би­по­ляр­но­го ми­ра про­шли, хо­тя и то­гда по­зи­ции США и стран За­пад­ной Ев­ро­пы в от­но­ше­нии Рос­сии не все­гда сов­па­да­ли. До­ста­точ­но вспом­нить ис­то­рию с пер­вы­ми экс­порт­ны­ми га­зо­про­во­да­ми из СССР в За­пад­ную Ев­ро­пу, про­тив ко­то­рых жест­ко воз­ра­жа­ла ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та Ро­наль­да Рей­га­на. Но ко­то­рые та­ки бы­ли по­стро­е­ны при непо­сред­ствен­ном тех­но­ло­ги­че­ском и фи­нан­со­вом уча­стии ФРГ.

Се­го­дня же со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что Ва­шинг­тон и Брюс­сель по­рой на­хо­дят­ся на раз­ных по­лю­сах ин­те­ре­сов. О чем, кста­ти, неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ет су­е­та во­круг про­ек­та Северный по­ток — 2. Тем не ме­нее Ва­шинг­тон в сво­ей по­зи­ции вполне по­сле­до­ва­те­лен: До­нальд Трамп уже в са­мо­ле­те на пу­ти в Бу­энос-ай­рес, на сам­мит G-20, от­ме­нил ра­нее пуб­лич­но анон­си­ро­ван­ную встре­чу с Пу­ти­ным.

Что­бы ли­шить Пу­ти­на воз­мож­но­сти со­хра­нить ли­цо, Трамп осо­бо под­черк­нул, что по­шел на от­ме­ну встре­чи вви­ду агрес­сив­но­го по­ве­де­ния Рос­сии в от­но­ше­нии Укра­и­ны — кон­крет­но из-за за­хва­та укра­ин­ских мо­ря­ков и во­ен­ных су­дов. Да­же ко­рот­кий кон­такт пре­зи­ден­тов Рос­сии и США «в по­лях» во вре­мя встре­чи Боль­шой два­дцат­ки не мог вер­нуть вза­и­мо­по­ни­ма­ние: на по­вест­ке дня дву­сто­рон­них от­но­ше­ний, как из­вест­но, не толь­ко кон­фликт в Укра­ине и обостре­ние в Чер­ном мо­ре, но и дру­гие про­бле­мы.

По­это­му сра­зу по­сле сам­ми­та G-20 гос­сек­ре­тарь США Майк Пом­пео под­твер­дил, что пол­но­цен­ная встре­ча Трам­па и Пу­ти­на мо­жет со­сто­ять­ся толь­ко по­сле осво­бож­де­ния укра­ин­ских мо­ря­ков и ко­раб­лей. В этом ме­сте не сто­ит за­ни­мать­ся са­мо­лю­бо­ва­ни­ем, а вспом­нить, что в 2014 го­ду Фран­с­уа Ол­ланд и Ан­ге­ла Мер­кель убеж­да­ли Ба­ра­ка Оба­му, что смо­гут спра­вить­ся с кри­зи­сом на Дон­бас­се. По­пыт­ки, как из­вест­но, про­дол­жа­ют­ся до сих пор.

ХО­РО­ШИЙ, СЛИШ­КОМ ХО­РО­ШИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ

Что ка­са­ет­ся Ан­ге­лы Мер­кель, то она не толь­ко све­ри­ла ча­сы с Трам­пом в Бу­энос-ай­ре­се, но и про­ве­ла пе­ре­го­во­ры с Пу­ти­ным. Су­дя по даль­ней­шей ре­ак­ции обо­их участ­ни­ков, это бы­ли ско­рее мо­но­ло­ги по­ли­ти­ков, свя­зан­ных об­щим ин­те­ре­сом до­ве­сти до кон­ца про­ект Северный по­ток — 2.

К при­зы­вам По­ро­шен­ко от­ка­зать­ся от ре­а­ли­за­ции вто­рой вет­ки Се­вер­но­го по­то­ка в Бер­лине по­ка что уни­зи­тель­но глу­хи. Мер­кель в этом во­про­се по­сле­до­ва­тель­но и де­мон­стра­тив­но иг­но­ри­ру­ет не толь­ко по­зи­цию Укра­и­ны и ря­да стран ЕС, но и Со­еди­нен­ных Шта­тов, что объ­яс­ни­мо — она работает канц­ле­ром Гер­ма­нии, а не гла­вой об­ще­ства гер­ма­но-аме­ри­кан­ской друж­бы. И вопросы эко­но­ми­ки для нее важ­нее про­чих, да­же ес­ли она анон­си­ро­ва­ла бу­ду­щий свой от­каз от пре­тен­зий на еще один срок на по­сту канц­ле­ра. По­это­му пред­ло­же­ние Мер­кель рас­смат­ри­вать кон­фликт во­круг Азо­ва в Нор­манд­ском фор­ма­те вы­гля­дит ин­те­рес­нее, чем ка­жет­ся на пер­вый взгляд.

А на пер­вый взгляд это пред­ло­же­ние, ко­неч­но же, вы­гля­дит как по­пыт­ка рас­счи­тать­ся укра­ин­ски­ми ин­те­ре­са­ми за бла­го­склон­ность «дру­га Вла­ди­ми­ра».

Де­ло не толь­ко в том, что «нор­манд­ское» пред­ло­же­ние под­дер­жал пре­зи­дент Тур­ции Ре­джеп Эр­до­ган. Он пе­ред сам­ми­том G-20 успел по­го­во­рить по те­ле­фо­ну с укра­ин­ским и рос­сий­ским кол­ле­га­ми, но пред­по­чел осо­бо не ак­тив­ни­чать с пред­ло­же­ни­ем по­сред­ни­че­ства, хо­тя дву­сто­рон­нюю встре­чу с Пу­ти­ным в Ар­ген­тине про­вел. И встре­ча слу­чи­лась как раз в то вре­мя, ко­то­рое бы­ло за­ре­зер­ви­ро­ва­но в рас­пи­са­нии рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та для ауди­ен­ции у Трам­па. Тур­ция за­ня­ла вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию: да, Ан­ка­ра рас­по­ла­га­ет вну­ши­тель­ным во­ен­но-мор­ским фло­том и ин­те­ре­са­ми в от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей и Укра­и­ной, но у нее хва­та­ет дру­гих про­блем, да и Ту­рец­кий по­ток — про­ект для нее ин­те­рес­ный.

ДВИГАЕМСЯ ПО МИЛЛИМЕТРУ

И все же по­движ­ки есть. Ес­ли в 2014 го­ду Нор­манд­ский фор­мат со­зда­вал­ся для уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та на Дон­бас­се, и ан­нек­си­ро­ван­ный Крым, как те­ма, был вы­не­сен за скоб­ки, то се­го­дня си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся. Пу­ти­ну вполне на­стой­чи­во пред­ла­га­ют вер­нуть­ся к пе­ре­го­во­рам о со­бы­ти­ях, про­изо­шед­ших в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от по­лу­ост­ро­ва, объ­еди­няя на од­ной пе­ре­го­вор­ной плат­фор­ме Дон­басс и Крым. Вряд ли Пу­тин на это со­гла­сит­ся, по­сколь­ку по­ни­ма­ет, что ин­фор­ма­ци­он­ная конъ­юнк­ту­ра се­го­дня скла­ды­ва­ет­ся не в поль­зу Рос­сии. И что объ­еди­не­ние те­ма­тик Кры­ма и Дон­бас­са хо­ро­нит на­деж­ду Крем­ля на то, что ан­нек­сию по­лу­ост­ро­ва «сглот­нут» в об­мен на за­ми­ре­ние в ОРДЛО.

Тем не ме­нее в ны­неш­ней си­ту­а­ции немно­го на­ив­но рас­счи­ты­вать на мощ­ное дав­ле­ние на Рос­сию со сто­ро­ны Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии. Париж, как из­вест­но, раз за ра­зом охва­ты­ва­ют про­те­сты «жел­тых жи­ле­тов», за ко­то­ры­ми уже ищут лов­кую и опыт­ную ру­ку внеш­не­го кук­ло­во­да и рос­сий­ские неф­те­дол­ла­ры. Оче­вид­но, что Эм­ма­ну­э­лю Ма­кро­ну важ­нее све­сти в управ­ля­е­мое рус­ло буй­ство «жи­ле­тов», чем оп­по­ни­ро­вать в пол­ный рост рос­сий­ско­му ви­за­ви.

В Бри­та­нии па­ла­та об­щин пар­ла­мен­та в се­ре­дине декабря бу­дет го­ло­со­вать за непро­стой до­го­вор о Brexit, и Те­ре­за Мэй со­сре­до­то­че­на на нем. Бу­дет ли она «ру­бить­ся» с Брюс­се­лем за бо­лее внят­ную по­зи­цию по по­во­ду укра­ин­ско­го кри­зи­са, ес­ли у нее на ко­ну этот про­ект и там еще со­хра­ня­ют­ся несо­гла­со­ван­ные по­зи­ции? Оче­вид­но, что не слиш­ком ак­тив­но.

По оче­вид­ным при­чи­нам и пре­мьер-ми­ни­стра Ки­тая Си Цзинь­пи­на «в по­лях» G-20 больше вол­но­ва­ло предот­вра­ще­ние тор­го­вой вой­ны с США, чем про­бле­мы в рос­сий­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ни­ях.

ОТ ИМЕ­НИ И ПО ПОРУЧЕНИЮ

Тем не ме­нее ни­кто не со­би­ра­ет­ся сво­ра­чи­вать дав­ле­ние на Моск­ву. Гла­ва Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та До­нальд Туск вы­ра­зил уве­рен­ность, что на бли­жай­шем за­се­да­нии это­го ор­га­на 13-14 декабря санк­ции про­тив Рос­сии бу­дут про­дле­ны. На­пом­ню, что на­ка­нуне, ны­неш­ней осе­нью, прошел це­лый па­рад за­яв­ле­ний ли­де­ров раз­ных ев­ро­пей­ских го­су­дарств о необ­хо­ди­мо­сти ослаб­ле­ния санк­ци­он­но­го дав­ле­ния на РФ. По­ла­гаю, те­перь это­го не про­изой­дет, пусть Рос­сия и успе­ла ча­стич­но снять бло­ка­ду с укра­ин­ских азов­ских пор­тов. Агрес­сив­ную ри­то­ри­ку в от­но­ше­нии Рос­сии взя­ли на во­ору­же­ние и мно­гие де­пу­та­ты Ев­ро­пар­ла­мен­та, ко­то­рым пред­сто­ит по­пыт­ка пе­ре­из­брать­ся в мае 2019 го­да.

Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь НА­ТО Йенс Стол­тен­берг 4 декабря, по­сле встре­чи ми­ни­стров ино­стран­ных дел НА­ТО с гла­ва­ми внеш­не­по­ли­ти­че­ских ве­домств Гру­зии и Укра­и­ны, сде­лал весь­ма жест­кое за­яв­ле­ние. «В 2014 го­ду Рос­сия неза­кон­но ан­нек­си­ро­ва­ла Крым и те­перь пы­та­ет­ся ис­поль­зо­вать это для рас­ши­ре­ния вли­я­ния на все Азов­ское мо­ре. Несколь­ко дней на­зад мы ви­де­ли, что Рос­сия ис­поль­зо­ва­ла во­ен­ную си­лу про­тив укра­ин­ских ко­раб­лей и во­ен­но-мор­ско­го пер­со­на­ла. Мы при­зы­ва­ем Рос­сию немед­лен­но осво­бо­дить мо­ря­ков и ко­раб­ли, ко­то­рые бы­ли за­хва­че­ны», — по­тре­бо­вал он. И тут же предъ­явил Рос­сии еще од­но тре­бо­ва­ние — сво­бо­ду на­ви­га­ции в Азов­ском и Чер­ном мо­рях, а так­же бес­пре­пят­ствен­ный до­ступ к укра­ин­ским пор­там.

Бо­лее то­го, ген­сек НА­ТО обо­зна­чил ак­тив­ность Рос­сии на Азо­ве как «не име­ю­щие оправ­да­ния» дей­ствия. Что в пе­ре­во­де с ди­пло­ма­ти­че­ско­го язы­ка озна­ча­ет — пе­ре­го­во­ров об усло­ви­ях не бу­дет, все долж­но быть вы­пол­не­но без ка­ких-ли­бо пред­ва­ри­тель­ных усло­вий. И он по­су­лил уси­лить во­ен­но-мор­ское при­сут­ствие НА­ТО в Чер­ном мо­ре, че­го от него, кста­ти, до­би­ва­ет­ся Укра­и­на. На­ив­но рас­счи­ты­вать, что Чер­но­мор­ский бассейн бу­дет пе­ре­пол­нен бо­е­вы­ми ко­раб­ля­ми, но та­кой фак­тор, как де­мон­стра­ция фла­га во взры­во­опас­ном ре­ги­оне, еще ни­кто не от­ме­нял.

Укра­ин­ские мо­ря­ки сво­ей сво­бо­дой за­пла­ти­ли за то, что­бы весь мир уви­дел, как Рос­сия непо­сред­ствен­но и яв­но обо­зна­чи­ла свое уча­стие в агрес­сии про­тив Укра­и­ны. Те­перь Ки­е­ву необ­хо­ди­мо най­ти ал­го­ритм их ско­рей­ше­го осво­бож­де­ния. Кста­ти, да­же крат­ко­сроч­ное пре­бы­ва­ние за­хва­чен­ных во­ен­но­слу­жа­щих ВМСУ и СБУ в ок­ку­пи­ро­ван­ном Кры­му по­ка­за­ло, что там до­ста­точ­но же­ла­ю­щих по­мо­гать по­пав­шим в бе­ду за­щит­ни­кам Укра­и­ны. По­это­му их опе­ра­тив­но пе­ре­ве­ли в Моск­ву.

Так­ти­ка Рос­сии в бли­жай­шее вре­мя бу­дет за­клю­чать­ся в иг­но­ри­ро­ва­нии наи­бо­лее гром­ких тре­бо­ва­ний Укра­и­ны и ми­ро­во­го со­об­ще­ства и де­мон­стра­ции го­тов­но­сти к непуб­лич­ным ком­про­мис­сам. Бе­з­услов­но, с со­блю­де­ни­ем соб­ствен­ных ин­те­ре­сов и про­дол­же­ни­ем ин­фор­ма­ци­он­но­го дав­ле­ния на Укра­и­ну. От­ве­тить на него официальный Ки­ев мо­жет ис­клю­чи­тель­но пу­тем кон­со­ли­да­ции на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов. И вот тут Кремль по­пал в соб­ствен­ную ло­вуш­ку.

Москва уже с ле­та 2018 го­да обо­зна­чи­ла свое от­но­ше­ние к По­ро­шен­ко как к ли­де­ру, с ко­то­рым она не же­ла­ет ве­сти пе­ре­го­во­ры, — что­бы он, не дай бо­же, не за­пи­сал в свою пред­вы­бор­ную ко­пил­ку ка­кие-то успе­хи в про­ти­во­сто­я­нии Рос­сии. И вот тут Кремль уго­дил в клас­си­че­скую шах­мат­ную вил­ку. Пой­дет на уступ­ки в кер­чен­ском кри­зи­се — По­ро­шен­ко по­лу­чит силь­ные пред­вы­бор­ные бал­лы. Пой­дет на эс­ка­ла­цию — По­ро­шен­ко по­лу­чит ле­галь­ный по­вод и аб­со­лют­но объ­ек­тив­ную при­чи­ну ото­дви­нуть да­ту вы­бо­ров. Ну и за­пад­ные со­юз­ни­ки Ки­е­ва то­же вы­нуж­де­ны ак­ти­ви­зи­ро­вать­ся — в лю­бом слу­чае.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.