ОПЕ­РА­ЦИЯ «СЕ­ДАЯ ГО­ЛО­ВА»

Äо Âлаñо­ва. Êаê белûе ýми­гран­тû ñоç­да­ва­ли ди­верñи­он­ное ñо­еди­не­ние аб­ве­ра

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Спе­ци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

Ру­ко­вод­ство Тре­тье­го рей­ха в войне про­тив СССР де­ла­ло боль­шую став­ку на во­ин­ские фор­ми­ро­ва­ния кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов. Пер­вые по­пыт­ки со­здать та­кие от­ря­ды пред­при­ни­ма­лись еще до пле­не­ния ге­не­ра­ла Вла­со­ва, а ру­ко­во­дя­щий ко­стяк но­вых фор­ми­ро­ва­ний со­став­ля­ли пред­ста­ви­те­ли бе­лой эми­гра­ции.

История так на­зы­ва­е­мой Рус­ской на­ци­о­наль­ной на­род­ной ар­мии (РННА), или – что точ­нее – экс­пе­ри­мен­таль­но­го со­еди­не­ния «Гра­у­копф» (Graukopf в пе­ре­во­де с немец­ко­го – «Се­дая го­ло­ва»), до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни яв­ля­ет­ся од­ной из ма­ло­из­вест­ных стра­ниц Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Это фор­ми­ро­ва­ние пред­став­ля­ло со­бой од­ну из пер­вых от­но­си­тель­но мас­штаб­ных по­пы­ток гер­ман­ской раз­вед­ки и ко­ман­до­ва­ния груп­пы ар­мий «Центр» со­здать на Во­сточ­ном фрон­те дее­спо­соб­ное рус­ское кол­ла­бо­ра­ци­о­нист­ское со­еди­не­ние.

Из­на­чаль­но РННА дис­ло­ци­ро­ва­лась в по­сел­ке го­род­ско­го ти­па Осин­торф и под­чи­ня­лась аб­вер­ко­ман­де-203. Ко­манд­ный со­став «Гра­у­копф» был пред­став­лен пре­иму­ще­ствен­но ра­ди­каль­но на­стро­ен­ны­ми рос­сий­ски­ми эми­гран­та­ми. Боль­шин­ство из них бы­ли со­рат­ни­ка­ми рус­ских фа­шист­ских ор­га­ни­за­ций, неко­то­рые – аген­та­ми аб­ве­ра, а кто-то уже имел опыт борь­бы про­тив боль­ше­виз­ма в хо­де граж­дан­ских войн в Рос­сии и в Ис­па­нии. Лич­ный со­став так­же на­би­рал­ся в ря­де немец­ких ла­ге­рей для со­вет­ских во­ен­но­плен­ных. Экс­пе­ри­мент про­дол­жал­ся от­но­си­тель­но не­дол­го – с мар­та 1942 г. до но­яб­ря 1943 г., ко­гда рус­ские ба­та­льо­ны бы­ли пе­ре­бро­ше­ны на За­пад­ный фронт – во Фран­цию. Опыт со­зда­ния и де­я­тель­но­сти РННА ока­зал­ся ис­поль­зо­ван нем­ца­ми уже при фор­ми­ро­ва­нии вла­сов­ской ар­мии: так на­зы­ва­е­мо­го Гвар­дей­ско­го ба­та­льо­на РОА и Во­ору­жен­ных сил Ко­ми­те­та осво­бож­де­ния на­ро­дов Рос­сии (ВС КОНР). К вла­сов­ско­му дви­же­нию со вре­ме­нем при­со­еди­ни­лись и мно­гие быв­шие ко­ман­ди­ры «Гра­у­коп­фа». Опре­де­лен­ная часть из них по­сле вой­ны су­ме­ла из­бе­жать вы­да­чи со­вет­ской сто­роне и на­ту­ра­ли­зо­вать­ся на За­па­де. Впро­чем, неко­то­рые, остав­ши­е­ся вме­сте с Вла­со­вым, бы­ли поз­же каз­не­ны. Пе­чаль­ная судьба по­стиг­ла и лич­ный со­став пе­ре­бро­шен­ных во Фран­цию ба­та­льо­нов: по­сле вой­ны со­юз­ни­ки вы­да­ли кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов пред­ста­ви­те­лям со­вет­ско­го ко­ман­до­ва­ния.

У ис­то­ков со­зда­ния экс­пе­ри­мен­таль­ной ча­сти, со­сто­я­щей из рос­сий­ских эми­гран­тов, быв­ших со­вет­ских во­ен­но­плен­ных и пе­ре­беж­чи­ков, сто­ял Сер­гей Ни­ки­тич Ива­нов, бер­лин­ский ра­дио­ин­же­нер и аван­тю­ри­сти­че­ски на­стро­ен­ный ак­ти­вист рус­ско­го фа­шист­ско­го дви­же­ния. Сер­гей Ни­ки­тич и его млад­ший брат, Ни­ко­лай, под­ви­зав­ший­ся на ни­ве ра­ди­каль­но-на­ци­о­на­ли­сти­че­ской жур­на­ли­сти­ки, при­над­ле­жа­ли к пле­я­де крайне пра­вых рус­ских эми­гран­тов, без­ого­во­роч­но при­няв­ших идеи и ло­зун­ги на­циз­ма и пы­тав­ших­ся экс­пор­ти­ро­вать ко­рич­не­вую мо­дель на рус­скую поч­ву. В те­че­ние неко­то­ро­го вре­ме­ни Ива­нов воз­глав­лял в рей­хе от­дел са­мой мас­со­вой фа­шист­ской ор­га­ни­за­ции рус­ско­го за­ру­бе­жья – Все­рос­сий­ской фа­шист­ской пар­тии, ру­ко­во­дя­щие ор­га­ны ко­то­рой на­хо­ди­лись в Маньчжурии. С ле­та 1941 г. Сер­гей Ни­ки­тич стал штур­мо­вать все­воз­мож­ные на­цист­ские и ар­мей­ские ве­дом­ства в по­пыт­ке при­влечь вни­ма­ние нем­цев к воз­мож­но­сти ак­тив­но­го под­клю­че­ния рус­ских кад­ров к «борь­бе про­тив жи­до-боль­ше­виз­ма». Имен­но в это вре­мя или, воз­мож­но, еще до на­ча­ла вой­ны Ива­нов пред­ло­жил свои услу­ги немец­кой во­ен­ной раз­вед­ке. На­до ска­зать, что во­пре­ки рас­про­стра­нен­но­му мне­нию рус­ские эми­гран­ты без осо­бо­го тру­да мог­ли вклю­чить­ся в про- па­ган­дист­скую и раз­ве­ды­ва­тель­но-ди­вер­си­он­ную ра­бо­ту на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях. Ра­зу­ме­ет­ся, по­доб­ное бы­ло воз­мож­но при усло­вии изъ­яв­ле­ния ло­яль­но­сти в от­но­ше­нии на­цист­ских вла­стей. В об­щей слож­но­сти за весь пе­ри­од Вто­рой ми­ро­вой вой­ны че­рез раз­лич­ные фор­ми­ро­ва­ния в со­ста­ве гер­ман­ской ар­мии про­шли, по раз­ным оцен­кам, от 12 до 20 ты­сяч рус­ских эми­гран­тов. В аб­ве­ре Сер­гею Ива­но­ву был дан псев­до­ним Се­дая Го­ло­ва и при­сво­ен чин зон­дер­фю­ре­ра, то есть граж­дан­ско­го чи­нов­ни­ка на во­ен­ной служ­бе. Быв­ший со­труд­ник немец­кой во­ен­ной раз­вед­ки Ан­тон Дол­лерт (псев­до­ним – Свен Ште­ен­берг), слу­жив­ший во вре­мя вой­ны в ты­ло­вом рай­оне груп­пы ар­мий «Центр», пи­сал об Ива­но­ве, как о че­ло­ве­ке, имев­шем «проч­ные свя­зи с на­цист­ской пар­ти­ей и вер­мах­том». Рос­сий­ский ра­ди­кал «про­па­ган­ди­ро­вал в этих кру­гах идею со­зда­ния Рус­ской осво­бо­ди­тель­ной ар­мии», но «успе­ха ему уда­лось до­бить­ся толь­ко в раз­вед­ке вер­мах­та». Идею со­зда­ния ча­сти, ко­то­рая яв­ля­лась бы ре­зер­вом для спе­ци­аль­ных опе­ра­ций за ли­ни­ей фрон­та, а поз­же ста­ла бы яд­ром рус­ских во­ору­жен­ных фор­ми­ро­ва­ний, под­дер­жал лич­но гла­ва аб­ве­ра ад­ми­рал Виль­гельм Ка­на­рис. Он от­пра­вил раз­вед­чи­ка на ок­ку­пи­ро­ван­ную со­вет­скую тер­ри­то­рию – в Смо­ленск. В Смо­лен­ске Ива­нов по­сту­пил в рас­по­ря­же­ние на­чаль­ни­ка аб­вер­ко­ман­ды-203, под­пол­ков­ни­ка Вер­не­ра фон Гет­тин­гЗее­бур­га, ко­то­рый за­ни­мал­ся под­го­тов­кой кад­ров для раз­ве­ды­ва­тель­но-ди­вер­си­он­ной де­я­тель­но­сти. В на­ча­ле мар­та 1942 г. он ор­га­ни­зо­вал встре­чу Ива­но­ва с ко­ман­ду­ю­щим груп­пы ар­мий «Центр», ге­не­рал­фельд­мар­ша­лом Гюн­те­ром фон Клю­ге, ко­то­рый уже был уве­дом­лен о том, что аб­ве­ром и от­де­лом глав­но­го ко­ман­до­ва­ния су­хо­пут­ных сил Гер­ма­нии «Ино­стран­ные ар­мии Во­сто­ка» за­пла­ни­ро­ва­на опе­ра­ция «Се­дая го­ло­ва», утвер­жден­ная в Став­ке Вер­хов­но­го ко­ман­до­ва­ния. Со­гла­со­вав с Клю­ге все необ­хо­ди­мые де­та­ли, Сер­гей Ни­ки­тич нена­дол­го уехал в Гер­ма­нию, что­бы со­брать и при­вез­ти в Смо­ленск ко­манд­ное зве­но бу­ду­ще­го фор­ми­ро­ва­ния. Вско­ре Ива­нов вер­нул­ся в Смо­ленск в со­про­вож­де­нии сво­их кол­лег-эми­гран­тов, изъ­явив­ших же­ла­ние при­нять уча­стие в экс­пе­ри­мен­те. Кое-кто из них уже успел по­бы­вать на Во­сточ­ном фрон­те или имел опыт ра­бо­ты с со­вет­ски­ми во­ен­но­плен­ны­ми. Это в первую оче­редь от­но­сит­ся к пол­ков­ни­ку Рус­ской им­пе­ра­тор­ской ар­мии Кон­стан­ти­ну Гри­го­рье­ви­чу Кро­миа­ди (псев­до­ним – Санин), ко­то­рый, тес­но со­труд­ни­чая с эсэсов­ской раз­вед­кой – СД, до кон­ца 1941 г. ра­бо­тал в ко­мис­сии по ра­бо­те с во­ен­но­плен­ны­ми в ла­ге­рях на тер­ри­то­рии Ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ства. В по­след­ние го­ды вой­ны он по­лу­чил долж­ность ко­мен­дан­та шта­ба у ге­не­ра­ла Ан­дрея Вла­со­ва, раз­ра­бо­тал си­сте­му его лич­ной охра­ны, хо­тя офи­ци­аль­но чис­лил­ся пе­ре­вод­чи­ком в от­де­ле во­сточ­ной про­па­ган­ды. В груп­пе Ива­но­ва так­же ока­зал­ся Игорь Кон­стан­ти­но­вич Са­ха­ров. По од­ной из вер­сий, он уже успел по­бы­вать на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии и оста­вил о се­бе со­всем недоб­рую память. Ге­не­рал-пар­ти- зан, Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Алек­сандр Са­бу­ров, пи­сал о нем в сво­их ме­му­а­рах и оха­рак­те­ри­зо­вал его как «опыт­но­го, ко­вар­но­го и очень же­сто­ко­го вра­га», ко­то­ро­го «спе­ци­аль­но при­сла­ли для борь­бы с пар­ти­за­на­ми». С Ива­но­вым Са­ха­ро­ва свя­зы­ва­ла дав­няя друж­ба. Убеж­ден­ный рус­ский фа­шист, он со­сто­ял в несколь­ких эми­грант­ских пра­во­ра­ди­каль­ных ор­га­ни­за­ци­ях. Его отец, ге­не­рал-лей­те­нант Кон­стан­тин Вя­че­сла­во­вич Са­ха­ров, был чле­ном мюн­хен­ской ор­га­ни­за­ции «Воз­рож­де­ние» (Aufbau), со­здан­ной немец­ки­ми на­ци­о­на­ли­ста­ми и рус­ски­ми эми­гран­та­ми, весь­ма близ­ки­ми на пер­вых по­рах су­ще­ство­ва­ния на­цист­ской пар­тии к Гит­ле­ру. Са­ха­ров­стар­ший был бли­жай­шим со­труд­ни­ком ге­не­ра­ла Ва­си­лия Вик­то­ро­ви­ча Бис­куп­ско­го, ру­ко­во­див­ше­го в пе­ри­од Тре­тье­го рей­ха Управ­ле­ни­ем де­ла­ми рус­ских бе­жен­цев в Гер­ма­нии. Игорь Са­ха­ров был ти­пич­ным «сол­да­том уда­чи». В 1930-е гг. он успел по­слу­жить в ар­ми­ях Ар­ген­ти­ны, Уруг­вая, Ки­тая. Ко­гда на­ча­лась граж­дан­ская вой­на в Ис­па­нии, он всту­пил в «Фа­лан­гу» и на сто­роне войск ге­не­ра­ла Фран­ко во­е­вал про­тив крас­ных. Су­мев до­слу­жить­ся до ко­ман­ди­ра тан­ко­вой ро­ты, он был ра­нен и на­граж­ден за бо­е­вые от­ли­чия. В 1937 г. он со­здал в Ис­па­нии очаг (от­дел) Все­рос­сий­ской фа­шист­ской пар­тии. Впо­след­ствии, в свя­зи с при­то­ком но­вых кад­ров, ис­пан­ский очаг был раз­вер­нут в рай­он (объ­еди­не­ние несколь­ких оча­гов) . Несколь­ко поз­же, в Бе­ло­рус­сии, к Ива­но­ву при­со­еди­ни­лись еще несколь­ко рос­сий-

Осин­тОрф. ПОд­раз­де­ле­ние рнна Пе­ред ка­зар­мОй. на Пе­ред­нем Плане сле­ва на­Пра­вО: и. са­ха­рОв, в. Гет­тинГ-зее­бурГ, с. ива­нОв. 1942 Г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.