ПА­РА­ШЮ­ТИ­СТЫ И РЕЙХС­ТАГ

Для че­го в шта­бе Жу­ко­ва вы­ду­ма­ли несу­ще­ству­ю­щий немец­кий де­сант

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

30 ап­ре­ля 1945 го­да за под­пи­сью ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та Мар­ша­ла Со­вет­ско­го Со­ю­за Геор­гия Жу­ко­ва по­явил­ся при­каз вой­скам фрон­та № 6, са­мый пер­вый пункт ко­то­ро­го гла­сил: «Рай­он Рейхс­та­га в го­ро­де Бер­лин обо­ро­ня­ли от­бор­ные ча­сти «СС». Для уси­ле­ния обо­ро­ны это­го рай­о­на, про­тив­ник в ночь на 28.4.45 г. вы­бро­сил на па­ра­шю­тах ба­та­льон мор­ской пе­хо­ты…».

Де­сант, вы­бро­шен­ный на Рейхс­таг, в са­мое серд­це сто­ли­цы Тре­тье­го рей­ха, окру­жен­ной и оса­жден­ной, где днем и но­чью шли са­мые оже­сто­чен­ные за всю вой­ну улич­ные бои – за каж­дый квар­тал, дом и под­вал? Так ведь еще и па­ра­шют­ный – це­лый ба­та­льон, сбро­шен­ный на пы­ла­ю­щий ноч­ной го­род – это при пол­ном гос­под­стве в небе над Бер­ли­ном со­вет­ской авиа­ции и на­ли­чии у со­вет­ских войск то­гда неме­ре­но­го ко­ли­че­ства зе­нит­ной ар­тил­ле­рии?! К то­му же, су­дя по до­ку­мен­ту, это еще и мор­ская пе­хо­та – ко­то­рую, к сло­ву, в то­гдаш­нем рей­хе ни об­ра­ще­нию с па­ра­шю­та­ми, ни де­сан­ти­ро­ва­нию с воз­ду­ха во­все не обу­ча­ли. Фан­та­сти­ка! От­ра­же­на ли она в дру­гих ис­точ­ни­ках? В бо­е­вом до­не­се­нии ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та Жу­ко­ву – оно да­ти­ро­ва­но 16 ча­са­ми 30 ми­ну­та­ми 30 ап­ре­ля 1945 го­да – Вер­хов­но­му Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­му о хо­де бо­ев в Бер­лине и взя­тии Рейхс­та­га, го­во­ри­лось: «Осо­бен­но упор­ное со­про­тив­ле­ние про­тив­ник ока­зы­вал в рай­оне Рейхс­та­га. <…> Рай­он Рейхс­та­га обо­ро­ня­ли от­бор­ные ча­сти СС. Для уси­ле­ния обо­ро­ны это­го рай­о­на про­тив­ник в ночь на 28 ап­ре­ля 1945 г. вы­бро­сил на па­ра­шю­тах ба­та­льон мор­ской пе­хо­ты». В бо­е­вом до­не­се­нии Ста­ли­ну в 21 час 30 ми­нут 1 мая 1945 го­да Жу­ков вновь по­вто­рил: «Рай­он Рейхс­та­га обо­ро­ня­ли от­бор­ные ча­сти СС, и для уси­ле­ния обо­ро­ны это­го рай­о­на в ночь на 28.4.45 г. про­тив­ник вы­бро­сил на па­ра­шю­тах ба­та­льон мор­ской пе­хо­ты». Штаб­ная ра­бо­та опи­ра­ет­ся на до­не­се­ния ни­же­сто­я­щих ин­стан­ций. Зна­чит, это долж­но быть от­ме­че­но в до­ку­мен­тах шта­ба 3-й удар­ной ар­мии, в по­ло­се на­ступ­ле­ния ко­то­рой был Рейхс­таг, а штаб этой ар­мии «пи­тал­ся» бо­е­вы­ми до­не­се­ни­я­ми уже шта­ба 79-го стрел­ко­во­го кор­пу­са, штаб кор­пу­са – свод­ка­ми шта­бов 150-й и 171-й стрел­ко­вых ди­ви­зий, шта­бы этих ди­ви­зий – от ко­ман­до­ва­ния, по край­ней ме­ре, 756, 674 и 380-го стрел­ко­вых пол­ков, ба­та­льо­ны ко­то­рых непо­сред­ствен­но и бра­ли Рейхс­таг. Но един­ствен­ное упо­ми­на­ние о пре­сло­ву­том де­сан­те встре­ча­ет­ся лишь в бо­е­вом до­не­се­нии от 30 ап­ре­ля 1945 го­да на­чаль­ни­ка шта­ба 79-го стрел­ко­во­го кор­пу­са пол­ков­ни­ка Ле­ту­но­ва ко­ман­ду­ю­ще­му 3-й удар­ной ар­мии ге­не­рал-пол­ков­ни­ку Ва­си­лию Кузнецову. Там го­во­рит­ся, что про­тив­ник «про­дол­жа­ет ока­зы­вать упор­ное со­про­тив­ле­ние на­сту­па­ю­щим ча­стям кор­пу­са», пе­ре­бро­сив 28 ап­ре­ля 1945 го­да «на са­мо­ле­тах в рай­он Рейхс­та­га сбор­ный ба­та­льон СС, со­сто­я­щий из мо­ря­ков, лет­чи­ков, от­бор­ных пе­хо­тин­цев, ока­зы­ва­ет оже­сто­чен­ное со­про­тив­ле­ние». Ба­та­льон, по вер­сии на­ч­шта­ба кор­пу­са, «со­сто­ит из трех рот, об­щей чис­лен­но­стью до 900 чел.». Уже и мор­ские эсэсов­цы по­яви­лись, с лет­чи­ка­ми в при­да­чу, на­ту- раль­но, мор­ская под­вод­ная ди­ви­зия СС «Мерт­вая клеш­ня»! Вот толь­ко жур­на­лы бо­е­вых дей­ствий всех про­чих ча­стей и со­еди­не­ний фрон­та не со­дер­жат ни ма­лей­ших дан­ных о ка­ком-ли­бо «па­ра­шют­ном де­сан­те». Не го­во­ря уже о том, что­бы вы­бро­сить па­ра­шют­ным спо­со­бом це­лый ба­та­льон, 800–900 бой­цов с во­ору­же­ни­ем, по­на­до­би­лась бы насто­я­щая ар­ма­да транс­порт­ных са­мо­ле­тов: не мень­ше 40–45 Ю-52/Ю-352 – при стан­дарт­ной за­груз­ке, или 24–24 – при их пе­ре­груз­ке. Ко­то­рые к то­му же на­до бы­ло при­крыть ис­тре­би­те­ля­ми. Впро­чем, а ку­да бы­ло сбра­сы­вать этих па­ра­шю­ти­стов – пря­мо на центр пы­ла­ю­ще­го го­ро­да, где шли бои, да еще и но­чью? Да­же сей­час та­кое вы­гля­дит пол­ной фан­та­сти­кой… За­то в за­пи­си жур­на­ла бо­е­вых дей­ствий 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та, да­ти­ро­ван­ной 28 ап­ре­ля 1945 го­да, став­ки да­же еще бо­лее вы­со­кие: «Про­тив­ник в ночь на 28.4.45 г. вы­са­дил воз­душ­ный де­сант в цен­траль­ной ча­сти го­ро­да си­лою до двух ба­та­льо­нов». Ба­та­льо­нов, ока­зы­ва­ет­ся, уже це­лых два – пол­то­ры ты­ся­чи па­ра­шю­ти­стов в небе над Бер­ли­ном, пусть и да­же и ноч­ном, как мож­но бы­ло не уви­деть та­кое зре­ли­ще? Увы, но на сей счет боль­ше ни­где нет ни еди­но­го до­ку­мен­та, ни ма­лей­ше­го сле­да пре­сло­ву­тых «па­ра­шю­ти­стов». Что же ка­са­ет­ся кон­крет­ной за­пи­си в жур­на­ле бо­е­вых дей­ствий 1-го Бе­ло­рус­ско­го, то ре­аль­но ее сде­ла­ли уже зад­ним чис­лом – в июне или июле 1945 го­да, ко­гда ра­бот­ни­ки шта­ба фрон­та под­чи­стую пе­ре­пи­са­ли жур­нал бо­е­вых дей­ствий, фак­ти­че­ски фаль­си­фи­ци­ро­вав его. Год спу­стя, вы­сту­пив в ап­ре­ле 1946 го­да на во­ен­но-на­уч­ной кон­фе­рен­ции по изу­че­нию Бер­лин­ской опе­ра­ции, быв­ший на­чаль­ник шта­ба 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та ге­не­рал-пол­ков­ник Ма­ли­нин вновь за­явив, что в цен­тре Бер­ли­на в ночь на 28 ап­ре­ля 1945 го­да «был вы­бро­шен па­ра­шют­ный де­сант из от­ря­дов мор­ской пе­хо­ты и под­раз­де­ле­ний СС об­щей чис­лен­но­стью до двух ба­та­льо­нов. Это­му де­сан­ту, уси­лен­но­му остат­ка­ми раз­би­тых ча­стей, бы­ла по­став­ле­на за­да­ча на обо­ро­ну Рейхс­та­га и им­пер­ской кан­це­ля­рии». Впро­чем, бой­цы в чер­ной фор­ме Криг­сма­рине в Рейхс­та­ге (или воз­ле него) дей­стви­тель­но бы­ли, но кто имен­но, сколь­ко, от­ку­да и как они по­па­ли ту­да? Со­глас­но немец­ким ис­точ­ни­кам, 25 ап­ре­ля 1945 го­да во­ен­но-мор­ское ко­ман­до­ва- ние из­да­ло при­каз о со­зда­нии мор­ско­го стрел­ко­во­го ба­та­льо­на в Штраль­зун­де. Ко­ман­ди­ром ба­та­льо­на на­зна­чи­ли ка­пи­тан-лей­те­нан­та ре­зер­ва Фран­ца Куль­ман­на, а сам ба­та­льон спеш­но сфор­ми­ро­ва­ли из трех рот мо­ря­ков и ро­ты 17–19-лет­них ка­де­тов. Ба­та­льон пе­ре­бро­си­ли в аэро­порт Тутов, что воз­ле Грейф­свальд-Дем­ми­на, днем 26 ап­ре­ля его лич­но­му со­ста­ву вы­да­ли ору­жие, а в два ча­са но­чи – уже 27 ап­ре­ля – пять Ю-352 с мо­ря­ка­ми на бор­ту взя­ли курс на бер­лин­ский аэро­порт Га­тов. На их бор­ту бы­ло 180 ка­де­тов и шесть офи­це­ров: вы­хо­дит, каж­дый борт нес от 37 до 40 «де­сант­ни­ков», при нор­маль­ной гру­зо­подъ­ем­но­сти ма­шин дан­но­го ти­па в 18–20 че­ло­век. Че­рез 50 ми­нут самолеты до­стиг­ли Бер­ли­на, но при по­пыт­ке при­зем­лить­ся в Га­то­ве они по­па­ли под мощ­ный огонь со­вет­ской зе­нит­ной ар­тил­ле­рии. Два са­мо­ле­та все же су­ме­ли при­зем­лить­ся и, вы­гру­зив око­ло 80 мо­ря­ков (в том чис­ле че­ты­рех офи­це­ров), уле­те­ли. Тре­тий са­мо­лет вер­нул­ся, не су­мев со­вер­шить по­сад­ку, чет­вер­тый под­би­ли со­вет­ские зе­нит­чи­ки, и он раз­бил­ся, пя­тый про­пал. Сле­ду­ю­щую по­пыт­ку пред­при­ня­ли в ночь с 27 на 28 ап­ре­ля: три са­мо­ле­та вы­ле­те­ли из аэро­дро­ма Ре­рик близ Ро­сто­ка. На бор­ту каж­до­го – по 15 мо­ря­ков из шко­лы, го­то­вив­шей рас­че­ты для ра­да­ров. Но до Бер­ли­на до­ле­тел лишь один са­мо­лет, су­мев­ший при­зем­лить­ся и вы­гру­зить 15 мо­ря­ков. Вто­рой са­мо­лет сби­ли над Потс­да­мом, тре­тий по­вер­нул об­рат­но – яко­бы из-за про­блем с дви­га­те­ля­ми. В об­щей слож­но­сти Бер­лин воз­душ­ным пу­тем до­стиг­ли от силы 95 мо­ря­ков… Гер­ман­ский во­ен­но-мор­ской ис­то­рик Кай­ус Бек­кер в сво­ей кни­ге «Немец­кие мор­ские ди­вер­сан­ты во Вто­рой ми­ро­вой войне» пи­сал, что бы­ла сде­ла­на лишь по­пыт­ка пе­ре­брос­ки мо­ря­ков – 30 доб­ро­воль­цев мор­ско­го ди­вер­си­он­но­го под­раз­де­ле­ния «К» долж­ны бы­ли ле­теть в Бер­лин 27 ап­ре­ля 1945 го­да, но к то­му вре­ме­ни все бер­лин­ские аэро­дро­мы уже бы­ли за­хва­че­ны со­вет­ски­ми вой­ска­ми. То­гда по­яви­лась идея при­зем­лить­ся на ши­ро­кой ули­це воз­ле Бран­ден­бург­ских во­рот. Но са­мо­лет-раз­вед­чик, ко­то­рый дол­жен был про­из­ве­сти раз­вед­ку этой по­ло­сы, вер­нул­ся, не вы­пол­нив за­да­ния: со­вет­ская зе­нит­ная ар­тил­ле­рия не поз­во­ли­ла ему при­бли­зить­ся к ме­сту пред­по­ла­га­е­мой по­сад­ки. По сло­вам пи­ло­тов, над Бер­ли­ном сто­я­ло гу­стое об­ла­ко ды­ма и ко­по­ти и ори­ен­ти­ро­вать­ся там бы­ло про­сто невоз­мож­но. А идею спрыг­нуть с па­ра­шю­та­ми тут же от­верг­ло ко­ман­до­ва­ние мор­ско­го спец­под­раз­де­ле­ния… Итак, немец­кие мо­ря­ки у Рейхс­та­га во­е­ва­ли, вот толь­ко их бы­ло око­ло сот­ни, да и по­па­ли они ту­да со­всем не на па­ра­шю­тах. От­ку­да же то­гда рас­тут но­ги у ми­фа о немец­ких мор­ских ба­та­льо­нах, сбро­шен­ных на па­ра­шю­тах пря­мо на Рейхс­таг? Воз­мож­но, все ба­наль­но: за­пла­ни­ро­ван­ное Ста­ли­ным взя­тие Бер­ли­на ко дню рож­де­ния Ле­ни­на со­рва­но, вре­мя уже к Пер­во­маю, но бои еще в раз­га­ре – нем­цы сра­жа­ют­ся за свою род­ную сто­ли­цу до по­след­не­го, сим­во­ли­че­ский Рейхс­таг еще не взят, а на­ши вой­ска несут са­мые вы­со­кие сред­не­су­точ­ные по­те­ри за всю вой­ну. Что при­ка­же­те до­ло­жить тов. Ста­ли­ну? А тут, вот уда­ча, немец­кие мо­ряч­ки под­вер­ну­лись, эк­зо­ти­ка – чем не от­маз­ка. Их все­го 90? Неваж­но, бу­дет ба­та­льон, два – че­го ба­сур­ман жа­леть! Как по­па­ли? А на па­ра­шю­тах – кто про­ве­рит, да­же ес­ли и не по­ве­рит…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.