«Са­мо­лет про­тив­ни­ка вы­пу­стил газ...»

При­ме­не­ние Люфтваф­фе отрав­ля­ю­щих ве­ществ. Ми­фы и фак­ты

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

На хра­не­нии Цен­траль­но­го ар­хи­ва Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны (ЦАМО) на­хо­дит­ся де­ло, да­ти­ро­ван­ное 13 ок­тяб­ря 1941 го­да: «Краткие вы­во­ды по дей­стви­ям ВВС Гер­ма­нии». До­ку­мент пред­став­ля­ет со­бой до­воль­но по­дроб­ную и весь­ма ка­че­ствен­ную ана­ли­ти­че­скую справ­ку-ме­то­дич­ку, сра­бо­тан­ную на ос­но­ве ма­те­ри­а­лов Глав­но­го управ­ле­ния ПВО Крас­ной Ар­мии. На вось­ми ма­ши­но­пис­ных стра­ни­цах со­дер­жит­ся до­воль­но трез­вый и ка­че­ствен­ный раз­бор дей­ствий немец­кой авиа­ции в пер­вые ме­ся­цы вой­ны: типы са­мо­ле­тов про­тив­ни­ка и их во­ору­же­ние, си­сте­ма ба­зи­ро­ва­ния немец­кой авиа­ции, ис­поль­зу­е­мые про­тив­ни­ком при­е­мы и так­ти­ка воз­душ­но­го боя, бом­бар­ди­ро­воч­ных на­ле­тов и ве­де­ния авиа­раз­вед­ки. Но са­мый «вкус­ный» ку­сок – раз­дел «При­ме­не­ние про­тив­ни­ком ОВ», то есть отрав­ля­ю­щих ве­ществ, хи­ми­че­ско­го ору­жия!

Как из­вест­но, хи­ми­че­ским ору­жи­ем об­ла­да­ли все клю­че­вые стра­ны, участ­во­вав­шие во Вто­рой ми­ро­вой войне: Гер­ма­ния, Ита­лия, СССР, Ве­ли­ко­бри­та­ния, США, Фран­ция. Од­на­ко на фрон­тах ни од­на из стран бо­е­вые ОВ так и не при­ме­ни­ла, и вдруг – до­ку­мент об ис­поль­зо­ва­нии нем­ца­ми ОВ про­тив со­вет­ских войск?! «Краткие вы­во­ды» при­во­дят несколь­ких та­ких ка­зу­сов. Так, 24 ав­гу­ста 1941 го­да в рай­оне го­ро­да Не­жи­на «во вре­мя воз­душ­но­го боя от­ме­че­но 3 слу­чая при­ме­не­ния ОВ жел­то-го­лу­бо­го цве­та с вы­со­ты 1300–2000 мет­ров са­мо­ле­та­ми ХЕ-111». 27 ав­гу­ста 1941 го­да «в рай­оне Под­лин­ная при ата­ке Ю-88 при­ме­нил ОВ. В ре­зуль­та­те наш лет­чик по­гиб». 29 ав­гу­ста 1941 го­да «в рай­оне Ка­за­ко­во в воз­душ­ном бою раз­вед­чик про­тив­ни­ка ХШ-126 (Henschel Hs 126. – Прим. авт.) вы­пу­стил дым зе­ле­но­го цве­та на за­хо­дя­щий ему в хвост наш ис­тре­би­тель. У на­ше­го лет­чи­ка по­яви­лась силь­ная рво­та». В воз­душ­ном бою 21 сен­тяб­ря 1941 го­да у Ме­ли­то­по­ля немец­кие ис­тре­би­те­ли Ме-110 «при ата­ке на­ших ис­тре­би­те­лей вы­пу­сти­ли газ жел­то­го цве­та, сле­зо­то­чи­вый, раз­ру­ша­ю­щий сли­зи­стую обо­лоч­ку». 23 сен­тяб­ря 1941 го­да у Харь­ко­ва «са­мо­лет пр-ка вы­пу­стил дым с за­па­хом гни­лой ре­зи­ны. Наш лет­чик, по­пав­ший в этот дым, по­чув­ство­вал се­бя пло­хо и был вы­нуж­ден сесть на аэро­дром». 26 сен­тяб­ря 1941 го­да в воз­душ­ном бою воз­ле го­ро­да Вязь­мы «при по­пыт­ке на­шим лет­чи­ком та­ра­нить Ю-88, по­след­ний вы­пу­стил струю ды­ма си­не­го цве­та. Лет­чик по­те­рял со­зна­ние и на­прав­лен в гос­пи­таль с при­зна­ка­ми отрав­ле­ния». Ни в од­ном из этих слу­ча­ев вы­вод о при­ме­не­нии ОВ не под­твер­ждал­ся ме­ди­цин­ским за­клю­че­ни­ем о на­ли­чии у лет­чи­ков при­зна­ков хи­ми­че­ско­го по­ра­же­ния. Ка­ких-ли­бо за­клю­че­ний от во­ен­ных хи­ми­ков – что за ОВ при­ме­ня­лось, ес­ли оно при­ме­ня­лось, – то­же нет. Хо­тя ква­ли­фи­ка­ция со­вет­ских во­ен­ных хи­ми­ков и имев­ший­ся у них ин­стру­мен­та­рий та­кой ана­лиз поз­во­ля­ли про­ве­сти, а уж хо­тя бы несколь­ко ка­пель ОВ на фю­зе­ля­же и лет­ном об­мун­ди­ро­ва­нии пи­ло­тов непре­мен­но долж­ны бы­ли остать­ся. Ес­ли бы хи­ми­че­ские ата­ки дей­стви­тель­но име­ли ме­сто. Но их не бы­ло: со­вет­ские пи­ло­ты при­ня­ли за отрав­ля­ю­щие га­зы ды­мо­вые сиг­на­лы или шаш­ки (ды­мо­вую за­ве­су), ис­поль­зо­ван­ные немец­ки­ми лет­чи­ка­ми для ухо­да от со­вет­ских ис­тре­би­те­лей. Во всех за­фик­си­ро­ван­ных слу­ча­ях «хи­ми­че­скую ата­ку» пред­при­ня­ли толь­ко самолеты тя­же­лые, ма­ло­ма­нев­рен­ные и раз­ве­ды­ва­тель­ные, при­чем толь­ко бу­дучи ата­ко­ван­ны­ми со­вет­ски­ми ис­тре­би­те­ля­ми. Люфтваф­фе во­об­ще ак­тив­но при­ме­ня­ло раз­но­об­раз­ные ды­мо­вые сред­ства раз­ных цве­тов: для свя­зи, по­да­чи сиг­на­лов, пе­ре­да­чи до­не­се­ний, мас­ки­ров­ки, обо­зна­че­ния це­ли, ими­та­ции по­ра­же­ния. Неожи­дан­ный пуск ды­ма эк­зо­ти­че­ской окрас­ки – один из так­ти­че­ских при­е­мов немец­ких пи­ло­тов на со­вет­ско-гер­ман­ском фрон­те в пер­вый год вой­ны – для от­ры­ва от ата­ку­ю­щих ис­тре­би­те­лей. Со­вет­ские лет­чи­ки-ис­тре­би­те­ли по­на­ча­лу дей­стви­тель­но при­ни­ма­ли это за пуск отрав­ля­ю­щих га­зов, по­рой тут же вы­хо­дя из боя. Так что эф­фект дым­ной неожи­дан­но­сти дей­стви­тель­но ино­гда да­вал нем­цам вре­мя ото­рвать­ся от пре­сле­до­ва­ния. Что же ка­са­ет­ся по­терь со­зна­ния, пло­хо­го са­мо­чув­ствия или сильной рво­ты, так это симп­то­мы, преж­де все­го, на­ру­ше­ния ве­сти­бу­ляр­но­го ап­па­ра­та – клас­си­че­ские по­след­ствия мно­го­крат­ных пе­ре­гру­зок при вы­пол­не­нии при­е­мов выс­ше­го пи­ло­та­жа во вре­мя воз­душ­но­го боя! Ко­нец ле­та – на­ча­ло осе­ни 1941 го­да – пе­ри­од крайне ин­тен­сив­ных воз­душ­ных бо­ев: пы­та­ясь все­ми си­ла­ми оста­но­вить немец­кое на­ступ­ле­ние, со­вет­ские лет­чи­ки ле­та­ли бук­валь­но до из­не­мо­же­ния, де­лая по несколь­ко вы­ле­тов в день. Ле­та­ли за­ча­стую го­лод­ные, в от­кры­тых ка­би­нах (ис­тре­би­те­ли И-16, И-153, И-15/И-15 бис), неред­ко без кис­ло­род­ных ма­сок на боль­ших вы­со­тах – при­плю­су­ем к пе­ре­груз­кам еще и кис­ло­род­ное го­ло­да­ние. Что же ка­са­ет­ся од­ной-един­ствен­ной ги­бе­ли «от га­за», то со­вер­шен­но неве­до­мо, как об­сто­я­ло де­ло в ре­аль­но­сти и ка­ко­вы об­сто­я­тель­ства то­го боя. Ни­ка­ко­го по­смерт­но­го вскры­тия по­гиб­ше­го ни­кто, ра­зу­ме­ет­ся, на фрон­те не про­из­во­дил: ата­ко­вал «Юн­керс» и по­гиб, обыч­ное де­ло. Мо­жет, был сбит или раз­бил­ся, по­те­ряв управ­ле­ние, а мо­жет, по­те­рял со­зна­ние от пе­ре­груз­ки. Все же за­ме­чу, что со­вет­ские лет­чи­ки при­ни­ма­ли пус­ки цвет­ных ды­мов за хи­ми­че­скую ата­ку не с пе­ре­пу­га: в пред­во­ен­ные го­ды со­вет­ские ВВС до­воль­но ак­тив­но от­ра­ба­ты­ва­ли при­ме­не­ние ОВ – за­па­сы хи­ми­че­ско­го ору­жия в СССР то­го вре­ме­ни бы­ли огром­ны­ми, од­ни­ми из круп­ней­ших в ми­ре. Как сле­ду­ет из ря­да до­ку­мен­тов, хра­ня­щих­ся уже в фон­дах Рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го во­ен­но­го ар­хи­ва (РГВА), сре­ди про­чих за­дач со­вет­ским авиа­то­рам то­гда ста­ви­лась и та­кая: «Овла­деть при­ме­не­ни­ем БХВ (бо­е­вых хи­ми­че­ских ве­ществ. – Прим. авт.) по воз­душ­ным це­лям»! Для че­го и про­во­ди­лись ис­пы­та­ния по при­ме­не­нию отрав­ля­ю­щих ве­ществ в … воз­душ­ном бою при по­мо­щи вы­лив­ных авиа­при­бо­ров (ВАП). Даль­ше экс­пе­ри­мен­тов, к счастью, де­ло не пошло, но что та­кой «фо­кус» от­ра­ба­ты­вал­ся, зна­ли мно­гие лет­чи­ки, по­то­му со­от­вет­ству­ю­ще и ре­а­ги­ро­ва­ли на раз­но­цвет­ные ды­мы, ис­пус­ка­е­мые немец­ки­ми са­мо­ле­та­ми. Но один слу­чай, опи­сан­ный в том же до­ку­мен­те, сто­ит особ­ня­ком. Там зна­чит- ся, что 16 сен­тяб­ря 1941 го­да на Брян­ском фрон­те «авиа­ция про­тив­ни­ка при­ме­ня­ла ОВ. В 13:00 в рай­оне № -ской стрел­ко­вой ди­ви­зии шесть са­мо­ле­тов про­тив­ни­ка с опо­зна­ва­тель­ны­ми зна­ка­ми СССР с боль­шой вы­со­ты сбро­си­ли мно­го ша­ро­об­раз­ных ме­тал­ли­че­ских ам­пул, на­пол­нен­ных фос­фо­ром и се­ро­угле­ро­дом. Дей­ствие ам­пул, по за­клю­че­нию на­ше­го мед­пер­со­на­ла, сле­ду­ю­щее: при раз­ры­ве ам­пул, кап­ли жид­ко­сти раз­ле­та­лись и да­ва­ли ожо­ги, вос­пла­ме­ня­лись пред­ме­ты, дым от ам­пул на­по­ми­нал фос­фор и се­ро­во­до­род. Лю­ди, по­пав­шие в по­ра­жен­ную зо­ну, чув­ство­ва­ли за­труд­не­ние в ды­ха­нии, лег­кое го­ло­во­кру­же­ние и по­зы­вы тош­но­ты. Но­чью пло­щадь и все по­ра­жен­ные пред­ме­ты све­ти­лись». В дан­ном слу­чае оче­вид­но: речь идет о при­ме­не­нии не ОВ, а бо­е­при­па­сов на ос­но­ве фос­фо­ра. Та­кие бо­е­при­па­сы при­ме­ня­ли то­гда и со­вет­ские вой­ска, и немец­кие. У нем­цев фос­фор был в сна­ря­дах и ми­нах за­жи­га­тель­но­го и ды­мо­во­го ти­па, ис­поль­зу­е­мых в ос­нов­ном су­хо­пут­ны­ми вой­ска­ми. Люфтваф­фе же фос­фор­ных бо­е­при­па­сов для об­ра­бот­ки су­хо­пут­ных це­лей прак­ти­че­ски не при­ме­ня­ло (про­тив мор­ских – ис­поль­зо­ва­ло), по­сколь­ку это со­чли чрез­мер­но слож­ным и опас­ным для сво­их. За­то со­вет­ская авиа­ция с пер­вых дней вой­ны во­всю при­ме­ня­ла бо­е­при­па­сы на ос­но­ве фос­фо­ра, со­еди­нен­но­го с се­ро­угле­ро­дом: в ка­че­стве ини­ци­и­ру­ю­ще­го ком­по­нен­та за­жи­га­тель­ной сме­си «КС» – для са­мо­воз­го­ра­ния при кон­так­те с воз­ду­хом. В част­но­сти, для бом­бар­ди­ро­вок ис­поль­зо­ва­лись на­пол­нен­ные та­кой за­жи­га­тель­ной сме­сью же­стя­ные сфе­ри­че­ские (ша­ро­об­раз­ные) кап­су­лы АЖ-2. Так что в дан­ном слу­чае речь яв­но идет о «дру­же­ствен­ном огне»: же­стян­ка­ми АЖ-2 со сме­сью «КС», в со­став ко­то­рой вхо­ди­ли бе­лый фос­фор и се­ра (или се­ро­угле­род), по со­вет­ским ча­стям слу­чай­но от­бом­би­лись свои же самолеты. По­сколь­ку пехотинцы о но­мен­кла­ту­ре бо­е­при­па­сов сво­ей авиа­ции по­ня­тия не име­ли, то пре­бы­ва­ли в пол­ной уве­рен­но­сти, что та­кое звер­ство мог­ли со­вер­шить лишь нем­цы, под­ло за­мас­ки­ро­вав­ши­е­ся под со­вет­ских ави­а­то­ров. Доб­лест­ные же ста­лин­ские со­ко­лы, по­лу­чив от­че­ты «с зем­ли», ра­зу­ме­ет­ся, все по­ня­ли сра­зу: это же их штат­ный бо­е­при­пас, ко­то­ро­го быть не мог­ло у нем­цев. Но не при­зна­вать же бы­ло, что они по­ли­ли фос­фо­ром свои вой­ска, – к стен­ке при­сло­ня­ли и за мень­шее!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.