Ко­роль ими­та­то­ров

Хан ван Ме­е­ге­рен: че­ло­век, ко­то­рый об­ма­нул Ге­рин­га

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей МаНуКОв

Под­дел­ка про­из­ве­де­ний ис­кус­ства – при­быль­ный биз­нес. Осо­бен­но боль­шие до­хо­ды он на­чал при­но­сить в XX ве­ке с по­яв­ле­ни­ем ми­ро­во­го рын­ка про­из­ве­де­ний ис­кус­ства. Зна­чи­тель­ных успе­хов на этой ни­ве до­стиг гол­ланд­ский ху­дож­ник Хан ван Ме­е­ге­рен: в чис­ле об­ма­ну­тых им кол­лек­ци­о­не­ров ока­зал­ся да­же рейхс­мар­шал Гер­ман Ге­ринг.

Под­дел­ка про­из­ве­де­ний ис­кус­ства – при­быль­ный биз­нес на про­тя­же­нии мно­гих ве­ков. Осо­бен­но боль­шие до­хо­ды она на­ча­ла при­но­сить в XX ве­ке, с по­яв­ле­ни­ем ми­ро­во­го рын­ка про­из­ве­де­ний ис­кус­ства. К фаль­си­фи­ка­то­рам, или, как их еще на­зы­ва­ют, ими­та­то­рам, предъ­яв­ля­ют вы­со­кие тре­бо­ва­ния. Они долж­ны быть та­лант­ли­вы­ми людь­ми. Для то­го что­бы под­де­лать кар­ти­ну из­вест­но­го жи­во­пис­ца, нуж­но не толь­ко пре­крас­но ри­со­вать, но и об­ла­дать мно­же­ством дру­гих зна­ний. Ко­неч­но, под­дел­ка про­из­ве­де­ний ис­кус­ства – пре­ступ­ле­ние, но все же этот вид пре­ступ­ле­ний счи­та­ет­ся од­ним из наи­бо­лее «бла­го­род­ных». На­вер­ное, по­то­му что в ро­ли по­стра­дав­шей сто­ро­ны в боль­шин­стве слу­ча­ев вы­сту­па­ют кол­лек­ци­о­не­ры, а это в ос­нов­ной мас­се лю­ди бо­га­тые. Сре­ди та­ко­вых, на­при­мер, ока­зал­ся рейхс­мар­шал Гер­ман Ге­ринг, а об­ман вскрыл­ся толь­ко то­гда, ко­гда бли­жай­ший со­рат­ник фю­ре­ра уже за­слу­ши­вал об­ви­не­ния на Нюрн­берг­ском про­цес­се.

Ко­ро­лем фаль­си­фи­ка­то­ров XX ве­ка, осо­бен­но ко­гда речь за­хо­дит о ста­рых ма­сте­рах, счи­та­ет­ся гол­лан­дец Хан (Ханс) ван Ме­е­ге­рен. Луч­ше все­го у него по­лу­ча­лось под­ра­жа­ние Яну Вер­ме­е­ру Дельфт­ско­му (1632–1675), од­но­му из са­мых из­вест­ных пред­ста­ви­те­лей «зо­ло­то­го ве­ка» гол­ланд­ской жи­во­пи­си. Вско­ре по­сле ка­пи­ту­ля­ции Гер­ма­нии, 29 мая 1945 го­да, в дверь ма­стер­ской гол­ланд­ско­го ху­дож­ни­ка и тор­гов­ца кар­ти­на­ми ван Ме­е­ге­ре­на по­сту­ча­ли два аме­ри­кан­ских офи­це­ра из спе­ци­аль­но­го под­раз­де­ле­ния, разыс­ки­ва­ю­ще­го за­кон­ных вла­дель­цев на­граб­лен­ных на­ци­ста­ми про­из­ве­де­ний ис­кус­ства. Их ин­те­ре­со­вал хо­зя­ин кар­ти­ны «Хри­стос и греш­ни­ца» Яна Вер­ме­е­ра. По­лот­но на­хо­ди­лось в кол­лек­ции рейхс­мар­ша­ла Гер­ма­на Ге­рин­га, ко­то­рую он спря­тал в со­ля­ной шах­те на тер­ри­то­рии Австрии. Там кар­ти­ну и на­шел аме­ри­кан­ский ка­пи­тан Гар­ри Ан­дер­сон. На­ци­сты пе­дан­тич­но за­пи­сы­ва­ли все по­ступ­ле­ния, по­это­му узнать, что эту ра­бо­ту про­дал боль­шо­му по­клон­ни­ку изящ­ных ис­кусств Ге­рин­гу за 1,65 млн гуль­де­нов (око­ло 7 млн дол­ла­ров в се­го­дняш­них це­нах) ба­вар­ский бан­кир и тор­го­вец про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства Ало­ис Мидль, боль­шо­го тру­да не со­ста­ви­ло. На до­про­се Мидль рас­ска­зал, что ра­нее неиз­вест­ное по­лот­но Вер­ме­е­ра он ку­пил в 1942 го­ду у аген­тов Ха­на ван Ме­е­ге­ре­на. По­сле то­го как гол­лан­дец от­ка­зал­ся на­зы­вать имя вла­дель­ца кар­ти­ны «Хри­стос и греш­ни­ца», его аре­сто­ва­ли по об­ви­не­нию в со­труд­ни­че­стве с на­ци­ста­ми и про­да­же им на­ци­о­наль­но­го до­сто­я­ния, ко­то­рым объ­яви­ли ра­бо­ту Вер­ме­е­ра. В пер­вые го­ды по­сле вой­ны в стра­нах, ок­ку­пи­ро­ван­ных Гер­ма­ни­ей, кол­ла­бо­ра­ци­о­низм счи­тал­ся очень се­рьез­ным пре­ступ­ле­ни­ем, за ко­то­рое по­ла­га­лась смерт­ная казнь. Ко­неч­но, ван Ме­е­ге­рен не со­труд­ни­чал с на­ци­ста­ми и уж тем бо­лее не про­да­вал им на­ци­о­наль­ное до­сто­я­ние Ни­дер­лан­дов. Он мог лег­ко это до­ка­зать, но то­гда бы ему при­шлось при­знать­ся в том, что он со­вер­шил несколь­ко дру­гих, ме­нее се­рьез­ных, но все же се­рьез­ных пре­ступ­ле­ний, ко­то­рые поз­во­ли­ли ему в те­че­ние ше­сти лет без осо­бых уси­лий за­ра­бо­тать огром­ные по тем вре­ме­нам день­ги – сум­му, эк­ви­ва­лент­ную 60 млн дол­ла­ров в се­го­дняш­них це­нах…

Хан ван Ме­е­ге­рен ро­дил­ся 10 ок­тяб­ря 1889 го­да в го­род­ке Де­вен­тер. В том, что он стал фаль­си­фи­ка­то­ром, в опре­де­лен­ной ме­ре, по­жа­луй, ви­но­ват отец – Хен­рик Йо­хан ван Ме­е­ге­рен, фран­цуз по на­ци­о­наль­но­сти и школь­ный учи­тель ис­то­рии по про­фес­сии. Не одоб­ряя увле- че­ния сы­на жи­во­пи­сью, он за­став­лял его по 100 раз за день пи­сать: «Я ни­че­го не знаю, я ни­что, я ни на что не спо­со­бен». Лю­бовь к жи­во­пи­си и ста­рым ма­сте­рам Ха­ну при­вил школь­ный учи­тель ри­со­ва­ния, боль­шой по­клон­ник Яна Вер­ме­е­ра. От него же, оче­вид­но, ван Ме­е­ге­рен пе­ре­нял и пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние к со­вре­мен­но­му ис­кус­ству и осо­бен­но им­прес­си­о­низ­му. Под на­по­ром от­ца Хан в 1907 го­ду по­сту­пил на ар­хи­тек­тур­ный фа­куль­тет Тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та в Дел­фте, кста­ти, род­но­го го­ро­да Вер­ме­е­ра. И хо­тя ван Ме­е­ге­рен боль­ше ин­те­ре­со­вал­ся жи­во­пи­сью, он до­бил­ся нема­лых успе­хов и в ар­хи­тек­ту­ре. По­стро­ен­ный по его про­ек­ту Клуб лю­би­те­лей греб­ли сто­ит в Дел­фте до сих пор и да­же охра­ня­ет­ся как памятник ар­хи­тек­ту­ры. О несо­мнен­ном та­лан­те Ха­на го­во­рит и зо­ло­тая ме­даль, по­лу­чен­ная им за изоб­ра­же­ние ин­те­рье­ра церк­ви Св. Лав­рен­тия в Рот­тер­да­ме. Тем не ме­нее ар­хи­тек­то­ром Хан ван Ме­е­ге­рен так и не стал. Он бро­сил уче­бу в уни­вер­си­те­те и пе­ре­ехал в Га­а­гу. Здесь он по­сту­пил в Ко­ро­лев­скую ака­де­мию ис­кусств, по­сле окон­ча­ния ко­то­рой на­чал ра­бо­тать ас­си­стен­том пре­по­да­ва­те­ля ри­со­ва­ния. На со­дер­жа­ние се­мьи жал­ко­го окла­да в 75 гуль­де­нов в ме­сяц, ко­неч­но, не хва­та­ло. К то­му вре­ме­ни Хан ван Ме­е­ге­рен успел же­нить­ся и стать от­цом дво­их де­тей: сы­на Жа­ка и до­че­ри Па­у­ли­ны. Для то­го что­бы про­кор­мить се­мью, Хан на­чал ри­со­вать пла­ка­ты и кар­ти­ны: от­крыт­ки на хри­сти­ан­ские сю­же­ты, пей­за­жи и порт­ре­ты в сти­ле Рем­бранд­та и дру­гих ста­рых ма­сте­ров. На­пи­сан­ный им «Олень ко­ро­ле­вы Юли­а­ны» по­пал во все учеб­ни­ки ри­со­ва­ния. Ри­су­нок рас­ти­ра­жи­ро­ва­ли и успеш­но про­да­ва­ли на всей тер­ри­то­рии ко­ро­лев­ства. Гол­ланд­ские кри­ти­ки за­го­во­ри­ли о по­яв­ле­нии мо­ло­до­го та­лан­та. Од­на­ко ван Ме­е­ге­ре­на уже в мо­ло­до­сти боль­ше ин­те­ре­со­ва­ла ма­те­ри­аль­ная сто­ро­на ис­кус­ства. Он мно­го раз ез­дил в Бель­гию, Фран­цию, Ита­лию и Бри­та­нию и стал там из­вест­ным порт­ре­ти­стом. Осо­бен­но мно­го де­нег при­но­си­ли по­езд­ки на фран­цуз­ский Ла­зур­ный бе­рег, где лю­би­ли от­ды­хать бо­га­тые аме­ри­кан­цы и ан­гли­чане. На них силь­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­ди­ло его зна­ние тех­ни­ки гол­ланд­ских ма­сте­ров XVII ве­ка. Хан ван Ме­е­ге­рен нена­ви­дел со­вре­мен­ное ис­кус­ство, счи­тал его дет­ским и де­ка­дент­ским и был уве­рен, что о нем ско­ро за­бу­дут. Од­на­ко о нена­вист­ном Ван Го­ге, к удив­ле­нию Ме­е­ге­ре­на, по­че­му-то не за­бы­ва­ли, а вот его, про­дол­жая при­зна­вать несо­мнен­ный та­лант, все ча­ще на­зы­ва­ли ими­та­то­ром и фаль­си­фи­ка­то­ром. Про­чи­тав оче­ред­ные нелест­ные сло­ва о се­бе – «ода­рен­ный тех­ник, ко­то­рый об­ла­да­ет мно­же­ством до­сто­инств, кро­ме ори­ги­наль­но­сти», – Хан вы­шел из се­бя и объ­явил вой­ну как кри­ти­кам, так и все­му со­вре­мен­но­му ми­ру жи­во­пи­си. В от­вет на кри­ти­ку он на­пи­сал несколь­ко агрес­сив­ных ста­тей в еже­ме­сяч­ном жур­на­ле De Kemphaan («Бо­е­вой пе­тух») . На­вер­ное, то­гда в его го­ло­ве и ро­ди­лась идея до­ка­зать всем, что он спо­со­бен не толь­ко на ими­та­ции. В 1932 го­ду Хан ван Ме­е­ге­рен пе­ре­брал­ся на юг Фран­ции и там в те­че­ние ше­сти лет тру­дил­ся над сво­ей глав­ной фаль­си­фи­ка­ци­ей.

Сна­ча­ла Ме­е­ге­рен «на­би­вал ру­ку» на ста­рых ма­сте­рах: Фран­се Хал­се, Пи­те­ре Хо­хе, Ге­рар­де Тер­борxе и, ко­неч­но же, Яне Вер­ме­е­ре. По­сле дли­тель­ных раз­мыш­ле­ний он по ря­ду при­чин оста­но­вил свой вы­бор на Вер­ме­е­ре. Во-пер­вых, Вер­ме­ер вхо­дил в трой­ку ве­ли­ких гол­ланд­ских ма­сте­ров «зо­ло­то­го ве­ка» вме­сте с Рем­бранд­том и Хал­сом и за гро­мад­ный та­лант по­лу­чил про­зви­ще «Ху­дож­ник ху­дож­ни­ков». Во-вто­рых, до на­ча­ла XX ве­ка он был ма­ло­из­ве­стен, по­то­му что его кар­ти­ны бы­ли от­кры­ты лишь в 1866 го­ду фран­цуз­ским критиком Тео­фи­лем То­ре. В-тре­тьих, из­вест­ны лишь 35 ра­бот Вер­ме­е­ра, ко­то­рые, ко­неч­но, очень вы­со­ко це­нят­ся. Не­ма­ло­важ­но бы­ло и то, что по­чти все его кар­ти­ны на­хо­ди­лись за гра­ни­цей, что мог­ло при­го­дить­ся при экс­пер­ти­зе. Ну и на­ко­нец, сре­ди этих 35 кар­тин по­че­му-то не бы­ло ни од­ной с ре­ли­ги­оз­ным сю­же­том. Этот про­мах ве­ли­ко­го гол­ланд­ца и ре­шил ис­пра­вить Хан ван Ме­е­ге­рен. Он при­ду­мал хит­ро­ум­ный план ме­сти и ре­шил на­ри­со­вать кар­ти­ну в сти­ле Вер­ме­е­ра, но не ко­пию, а ори­ги­нал. Ко­гда же ее нач­нут пре­воз­но­сить до небес ве­ду­щие зна­то­ки и спе­ци­а­ли­сты жи­во­пи­си и ку­пит ка­кой-ни­будь круп­ный му­зей, он на­ме­ре­вал­ся рас­крыть прав­ду и по­сме­ять­ся над зло­пы­ха­те­ля­ми. На­чал ван Ме­е­ге­рен с вни­ма­тель­но­го изу­че­ния био­гра­фии Яна Вер­ме­е­ра, его тех­ни­ки и ка­та­ло­га кар­тин. Ос­нов­ная ра­бо­та про­хо­ди­ла в де­ре­вуш­ке Ро­кеб­рюнКап-Мар­тен, где он снял про­стор­ный дом и обо­ру­до­вал ма­стер­скую. Хан за­ку­пил на­сто­я­щие холсты XVII ве­ка, сме­шал крас­ки по ста­рин­ным ре­цеп­там из ла­зу­ри­та, свин­цо­вых бе­лил, ин­ди­го и ки­но­ва­ри и при­сту­пил к ра­бо­те. Пред­по­чте­ние он от­да­вал лю­би­мым цве­там Вер­ме­е­ра – уль­тра­ма­ри­ну и жел­то­му. Ри­со­вал ки­стя­ми из ме­ха бар­су­ка, по­то­му что имен­но та­ки­ми ки­стя­ми ра­бо­та­ли ста­рые ма­сте­ра. Для то­го что­бы крас­ки вы­гля­де­ли, как буд­то им 300 лет, ван Ме­е­ге­рен вос­поль­зо­вал­ся фе­нол­фор­маль­де­гид­ной смо­лой. Что­бы крас­ки за­твер­де­ли, го­то­вую кар­ти­ну он по­ло­жил в печь, ко­то­рую нагрел до 100–120 гра­ду­сов, а для по­лу­че­ния тре­щи­нок-кра­ке­лю­ров – свер­нул в труб­ку. Так по­лу­чи­лось вы­пол­нен­ное по из­вест­но­му биб­лей­ско­му сю­же­ту зна­ме­ни­тое по­лот­но «Хри­стос в Эм­мау­се», на ко­то­ром Ии­сус пре­лом­ля­ет хлеб за сто­лом с дву­мя сво­и­ми уче­ни­ка­ми. О Яне Вер-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.