ГАЗОКОСИЛКА

100 лет на­зад про­тив рус­ской ар­мии впер­вые при­ме­ни­ли хи­ми­че­ское ору­жие

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Вла­ди­мир ХЛЕБ­НИ­КОВ

100 лет на­зад, 31 мая 1915 го­да (по ста­ро­му сти­лю 18 мая), Гер­ма­ния впер­вые в хо­де Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ис­поль­зо­ва­ла про­тив рус­ских войск хи­ми­че­ское ору­жие. На Во­сточ­ном фрон­те нем­цы при­ме­ни­ли хлор про­тив ча­стей, пре­граж­дав­ших им путь к Вар­ша­ве. По­те­ри, по­не­сен­ные рус­ски­ми вой­ска­ми, со­ста­ви­ли бо­лее 9 тыс. че­ло­век: мно­гие из них по­гиб­ли. Рос­сий­ская армия ока­за­лась со­вер­шен­но не го­то­ва к «га­зо­вой войне» – как и фран­цу­зы у Ип­ра ме­ся­цем рань­ше. От­ла­дить про­из­вод­ство хи­мо­ру­жия и средств хим­за­щи­ты уда­лось лишь к весне 1917 го­да, ко­гда судьба Рос­сий­ской им­пе­рии уже бы­ла ре­ше­на.

Немец­кое ко­ман­до­ва­ние ре­ши­ло ис­поль­зо­вать хи­ми­че­ское ору­жие про­тив ча­стей 2-й рус­ской ар­мии, встав­ших на пу­ти 9-й ар­мии ге­не­ра­ла Ав­гу­ста Ма­кен­зе­на к Вар­ша­ве. Про­ти­во­сто­я­ние на этом на­прав­ле­нии шло с де­каб­ря 1914 го­да – и нем­цы ни­как не мог­ли про­рвать обо­ро­ни­тель­ные ли­нии. Рай­он Бо­ли­мо­ва у Во­ли Шид­лов­ской, где при­ме­ни­ли га­зы, был крайне ва­жен с так­ти­че­ской точ­ки зре­ния. Здесь мож­но бы­ло вый­ти на крат­чай­шие шос­сей­ные пу­ти к Вар­ша­ве, не фор­си­руя ре­ку Рав­ку, на во­сточ­ном бе­ре­гу ко­то­рой нем­цы за­кре­пи­лись в ян­ва­ре 1915 го­да. Кро­ме то­го, прак­ти­че­ски пол­ное от­сут­ствие ле­сов в рас­по­ло­же­нии рус­ских войск поз­во­ля­ло в мак­си­маль­ной сте­пе­ни ис­поль­зо­вать газ. Непо­сред­ствен­ную под­го­тов­ку нем­цы на­ча­ли при­мер­но за две неде­ли до га­зо­вой ата­ки. С 17 по 21 мая в пе­ре­до­вых око­пах на участ­ке про­тя­жен­но­стью 12 ки­ло­мет­ров уста­нав­ли­ва­лись га­зо­вые бал­ло­ны, на­пол­нен­ные сжи­жен­ным хло­ром, – в об­щей слож­но­сти 12 тыс. ем­ко­стей с отрав­ля­ю­щим ве­ще­ством. В каж­дой ба­та­рее бы­ло по 10–12 бал­ло­нов (вы­со­та бал­ло­на 1 м, диа­метр 15 см). На уча­сток раз­ме­ром 240 м ста­ви­лось до 10 ба­та­рей. За­тем немец­кое ко­ман­до­ва­ние в те­че­ние де­ся­ти дней до­жи­да­лось под­хо­дя­щих по­год­ных усло­вий. В те­че­ние это­го вре­ме­ни пе­ре­беж­чи­ки успе­ли со­об­щить рус­ским о под­го­тов­ке хи­ми­че­ской ата­ки, но ин­фор­ма­цию эту оста­ви­ли без вни­ма­ния, тем бо­лее что немец­ким сол­да­там рас­ска­зы­ва­ли, что газ не несет угро­зу жиз­ни, а вы­зы­ва­ет лишь вре­мен­ную по­те­рю со­зна­ния. 31 мая в 3 ч 20 мин. по­сле неболь­шой арт­под­го­тов­ки немец­кие вой­ска пу­сти­ли хлор. Хи­ми­че­ская ата­ка со­про­вож­да­лась ура­ган­ным пу­ле­мет­ным и ру­жей­ным ог­нем, а так­же арт­об­стре­лом участ­ка, ко­то­рый обо­ро­ня­ла 14-я Си­бир­ская стрел­ко­вая ди­ви­зия. «Пол­ная неожи­дан­ность и непод­го­тов­лен­ность со сто­ро­ны рус­ских войск при­ве­ли к то­му, что сол­да­ты про­яви­ли боль­ше удив­ле­ния и лю­бо­пыт­ства к по­яв­ле­нию об­ла­ка га­за, неже­ли тре­во­ги. При­няв об­ла­ко га­за за мас­ки­ров­ку ата­ки, рус­ские вой­ска уси­ли­ли пе­ре­до­вые око­пы и под­тя­ну­ли част­ные под­держ­ки. Вско­ре око­пы, пред­став­ляв­шие здесь ла­би­ринт сплош­ных ли­ний, ока­за­лись ме- ста­ми, за­пол­нен­ны­ми тру­па­ми и уми­ра­ю­щи­ми людь­ми», – от­ме­чал спу­стя два де­ся­ти­ле­тия Алек­сандр Де Ла­за­ри (круп­ней­ший рус­ский спе­ци­а­лист по хи­мо­ру­жию – Прим. ред.). – Несмот­ря на то что со вре­ме­ни пер­вой гер­ман­ской га­зо­бал­лон­ной ата­ки у Ип­ра про­шло бо­лее ме­ся­ца, цар­ские вой­ска в опи­сан­ном эпи­зо­де у Во­ли Шид­лов­ской ока­за­лись не толь­ко непод­го­тов­лен­ны­ми, но да­же не имев­ши­ми пред­став­ле­ния о хи­ми­че­ском на­па­де­нии».

Ан­гли­чане на­ме­ре­ва­лись отра­вить гар­ни­зон се­ва­сто­по­ля сер­ни­стым га­зом

Ата­ка нем­цев на по­зи­ции со­юз­ни­ков у бель­гий­ско­го го­ро­да Ип­ра, в хо­де ко­то­рой впер­вые в Пер­вой ми­ро­вой войне ис­поль­зо­ва­лись га­зы, бы­ла про­ве­де­на 22 ап­ре­ля 1915 го­да. По мне­нию экс­пер­тов, глав­ной це­лью немец­ко­го ко­ман­до­ва­ния то­гда яв­ля­лось ис­пы­та­ние но­во­го ору­жия: «Фран­цу­зы при пер­вой га­зо­вой ата­ке в 1915 го­ду ока­за­лись со­вер­шен­но бес­по­мощ­ны. Ес­ли бы нем­цы не де­ла­ли в этом слу­чае про­сто­го опы­та, ес­ли бы га­зо­вая ата­ка в 1915 го­ду ве­лась на ши­ро­ком фрон­те, то есть со­про­вож­да­лась бы боль­шим на­ступ­ле­ни­ем, то фран­цуз­ские по­те­ри не огра­ни­чи­лись бы 10 тыс. че­ло­век – про­рыв фрон­та был бы неми­ну­ем, – пи­сал в па­риж­ской га­зе­те «Воз­рож­де­ние» в 1927 го­ду К. Шумский. – До­ста­точ­но вспом­нить, что не бы­ло ни ма­сок, ни­ка­ких дру­гих средств за­щи­ты». По­че­му при­ме­не­ние га­зов ста­ло для фран­цуз­ских войск в 1915 го­ду пол­ной неожи­дан­но­стью, ведь к чис­лу во­ен­ных но­ви­нок отрав­ля­ю­щие га­зы к на­ча­лу Пер- вой ми­ро­вой вой­ны от­не­сти бы­ло ни­как нель­зя. «Пер­вая по­пыт­ка бо­е­во­го при­ме­не­ния хи­ми­че­ских средств бур­жу­аз­ны­ми ар­ми­я­ми в бли­жай­шую к нам эпо­ху от­но­сит­ся к 1855 го­ду. Ан­глий­ский ин­же­нер д'Эн­до­нальд, изу­чив­ший вы­плав­ку се­ры, пред­ло­жил англо-фран­цуз­ско­му ко­ман­до­ва­нию взять Се­ва­сто­поль по­сред­ством отрав­ле­ния гар­ни­зо­на сер­ни­стым га­зом. 7 ав­гу­ста 1855 го­да проект этот был одоб­рен ан­глий­ским пра­ви­тель­ством, но взя­тие вой­ска­ми со­юз­ни­ков штур­мом Ма­ла­хо­ва кур­га­на и па­де­ние Се­ва­сто­по­ля оста­ви­ли этот проект без осу­ществ­ле­ния. Лорд д'Эн­до­нальд за­ве­щал, что­бы его проект был вскрыт толь­ко в том слу­чае, ес­ли Ан­глия бу­дет на­хо­дить­ся в опас­но­сти, – по­яс­нял Де Ла­за­ри. – Та­кие уду­ша­ю­щие ве­ще­ства, как хлор и фос­ген, бы­ли из­вест­ны еще в XVIII ве­ке. Ди­фе­нил­хло­рар­син, так на­зы­ва­е­мый «си­ний крест», счи­тав­ший­ся в им­пе­ри­а­ли­сти­че­скую вой­ну но­вым сред­ством, был от­крыт в 1885 го­ду, а зна­ме­ни­тый иприт (гор­чич­ный газ) как хи­ми­че­ское со­еди­не­ние в нечи­стом ви­де впер­вые по­лу­чен и опи­сан в 1888 го­ду. Од­на­ко от­сут­ствие до­ста­точ­ной ма­те­ри­аль­ной ба­зы, от­сут­ствие со­от­вет­ству­ю­щей хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти и средств и спо­со­бов за­щи­ты соб­ствен­ных войск от дей­ствия БХВ – все это де­ла­ло при­ме­не­ние по­след­них до ми­ро­вой вой­ны невоз­мож­ным». Но в 1899 го­ду на Га­аг­ской мир­ной кон­фе­рен­ции бы­ла при­ня­та декла­ра­ция, за­пре­ща­ю­щая ис­поль­зо­ва­ние сна­ря­дов, име­ю­щих един­ствен­ным на­зна­че­ни­ем рас­про­стра­нять уду­ша­ю­щие или вре­до­нос­ные га­зы. Кон­фе­рен­ция эта, со­зван­ная по ини­ци­а­ти­ве рос­сий­ско­го императора Ни­ко­лая II и от­крыв­ша­я­ся в день его рож­де­ния, но­си­ла ха­рак­тер об­ще­ми­ро­вой. При- нять в ней уча­стие бы­ли при­гла­ше­ны все ев­ро­пей­ские стра­ны, а так­же дру­гие зна­чи­мые ми­ро­вые дер­жа­вы. В вы­ра­бот­ке ито­го­вых до­ку­мен­тов кон­фе­рен­ции при­ни­ма­ли уча­стие пред­ста­ви­те­ли Ав­строВен­грии, Ан­глии, Бель­гии, Гер­ма­нии, Гре­ции, Да­нии, Ис­па­нии, Ита­лии, Ки­тая, Лих­тен­штей­на, Люк­сем­бур­га, Мек­си­ки, Ни­дер­лан­дов, Пер­сии, Пор­ту­га­лии, Рос­сии, Сер­бии, Сиа­ма, США, Тур­ции, Фран­ции, Чер­но­го­рии, Швей­ца­рии, Шве­ции, Японии, а так­же Бол­га­рии, ко­то­рая по на­сто­я­нию Тур­ции не име­ла пра­ва го­ло­са. Де­кла­ра­цию, ка­са­ю­щу­ю­ся хи­ми­че­ско­го ору­жия, прав­да, под­пи­са­ли не все из пред­став­лен­ных на кон­фе­рен­ции го­су­дарств. Ее от­ка­за­лись при­ни­мать Ан­глия и США, что с на­ча­лом ми­ро­вой вой­ны фак­ти­че­ски обес­це­ни­ло и при­ня­тые на се­бя дру­ги­ми стра­на­ми обя­за­тель­ства. Впро­чем, Гер­ма­ния, пер­вая при­ме­нив­шая в хо­де боя отрав­ля­ю­щие ве­ще­ства, на­ста­и­ва­ла на том, что во­об­ще не на­ру­ша­ет за­клю­чен­ных в Га­а­ге до­го­во­рен­но­стей. Де­ло в том, что в га­аг­ской де­кла­ра­ции речь шла о сна­ря­дах, а немец­кие вой­ска ис­поль­зо­ва­ли для рас­про­стра­не­ния га­зов бал­ло­ны.

по­доб­ную ру­гань при­хо­ди­лось слы­шать впер­вые

К на­ча­лу 1915 го­да спе­ци­аль­но­го про­из­вод­ства по из­го­тов­ле­нию уду­ша­ю­щих средств и средств за­щи­ты от них не су­ще­ство­ва­ло ни во Фран­ции, ни в Рос­сии. Но меж­ду ата­кой у Ип­ра и ата­кой в рай­оне Бо­ли­мо­ва про­шло, ка­за­лось бы, до­ста­точ­но вре­ме­ни, что­бы ко­ман­до­ва­ние рус­ских войск осо­зна­ло ре­аль­ность угро­зы при­ме­не­ния нем­ца­ми отрав­ля­ю­щих бо­е­вых ве­ществ. И, на­до при­знать,

опре­де­лен­ные шаги для за­щи­ты от воз­мож­ной хи­ми­че­ской ата­ки пред­при­ни­ма­лись. Как толь­ко ин­фор­ма­ция об ис­поль­зо­ва­нии нем­ца­ми га­зов на фран­цуз­ском фрон­те до­шла до вер­хов­но­го на­чаль­ни­ка са­ни­тар­ной и эва­ку­а­ци­он­ной ча­сти Рос­сий­ской ар­мии прин­ца Алек­сандра Оль­ден­бург­ско­го, он немед­лен­но при­ка­зал за­го­то­вить осо­бые по­вяз­ки на рот, ко­то­рые бы­ли про­пи­та­ны сер­но­ва­ти­сто-на­тро­вой со­лью и мог­ли до неко­то­рой сте­пе­ни предот­вра­тить отрав­ле­ние хло­ром. Эти по­вяз­ки во­вре­мя по­сту­пи­ли в рас­по­ря­же­ние войск, за­ни­мав­ших по­зи­ции на ре­ке Рав­ке, но на­хо­ди­лись в ла­за­ре­те кор­пу­са и не бы­ли роз­да­ны лич­но­му со­ста­ву. «По­те­ри, по­не­сен­ные на­ши­ми вой­ска­ми вслед­ствие неиме­ния над­ле­жа­щих про­ти­во­га­зо­вых предо­хра­ни­тель­ных по­вя­зок, бы­ли гро­мад­ны, – око­ло 7–8 тыс. отрав­лен­ных в од­ну ночь, из ко­то­рых боль­шин­ство умер­ли, – вспо­ми­нал В. Н. Ипа­тьев. – Принц Оль­ден­бург­ский, по­лу­чив­ши извещение об этом со­бы­тии, вы­звал ме­ня к се­бе и пред­ло­жил мне по­ехать с ним в его по­ез­де на фронт для об­сле­до­ва­ния слу­чив­шей­ся га­зо­вой ата­ки. Я со­гла­сил­ся, но ска­зал ему, что дол­жен по­лу­чить раз­ре­ше­ние ве­ли­ко­го кня­зя Сер­гея Ми­хай­ло­ви­ча. В ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров я был вре­мен­но ко­ман­ди­ро­ван в рас­по­ря­же­ние вер­хов­но­го на­чаль­ни­ка са­ни­тар­ной и эва­ку­а­ци­он­ной ча­сти прин­ца Оль­ден­бург­ско­го для вы­яс­не­ния всех об­сто­я­тельств де­ла, для при­ня­тия мер борь­бы про­тив ядо­ви­тых га­зов, а так­же изыс­ка­ния спо­со­бов по­ста­нов­ки у нас на за­во­дах из­го­тов­ле­ния уду­ша­ю­щих средств». Все по­до­бран­ные на фрон­те ап­па­ра­ты и их ча­сти, из ко­то­рых был вы­пу­щен ядо­ви­тый газ, бы­ли до­став­ле­ны в Вар­ша­ву, и имен­но ту­да на­пра­вил­ся спец­по­езд прин­ца. На вок­за­ле в Вар­ша­ве при­быв­ших встре­ча­ли вар­шав­ский ге­не­рал-гу­бер­на­тор Ст­ре­мо­ухов, на­чаль­ник снаб­же­ния За­пад­но­го фрон­та ге­не­рал Н. А. Данилов, са­ни­тар­ный ин­спек­тор Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та, док­тор ме­ди­ци­ны Гю­бе­нет и упол­но­мо­чен­ный Крас­но­го Кре­ста А. И. Гуч­ков. «Принц Оль­ден­бург­ский, вый­дя из ва­го­на и небреж­но по­здо­ро­вав­шись с со­брав­ши­ми­ся на пер­роне, на­чал ру­гать док­то­ра Гю­бе­не­та за его нерас­по­ря­ди­тель­ность по раз­да­че про­ти­во­га­зо­вых по­вя­зок на фрон­те и немед­лен­но от­чис­лил его в за­пас ар­мии, при­ка­зав пе­ре­дать его обя­зан­но­сти А. И. Гуч­ко­ву, – рас­ска­зы­вал Ипа­тьев. – Мне при­шлось в пер­вый раз слы­шать по­доб­ную ру­гань из уст ли­ца, при­над­ле­жав­ше­го к цар­ской фа­ми­лии. Но в ду­ше я созна­вал, что принц был прав».

Бал­ло­ны преж­де при­во­зи­лись из-за гра­ни­цы

Из Вар­ша­вы ко­мис­сия на­пра­ви­лась в став­ку Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го ве­ли­ко­го кня­зя Ни­ко­лая Ни­ко­ла­е­ви­ча, ко­то­рая то­гда на­хо­ди­лась в ле­су око­ло стан­ции Ба­ра­но­ви­чи. Ипа­тьев, до­ло­жив, что нем­ца­ми на Рав­ке был вы­пу­щен хлор из бал­ло­нов, в ко­то­рых он на­хо­дил­ся под дав­ле­ни­ем в жид­ком со­сто­я­нии, за­явил, что в Рос­сии мож­но так­же из­го­то­вить по­доб­ное ко­ли­че­ство жид­ко­го хло­ра на за­во­дах «Лю­би­мов и Соль­вей» и на за­во­де «Элек­трон» в Сла­вян­ске. Прав­да, до­став­ка на фронт пер­вых бал­ло­нов с хло­ром, по мне­нию Ипа­тье­ва, не мог­ла быть осу­ществ­ле­на ра­нее чем че­рез че­ты­ре-пять ме­ся­цев. При­каз немед­лен­но при­сту­пить к за­го­тов­ке уду­ша­ю­щих средств был от­дан. Спер­ва ве­де­ние де­ла га­зо­вой и про­ти­во­га­зо­вой борь­бы пору­чи­ли ве­дом­ству прин­ца Оль­ден­бург­ско­го, но за­тем по­сту­пи­ло рас­по­ря­же­ние о пе­ре­да­че этих пол­но­мо­чий во­ен­но­му ми­ни­стру. В ве­де­нии вер­хов­но­го на­чаль­ни­ка са­ни­тар­ной и эва­ку­а­ци­он­ной ча­сти оста­лись толь­ко сред­ства за­щи­ты. В июле 1915 го­да на­ча­ла свою де­я­тель­ность осо­бая ко­мис­сия по изыс­ка­нию и за­го­тов­ле­нию уду­ша­ю­щих и за­жи­га­тель­ных средств при Глав­ном ар­тил­ле­рий­ском управ­ле­нии (ГАУ) под пред­се­да­тель­ством И. А. Кры­ло­ва, по­мощ­ни­ка на­чаль­ни­ка На­уч­но-тех­ни­че­ской ла­бо­ра­то­рии во­ен­но­го ве­дом­ства. «Но­вый род борь­бы, ка­ким яв­ля­лись ядо­ви­тые удуш­ли­вые га­зы и жид­ко­сти, тре­бо­вал по­ми­мо тео­ре­ти­че­ской раз­ра­бот­ки про­блем и мас­со­вой за­го­тов­ки раз­но­об­раз­ных хи­ми­че­ских про­дук­тов еще и гро­мад­ной ра­бо­ты в об­ла­сти обу­че­ния войск поль­зо­ва­нию но­вым ору­жи­ем и тре­бо­вал со­зда­ния спе­ци­аль­ных ко­манд с боль­шим ко­ли­че­ством спе­ци­аль­но­го тех­ни­че­ско­го иму­ще­ства», – вспо­ми­нал Ипа­тьев. На­зна­чен­ный 24 мая (9 июня) 1915 го­да на­чаль­ни­ком ГАУ ге­не­рал-лей­те­нант А. А. Ма­ни­ков­ский под­чер­ки­вал, что но­вая ко­мис­сия столк­ну­лась с боль­ши­ми труд­но­стя­ми в хо­де со­зда­ния про­из­вод­ства хи­ми­че­ско­го ору­жия в Рос­сии. Про­бле­мы бы­ли и с из­го­тов­ле­ни­ем ме­тал­ли­че­ских бал­ло­нов для жид­ко­го хло­ра, и с ор­га­ни­за­ци­ей про­из­вод­ства са­мо­го хло­ра. По­сле про­ве­ден­ных экс­пер­та­ми изыс­ка­ний ста­ло по­нят­но, что для это­го луч­ше все­го ис­поль­зо­вать про­мыш­лен­ность Фин­лян­дии. Но на­ча­тые в ав­гу­сте 1915 го­да пе­ре­го­во­ры с фин-

лянд­ским се­на­том о пе­ре­обо­ру­до­ва­нии за­во­дов для про­из­вод­ства жид­ко­го хло­ра шли це­лый год. Толь­ко 9 (22) ав­гу­ста 1916 го­да Осо­бое со­ве­ща­ние по обо­роне при­ня­ло ре­ше­ние пе­ре­дать де­ло за­го­тов­ки жид­ко­го хло­ра осо­бой ко­мис­сии, учре­жден­ной при се­на­те. В ко­мис­сию вхо­ди­ли пред­ста­ви­те­ли рус­ско­го пра­ви­тель­ства – Го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля и Хи­ми­че­ско­го ко­ми­те­та. На обо­ру­до­ва­ние двух за­во­дов вы­де­ли­ли 3 200 000 руб­лей. Не уда­лось от име­ю­щих­ся част­ных про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий по­лу­чить и фос­ген, но по дру­гим при­чи­нам. Идея при­ме­не­ния фос­ге­на для сна­ря­же­ния им уду­ша­ю­щих сна­ря­дов по­яви­лась у Ипа­тье­ва, по его соб­ствен­но­му при­зна­нию, еще до немец­кой ата­ки на рос­сий­ские по­зи­ции. В на­ча­ле мая 1915 го­да он от­пра­вил в ГАУ пред­став­ле­ние от­но­си­тель­но за­ка­за ме­ха­ни­че­ско­му за­во­ду Ган­ду­ри­на в Ива­но­во-Воз­не­сен­ске пер­вых 600 пудов фос­ге­на, и в то вре­мя ко­гда нем­цы впер­вые вы­пу­сти­ли на Вар­шав­ском фрон­те уду­ша­ю­щие га­зы, во­всю шли пе­ре­го­во­ры. Но про­мыш­лен­ни­ки уста­нав­ли­ва­ли на жид­кий фос­ген чрез­вы­чай­но вы­со­кую це­ну и не мог­ли при этом га­ран­ти­ро­вать свое­вре­мен­ное вы­пол­не­ние за­ка­зов. В ито­ге, дабы на­ла­дить «ско­рей­шее по­лу­че­ние это­го важ­но­го для обо­ро­ны уду­ша­ю­ще­го сред­ства», ко­мис­сия при ГАУ при­ня­ла ре­ше­ние о том, что нуж­но стро­ить казенный фос­ген­ный за­вод. Он за­ра­бо­тал в По­вол­жье лишь в кон­це 1916 го­да. Во­ен­но-хи­ми­че­ский за­вод для вы­ра­бот­ки хло­ра­це­то­на, вы­зы­ва­ю­ще­го сле­зо­те­че­ние, был ор­га­ни­зо­ван по при­ка­зу Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го в рай­оне Юго-за­пад­но­го фрон­та в июле 1915 го­да. Но этот за­вод спер­ва на­хо­дил­ся в ве­де­нии на­чаль­ни­ка ин­же­нер­ных снаб­же­ний фрон­та и лишь в но­яб­ре 1915 го­да был пе­ре­дан ГАУ, ко­то­рое рас­ши­ри­ло пред­при­я­тие и на­ла­ди­ло там про­из­вод­ство хлор­пик­ри­на. Не су­ще­ство­ва­ло в Рос­сии и про­из­вод­ства бал­ло­нов, ко­то­рые при­ме­ня­лись для про­из­вод­ства ата­ки в ви­де га­зо­во­го об­ла­ка, на­прав­ля­е­мо­го в не­при­я­тель­ские око­пы при по­мо­щи по­пут­но­го вет­ра. Бал­ло­ны ана­ло­гич­ной кон­струк­ции (ам­ми­ач­ные и кис­ло­род­ные) преж­де за­во­зи­лись из-за гра­ни­цы. Уста­нов­ка спе­ци­аль­но­го обо­ру­до­ва­ния на тру­бо­про­кат­ных за­во­дах тре­бо­ва­ла вре­ме­ни, рав­но как и раз­ра­бот­ка спе­ци­аль­ных кол­лек­то­ров-рас­пы­ли­те­лей, ко­то­рые так­же бы­ли впер­вые скон­стру­и­ро­ва­ны толь­ко в хо­де вой­ны.

Принц Оль­ден­бург­ский тор­мо­зил Про­из­вод­ство Про­ти­во­га­зов

Со­здать еди­ное ве­дом­ство, от­ве­ча­ю­щее за все, что ка­са­ет­ся хи­ми­че­ско­го ору­жия и хим­за­щи­ты, в Рос­сии смог­ли толь­ко в 1917 го­ду. Спер­ва 16 ап­ре­ля 1916 го­да бы­ло вы­со­чай­ше утвер­жде­но По­ло­же­ние о со­зда­нии при Глав­ном ар­тил­ле­рий­ском управ­ле­нии Хи­ми­че­ско­го ко­ми­те­та по изыс­ка­нию и за­го­тов­ле­нию взрыв­ча­тых ве­ществ, уду­ша­ю­щих и за­жи­га­тель­ных средств. Он был об­ра­зо­ван «на вре­мя те­ку­щей вой­ны» на ба­зе Ко­мис­сии по за­го­тов­ке взрыв­ча­тых ве­ществ и дол­жен был объ­еди­нить функ­ции, преж­де рас­пре­де­лен­ные по раз­лич­ным учре­жде­ни­ям, ко­то­рые ра­бо­та­ли без долж­ной ко­ор­ди­на­ции уси­лий и без об­ще­го пла­на. Пред­се­да­те­лем Хи­ми­че­ско­го ко­ми­те­та стал Ипа­тьев. Со­глас­но вы­пу­щен­но­му Ипа­тье­вым при­ка­зу № 1 от 23 ап­ре­ля 1916 го­да в ко­ми­те­те бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны от­дел взрыв­ча­тых ве­ществ, от­дел уду­ша­ю­щих средств, от­дел за­жи­га­тель­ных средств и кислотный от­дел. Позд­нее к ним до­ба­вил­ся от­дел № 4 по борь­бе с уду­ша­ю­щи­ми сред­ства­ми. Этот от­дел за­ни­мал­ся и про­ти­во­га­за­ми. Си­ту­а­ция со снаб­же­ни­ем дей­ству­ю­щей ар­мии сред­ства­ми хим­за­щи­ты ослож­ня­лась дол­гое вре­мя тем, что за это от­ве­ча­ло ве­дом­ство прин­ца Оль­ден­бург­ско­го, ко­то­рый вы­сту­пал про­тив внед­ре­ния в мас­со­вое про­из­вод­ство про­ти­во­га­за мо­де­ли Зе­лин­ско­го-Кум­ман­та. Вре­мен­ное по­ло­же­ние о снаб­же­нии войск про­ти­во­га­за­ми бы­ло вве­де­но 14 но­яб­ря 1916 го­да при­ка­зом на­шта­вер­ха (на­чаль­ни­ка шта­ба Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го. – Прим. ред.). Этим при­ка­зом уста­нав­ли­ва­лись нор­мы за­па­сов средств хим­за­щи­ты и опре­де­ля­лось, что ор­га­на­ми, ко­то­рые долж­ны бы­ли снаб­жать про­ти­во­га­за­ми, яв­ля­лись са­ни­тар­ная часть фрон­та и са­ни­тар­ный от­дел шта­ба ар­мии. Лишь 9 де­каб­ря 1916 го­да вы­шел при­каз на­шта­вер­ха о фор­ми­ро­ва­нии фрон­то­вых и ар­мей­ских скла­дов хи­ми­че­ско­го иму­ще­ства, ко­то­рым, в част­но­сти, ре­гла­мен­ти­ро­ва­лись ве­до­мость спе­ци­аль­но­го хи­ми­че­ско­го иму­ще­ства скла­да и схе­ма по­ряд­ка снаб­же­ния войск спе­ци­аль­ным хи­ми­че­ским иму­ще­ством и про­ти­во­га­за­ми. При­ка­зом так­же опре­де­ля­лось по­ло­же­ние о снаб­же­нии войск вспо­мо­га­тель­ным про­ти­во­га­зо­вым иму­ще­ством: гид­ро­пуль­та­ми, ве­ще­ства­ми для пуль­ве­ри­за­ции, улав­ли­ва­те­ля­ми и т. п. Окон­ча­тель­ное объ­еди­не­ние всех от­рас­лей, свя­зан­ных с га­зо­вой вой­ной, про­изо­шло толь­ко в мар­те 1917 го­да. При­ка­зом на­шта­вер­ха от 14 мар­та от­ря­ды для обу­че­ния войск про­ти­во­га­зо­вой борь­бе бы­ли пе­ре­да­ны из под­чи­не­ния на­чаль­ни­ку са­ни­тар­но­го от­де­ла шта­ба ар­мии в ве­де­ние за­ве­ду­ю­ще­го сред­ства­ми хи­ми­че­ской борь­бы в ар­мии. С это­го мо­мен­та за все от­ве­ча­ло од­но – ар­тил­ле­рий­ское – ве­дом­ство.

Рус­ские са­ни­та­Ры в пРедо­хРа­ни­тель­ных мас­ках

сол­дат в гос­пи­та­ле по­сле отРав­ле­ния ипРи­том

немец­кие сол­да­ты, го­то­вые к хи­м­а­та­ке

На­ча­ло Немец­кой га­зо­бал­лоН­Ной ата­ки На во­сточ­Ном фроН­те

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.