ПЕ­РИ­ОД ПОЛУРАСПАДКА

При­ход­ские свя­щен­ни­ки пре­вра­ща­ют­ся в ма­ши­ны для до­бы­ва­ния де­нег

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Дмит­рий РУД­НЕВ

Разу­круп­не­ние епар­хий, лег­шее в ос­но­ву иду­ще­го пол­ным хо­дом ре­фор­ми­ро­ва­ния РПЦ, мо­жет при­ве­сти к еще боль­ше­му уси­ле­нию цер­ков­ной бю­ро­кра­тии и пре­вра­ще­нию при­ход­ских свя­щен­ни­ков в ма­ши­ны для за­ра­ба­ты­ва­ния де­нег цер­ков­ным иерар­хам. Свя­щен­ни­кам ста­но­вит­ся не до вос­ста­нов­ле­ния церк­вей, со­зда­ния вос­крес­ных школ и во­лон­тер­ских служб. Все это с успе­хом мо­жет за­ме­нить бу­маж­ная от­чет­ность, бу­ма­га все стер­пит. Впро­чем, так же как и рус­ский поп. Об этом – в рас­сле­до­ва­нии «Со­вер­шен­но сек­рет­но» .

В Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви пол­ным хо­дом идет са­мый гло­баль­ный процесс ре­фор­ми­ро­ва­ния за всю ее ты­ся­че­лет­нюю ис­то­рию. На­зы­ва­ет­ся он «разу­круп­не­ние епар­хий». Как эти пе­ре­ме­ны ска­зы­ва­ют­ся на церк­ви, на­чи­ная с ее власт­ных ин­сти­ту­тов и за­кан­чи­вая ря­до­вы­ми при­хо­да­ми, – в рас­сле­до­ва­нии «Со­вер­шен­но сек­рет­но». а очень ко­рот­кое вре­мя, все­го за па­ру де­сят­ков лет, Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь ока­за­лась в со­вер­шен­но непри­выч­ных для се­бя усло­ви­ях. Два с лиш­ним ве­ка Си­но­даль­но­го пе­ри­о­да, на­чав­ше­го­ся с ре­форм Пет­ра I, ко­гда цер­ковь бы­ла про­сто ми­ни­стер­ством по го­су­дар­ствен­ной идео­ло­гии, по­чти мо­мен­таль­но сме­ни­лись дик­та­ту­рой ком­му­ни­сти­че­ской вла­сти, при ко­то­рой свя­щен­ник без осо­бо­го раз­ре­ше­ния не имел пра­ва да­же по­кра­сить за­бор во­круг хра­ма. Та­ким об­ра­зом, по­чти 300 лет рус­ская цер­ковь жи­ла в нево­ле.

Кух­ня цер­ков­ной по­ли­ти­ки

И вот в на­ча­ле 1990-х цер­ковь ока­за­лась предо­став­ле­на са­мой се­бе и по­лу­чи­ла пра­во ве­сти соб­ствен­ную по­ли­ти­ку без оглядки на ко­го бы то ни бы­ло. И тут про­изо­шло са­мое стран­ное из то­го, что во­об­ще мог­ло слу­чить­ся: цер­ковь сде­ла­ла свою ре­аль­ную по­ли­ти­ку тай­ной за се­мью пе­ча­тя­ми. Да, есть мно­же­ство сай­тов, мно­же­ство бу­маж­ных из­да­ний, в ко­то­рых дос­ко­наль­но про­пи­сы­ва­ет­ся все, что го­во­рят офи­ци­аль­ные ли­ца церк­ви, пуб­ли­ку­ют­ся все до­ку­мен­ты, но это во мно­гом шир­ма, скры­ва­ю­щая на­сто­я­щую кух­ню цер­ков­ной по­ли­ти­ки. Ре­ли­гио­ве­ды, по­ли­то­ло­ги и жур­на­ли­сты вы­ужи­ва­ют дей­стви­тель­но ин­те­рес­ную ин­фор­ма­цию или меж­ду строч­ка­ми офи­ци­аль­ных со­об­ще­ний, или по­лу­ча­ют ее от зна­ко­мых из цер­ков­ной сре­ды, ко­то­рые хоть немно­го по­свя­ще­ны в тай­ны «мад­рид­ско­го дво­ра». Но ча­ще все­го при­хо­дит­ся иметь де­ло с про­цес­са­ми, ко­то­рые уже идут пол­ным хо­дом и с оче­вид­но­стью ко­то­рых уже труд­но спо­рить. И вот, ко­гда уже все ре­ше­ния при­ня­ты и ак­тив­но пре­тво­ря­ют­ся в жизнь – имен­но то­гда они и ста­но­вят­ся до­сто­я­ни­ем об­ще­ствен­но­сти. Так же бы­ло и с так на­зы­ва­е­мым разу­круп­не­ни­ем епар­хий. Пер­вый шаг в этом на­прав­ле­нии со­сто­ял­ся в да­ле­ком 2009 го­ду, ко­гда Чи­тин­скую и За­бай­каль­скую епар­хию по­де­ли­ли на две ча­сти. То­гда ни­кто не при­дал это­му зна­че­ния. Процесс разу­круп­не­ния ма­лень­ки­ми ша­жоч­ка­ми шел все­гда. Ес­ли от­крыть пра­во­слав­ный цер­ков­ный ка­лен­дарь, ска­жем, за 1998 и 2004 го­ды, то мож­но уви­деть, что за ука­зан­ный пе­ри­од ко­ли­че­ство епар­хий на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции уве­ли­чи­лось с 64 до 68. То есть при пат­ри­ар­хе Алек­сии II из од­ной епар­хии де­ла­ли две в сред­нем раз в два го­да. Но ко­гда в 2011 го­ду бы­ли по­де­ле­ны 16 епар­хий так, что на цер­ков­ной кар­те Рос­сии по­яви­лось 28 но­вых об­ра­зо­ва­ний, ста­ло по­нят­но – это на­ча­ло но­во­го и гло­баль­но­го про­цес­са. Де­ле­ние про­хо­ди­ло не ра­зом, а на за­се­да­ни­ях Свя­щен­но­го си­но­да, ко­то­рые про­во­дят­ся обыч­но око­ло пя­ти раз в год. Пер­вое за­яв­ле­ние о том, что в церк­ви на­чал­ся процесс разу­круп­не­ния епар­хий, бы­ло сде­ла­но пат­ри­ар­хом Ки­рил­лом 27 июля 2011 го­да, по­сле вто­ро­го за­се­да­ния Си­но­да, ко­гда семь епар­хий уже бы­ли раз­де­ле­ны на 20 ча­стей. При этом вит­ки, но­вые эта­пы и гло­баль­ные пла­ны Пат­ри­ар­хии ока­зы­ва­ют­ся сюрпризом не толь­ко для свет­ско­го ми­ра, но и для по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства иерар­хов. Так, од­ной из пер­вых бы­ла раз­де­ле­на Ека­те­рин­бург­ская епар­хия, воз­глав­ляв­ша­я­ся на тот мо­мент очень ува­жа­е­мым в церк­ви мит­ро­по­ли­том Ви­кен­ти­ем (Мо­ра­рем). В день это­го со­бы­тия вла­ды­ка Ви­кен­тий ска­зал ураль­ским жур­на­ли­стам бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Я ду­мал, что о раз­де­ле­нии епар­хии со мной по­со­ве­ту­ют­ся. Но это­го не про­изо­шло. Я да­же не знал, что та­кое ре­ше­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся Си­но­дом». При этом со­вер­шен­но непра­виль­но счи­тать, что вла­ды­ка Ви­кен­тий по­пал в опа- лу или неми­лость со сто­ро­ны пат­ри­ар­ха. На­про­тив, он, что на­зы­ва­ет­ся, по­шел в го­ру. Ему был до­ве­рен Сред­не­ази­ат­ский мит­ро­по­ли­чий округ с пра­вом про­ве­де­ния соб­ствен­но­го Си­но­да, что де­ла­ет мит­ро­по­ли­та пред­сто­я­те­лем по­чти ав­то­ке­фаль­ной, то есть по­чти неза­ви­си­мой от Моск­вы, церк­ви. Бо­лее то­го, по­сле тех со­бы­тий вла­ды­ка Ви­кен­тий был удо­сто­ен еще и по­сто­ян­ным член­ством в Свя­щен­ном си­но­де всей РПЦ, и вы­ше него на иерар­хи­че­ской лест­ни­це цер­ков­ной ад­ми­ни­стра­ции на­хо­дят­ся все­го лишь че­ты­ре-пять че­ло­век во гла­ве с пат­ри­ар­хом. Внут­ри церк­ви по­сте­пен­но при­вык­ли, что ре­ше­ния вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся лич­но пат­ри­ар­хом Ки­рил­лом с уча­сти­ем несколь­ких осо­бен­но при­бли­жен­ных к Свя­тей­ше­му иерар­хов, сре­ди ко­то­рых сле­ду­ет преж­де все­го наз­вать Во­ло­ко­лам­ско­го мит­ро­по­ли­та Ил­ла­ри­о­на (Ал­фе­е­ва), гла­ву от­де­ла внеш­них цер­ков­ных свя­зей Пат­ри­ар­хии и, ес­ли то­го тре­бу­ют об­сто­я­тель­ства, несколь­ких при­вле­чен­ных к ре­ше­нию дан­но­го кон­крет­но­го во­про­са про­филь­ных спе­ци­а­ли­стов. Чле­ны Си­но­да, Ар­хи­ерей­ско­го со­бо­ра и дру­гих ор­га­нов, от ко­то­рых за­ви­сит при­ня­тие ре­ше­ний, про­сто по­лу­ча­ют на стол па­кет до­ку­мен­тов, для утвер­жде­ния ко­то­рых на­до все­го-то под­нять ру­ку.

пра­во­слав­ная ре­фор­ма­ция

Про­ис­хо­дя­щий ныне и дав­но за­ду­ман­ный пат­ри­ар­хом процесс разу­круп­не­ния дей­стви­тель­но гло­ба­лен. На дан­ный мо­мент про­изо­шло 60 де­ле­ний ста­рых епар­хий, в ре­зуль­та­те ко­то­рых по­яви­лась 101 но­вая епи­скоп­ская ка­фед­ра. Для то­го что­бы объ­яс­нить, что про­ис­хо­дит, возь­мем как ана­ло­гию си­сте­му го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Так же, как на­ша стра­на со­сто­ит из субъ­ек­тов Фе­де­ра­ции, кра­ев, рес­пуб­лик, об­ла­стей, Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь со­сто­ит из епар­хий. Во гла­ве каж­дой сто­ит епи­скоп, архиепископ или мит­ро­по­лит. Он пол­но­стью ве­да­ет все­ми сто­ро­на­ми ду­хов­ной жиз­ни всех пра­во­слав­ных, жи­ву­щих на вве­рен­ной ему тер­ри­то­рии. Толь­ко он впра­ве освя-

Ес­ли оце­ни­вать про­ис­хо­дя­щее со сто­ро­ны, то оче­вид­но, что пат­ри­арх тя­го­тит­ся окру­же­ни­ем «кня­зей церк­ви». По пра­во­слав­ным ка­но­нам он – пра­вя­щий ар­хи­ерей столь­но­го гра­да Моск­вы и лишь пер­вый сре­ди рав­ных ему епи­ско­пов. Ко­гда этих епи­ско­пов несколь­ко де­сят­ков, то эта «рав­ность» слиш­ком уж ощу­ти­ма, и в первую оче­редь са­ми­ми епи­ско­па­ми. А ко­гда счет ар­хи­ере­ев идет на сот­ни, зна­чи­мость пат­ри­ар­ше­го са­на уве­ли­чи­ва­ет­ся мно­го­крат­но.

щать церк­ви, да­вать доб­ро на по­яв­ле­ние но­вых при­хо­дов, от­кры­тие мо­на­сты­рей, ру­ко­по­ла­гать свя­щен­ни­ков, на­зна­чать их в тот или иной храм. Цер­ков­ный суд, да­же раз­ре­ше­ния на по­втор­ные бра­ки – все это на­хо­дит­ся в ве­де­нии пра­вя­ще­го ар­хи­ерея. Имен­но по­это­му епи­ско­пов неред­ко на­зы­ва­ют кня­зья­ми церк­ви. В сво­ей епар­хии они воль­ны каз­нить и ми­ло­вать. И ни­кто, да­же пат­ри­арх, не мо­жет от­ме­нить ре­ше­ние пра­вя­ще­го ар­хи­ерея в пре­де­лах его епар­хии. И уже то, что ре­фор­ма вы­нуж­да­ет кня­зей церк­ви «по­тес­нить­ся», го­во­рит о мно­гом. Но процесс разу­круп­не­ния на­зре­вал дав­но. – Я пом­ню вы­ступ­ле­ние ныне по­кой­но­го, но очень из­вест­но­го цер­ков­но­го ис­то­ри­ка Вла­ди­ми­ра Махна­ча, ко­то­рый еще в кон­це 1980-х го­во­рил о том, что нуж­но со­зда­вать в рус­ской церк­ви как мож­но боль­ше но­вых епар­хий, – рас­ска­зал «Со­вер­шен­но сек­рет­но» ре­ли­гио­вед и пуб­ли­цист Мак­сим Шевченко. – Ко­неч­но, огром­ные епар­хии на про­сто­рах Си­би­ри, Ура­ла, юга Рос­сии – это пе­ре­жи­ток Си­но­даль­но­го пе­ри­о­да, ко­гда о на­сто­я­щем окорм­ле­нии (про­ис­хо­дит от сло­ва «корма» – ме­сто на судне, где уста­нав­ли­вал­ся руль и от­ку­да корм­чий управ­лял ко­раб­лем. – Прим. ред.) ве­ру­ю­щих им­пер­ские вла­сти ма­ло за­бо­ти­лись. Мне ка­жет­ся, здесь нам на­до брать при­мер с ка­то­ли­ков. Око­ло 30 лет на­зад я ра­бо­тал над ма­те­ри­а­лом о ка­то­ли­че­ской церк­ви в При­бал­ти­ке, и, пу­те­ше­ствуя по тем ме­стам, за­ез­жа­ешь в ка­кой-ни­будь го­ро­док, око­ло кир­хи ко­па­ет­ся му­жи­чок, ты спра­ши­ва­ешь: «А где мож­но най­ти ва­ше­го епи­ско­па?» Он го­во­рит: «А, да, сей­час», убе­га­ет и че­рез де­сять ми­нут по­яв­ля­ет­ся пе­ред то­бой в епи­скоп­ской су­тане. И мне как чле­ну пра­во­слав­ной церк­ви очень хо­чет­ся, что­бы и у нас бы­ла та­кая же си­ту­а­ция, что­бы и на­ши епис­ко­пы ста­ли та­ки­ми же близ­ки­ми к цер­ков­но­му на­ро­ду людь­ми. Мак­сим Шевченко от­ме­тил, что идея разу­круп­не­ния епар­хий Рус­ской церк­ви воз­ни­ка­ла как раз то­гда, ко­гда цер­ковь осво­бож­да­лась от го­су­дар­ствен­но­го дав­ле­ния. Так, на со­бо­ре 1917–1919 го­дов эта идея озву­чи­ва­лась неод­но­крат­но.

Вид свер­ху

В Пат­ри­ар­хии необ­хо­ди­мость разу­круп­не­ния объ­яс­ня­ют тем, что та­ким об­ра­зом епи­скоп на­чи­на­ет дей­стви­тель­но кон­тро­ли­ро­вать жизнь соб­ствен­ной епар­хии. По сло­вам ар­хи­манд­ри­та Сав­вы (Ту­ту­но­ва), «в неболь­шой епар­хии пра­вя­щий ар­хи­ерей лич­но зна­ет каж­до­го кли­ри­ка, что сей­час бы­ва­ет неча­сто. Со­от­вет­ствен­но, каж­дый кли­рик мо­жет лич­но об­щать­ся с ар­хи­ере­ем, и, как след­ствие, ар­хи­ерей мо­жет бо­лее де­таль­но вни­кать в жизнь каж­до­го при­хо­да». Управ­ля­ю­щий де­ла­ми Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии мит­ро­по­лит Санкт-Пе­тер­бург­ский и Ла­дож­ский Вар­со­но­фий, в чьем ве­де­нии на­хо­дит­ся во­прос ад­ми­ни­стра­тив­но­го устрой­ства церк­ви, во вре­мя на­ча­ла про­цес­са разу­круп­не­ния за­ни­мал Са­ран­скую ка­фед­ру. Он был од­ним из пер­вых ар­хи­ере­ев РПЦ, ко­то­рый сам пред­ло­жил Си­но­ду раз­де­лить вве­рен­ную ему епар­хию. В од­ном из сво­их ин­тер­вью за 2011 год он ска­зал: «Ес­ли ар­хи­ерей за год по­се­ща­ет 50–60 при­хо­дов, то за два го­да он смо­жет по­се­тить все при­хо­ды сво­ей епар­хии. Не зай­ти, про­ез­жая ми­мо, а имен­но при­е­хать и по­слу­жить. Раз в два го­да объ­е­хать все при­хо­ды – это очень хо­ро­шо. Ду­маю, в епар­хии мо­жет быть и мень­ше 100 при­хо­дов, то­гда ра­бо­та бу­дет еще бо­лее эф­фек­тив­ной». Из этих слов управ­ля­ю­ще­го де­ла­ми Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии мож­но вы­ве­сти сле­ду­ю­щие за­клю­че­ния. Ес­ли сей­час на тер­ри­то­рии Рос­сии на­хо­дит­ся око­ло 30 тыс. при­хо­дов, то ко­ли­че­ство епар­хий долж­но уве­ли­чить­ся при­мер­но до 300. На се­го­дняш­ний мо­мент на тер­ри­то­рии Рос­сии су­ще­ству­ет 169 епар­хий, и, воз­мож­но, еще по­явит­ся око­ло 130. Про­тив­ни­ки разу­круп­не­ния го­во­ри­ли: идеальное ко­ли­че­ство епар­хий – по ко­ли­че­ству субъ­ек­тов Фе­де­ра­ции, ведь ес­ли на тер­ри­то­рии об­ла­сти есть один епи­скоп, то это под­ни­ма­ет его ав­то­ри­тет в гла­зах мест­ной вла­сти, то­го же гу­бер­на­то­ра, а ес­ли у гу­бер­на­то­ра три епи­ско­па – это уже со­всем дру­гой уро­вень от­но­ше­ний. Эта про­бле­ма бы­ла ре­ше­на до­воль­но изящ­ным спо­со­бом: бы­ли учре­жде­ны мит­ро­по­лии. К при­ме­ру, Крас­но­яр­ская епар­хия рас­по­ла­га­лась на всей тер­ри­то­рии Крас­но­яр­ско­го края, сей­час там на­хо­дят­ся че­ты­ре епар­хии – непо­сред­ствен­но са­ма Крас­но­яр­ская, Ени­сей­ская, Кан­ская и Но­риль­ская. У каж­дой из них есть свой пра­вя­щий ар­хи­ерей, но Крас­но­яр­скую епар­хию воз­глав­ля­ет мит­ро­по­лит, под чьим кон­тро­лем дей­ству­ют мест­ные епис­ко­пы. Пат­ри­арх объ­яс­нил суть это­го пре­об­ра­зо­ва­ния та­ким об­ра­зом: «Ка­но­ни­че­ски мит­ро­по­лит есть стар­ший со­брат – стар­ший епи­скоп в мит­ро­по­лии. Он при­зван доб­рым со­ве­том по­мо­гать млад­шим епи- ско­пам управ­лять епар­хи­я­ми, за­бо­тить­ся о пастве всей сво­ей мит­ро­по­лии. Кро­ме то­го, ре­ги­о­наль­ным го­су­дар­ствен­ным вла­стям за­ча­стую на по­ря­док слож­нее вза­и­мо­дей­ство­вать с каж­дой епар­хи­ей по от­дель­но­сти. По­это­му мит­ро­по­ли­там по­ру­че­но так­же ко­ор­ди­ни­ро­вать диа­лог ру­ко­водств под­ве­дом­ствен­ных епар­хий с вла­стя­ми субъ­ек­тов Фе­де­ра­ции».

Вид сбо­ку

Ес­ли оце­ни­вать про­ис­хо­дя­щее со сто­ро­ны, то оче­вид­но, что пат­ри­арх тя­го­тит­ся окру­же­ни­ем «кня­зей церк­ви». По пра­во­слав­ным ка­но­нам он – пра­вя­щий ар­хи­ерей столь­но­го гра­да Моск­вы и лишь пер­вый сре­ди рав­ных ему епи­ско­пов. Ко­гда этих епи­ско­пов несколь­ко де­сят­ков, то эта «рав­ность» слиш­ком уж ощу­ти­ма, и в первую оче­редь са­ми­ми епи­ско­па­ми. А ко­гда счет ар­хи­ере­ев идет на сот­ни, зна­чи­мость пат­ри­ар­ше­го са­на уве­ли­чи­ва­ет­ся мно­го­крат­но. При этом со­зда­ет­ся ви­ди­мость то­го, что под­ня­ли пре­стиж са­на мит­ро­по­ли­та. Ес­ли преж­де, кро­ме бе­ло­го кло­бу­ка и го­лу­бой ман­тии (сим­во­лы от­ли­чия мит­ро­по­ли­та – Прим. ред.), он, по су­ти, ни­че­го не да­вал, то те­перь в его «под­чи­не­нии» на­хо­дят­ся два-три епи­ско­па. Од­на­ко под­чи­не­ние это чи­сто но­ми­наль­ное. Все ре­ше­ния ад­ми­ни­стра­тив­ных, управ­лен­че­ских, а глав­ное – фи­нан­со­вых во­про­сов оста­ет­ся за мест­ным ар­хи­ере­ем. В то же вре­мя в ре­зуль­та­те разу­круп­не­ния епар­хий ав­то­ри­тет Рус­ской церк­ви в гла­зах ми­ро­во­го пра­во­сла­вия су­ще­ствен­но воз­рас­та­ет. На тер­ри­то­рии Гре­ции су­ще­ству­ет Эл­лад­ская по­мест­ная цер­ковь. В ее со­ста­ве 81 епар­хия. А на мо­мент 2004 го­да на тер­ри­то­рии Рос­сии на­хо­ди­лось все­го 68 епар­хий, то есть на 17 мень­ше, чем в ма­лю­сень­кой Гре­ции! При этом рус­ская цер­ковь счи­та­ет­ся пя­той по стар­шин­ству в пра­во­слав­ном ми­ре, а эл­лад­ская – один­на­дца­той. Ко­неч­но, Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии толь­ко в Рос­сии на­до иметь не ме­нее 300 епар­хий. От­дель­ная те­ма – оби­жен­ные иерар­хи, у ко­то­рых вслед за утра­та­ми тер­ри­то­рий со­кра­ща­ют­ся и до­хо­ды. Но тут на­до от­дать долж­ное си­сте­ме цер­ков­но­го управ­лен­че­ско­го ап­па­ра­та. По уста­ву Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви каж­дый епи­скоп по до­сти­же­нии 75-лет­не­го воз­рас­та дол­жен по­да­вать Си­но­ду про­ше­ние о «по­чис­ле­нии на по­кой», то есть о свое­об­раз­ном ухо­де от дел, как бы на пен­сию. До на­ча­ла 2000-х толь­ко смерть мог­ла раз­лу­чить епи­ско­па с епар­хи­ей. Да, все пре­ста­ре­лые епис­ко­пы дис­ци­пли­ни­ро­ван­но каж­дый год по­да­ва­ли про­ше­ния, но Си­нод их не удо­вле­тво­рял, и епис­ко­пы про­дол­жа­ли ру­ко­во­дить сво­и­ми епар­хи­я­ми. И вот од­на­ж­ды цер­ковь вско­лых­ну­ло из­ве­стие. Си­нод удо­вле­тво­рил про­ше­ние по по­чис­ле­нии на по­кой, по­том еще од­но, и еще, и еще. Спер­ва это бы­ло по­во­дом для неболь­шо­го внут­ри­цер­ков­но­го скан­даль­чи­ка, но сей­час ста­ло вполне усто­яв­шей­ся прак­ти­кой. Кста­ти, в те вре­ме­на злые язы­ки по­го­ва­ри­ва­ли, что ре­ше­ние об удо­вле­тво­ре­нии про­ше­ний пре­ста­ре­лых епи­ско­пов про­да­вил то­гдаш­ний гла­ва от­де­ла внеш­них цер­ков­ных свя­зей мит­ро­по­лит Ки­рилл, яв­ля­ю­щий­ся се­год­ня на­шим пат­ри­ар­хом… Так, ко­гор­та епи­ско­пов, еще пом­ня­щих, что та­кое воль­гот­ное управ­ле­ние епар­хи­ей раз­ме­ром с об­ласть или да­же край, по­сто­ян­но умень­ша­ет­ся. По­чти на каж­дом за­се­да­нии Си­но­да на по­кой от­прав­ля­ют че­ло­ве­ка-дру­го­го. В то же вре­мя ко­ли­че­ство но­вых, мо­ло­дых епи­ско­пов год от го­да рас­тет. Так, толь­ко в 2013 го­ду в церк­ви бы­ло со­вер­ше­но 25 епи­скоп­ских хи­ро­то­ний. На­сколь­ко по­лез­ны для церк­ви та­кие пре­об­ра­зо­ва­ния – по это­му во­про­су «Со­вер­шен­но сек­рет­но» об­ра­ти­лось за ком­мен­та­ри­ем к оте­че­ствен­но­му ре­ли­гио­ве­ду, ве­ду­ще­му на­уч­но­му со­труд­ни­ку Цен­тра по изу­че­нию про­блем ре­ли­гии и об­ще­ства Ин­сти­ту­та Ев­ро­пы РАН Ро­ма­ну Лун­ки­ну. – Ес­ли оце­ни­вать сред­нюю тем­пе­ра­ту­ру по боль­ни­це, то со­зда­ние де­сят­ков но­вых епар­хий бла­го­твор­но ска­за­лось на раз­ви­тии цер­ков­ной жиз­ни, – по­яс­нил для «Со­вер­шен­но сек­рет­но» экс­перт. – По­яви­лось но­вое, мо­ло­дое по­ко­ле­ние епи­ско­пов, в лю­бом слу­чае бо­лее со­вре­мен­ное, с мень­шим ко­ли­че­ством фо­бий и сте­рео­ти­пов, чем по­ко­ле­ние епи­ско­пов 1980– 1990-х. Но­вый епи­скоп – это все­гда но­вые про­ек­ты, ини­ци­а­ти­вы, в за­ви­си­мо­сти от лич­но­сти епи­ско­пов – под­держ­ка су­ще­ству­ю­щих уже в ре­ги­о­нах твор­че­ских про­ек­тов, свя­щен­ни­ков, ми­рян. Это по­чти все­гда неко­то­рое во­оду­шев­ле­ние ве­ру­ю­щих и, без­услов­но, бес­по­кой­ство ря­до­во­го ду­хо­вен­ства, бес­прав­но­го пе­ред во­лей ар­хи­ерея, ожи­да­ю­ще­го пе­ре­ме­ще­ний, стра­ха пе­ред тем, сра­бо­та­ет­ся ли свя­щен­ник с но­вым епи­ско­пом или нет. Как по­ка­за­ла практика, в боль­шин­стве слу­ча­ев на­зна­че­ния епи­ско­пов не при­во­ди­ли к стаг­на­ции цер­ков­ной жиз­ни или же воз­му­ще­нию вла­стей и ве­ру­ю­щих, тем бо­лее что мо­ло­до­му или уже не очень епи­ско­пу на­до сра­зу по­ка­зать ка­кую-ли­бо ра­бо­ту, от­чи­тать­ся пе­ред мит­ро­по­ли­том. По­ка­зать, что он не зря слу­шал кур­сы для ар­хи­ере­ев при Об­ще­цер­ков­ной ас­пи­ран­ту­ре (ко­то­рые ста­ли эле­мен­том и вос­пи­та­ния, и от­но­си­тель­но­го кон­тро­ля де­я­тель­но­сти ар­хи­ере­ев). Но есте­ствен­но­му раз­ви­тию куль­тур­ных, об­ра­зо­ва­тель­ных про­ек­тов, об­щин­ной жиз­ни при но­вых ар­хи­ере­ях тут же про­ти­во­сто­ят их вра­ги – бю­ро­кра­ти­за­ция цер­ков­ной жиз­ни, боль­ший кон­троль над бе­лым ду­хо­вен­ством – при­ход­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми, к ним епи­скоп уж точ­но стал бли­зок, к при­хо­жа­нам от­но­си­тель­но – толь­ко в том слу­чае, ес­ли епи­скоп смог уве­ли­чить ко­ли­че­ство ве­ру­ю­щих, сам при­влек мо­ло­дежь. Ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние но­вых епи­ско­пов в це­лом не ста­ло зна­чи­мой про­бле­мой ни для вла­стей, ни для ве­ру­ю­щих, а с при­хо­дов, ко­неч­но, ка­кая-то часть до­хо­дов ста­ла ухо­дить на но­вую епар­хию. Под од­ну гре­бен­ку не сто­ит всех гре­сти – од­ни епис­ко­пы плы­вут по те­че­нию, дру­гие неожи­дан­но про­яв­ля­ют се­бя как яр­кие об­ще­ствен­ные де­я­те­ли, да и при­о­ри­те­ты у всех раз­ные в раз­ви­тии цер­ков­ной жиз­ни. У од­но­го мо­на­сты­ри и шко­лы, у дру­го­го со­ци­аль­ные про­ек­ты и об­щин­ная жизнь. Мне­ние Ро­ма­на Лун­ки­на под­дер­жи­ва­ет и Мак­сим Шевченко. По его сло­вам, по­яви­лось мно­го епи­ско­пов, ко­то­рые дей­стви­тель­но идут к лю­дям, са­ми со­вер­ша­ют огла­си­тель­ные бе­се­ды для взрос­лых, го­то­вя­щих­ся при­нять кре­ще­ние, хо­дят

в боль­ни­цы, дет­ские до­ма, до­ма пре­ста­ре­лых. – Са­мое глав­ное, что это ле­жит в тра­ди­ци­он­ной ос­но­ве слу­же­ния на­сто­я­ще­го рус­ско­го епи­ско­па, – ска­зал «Со­вер­шен­но сек­рет­но» ре­ли­гио­вед. – Тот же вла­ды­ка Вар­со­но­фий, ко­то­рый, за­ни­мая вы­со­кую долж­ность в Пат­ри­ар­хии, пол­но­стью от­крыт лю­дям и уде­ля­ет про­стым ми­ря­нам мас­су сво­е­го лич­но­го вре­ме­ни. Мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий и Ко­ло­мен­ский Ювеналий, ко­то­рый бук­валь­но но­га­ми об­хо­дил все вве­рен­ное ему Подмосковье и лич­но зна­ет каж­до­го сво­е­го свя­щен­ни­ка. И все это епис­ко­пы, так ска­жем, ста­рой фор­ма­ции, и это за­ме­ча­тель­ный при­мер но­вым, мо­ло­дым ар­хи­ере­ям. Но ко­гда процесс разу­круп­не­ния епар­хий толь­ко на­чи­нал­ся, из­вест­ный цер­ков­ный пуб­ли­цист про­то­ди­а­кон Ан­дрей Ку­ра­ев за­дал­ся во­про­сом: ес­ли Пат­ри­ар­хия де­ла­ет это для то­го, что­бы епи­скоп стал бли­же к на­ро­ду, есть ли уве­рен­ность, что на­род не ужас­нет­ся, уви­дев вбли­зи неко­то­рых из на­ших епи­ско­пов? И отец Ан­дрей ока­зал­ся во мно­гом прав. Так, ме­сяц на­зад 28 ап­ре­ля в Крас­но­сло­бод­ском рай­оне Рес­пуб­ли­ки Мор­до­вия про­изо­шло ДТП. Но­вый ав­то­мо­биль Toyota Land Cruiser 200, куп­лен­ный за несколь­ко дней до это­го за 4,3 млн руб­лей, на бе­ше­ной ско­ро­сти вы­ле­тел на обо­чи­ну до­ро­ги. От уда­ра си­дев­шую на пе­ред­нем пас­са­жир­ском ме­сте мест­ную жи­тель­ни­цу Еле­ну Ру­мян­це­ву вы­бро­си­ло че­рез ок­но. «Скорая» увез­ла ее в боль­ни­цу, вра­чи ди­а­гно­сти­ро­ва­ли пе­ре­лом по­зво­ноч­ни­ка и по­вре­жде­ния моз­го­вой обо­лоч­ки. Это происшествие бы­ло бы од­ним из де­сят­ков и со­тен дру­гих, еже­днев­но про­ис­хо­дя­щих на до­ро­гах Рос­сии, ес­ли бы не од­но «но». За ру­лем вне­до­рож­ни­ка си­дел его вла­де­лец, быв­ший бла­го­чин­ный церк­вей Крас­но­сло­бод­ско­го цер­ков­но­го окру­га, а ныне епи­скоп Ко­сто­мукш­ский и Кем­ский Иг­на­тий (Та­ра­сов). При­об­ре­тя до­ро­го­сто­я­щую ма­ши­ну, вла­ды­ка ре­шил съез­дить в го­сти к сво­ей быв­шей при­хо­жан­ке и от­пра­вил­ся из Ка­ре­лии в Мор­до­вию. В го­стях он и его спут­ни­ки ото­бе­дав, по­е­ха­ли ве­се­лить­ся. По­сле жирной точ­ки, за­вер­шив­шей чад ку­те­жа, ви­ну за про­ис­шед­шее ста­ли брать на се­бя то один, то дру­гой спут­ни­ки епи­ско­па. В кон­це кон­цов, ко­гда ста­ло по­нят­но, что по­стра­дав­шая в ДТП Ру­мян­це­ва вы­жи­вет, с по­вин­ной в ГИБДД явил­ся сам епи­скоп. А вот ес­ли бы это происшествие ока­за­лось с ле­таль­ным ис­хо­дом, то епи­скоп мог бы ли­шить­ся за это са­на. Имен­но по­это­му он упро­сил сво­их при­я­те­лей, что­бы они бра­ли ви­ну на се­бя. А сей­час все нор­маль­но, Ру­мян­це­ва бу­дет жить, а вла­ды­ка Иг­на­тий слу­жить. Это да­ле­ко не пер­вый скан­дал в жиз­ни епи­ско­па Иг­на­тия, до­ста­точ­но вбить в по­ис­ко­вик его мир­ское имя Алек­сей Та­ра­сов вме­сте со сло­ва­ми «Санкт-Пе­тер­бург­ская ду­хов­ная ака­де­мия» – и мож­но мно­гое узнать про стиль жиз­ни это­го че­ло­ве­ка. При­чи­на то­го, что по­доб­ные лю­ди за­ни­ма­ют клю­че­вые ме­ста в церк­ви, за­клю­ча­ет­ся в са­мой си­сте­ме цер­ков­но­го управ­ле­ния.

Вид сни­зу

Каж­дый но­во­ру­ко­по­ло­жен­ный епи­скоп бе­рет­ся не из про­бир­ки. Он дол­гие го­ды жил, учил­ся и ра­бо­тал в церк­ви. И с мла­дых ног­тей впи­тал тот сте­рео­тип по­ве­де­ния, ко­то­рый вы­ра­бо­тан все­ми цер­ков­ны­ми струк­ту­ра­ми и ко­то­рый свя­щен­ни­ки в раз­го­во­рах меж­ду со­бой на­зы­ва­ют сло­вом «си­сте­ма». Ка­рье­ра мно­гих ны­неш­них епи­ско­пов скла­ды­ва­лась оди­на­ко­во. Обыч­но это бы­ва­ет так. Мо­ло­дой че­ло­век по­сту­па­ет в се­ми­на­рию. Мест­ный епи­скоп, ко­то­рый, как пра­ви­ло, сов­ме­ща­ет долж­ность рек­то­ра это­го учеб­но­го за­ве­де­ния, бе­рет его к се­бе в ка­че­стве ипо­дья­ко­на, то есть че­ло­ве­ка, при­слу­жи­ва­ю­ще­го при ар­хи­ерей­ском бо­го­слу­же­нии. За­тем, ес­ли епи­скоп ви­дит некую поль­зу от то­го, что этот юно­ша оста­нет­ся в церк­ви, он на­чи­на­ет его убеж­дать при­нять мо­на­ше­ский по­стриг. За­тем мо­ло­до­го мо­на­ха вла­ды­ка ру­ко­по­ла­га­ет сна­ча­ла в дья­ко­на, а за­тем в свя­щен­ни­ка. Па­рал­лель­но этот юно­ша по­лу­ча­ет ка­кую-ни­будь долж­ность в епар­хи­аль­ном управ­ле­нии или в шта­те се­ми­на­рии. Ис­то­ри­че­ски сло­жи­лось так, что епис­ко­пы в на­шей церк­ви – все­гда мо­на­хи, в то вре­мя как в дру­гих по­мест­ных церк­вах епи­ско­па­ми ча­сто ста­но­вят­ся ов­до­вев­шие свя­щен­ни­ки или це­ли­ба­ты – лю­ди, при­няв­шие обет безбрачия и ру­ко­по­ло­жен­ные в сан без мо­на­ше­ско­го по­стри­га. И ес­ли гре­че­ский епи­скоп, про­жив­ший 40 лет в бра­ке, зна­ю­щий, что та­кое ра­дость быть от­цом, му­жем, де­дом, смот­рит на же­на­то­го свя­щен­ни­ка, обре­ме­нен­но­го детьми, как на са­мо­го се­бя 30 лет на­зад, по­ни­мая все его бе­ды и го­ре­сти, то в Рос­сии за­ча­стую мо­нах-епи­скоп смот­рит на него как на на­хлеб­ни­ка. Епи­ско­пу про­ще иметь ря­дом с со­бой маль­чиш­ку-мо­на­ха, ко­то­ро­му не ну­жен дом, а до­ста­точ­но ке­льи в зда­нии епар­хи­аль­но­го управ­ле­ния, ему не на­до пла­тить зар­пла­ту, а ес­ли она и пла­тит­ся, то он ни­ко­гда не при­дет и не ска­жет: «Вла­ды­ко, у ме­ня чет­вер­тый ро­дил­ся, мне де­нег на се­мью не хва­та­ет». Епи­ско­пу вы­год­но имен­но с ма­те­ри­аль­ной точ­ки зре­ния окру­жать се­бя мо­на­ха­ми. А то, что эти мо­ло­дые ре­бя­та ока­за­лись в мо­раль­ном плане подран­ка­ми, не узнав­ши­ми, что та­кое на­сто­я­щие жиз­нен­ные цен­но­сти, так это не важ­но, лишь бы по­мень­ше бы­ло за­трат. Бли­зость к епи­ско­пу, по­ни­ма­ние то­го, что при­ня­тие мо­на­ше­ства бы­ло ошиб- кой, за­висть к се­мей­но­му теп­лу у же­на­тых со­бра­тьев, а по­рой и от­кро­вен­но пре­не­бре­жи­тель­ное от­но­ше­ние са­мо­го епи­ско­па к бе­ло­му ду­хо­вен­ству рож­да­ют у этих мо­на­хов чув­ство соб­ствен­ной эли­тар­но­сти, пре­вос­ход­ства над осталь­ным ду­хо­вен­ством. И вот в нед­рах Пат­ри­ар­хии ре­ша­ют разу­круп­нять епар­хии. А где брать епи­ско­пов? Ко­неч­но, спра­ши­ва­ют у дей­ству­ю­щих иерар­хов, есть ли у них кто на при­ме­те, и, ока­зы­ва­ет­ся, есть. И се­ми­на­рию за­кон­чил, и ака­де­мию, и сте­пень име­ет, и сек­ре­та­рем епар­хии пять лет про­ра­бо­тал, а глав­ное – мо­нах! Ма­ло то­го что эти лю­ди, го­да­ми до­воль­ство­вав­ши­е­ся чу­жим сто­лом, чу­жим до­мом, чу­жой кро­ва­тью, по­лу­чив соб­ствен­ный и нема­лый ис­точ­ник до­хо­да, на­чи­на­ют про­жи­гать свою жизнь, как епи­скоп Иг­на­тий, так эти лю­ди еще ста­но­вят­ся рас­по­ря­ди­те­ля­ми су­деб со­тен и ты­сяч дру­гих за­ви­ся­щих от них лю­дей. Как ча­сто шу­тят рус­ские свя­щен­ни­ки о се­бе, «мы доб­ро­воль­но по­ра­жен­ные в пра­вах граж­дане». Это озна­ча­ет, что, при­ни­мая свя­щен­ство, че­ло­век ока­зы­ва­ет­ся в пол­ной за­ви­си­мо­сти от сво­е­го епи­ско­па, и ни­что не смо­жет за­щи­тить это­го не­счаст­но­го, ес­ли епи­скоп взду­ма­ет сжить его со све­та. Так, один из ви­ка­ри­ев пат­ри­ар­ха во вре­мя по­се­ще­ния од­но­го из вве­рен­ных ему при­хо­дов в при­сут­ствии всей церк­ви кри­чал на­сто­я­те­лю: «Я те­бя на та­кой при­ход от­прав­лю, где твои де­ти с го­ло­ду по­дох­нут!» По­это­му ни один свя­щен­ник, ко­то­ро­го кос­ну­лось разу­круп­не­ние епар­хий, ни­ко­гда пуб­лич­но не вы­ска­жет то­го, что он об этом ду­ма­ет и чем лич­но для него ста­ла ре­а­ли­за­ция этой идеи. Од­на­ко в Ин­тер­не­те есть форум пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ства «Дья­кон­ник», его ор­га­ни­за­то­ры га­ран­ти­ру­ют каж­до­му свя­щен­ни­ку пол­ную ано­ним­ность, и по­то­му при­ход­ское ду­хо­вен­ство мо­жет об­суж­дать там лю­бые те­мы без оглядки на цер­ков­ное ру­ко­вод­ство. И боль­шин­ство от­зы­вов о разу­круп­не­нии здесь кри­ти­че­ские. Так, диа­кон из Мор­до­вии пи­шет: «От­цы, но это раз­де­ле­ние – про­сто ужас! На­при­мер, Мор­до­вия: все­го 300 при­хо­дов, из них 100 отой­дут к вла­ды­ке Кли­мен­ту. Ка­фед­раль­ные го­ро­да Крас­но­сло­бодск (два хра­ма) и Тем­ни­ков (один храм). А ведь вла­ды­ке нуж­на ре­зи­ден­ция, кан­це­ля­рия, вся­кие там ипо­сы с про­то­са­ми, и чем всех кор­мить со 100 де­ре­вен­ских при­хо­дов? И так ско­ро бу­дет вез­де». Этой оцен­ке вто­рит дру­гой свя­щен­ник: «Ваш по­кор­ный слу­га как раз слу­жит в та­кой ма­лень­кой епар­хии на 100 при­хо­дов… ни­че­го хо­ро­ше­го. Рань­ше бы­ла од­на бо­лее или ме­нее епар­хия, а те­перь обе ни­щен­ству­ют… А взно­сы в Центр (в Пат­ри­ар­хию – Прим. ред.) как бы­ли, так и оста­лись с епар­хии». Эти сло­ва на­до по­яс­нить. Де­ло в том, что каж­дый при­ход в РПЦ обя­зан вы­пла­чи­вать в епар­хию уста­нов­лен­ную епи­ско­пом сум­му, ко­то­рая за­ви­сит от ап­пе­ти­тов са­мо­го епи­ско­па, ре­аль­ных нужд епар­хии, та­ких как, на­при­мер, со­дер­жа­ние се­ми­на­рии, и тех вы­плат, ко­то­рые уже епар­хия обя­за­на от­чис­лять в Пат­ри­ар­хию. По­ми­мо фи­нан­со­вых бед разу­круп­не­ние при­нес­ло ду­хо­вен­ству и дру­гие неуря­ди­цы: «Ви­дел трех мо­ло­дых вла­дык, за­сту­пав­ших на ка­фед­ры. Все они на со­бра­ни­ях бо­жи­лись, что ни­ко­го не оби­дят, – про­шло немно­го вре­ме­ни и… на­ча­лись «бла­го­устро­е­ния», до­стой­ные пе­ра Сти­ве­на Кин­га, ведь ар­хи­ерей – это хо­зя­ин все­го, что есть в епар­хии». Ока­зав­шись в тя­же­лой си­ту­а­ции, кли­ри­ки Рус­ской церк­ви, как ни стран­но, все еще спо­соб­ны на шут­ку: «Пер­вое де­ло ар­хи­пас­ты­ря – со­зи­да­ние соб­ствен­но­го бла­го­по­лу­чия, второе – под­дер­жа­ние она­го». Все эти вы­стра­дан­ные про­стым свя­щен­ни­ком сло­ва как буд­то ско­пи­ро­ва­ны из «Со­бо­рян» Ни­ко­лая Лес­ко­ва. В том ро­мане про­то­и­е­рей Са­ве­лий Ту­бе­ро­зов силь­но по­стра­дал от епи­ско­па из-за же­ла­ния слу­жить Бо­гу и лю­дям, и как буд­то со стра­ниц той кни­ги со­шли раз­ду­мья та­ко­го же от­ца Са­ве­лия, толь­ко уже не из XIX, а из XXI ве­ка: «К боль­шо­му со­жа­ле­нию, в на­шей церк­ви свя­щен­ни­ки для ар­хи­ерея нечто сред­нее меж­ду плев­ком и су­ше­ным та­ра­ка­ном (осо­бен­но де­ре­вен­ские). Разо­трут – и ни­че­го не оста­нет­ся. А свя­щен­ник не толь­ко за се­бя бо­ит­ся, но и за се­мью. Они в первую оче­редь стра­да­ют. Же­на быт с ну­ля на­ла­жи­ва­ет, де­ти к но­вым шко­лам при­вы­ка­ют. Обид­но это все. Осо­бен­но стыд­но за то, что Бо­га мы мень­ше бо­им­ся, чем вла­дык на­ших. А на­ша ти­хая ре­ак­ция на весь их бес­пре­дел по­кры­ва­ет­ся кра­си­вы­ми сло­ва­ми: сми­ре­ние, по­слу­ша­ние и пр. К сло­ву. Од­на­ж­ды ока­зал­ся на тра­пе­зе по слу­чаю дня ан­ге­ла мо­е­го быв­ше­го ар­хи­ерея. До­шла оче­редь до ме­ня ска­зать ему тост. На­чал го­во­рить про­стые, но ис­крен­ние сло­ва: «По­здрав­ляю вас, до­ро­гой вла­ды­ка… Же­лаю, что­бы Гос­подь да­ро­вал вам здра­вие… и сми­ре­ние». По­сле по­след­не­го сло­ва вла­ды­ка вы­та­ра­щил на ме­ня свои гла­за и с ух­мыл­кой ска­зал: «Я те­бе дам сми­ре­ние. Ты что, со­всем за­был­ся, ко­му по­же­ла­ния го­во­ришь?» И что же вы ду­ма­е­те? Он дей­стви­тель­но устро­ил мне ве­се­лую жизнь и на­учил ме­ня, что та­кое сми­ре­ние. С тех пор я по­нял, что же­лать им стя­жать в сво­ем серд­це хри­сти­ан­ские доб­ро­де­те­ли нель­зя. Ви­ди­мо, они им не нуж­ны. А при­ез­жа­ет он на при­ход. Хоть бы раз спро­сил, как ты жи­вешь, ка­кие у тво­ей се­мьи бы­то­вые усло­вия, ка­кое у те­бя здоровье, есть ли ка­кие про­бле­мы в жиз­ни? Ин­те­ре­су­ет толь­ко од­но: что сде­лал, по­че­му ма­ло сде­лал, по­че­му это­го нет, по­че­му то­го нет? Так что мы бы­ли ни­ко­му не нуж­ны, а с раз­де­ле­ни­ем бу­дем еще боль­ше не нуж­ны». Так, мед­лен­но, но вер­но свя­щен­ник из ду­хов­ни­ка, вос­со­зда­те­ля хра­ма, ор­га­ни­за­то­ра ду­хов­но­го об­ра­зо­ва­ния, во­лон­тер­ской служ­бы по по­мо­щи неиму­щим пре­вра­ща­ет­ся в ма­ши­ну для до­бы­ва­ния де­нег. За­чем вос­ста­нав­ли­вать цер­ковь, со­зда­вать вос­крес­ную шко­лу, объ­ез­жать оди­но­ких боль­ных ста­рух, ес­ли епи­ско­пу нуж­ны преж­де все­го день­ги и с епи­ско­па так­же преж­де все­го тре­бу­ют день­ги? А ес­ли этих де­нег свя­щен­ник не пе­ре­ве­дет в епар­хию, то его от­пра­вят на глу­хой при­ход. Так что на­до най­ти де­нег – спер­ва епи­ско­пу, а по­том се­бе, ведь на глу­хой при­ход мож­но от­пра­вить­ся во­об­ще в лю­бую ми­ну­ту. А воскрес­ная шко­ла? Во­лон­тер­ская служ­ба? Об этом все­гда мож­но на­пи­сать хо­ро­ший от­чет. Бу­ма­га все стер­пит. Впро­чем, так же как и рус­ский поп.

Но­вая TOYOTA LAND CRUISER 200, куп­леН­Ная за 4,3 млН руб­лей, по­па­ла в дтп, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го пас­са­жир­ка ма­ши­Ны по­лу­чи­ла пе­ре­лом по­зво­Ноч­Ни­ка. за ру­лем вНе­до­рож­Ни­ка На­хо­дил­ся епи­скоп ко­сто­мукш­ский и кем­ский иг­На­тий

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.