«Гре­че­ская раз­вед­ка» и «ку­ла­ки-та­ба­ко­во­ды»

Как ре­прес­си­ро­ва­ли со­вет­ских гре­ков

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

Осо­бая стра­ни­ца ста­лин­ских ре­прес­сий – так на­зы­ва­е­мые на­ци­о­наль­ные опе­ра­ции НКВД. Это ко­гда лю­дей пач­ка­ми бра­ли (и ча­ще рас­стре­ли­ва­ли, чем от­прав­ля­ли в ла­ге­ря) не за со­мни­тель­ное со­ци­аль­ное про­ис­хож­де­ние или «нехо­ро­шие» раз­го­вор­чи­ки си­сте­мы «анек­дот», а за «не ту» на­ци­о­наль­ность. Не во­об­ще за лю­бую на­ци­о­наль­ность, не сов­па­да­ю­щую с ти­туль­ной ра­бо­че­кре­стьян­ской, а за «ино­стран­ную»: эти ка­ра­тель­ные опе­ра­ции про­ве­ли по ли­ни­ям всех стран «враж­деб­но­го» окру­же­ния.

Ос­нов­ным кри­те­ри­ем для аре­ста здесь бы­ло са­мое лег­кое по­до­зре­ние в на­ли­чии лю­бо­го ро­да, ви­да или ти­па свя­зи с лю­бым иным го­су­дар­ством, вклю­чая дру­же­ствен­ную Ту­ву и со­юз­ную Мон­го­лию. Глав­ный кри­те­рий та­кой «пре­ступ­но­сти» – на­ци­о­наль­ность. При­чем речь шла имен­но о со­вет­ских граж­да­нах, а во­все не об ино­стран­цах как та­ко­вых, за­кон­но пре­бы­ва­ю­щих на тер­ри­то­рии СССР (ибо тех, кто сна­ча­ла при­бы­вал в Со­вет­ский Со­юз, а за­тем и пре­бы­вал там неза­кон­но, за это и бра­ли). Са­мой мас­со­вой и кро­ва­вой ста­ла «поль­ская» опе­ра­ция. По­ми­мо нее, бы­ли про­ве­де­ны сле­ду­ю­щие опе­ра­ции: «ру­мын­ская»; «ла­тыш­ская» – ее сна­ча­ла рас­про­стра­ни­ли на эс­тон­цев, ли­тов­цев и фин­нов, но за­тем про­ве­ли от­дель­ную «фин­скую» опе­ра­цию; «немец­кая»; «бол­гар­ская» и «ма­ке­дон­ская»; «ко­рей­ская»; «ки­тай­ская». Бы­ли про­ве­де­ны да­же «ирак­ская» опе­ра­ция и «аф­ган­ская». Про­ве­ли и «гре­че­скую». При­чем гре­ков «бра­ли» не толь­ко рос­сий­ских (в смыс­ле, со­вет­ских), но и «греческих» – граж­дан Ко­ро­лев­ства Греция, на­хо­див­ших­ся в СССР на вполне ле­ги­тим­ных ос­но­ва­ни­ях. 11 де­каб­ря 1937 го­да за под­пи­сью на­род­но­го ко­мис­са­ра внут­рен­них дел СССР, Ге­не­раль­но­го ко­мис­са­ра го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти Ни­ко­лая Ежо­ва в мест­ные управ­ле­ния НКВД ушла ди­рек­ти­ва за № 50215 о на­ча­ле оче­ред­ной «на­ци­о­наль­ной» опе­ра­ции. Ди­рек­ти­ва гла­си­ла: «Ма­те­ри­а­ла­ми след­ствия уста­нав­ли­ва­ет­ся, что гре­че­ская раз­вед­ка ве­дет ак­тив­ную шпи­он­ско-ди­вер­си­он­ную и по­встан­че­скую ра­бо­ту в СССР, вы­пол­няя за­да­ния ан­глий­ской, гер­ман­ской и японской раз­ве­док. Ба­зой для этой ра­бо­ты яв­ля­ют­ся гре­че­ские ко­ло­нии в Ро­стов­ской-на-До­ну и Крас­но­дар­ской об­ла­стях Се­вер­но­го Кав­ка­за, До­нец­кой, Одес­ской и дру­гих об­ла­стях Укра­и­ны, в Аб­ха­зии и дру­гих рес­пуб­ли­ках За­кав­ка­зья, в Кры­му, а так­же ши­ро­ко раз­бро­сан­ные груп­пы гре­ков в раз­лич­ных го­ро­дах и мест­но­стях Со­ю­за». «На­ря­ду со шпи­он­ско-ди­вер­си­он­ной ра­бо­той в ин­те­ре­сах нем­цев и япон­цев гре­че­ская раз­вед­ка раз­ви­ва­ет ак­тив­ную ан­ти­со­вет­скую на­ци­о­на­ли­сти­че­скую де­я­тель­ность, опи­ра­ясь на ши­ро­кую ан­ти­со­вет­скую про­слой­ку (ку­ла­ки-та­ба­ко­во­ды и ого­род­ни­ки, быв­шие тор­гов­цы и пред­при­ни­ма­те­ли, кон­тра­бан­ди­сты, спе­ку­лян­ты, ва­лют­чи­ки и дру­гие) сре­ди гре­че­ско­го на­се­ле­ния СССР». Гре­че­ская раз­вед­ка – это, ко­неч­но, страш­ная си­ла, осо­бен­но при опоре на ку­ла­ков-та­ба­ко­во­дов, ку­да уж там до нее всем осталь­ным, вме­сте взя­тым! По­то­му «в це­лях пре­се­че­ния де­я­тель­но­сти гре­че­ской раз­вед­ки на тер­ри­то­рии СССР» нар­ком Ежов и при­ка­зал «15 де­каб­ря се­го го­да од­но­вре­мен­но во всех рес­пуб­ли­ках, кра­ях и об­ла­стях про­из­ве­сти аре­сты всех гре­ков, по­до­зре­ва­е­мых в шпи­он­ской, ди­вер­си­он­ной, по­встан­че­ской и на­ци­о­на­ли­сти­че­ской ан­ти­со­вет­ской ра­бо­те». Кри­те­рии аре­ста бы­ли пре­дель­но про­сты: «аре­сту под­ле­жат все гре­ки (гре­че­ские под­дан­ные и граж­дане СССР) сле­ду­ю­щих ка­те­го­рий: а) на­хо­дя­щи­е­ся на опе­ра­тив­ном уче­те и раз­ра­ба­ты­ва­е­мые; б) быв­шие круп­ные тор­гов­цы, спе­ку­лян­ты, кон­тра­бан­ди­сты и ва­лют­чи­ки; в) гре­ки, ве­ду­щие ак­тив­ную ан­ти­со­вет­скую на­ци­о­на­ли­сти­че­скую ра­бо­ту, в первую оче­редь из сре­ды рас­ку­ла­чен­ных, а так­же все скрыв­ши­е­ся от рас­ку­ла­чи­ва­ния; г) по­лит­эми­гран­ты из Гре­ции и все гре­ки, неле­галь­но при­быв­шие в СССР, неза­ви­си­мо от стра­ны, из ко­то­рой они при­бы­ли; д) все осев­шие на тер­ри­то­рии СССР гре­ки, так на­зы­ва­е­мые за­кор­дон­ные аген­ты ИНО НКВД и Раз­ве­ды­ва­тель­но­го управ­ле­ния РККА». По су­ти, речь идет об аре­сте огром­но­го ко­ли­че­ства рос­сий­ских (со­вет­ских) гре­ков: кто же из них, осо­бен­но в пор­то­вых го­ро­дах, ко­гда­то не при­тор­го­вы­вал, не спе­ку­ли­ро­вал, не хо­дил на сво­ей лай­бе за ту­рец­кой кон­тра­бан­дой и тем па­че не дер­жал око­ло до­ми­ка свой ого­ро­дик?! Хо­тя, ко­неч­но, осо­бо при­ме­ча­те­лен по­след­ний пункт: пря­мой при­каз об аре­сте аб­со­лют­но всех раз­вед­чи­ков-неле­га­лов раз­вед­ки как во­ен­ной, так и соб­ствен­но че­кист­ской, гре­ков по на­ци­о­наль­но­сти. А ведь у обе­их со­вет­ских раз­ве­док бы­ли то­гда до­воль­но непло­хие по­зи­ции на Бал­ка­нах, во­об­ще в Чер­но­мор­ско-Сре­ди­зем­но­мор­ском бас­сейне, ко­то­рые в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни обес­пе­чи­ва­ли имен­но аген­ты-гре­ки. И вот те­перь их бра­ли всех! Точ­нее, тех, кто был то­гда не на за­да­нии, а до­ма. То есть с риском для жиз­ни вы­пол­нил за­да­ние со­вет­ской раз­вед­ки то­ва­рищ грек где-ни­будь в Тур­ции, Ру­мы­нии, Бол­га­рии, Ис­па­нии, Ита­лии или Фран­ции, вер­нул­ся в род­ные пе­на­ты пе­ре­дох­нуть или по­лу­чить оче­ред­ное за­да­ние – к стен­ке. Ди­рек­ти­ва Ежо­ва ука­зы­ва­ла «осо­бое вни­ма­ние об­ра­тить на тща­тель­ную очист­ку от пе­ре­чис­лен­ных вы­ше ка­те­го­рий пред­при­я­тий и це­хов обо­рон­но­го зна­че­ния, элек­тро­си­ло­вых пред­при­я­тий и со­ору­же­ний, всех ви­дов транс­пор­та, в осо­бен­но­сти пор­тов, ар­мии, фло­та, войск НКВД и ап­па­ра­тов ор­га­нов НКВД». Так­же бы­ло приказано «од­но­вре­мен­но с раз­вер­ты­ва­ни­ем опе­ра­ции по аре­стам про­во­дить энер­гич­ную след­ствен­ную ра­бо­ту с це­лью ис­чер­пы­ва­ю­ще­го вскры­тия всех оча­гов и ли­ний шпи­он­ско-ди­вер­си­он­ной, по­встан­че­ской и на­ци­о­на­ли­сти­че­ской ра­бо­ты гре­че­ской раз­вед­ки, об­ра­щая осо­бое вни­ма­ние на вскры­тие всех свя­зей аген­ту­ры гре­че­ской раз­вед­ки с раз­вед­ка­ми ан­глий­ской, немец­кой и японской». Прав­да, осо­бо ого­ва­ри­ва­лось, что «при необ­хо­ди­мо­сти про­из­вод­ства аре­стов лиц ко­манд­но­го и на­чаль­ству­ю­ще­го со­ста­ва, име­ю­щих во­ен­ные и спе­ци­аль­ные зва­ния, а так­же спе­ци­а­ли­стов и лиц, вхо­дя­щих в но­мен­кла­ту­ру ЦК, за­пра­ши­вать санк­цию НКВД СССР». Рас­сы­ла­е­мую от име­ни нар­ко­ма ди­рек­ти­ву сво­ей под­пи­сью за­ве­рил опе­ра­тив­ный сек­ре­тарь ГУГБ НКВД СССР ком­бриг Уль­мер. Точ­ное ко­ли­че­ство по­пав­ших под эту «гре­че­скую» мет­лу НКВД не уста­нов­ле­но и по­ныне. Но из­вест­но, что наи­бо­лее кро­ва­вы­ми «гре­че­ские» опе­ра­ции ока­за­лись в До­нец­кой об­ла­сти и Крас­но­дар­ском крае. Лишь на Укра­ине и толь­ко по де­лам «греческих контр­ре­во­лю­ци­он­ных ор­га- ни­за­ций» в 1937– 1938 го­дах бы­ло аре­сто­ва­но 5474 че­ло­ве­ка, при­чем толь­ко в од­ной-един­ствен­ной До­нец­кой об­ла­сти лишь в ян­ва­ре – ок­тяб­ре 1938 го­да по при­го­во­рам ОСО и «трой­ки» бы­ло рас­стре­ля­но как ми­ни­мум 3470 гре­ков. А толь­ко в Крас­но­дар­ском крае в 1938 го­ду бы­ло ре­прес­си­ро­ва­но 5767 гре­ков. При­чем прак­ти­че­ски все, су­дя по по­мет­кам в спис­ке, бы­ли рас­стре­ля­ны, лишь бук­валь­но сотне-дру­гой «по­вез­ло» – их от­пра­ви­ли в ла­ге­ря. В об­щей слож­но­сти се­год­ня мож­но го­во­рить, что в де­каб­ре 1937 – мае 1938 го­да в рам­ках «гре­че­ской» опе­ра­ции НКВД бы­ло толь­ко рас­стре­ля­но при­мер­но 22 ты­ся­чи гре­ков: 99 % «греческих» рас­стре­лов при­шлись имен­но на 1938 год. Бы­ла ли в этом хоть ка­кая-то ло­ги­ка, хоть ка­кие-то ма­ло-маль­ски ре­аль­ные ре­зо­ны? Да ни­ка­ких. Или, ес­ли хо­ти­те, та­кие же, как и при рас­стре­лах че­ки­ста­ми со­тен ты­сяч всех про­чих со­вет­ских граж­дан. Кста­ти, о на­шем ком­бри­ге – ко­то­рый Уль­мер и ко­то­рый за­ви­зи­ро­вал эту бу­ма­гу. Он ведь то­же по­пал ак­ку­рат под эту раз­да­чу, прав­да, не «гре­че­скую», по­сколь­ку по на­ци­о­наль­но­сти был шве­дом, а ро­дил­ся в Ре­ве­ле – на тот мо­мент это был уже Тал­лин, сто­ли­ца вра­же­ской Эсто­нии. Так что то­ва­рищ, ко­то­рый, как ока­за­лось за­тем, нам во­все не то­ва­рищ, по­пал сра­зу по двум вра­же­ским на­ци­о­наль­но­стям! К то­му же и зо­ло­то­по­гон­ник, по­сколь­ку в свое вре­мя окон­чил шко­лу пра­пор­щи­ка и успел по­но­сить офи­цер­ские по­го­ны в цар­ской ар­мии. Прав­да, он ис­пра­вил­ся, по­шел сна­ча­ла во­ен­спе­цом в Крас­ную Ар­мию, а по­том хо­ро­шо взле­тел по ли­нии по­гра­нич­ных войск ОГПУ. Но при­шло и его вре­мя пла­тить по сче­там: 20 ап­ре­ля 1939 го­да его аре­сто­ва­ли – то­ва­рищ Бе­рия как раз чи­стил вве­рен­ные ему ко­нюш­ни от вся­кой ежов­ской бра­тии. Но то­гда Уль­ме­ру по­вез­ло, хо­тя и от­но­си­тель­но: все­го лишь да­ли 15 лет ла­ге­рей по ста­тьям 58–7 (под­рыв го­су­дар­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти, транс­пор­та, тор­гов­ли, де­неж­но­го об­ра­ще­ния или кре­дит­ной си­сте­мы, а рав­но ко­опе­ра­ции, со­вер­шен­ный в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях), 58–8 (тер­ро­ри­сти­че­ские ак­ты, на­прав­лен­ные про­тив пред­ста­ви­те­лей со­вет­ской вла­сти или де­я­те­лей ре­во­лю­ци­он­ных ра­бо­чих и кре­стьян­ских ор­га­ни­за­ций) и 58–11 (вся­ко­го ро­да ор­га­ни­за­ци­он­ная де­я­тель­ность, на­прав­лен­ная к под­го­тов­ке или со­вер­ше­нию преду­смот­рен­ных в на­сто­я­щей гла­ве пре­ступ­ле­ний). В ме­стах за­клю­че­ния он и умер, ес­ли ве­рить офи­ци­аль­ной справ­ке. В 1955 го­ду при­го­вор, прав­да, от­ме­ни­ли, граж­да­ни­на быв­ше­го ком­бри­га по­смерт­но ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли… Та­кой вот швед­ско-эстон­ско-че­кист­ский до­ве­сок к этой «гре­че­ской» ис­то­рии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.