Стран­ный ми­стер Прун

Sovershenno Sekretno - - КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО - Уи­льям Ф. НО­ЛАН

Она на­бра­ла в рот по­боль­ше воз­ду­ха, что­бы за­кри­чать, но он успел за­жать ей рот ру­кой. По­том с ши­ро­кой улыб­кой уда­рил ее ко­ле­ном в жи­вот и быст­ро сде­лал шаг на­зад. Она упа­ла на пол к его но­гам, кор­чась от бо­ли. Он с удо­вле­тво­ре­ни­ем на­блю­дал, как она ло­вит от­кры­тым ртом воз­дух. Как ры­ба, ко­то­рую вы­та­щи­ли из во­ды, ве­се­ло по­ду­мал он. Он снял си­нюю фор­мен­ную фу­раж­ку и вы­тер кап­ли по­та с ко­жа­ной лен­ты. Жар­ко. Эта чер­то­ва жа­ра ко­гда-ни­будь его до­ко­на­ет!.. Он по­смот­рел на де­вуш­ку, ко­то­рая кор­чи­лась на по­лу от бо­ли и негром­ко сто­на­ла. Несмот­ря на свой щуп­лый вид, он на­нес удар та­кой силы, что она ни­как не мог­ла на­пол­нить лег­кие кис­ло­ро­дом. Он хо­ро­шо знал, что она не смо­жет за­кри­чать, по­ка не от­ды­шит­ся, но к то­му вре­ме­ни бу­дет уже позд­но. Он про­шел по ма­лень­кой го­сти­ной к сту­лу, на ко­то­рый по­ста­вил несколь­ко ми­нут на­зад чер­ную кожаную сум­ку с ин­стру­мен­та­ми. Он рас­стег­нул мол­нию, но, вме­сто то­го что­бы до­стать ин­стру­мент, за­меш­кал­ся и ог­ля­нул­ся на де­вуш­ку. – Это все для те­бя, – с улыб­кой со­об­щил он че­рез пле­чо. – Толь­ко для те­бя и ни для ко­го боль­ше! Он мед­лен­но до­стал из сум­ки охот­ни­чий нож с длин­ным ши­ро­ким лез­ви­ем и по­ка­зал его жерт­ве. Су­до­рож­но ло­вя ртом воз­дух, она из­да­ла несколь­ко хрип­лых зву­ков. Ее гла­за округ­ли­лись от стра­ха и, ка­за­лось, вот-вот вы­ле­зут из ор­бит. Он мед­лен­но дви­нул­ся к ней. Он не то­ро­пил­ся, по­то­му что по опы­ту знал, что у него есть вре­мя. Нет, ты не кра­са­ви­ца, удо­вле­тво­рен­но по­ду­мал он. Хорошенькая, со­гла­сен, но да­ле­ко не кра­са­ви­ца. Это хо­ро­шо, мыс­лен­но ска­зал он, по­то­му что кра­си­вые женщины не долж­ны уми­рать. Кра­са­ви­цы обя­за­ны жить, по­то­му что их очень ма­ло. Очень жал­ко и обид­но, ко­гда уми­ра­ет красота. Но ты… Сей­час он сто­ял над ней и с неиз­мен­ной улыб­кой смот­рел на нее свер­ху вниз. Да, ее точ­но не на­зо­вешь кра­са­ви­цей. Да­же при бо­га­том во­об­ра­же­нии. Ли­цо все страш­но по­крас­не­ло и рас­пух­ло. Блед­ные, нена­кра­шен­ные гу­бы то­же не до­бав­ля­ли красоты. Сей­час, ре­шил он, ее нель­зя да­же наз­вать хо­ро­шень­кой. Сей­час она со­всем не по­хо­жа на ту ми­ло­вид­ную до­мо­хо­зяй­ку, ко­то­рая счи­та­ные ми­ну­ты на­зад от­кры­ла ему дверь. Ес­ли бы она бы­ла кра­са­ви­цей, он бы по­ща­дил ее и по­шел даль­ше, в сле­ду­ю­щую квар­ти­ру. Ска­зал бы, что ошиб­ся ад­ре­сом, и из­ви­нил­ся. Но она ока­за­лась про­стой жен­щи­ной в до­маш­нем ха­ла­те, фар­ту­ке и с бигуди в во­ло­сах. Ко­ро­че, пу­стое ме­сто, ни­что, ис­чез­но­ве­ния ко­то­ро­го ни­кто и не за­ме­тит. Он опу­стил­ся на ко­ле­ни, схва­тил ее за ру­ку и по­тя­нул к се­бе. – Не бес­по­кой­ся, ми­лая, – лас­ко­во успо­ко­ил он ее, – все про­изой­дет быст­ро. Бо­ять­ся нече­го, все бу­дет хо­ро­шо. С его ли­ца ни на се­кун­ду не схо­ди­ла счастливая улыб­ка… – При­шел ми­стер Прун, сэр, – со­об­щил по те­ле­фо­ну де­жур­ный сер­жант. – Го­во­рит, что хо­чет по­го­во­рить о де­ле Сло­ун. – Пусть про­хо­дит, – ска­зал лей­те­нант Нор­ман Бен­дикс и с тя­же­лым вздо­хом от­ки­нул­ся на спин­ку вра­ща­ю­ще­го­ся крес­ла. Бен­дикс знал, о чем и ка­ким бу­дет пред- сто­я­щий раз­го­вор с ми­сте­ром Пру­ном. Вот черт, уста­ло по­ду­мал он, еще один явил­ся. Мой че­ты­рех­лет­ний сын мог бы при­ду­мать бо­лее убе­ди­тель­ную и прав­до­по­доб­ную ис­то­рию, чем они. «Я зарезал ее ша­ри­ко­вой руч­кой, па­поч­ка. Это бы­ло здо­ро­во!..» За пол­то­ра де­сят­ка лет ра­бо­ты в от­де­ле по рас­кры­тию убийств Нор­ман Бен­дикс успел по­об­щать­ся с де­сят­ка­ми, нет, да­же с сот­ня­ми лю­дей, ко­то­рые при­хо­ди­ли в по­ли­цию и при­зна­ва­лись в гром­ких нераскрытых де­лах, о ко­то­рых они чи­та­ли в га­зе­тах. Лишь од­на­ж­ды за все это вре­мя ему по­вез­ло. К нему явил­ся са­мый на­сто­я­щий убий­ца, ко­то­ро­го они по­сле тща­тель­ной про­вер­ки до кон­ца жиз­ни упек­ли за ре­шет­ку. Все же осталь­ные бы­ли са­мы­ми на­сто­я­щи­ми психами, ко­то­рым хо­те­лось, что­бы о них на­пи­са­ли в га­зе­тах. Убий­цы не при­хо­дят в по­ли­цию и не рас­ска­зы­ва­ют о том, как со­вер­ша­ли убий­ства! Обыч­но к де­тек­ти­вам яв­ля­ют­ся лю­ди с неурав­но­ве­шен­ной пси­хи­кой и силь­но раз­ви­тым во­об­ра­же­ни­ем. При­чем в боль­шин­стве слу­ча­ев пе­ред тем, как ид­ти в по­ли­цию, они из­ряд­но при­ни­ма­ют на грудь. На­вер­ное, для то­го, что­бы дать во­лю фан­та­зии. Это он то­же знал по соб­ствен­но­му опы­ту. Де­ло Сло­ун яв­ля­ет­ся убе­ди­тель­ным до­ка­за­тель­ством. По­сле убий­ства про­шло несколь­ко дней, а у него на сто­ле уже ле­жа­ли пять чи­сто­сер­деч­ных при­зна­ний. Пять пси­хов при­шли к нему и чи­сто­сер­деч­но при­зна­лись в звер­ском убий­стве! Мар­сия Сло­ун, два­дцать семь лет, до­мо­хо­зяй­ка. Уби­та у се­бя в квар­ти­ре по­сре­ди бе­ло­го дня. Убий­ца пе­ре­ре­зал ей гор­ло ост­рым но­жом. Мо­ти­вов нет, ули­ки то­же от­сут­ству­ют. Муж во вре­мя убий­ства был на ра­бо­те. Ни­кто в до­ме не ви­дел по­сто­рон­них лиц. По­ка след­ствию по­хва­стать нечем, успе­хов ноль. «Черт бы по­брал эти га­зе­ты и всех га­зет­чи­ков! – вы­ру­гал­ся про се­бя Нор­ман Бен­дикс. – Бу­ма­го­ма­ра­ки чер­то­вы! За­ли­ва­ют пер­вые стра­ни­цы сво­их га­зе­те­нок крас­ной крас­кой впе­ре­меш­ку с кро­вью и пу­га­ют чи­та­те­лей го­рой по­дроб­но­стей од­на кро­ва­вее и страш­нее дру­гой! Сей­час они, как, впро­чем, и все­гда, на­пи­са­ли, что мог­ли, и ни­че­го не упу­сти­ли. К счастью, они не зна­ют все­го. Ес­ли бы они зна­ли са­мые мел­кие де­та­ли, ко­то­ры­ми стра­жи по­ряд­ка пред­по­чи­та­ют ни с кем де­лить­ся, то, ко­неч­но же, уже на сле­ду­ю­щий день все бы на­пе­ча­та­ли. Сла­ва Бо­гу, на­при­мер, что они не зна­ли, что у этой Мар­сии Сло­ун на те­ле на­счи­та­ли 21 ко­ло­тую ра­ну. Или то, что на жи­во­те у нее был огром­ный баг­ро­вый си­няк, как от уда­ра но­гой. По­хо­же, пе­ред смер­тью ее пи­на­ли, как фут­боль­ный мяч. Прес­са не зна­ла со­всем мел­ких де­та­лей, их знал толь­ко убий­ца. Это поз­во­ля­ло де­тек­ти­вам от­де­лять на­сто­я­щих по­до­зре­ва­е­мых от пси­хов. И все рав­но та­кой ра­бо­ты он бы не по­же­лал и са­мо­му за­кля­то­му вра­гу. С пол­дю­жи­ны пси­хов про­чи­та­ли в га­зе­тах об убий­стве и на сле­ду­ю­щий день по­мча­лись в по­ли­цию при­зна­вать­ся. Ему при­хо­дит­ся вы­слу­ши­вать их бред, глу­бо­ко­мыс­лен­но ки­вать при этом и за­да­вать нуж­ные во­про­сы, что­бы по­ка­зать, что он вни­ма­тель­но слу­ша­ет. Нор­ман Бен­дикс до­стал си­га­ре­ту и за­ку­рил. Не успел он сде­лать первую за­тяж­ку, как от­кры­лась дверь и в ка­би­нет во­шел по­ли­цей­ский в фор­ме сер­жан­та. – Это он, лей­те­нант… Нор­ман Бен­дикс слег­ка при­встал, опер­ся ру­ка­ми на стол и на­кло­нил­ся впе­ред. При каж­дом про­из­не­сен­ном сло­ве си­га­ре­та в уг­лу его рта под­пры­ги­ва­ла, как буд­то жи­ла сво­ей соб­ствен­ной и очень энер­гич­ной жиз­нью. – Вхо­ди­те, ми­стер Прун. Вхо­ди­те! – ска­зал он. В ка­би­нет во­шел невы­со­ко­го ро­ста лы­сый муж­чи­на. Он нерв­но улыб­нул­ся и сму­щен­но оста­но­вил­ся пе­ред сто­лом, машиналь­но те­ре­бя в ру­ках се­рую фет­ро­вую шля­пу. Лет трид­цать или чуть боль­ше, мыс­лен­но пред­по­ло­жил лей­те­нант Бен­дикс. Ско­рее все­го, одиночка. Жи­вет один в ма­лень­кой квар­ти­ре. Ни­ка­ких увле­че­ний. Мно­го раз­мыш­ля­ет о смыс­ле жиз­ни и про­чей ерун­де. Та­ким кли­ен­там да­же не обя­за­тель­но от­кры­вать рот. Я спо­со­бен рас­ку­сить их за ми­лю, по­ду­мал лей­те­нант. – Вы и есть тот джентль­мен, с ко­то­рым я дол­жен го­во­рить о мо­ем убий­стве? – неуве­рен­но по­ин­те­ре­со­вал­ся ма­лень­кий че­ло­век прон­зи­тель­ным го­ло­сом. Его гла­за быст­ро ми­га­ли за тол­сты­ми стек­ла­ми оч­ков в ро­го­вой опра­ве. – Да, я тот, кто вам ну­жен, ми­стер Прун, – за­ве­рил его де­тек­тив. – Зо­вут ме­ня Бен­дикс. Лей­те­нант Бен­дикс… При­са­жи­вай­тесь. – Он по­ка­зал на кожаный стул пе­ред сто­лом. – Прун, – пред­ста­вил­ся ма­лень­кий по­се­ти­тель. – Как слы­шит­ся, так и пи­шет­ся. Хо­тя мно­гие по­че­му-то ча­сто оши­ба­ют­ся и го­во­рят «Прюн». Эме­ри Т. Прун… – С эти­ми сло­ва­ми он сел на кра­е­шек сту­ла. – Ну что же, ми­стер Прун, – мед­лен­но на­чал Нор­ман Бен­дикс, ста­ра­ясь пра­виль­но вы­го­ва­ри­вать фа­ми­лию по­се­ти­те­ля. – Хо­ти­те рас­ска­зать, что слу­чи­лось? – Уф, на­де­юсь, вы дей­стви­тель­но тот джентль­мен, ко­то­рый мне ну­жен. Не хо­чет­ся по­том по­вто­рять то же са­мое дру­гим лю­дям. По­ни­ма­е­те, нена­ви­жу по­вто­ры. – Он опять быст­ро за­ми­гал, как буд­то хо­тел под­черк­нуть важ­ность сво­их слов. – По­верь­те, я и есть нуж­ный вам джентль­мен, ми­стер Прун, – обод­ря­ю­ще улыб­нул­ся лей­те­нант. – Так что мо­же­те рас­ска­зать мне ва­шу ис­то­рию. Да­вай, мыс­лен­но при­ка­зал по­се­ти­те­лю лей­те­нант Бен­дикс, вы­кла­ды­вай свой бред. Ес­ли бы здесь бы­ла ко­жа­ная ку­шет­ка или ди­ван, то ком­на­ту вполне мож­но бы­ло бы при­нять за ка­би­нет пси­хо­ана­ли­ти­ка. Он пред­ло­жил ко­ро­тыш­ке за­ку­рить. – Нет-нет, лей­те­нант, спа­си­бо, – тот энер­гич­но по­ка­чал го­ло­вой. – Я не ку­рю. Это очень вред­но для здо­ро­вья. Хо­чу, зна­е­те ли, по­жить по­доль­ше. Не ку­рю и не уби­ваю, мыс­лен­но до­ба­вил Нор­ман Бен­дикс. Все, что ты де­ла­ешь, Мор­гун, это чи­та­ешь га­зе­ты и при­ду­мы­ва­ешь кро­ва­вые ис­то­рии. – Лей­те­нант, у по­ли­ции дей­стви­тель­но нет ни­ка­ких улик и сле­дов в этом де­ле? – с на­деж­дой осве­до­мил­ся Эме­ри Прун. – Вы точ­но не зна­е­те, с че­го на­чать? – По край­ней ме­ре, так пи­шут га­зе­ты, ми­стер Прун, – осто­рож­но от­ве­тил де­тек­тив. – У них все фак­ты. – По­нят­но. Вы, ко­неч­но, по­ни­ма­е­те, что я ис­пы­ты­ваю силь­ный ин­те­рес к де­лу, ко­то­рое сам сде­лал. – Он оста­но­вил­ся и по­пра­вил оч­ки. – Во-пер­вых, хо­чу вас за­ве­рить, что я ви­но­вен. Это убий­ство – де­ло мо­их рук. Бен­дикс кив­нул и по­ду­мал: «Хо­ро­шо, Мор­гун, ты про­из­вел на ме­ня впе­чат­ле­ние. Что даль­ше?» – Я… на­вер­ное, вы за­хо­ти­те за­пи­сать мой рас­сказ на маг­ни­то­фон или еще как-ни­будь… Лей­те­нант Бен­дикс улыб­нул­ся. – Мой кол­ле­га, сер­жант Бар­н­харт, за­пи­шет все, что вы рас­ска­же­те… Ты же изу­чал в шко­ле сте­но­гра­фию, Пит, не прав­да ли? Пит Бар­н­харт, ти­хо си­дев­ший за сто­лом в уг­лу ком­на­ты, с улыб­кой кив­нул. Эме­ри Прун нерв­но ог­ля­нул­ся че­рез пле­чо на по­ли­цей­ско­го в фор­ме. – Я и не знал, что он остал­ся, – без осо­бой ра­до­сти про­из­нес он. – Я ду­мал, что он… ушел. – Не вол­нуй­тесь. Он ве­дет се­бя очень ти­хо и не по­ме­ша­ет нам, – кив­нул лей­те­нант и вы­пу­стил к по­тол­ку об­ла­ко ды­ма. – Итак, рас­ска­зы­вай­те, ми­стер Прун. – Да, ко­неч­но. Ну… я знаю, что не по­хож на убий­цу, лей­те­нант Бен­дикс, но с дру­гой сто­ро­ны… – негром­ко рас­сме­ял­ся он, – мы ред­ко по­хо­жи на тех, кем яв­ля­ем­ся на са­мом де­ле. Убий­цы внешне ма­ло чем от­ли­ча­ют­ся от обыч­ных лю­дей. Бен­дикс с тру­дом спра­вил­ся с зе­во­той. По­че­му эти шут­ни­ки все­гда при­хо­дят ис­по­ве­до­вать­ся к обе­ду? Гос­по­ди, как же я про­го­ло­дал­ся! Ес­ли поз­во­лить это­му ти­пу сво­бод­но из­лить всю ду­шу, то при­дет­ся про­си­деть здесь с ним всю ночь. Хе­лен ме­ня убьет, ес­ли я и се­год­ня опоз­даю на ужин. По­жа­луй, сто­ит его по­то­ро­пить. Нуж­но по­про­бо­вать за­да­вать ему на­во­дя­щие во­про­сы. – Как вы про­ник­ли в квар­ти­ру мис­сис Сло­ун? – по­ин­те­ре­со­вал­ся он. – Из­ме­нил внеш­ность, – с лу­ка­вой улыб­кой от­ве­тил Прун, слег­ка на­гнув­шись впе­ред. – Я вы­дал се­бя за те­ле­ви­зи­он­щи­ка. – Вы хо­ти­те ска­зать, что пред­ста­ви­лись ма­сте­ром по ре­мон­ту те­ле­ви­зо­ров? – Нет. В та­ком слу­чае мне бы ни­ко­гда не уда­лось про­ник­нуть в квар­ти­ру. От­ку­да мне бы­ло знать, вы­зы­ва­ла она ма­сте­ра или нет… Нет, я ре­шил при­тво­рить­ся пред­ста­ви­те­лем те­ле­ви­зи­он­ной ком­па­нии, в неко­то­ром ро­де ком­ми­во­я­же­ром. Я ска­зал мис­сис Сло­ун, что ее имя вы­бра­ли на­угад вме­сте с име­на­ми чет­ве­рых дру­гих лю­дей для бес­плат­ной уста­нов­ки кон­вер­те­ра. – Кон­вер­те­ра? – пе­ре­спро­сил де­тек­тив. – Так на­зы­ва­ет­ся устрой­ство, ко­то­рое пре­об­ра­зу­ет чер­но-бе­лый сиг­нал в цвет­ной. Я чи­тал о них в жур­на­ле и при­бли­зи­тель­но пред­став­ляю, как они ра­бо­та­ют. – Яс­но. Она вас впу­сти­ла? – Да, – с гор­до­стью со­об­щил Эме­ри Прун. – Я убе­дил ее в том, что сде­лаю ей цвет­ной те­ле­ви­зор. Она бы­ла бла­го­дар­на и ра­да, что мы вы­бра­ли ее имя. Она очень раз­вол­но­ва­лась и быст­ро го­во­ри­ла. Ну зна­е­те, та­ра­то­ри­ла, как ча­сто де­ла­ют женщины, ко­гда их что-то бес­по­ко­ит… Нор­ман Бен­дикс кив­нул с по­ни­ма­ю­щим ви­дом. – Она при­гла­си­ла ме­ня и ска­за­ла, что муж очень об­ра­ду­ет­ся, ко­гда ве­че­ром вер­нет­ся до­мой и узна­ет, что она вы­иг­ра­ла в лотерею кон­вер­тер. Ска­за­ла, что это бу­дет для него за­ме­ча­тель­ный сюр­приз, – улыб­нул­ся ми­стер Прун. Он яв­но ис­кренне ра­до­вал­ся, что сде­лал при­ят­ны­ми по­след­ние ми­ну­ты жиз­ни мис­сис Мар­сии Сло­ун. – Я во­шел с сум­кой. На мне был си­ний ком­би­не­зон и кеп­ка, куп­лен­ные на­ка­нуне. Кста­ти, я мо­гу дать вам на­зва­ние ма­га­зи­на, где их по­ку­пал. Они под­твер­дят, что я не вы­ду­мы­ваю…

– По­ка в этом нет необ­хо­ди­мо­сти, – твер­до пре­рвал его лей­те­нант Бен­дикс. – Сна­ча­ла рас­ска­жи­те о са­мом пре­ступ­ле­нии, а с де­та­ля­ми раз­бе­рем­ся позд­нее. – Хо­ро­шо, как ска­же­те. Я про­сто по­ду­мал… ну что же, зна­чит, я по­ста­вил на стул сум­ку и… – Сум­ку? – с во­про­си­тель­ной ин­то­на­ци­ей по­вто­рил лей­те­нант. – Да, сум­ку. В ней ле­жа­ли га­еч­ный ключ и дру­гие ин­стру­мен­ты. – За­чем они вам? – Это мои ору­дия тру­да, – быст­ро за­ми­гал Прун. – Ору­дия убий­ства. Я все­гда бе­ру их с со­бой на де­ло и ис­поль­зую то, что боль­ше все­го под­хо­дит в каж­дом кон­крет­ном слу­чае. очень хо­ро­шо ме­ня встре­ти­ла. По­сле то­го как я во­шел, она на­ча­ла рас­спра­ши­вать о том, как ра­бо­та­ет кон­вер­тер. Она ни­че­го не по­до­зре­ва­ла до тех пор, по­ка… – До тех пор по­ка что, ми­стер Прун? – пе­ре­спро­сил Бен­дикс по­сле то­го, как со­бе­сед­ник за­мол­чал. – По­ка я не пе­ре­стал от­ве­чать ей. Я сто­ял пе­ред ней, с улыб­кой смот­рел на нее и мол­чал. – И что она сде­ла­ла? – За­нерв­ни­ча­ла. Пе­ре­ста­ла улы­бать­ся. Спро­си­ла, по­че­му я ни­че­го не де­лаю с те­ле­ви­зо­ром? Но я ни­че­го не от­ве­чал. Толь­ко сто­ял и на­блю­дал за тем, как глу­бо­ко в ее гла­зах рож­да­ет­ся страх. – Ко- – Что вы хо­ти­те этим ска­зать? – не по­нял Нор­ман Бен­дикс. – Я го­во­рю о том, что луч­ше все­го под­хо­дит к лич­но­сти жерт­вы, – объ­яс­нил Прун. – Я каж­дый раз вы­би­раю ору­дие, ко­то­рое, по мо­е­му мне­нию, луч­ше под­хо­дит жерт­ве. Каж­дый че­ло­век – лич­ность со сво­им ха­рак­те­ром, сво­и­ми при­стра­сти­я­ми и ан­ти­па­ти­я­ми. – Зна­чит, – мно­го­зна­чи­тель­но про­из­нес Бен­дикс, при­сталь­но гля­дя в гла­за со­бе­сед­ни­ка, ми­га­ю­щие из-за тол­стых сте­кол, – вы уже уби­ва­ли рань­ше? – Ко­неч­но, лей­те­нант, – с до­воль­ным ви­дом улыб­нул­ся Эме­ри Прун. – Пять раз до мис­сис Сло­ун. Я убил пять ле­ди. – Но по­че­му вы так позд­но при­шли в по­ли­цию? – спро­сил де­тек­тив. – По­че­му не при­зна­лись рань­ше? – По­то­му что я так ре­шил. По­то­му что я то­гда еще не до­стиг сво­ей це­ли. – И ка­ко­ва ва­ша цель? – До­ве­сти счет до ше­сти. Я с са­мо­го на­ча­ла со­би­рал­ся убить шесть жен­щин и по­том при­знать­ся. Я так сей­час и сде­лал. Каж­дый че­ло­век дол­жен иметь в жиз­ни цель. Мо­ей це­лью бы­ли шесть убийств. – По­нят­но… Вер­нем­ся к мис­сис Сло­ун. Что про­изо­шло по­сле то­го, как она вас впу­сти­ла? – Я по­ста­вил сум­ку и по­до­шел к ней. – Где она в тот мо­мент на­хо­ди­лась? – уточ­нил лей­те­нант. – Она сто­я­ла в цен­тре ком­на­ты и смот­ре­ла на ме­ня. Смот­ре­ла с улыб­кой. Она ро­тыш­ка умолк. Он из­ме­нил­ся – быст­ро и хрип­ло ды­шал, на лбу за­бле­сте­ли кап­ли по­та. – Я очень люб­лю на­блю­дать, как в гла­зах жен­щин по­яв­ля­ет­ся страх, лей­те­нант. Вос­хи­ти­тель­ное зре­ли­ще, мо­же­те мне по­ве­рить… – Про­дол­жай­те. – Я ви­дел, что она при­бли­жа­ет­ся к то­му, что­бы за­кри­чать. Пе­ред тем как она на­бра­ла в рот воз­ду­ха и на­ча­ла кри­чать, я за­жал ей рот и уда­рил но­гой. – Что вы ска­за­ли? – мо­мен­таль­но на­пряг­ся Нор­ман Бен­дикс. – Я ска­зал, что уда­рил ее но­гой в жи­вот, что­бы не дать ей за­кри­чать. Лей­те­нант Бен­дикс быст­ро по­га­сил си­га­ре­ту. Мо­жет быть, по­ду­мал он, этот Прун не так прост, как ка­жет­ся… – Что бы­ло по­сле это­го, ми­стер Прун? – Я вер­нул­ся к сум­ке и вы­брал нож. С длин­ным лез­ви­ем. Из хо­ро­шей проч­ной ста­ли. За­тем опять по­до­шел к мис­сис Сло­ун и пе­ре­ре­зал ей гор­ло. Зна­е­те, я ис­пы­тал огром­ное удо­вле­тво­ре­ние, по­то­му что до­стиг це­ли. По­то­му что я успеш­но вы­пол­нил за­да­чу. – Это все? – по­ин­те­ре­со­вал­ся Бен­дикс, а про се­бя по­ду­мал, что, ес­ли он рас­ска­жет о два­дца­ти од­ной ране, то зна­чит, это тот че­ло­век, ко­то­рый им ну­жен. Удар но­гой в жи­вот мож­но при­ду­мать, но ес­ли он рас­ска­жет о ра­нах… – Нет, не все. Я пе­ре­ка­тил ее на жи­вот и оста­вил свой фир­мен­ный знак. – Ка­кой фир­мен­ный знак? – быст­ро спро­сил де­тек­тив. Ко­ро­тыш­ка лу­ка­во улыб­нул­ся из-за тол­стых оч­ков. – Ну ти­па зна­ка Зор­ро, – объ­яс­нил он. – Я оста­вил ини­ци­а­лы. Вы­ре­зал у нее на спине Э.Т.П. – Эме­ри Т. Прун. Бен­дикс тя­же­ло вздох­нул и уста­ло от­ки­нул­ся на спин­ку крес­ла. Он мыс­лен­но ска­зал се­бе, что на­де­ять­ся не вред­но, и по­лез в пач­ку за оче­ред­ной си­га­ре­той. – Еще я от­ре­зал у нее уши, – с гор­до­стью до­ба­вил Прун. – Уши для мо­ей кол­лек­ции. Сей­час в ней шесть пар ушей. – Вы слу­чай­но не за­хва­ти­ли их с со­бой? – хмык­нул Нор­ман Бен­дикс. – Нет, лей­те­нант. Я дер­жу их до­ма в ко­роб­ке, вер­нее в ме­тал­ли­че­ском ящи­ке в ста­рин­ном ко­мо­де из ро­зо­во­го де­ре­ва. – Те­перь все? – Да, это все, – кив­нул Эме­ри Т. Прун. – От­ре­зав уши, я вы­шел из квар­ти­ры и по­ехал до­мой. Это бы­ло три дня на­зад. Я при­вел в по­ря­док все свои де­ла и при­шел к вам… Все, я го­тов к ка­ме­ре. – Ни­ка­кой ка­ме­ры, ми­стер Прун. – Как ни­ка­кой ка­ме­ры, лей­те­нант? – От неожи­дан­но­сти Прун слег­ка при­встал. Его ниж­няя гу­ба за­дро­жа­ла, а гла­за ши­ро­ко рас­кры­лись. – Я… я не по­ни­маю. – Я хо­чу ска­зать, что сей­час вы мо­же­те спо­кой­но по­ехать до­мой. Воз­вра­щай­тесь к нам зав­тра утром. Око­ло вось­ми. Мы раз­бе­рем­ся со все­ми де­та­ля­ми… за­пи­шем на­зва­ние ма­га­зи­на одеж­ды и то­му по­доб­ное. По­сле это­го бу­дем ре­шать, что с ва­ми де­лать. – Но я… я… – Спо­кой­ной но­чи, ми­стер Прун! – ре­ши­тель­но обо­рвал его лей­те­нант. – Сер­жант Бар­н­харт про­во­дит вас. Лей­те­нант Бен­дикс до­вел их до две­ри сво­е­го ка­би­не­та. Он сто­ял и смот­рел, как Прун с Бар­н­хар­том про­шли по уз­ко­му ко­ри­до­ру и на­ча­ли спус­кать­ся по лест­ни­це. Стран­ный тип, по­ду­мал де­тек­тив. Этот яв­но от­ли­чал­ся от осталь­ных. Очень стран­ный… Эме­ри Т. Прун вы­ехал с пар­ко­воч­ной сто­ян­ки по­ли­цей­ско­го управ­ле­ния и влил­ся в ве­чер­ний по­ток ма­шин. Как лег­ко все ока­за­лось! Как вос­хи­ти­тель­но и упо­и­тель­но лег­ко! Он ис­пы­тал непе­ре­да­ва­е­мое сло­ва­ми вол­не­ние от по­се­ще­ния ло­го­ва ль­ва! По си­ле ощу­ще­ний оно по­чти не усту­па­ло воз­буж­де­нию, ко­то­рое он ис­пы­ты­вал, ко­гда дер­жал в ру­ках нож и кром­сал оче­ред­ную жерт­ву. Да, ко­неч­но, эпи­зод с уда­ром но­гой в жи­вот был немно­го рис­ко­ван­ным. Рис­ко­ван­ным, но ге­ни­аль­ным! Прун вспом­нил вы­ра­же­ние на ли­це лей­те­нан­та и вновь улыб­нул­ся. По­тря­са­ю­ще! Иде­аль­но! С ли­ца Эме­ри Пру­на не схо­ди­ла до­воль­ная улыб­ка. Он улы­бал­ся, по­то­му что знал: впе­ре­ди его ждет еще мно­го та­ко­го же вос­хи­ти­тель­но­го вол­не­ния. На­мно­го боль­ше и силь­нее, чем сей­час…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.