Пер­вая Аф­ган­ская...

По­чти 90 лет на­зад Крас­ная Ар­мия по­тер­пе­ла неуда­чу в Аф­га­ни­стане

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Па­вел ЖУ­КОВ

Со­вет­ский Со­юз два­жды втор­гал­ся в Аф­га­ни­стан, и оба ра­за неудач­но. О по­след­нем пре­бы­ва­нии войск Со­вет­ской Ар­мии из­вест­но прак­ти­че­ски все, а вот о пер­вой опе­ра­ции Крас­ной Ар­мии из­вест­но ма­ло, так как она бы­ла за­сек­ре­че­на. О том, как Со­вет­ский Со­юз в 1929 го­ду по­мо­гал вер­нуть трон ко­ро­лю Аф­га­ни­ста­на Ама­нул­ле, – спе­ци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

ВОС­СТА­НИЕ И АНАР­ХИЯ

Со­вет­ский Со­юз два­жды втор­гал­ся в Аф­га­ни­стан, и оба ра­за неудач­но. Оба ра­за вой­ска Крас­ной Ар­мии офи­ци­аль­но при­гла­ша­ли в со­сед­нюю стра­ну вла­сти, и оба ра­за при­хо­ди­лось ее по­ки­дать, не до­стиг­нув це­ли. О по­след­нем пре­бы­ва­нии войск Со­вет­ской Ар­мии из­вест­но прак­ти­че­ски все, а вот о пер­вой опе­ра­ции Крас­ной Ар­мии из­вест­но ма­ло, так как она бы­ла за­сек­ре­че­на. О том, как Со­вет­ский Со­юз по­мо­гал вер­нуть трон ко­ро­лю Аф­га­ни­ста­на Ама­нул­ле, читайте в рас­сле­до­ва­нии «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

фев­ра­ля 1919 го­да эми­ром Аф­га­ни­ста­на стал Ама­нул­ла-хан. Сра­зу по­сле вос­ше­ствия на пре­стол он объ­явил о пол­ной не­за­ви­си­мо­сти сво­ей стра­ны. На та­кое за­яв­ле­ние не мог­ла не сре­а­ги­ро­вать Ве­ли­ко­бри­та­ния: на­ча­лась англо-аф­ган­ская вой­на. Про­дли­лась она два го­да и за­вер­ши­лась при­зна­ни­ем не­за­ви­си­мо­сти Аф­га­ни­ста­на. Так как эмир раз­де­лял взгля­ды мла­до­аф­ган­цев, он на­чал про­во­дить в стране мно­го­чис­лен­ные ре­фор­мы, на­прав­лен­ные на мо­дер­ни­за­цию и уси­ле­ние цен­траль­ной вла­сти. Так­же пра­ви­тель за­пре­тил мно­го­жен­ство и бра­ки с несо­вер­шен­но­лет­ни­ми. Ама­нул­ла-хан при­нял Кон­сти­ту­цию, раз­ре­шил сво­бод­ную куплю-про­да­жу зем­ли, а на­ту­раль­ный на­лог за­ме­нил на де­неж­ный. Вско­ре Аф­га­ни­стан пре­вра­тил­ся в ко­ро­лев­ство, а Ама­нул­ла-хан стал пер­вым ко­ро­лем это­го го­су­дар­ства. Му­суль­ман­ское ду­хо­вен­ство очень ост­ро ре­а­ги­ро­ва­ло на все но­во­вве­де­ния пра­ви­те­ля. И вско­ре в стране об­ра­зо­вал­ся мощ­ный ко­стяк оп­по­зи­ции. Мо­дер­ни­за­ция, со­от­вет­ствен­но, при­ве­ла к уве­ли­че­нию по­бо­ров с на­се­ле­ния, что толь­ко усу­гу­би­ло си­ту­а­цию. Пер­вы­ми недо­воль­ство вы­ска­за­ли кре­стьяне, од­на­ко осталь­ные слои об­ще­ства их не под­дер­жа­ли. Но ко­гда Ама­нул­ла-хан на­чал от­кры­вать шко­лы для жен­щин и под­пи­сал указ, за­пре­ща­ю­щий но­сить тра­ди­ци­он­ные аф­ган­ские одеж­ды, недо­воль­ны­ми ока­за­лись все. Ка­та­ли­за­то­ром для на­ча­ла вос­ста­ния по­слу­жи­ла фо­то­гра­фия же­ны ко­ро­ля Со­райи Тар­зи, на ко­то­рой она бы­ла в ев­ро­пей­ском пла­тье и без чад­ры. Пу­штун­ские пле­ме­на по­тре­бо­ва­ли из­гна­ния пра­вя­щей че­ты. Из­на­чаль­но вос­ста­ние охва­ти­ло про­вин­цию Лагман, где оно об­ре­ло сво­е­го ли­де­ра по име­ни Ба­ча-и Са­као. Та­джик по на­ци­о­наль­но­сти, он ро­дил­ся в про­стой се­мье и по­лу­чил имя от от­ца (Ба­ча-и Са­као пе­ре­во­дит­ся как «сын во­до­но­са»). В дет­стве за пло­хое по­ве­де­ние его вы­гна­ли из мед­ре­се, и Са­као остал­ся негра­мот­ным. За­тем бы­ла служба в ар­мии, но труд­ный ха­рак­тер юно­ши да­вал о себе знать. В кон­це кон­цов Са­као стал про­мыш­лять бан­ди­тиз­мом. Вос­ста­ние в Аф­га­ни­стане он су­мел об­ра­тить в свою поль­зу, объ­еди­нив та­джи­ков и гиль­заи. С этим вой­ском Ба­ча-и Са­као дви­нул­ся на Ка­бул. Ар­мия ко­ро­ля не смог­ла дать от­пор мя­теж­ни­кам. Си­ту­а­цию усу­гу­би­ло и то, что на сто­ро­ну по­встан­цев ча­сто пе­ре­хо­ди­ли це­лые пол­ки, недо­воль­ные «ев­ро­пей­ски­ми» ре­фор­ма­ми Ама­нул­лы-ха­на. В ян­ва­ре 1929 го­да ко­роль, по­ни­мая, что по­га­сить вос­ста­ние не по­лу­чит­ся, пе­ре­дал власть сво­е­му бра­ту Ина­я­тул­ле-ха­ну, а сам сбе­жал. И уже 17-го чис­ла это­го же ме­ся­ца Ба­ча-и Са­као за­нял Ка­бул. Пер­вым де­лом он сме­нил имя на Ха­бибул­ла, а за­тем упразд­нил зва­ние ко­ро­ля, вер­нув тра­ди­ци­он­ное «эмир». В сто­ли­це на­ча­лась чист­ка по эт­ни­че­ско­му и ре­ли­ги­оз­но­му прин­ци­пу. Пу­шту­ны, бу­дучи яры­ми сун­ни­та­ми, об­ру­ши­ли «ка­ру Ал­ла­ха» на ха­за­рей­цев, ко­то­рые при­над­ле­жа­ли к ши­ит­ско­му те­че­нию. В Ка­бу­ле на­ча­лись под­жо­ги и по­гро­мы школ и фаб­рик. Но осо­бен­но по­стра­да­ли ра­дио­стан­ции и жур­на­ли­сты, ко­то­рые, по мне­нию сун­ни­тов, па­губ­но вли­я­ли на ра­зум ис­тин­ных му­суль­ман. Очень быст­ро в Аф­га­ни­стане во­ца­ри­лась анар­хия. Раз­лич­ный сброд сби­вал­ся в бан­ды и тер­ро­ри­зи­ро­вал на­се­ле­ние «сво­ей» тер­ри­то­рии. Со­сед­ние ки­шла­ки на­ча­ли вой­ну друг с дру­гом, вспом­нив ста­рые оби­ды. Прав­ле­ние Ха­бибул­лы, как утвер­ждал аф­ган­ский исто­рик Мир Гу­лам Му­хам­мад Гу­бар, ста­ло на­сто­я­щей тра­ге­ди­ей и на­ка­за­ни­ем за гре­хи для всей стра­ны.

ПО­МОЩЬ ИЗВНЕ

Сме­ной вла­сти в Аф­га­ни­стане вос­поль­зо­ва­лись ты­ся­чи уз­бе­ков, та­джи­ков и турк­мен, ко­то­рые бе­жа­ли из России во вре­мя ста­нов­ле­ния со­вет­ской вла­сти. Во вре­мя прав­ле­ния Ама­нул­лы-ха­на лю­бая по­пыт­ка про­рвать­ся на ис­то­ри­че­скую ро­ди­ну же­сто­ко ка­ра­лась, но при Ха­бибул­ле бас­ма­чи по­чув­ство­ва­ли сво­бо­ду. По­это­му их от­ря­ды то и де­ло ста­ли на­ве­ды­вать­ся в ки­шла­ки и аулы на тер­ри­то­рии СССР. Моск­ву та­кое положение дел, ко­неч­но, бес­по­ко­и­ло. Но пред­при­ни­мать ка­ки­е­ли­бо ша­ги со­вет­ское пра­ви­тель­ство не спе­ши­ло. Од­на­ко си­ту­а­ция в корне из­ме­ни­лась, ко­гда Ама­нул­ла-хан лич­но по­про­сил о по­мо­щи. Он же­лал вер­нуть пре­стол. Ему от­ка­зать не мог­ли. Во-пер­вых, имен­но он пер­вым из всех ми­ро­вых ли­де­ров при­знал Со­вет­ский Со­юз. Во-вто­рых, это был пре­крас­ный по­вод для на­ве­де­ния по­ряд­ка в при­гра­нич­ной тер­ри­то­рии и рас­про­стра­не­ния сво­е­го вли­я­ния на со­сед­нее го­су­дар­ство. В-тре­тьих, Ха­бибул­ла ока­зал­ся ярым про­тив­ни­ком не толь­ко все­го ев­ро­пей­ско­го, но и со­вет­ско­го, а зна­чит, по опре­де­ле­нию по­па­дал в чис­ло вра­гов. В Сред­не­ази­ат­ском бю­ро ЦК ВКП (б) и во­все счи­та­ли, что Са­као – ан­глий­ская ма­ри­о­нет­ка, ко­то­рую воз­ве­ли на пре­стол с од­ной це­лью – вер­нуть утра­чен­ную Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей при Ама­нул­ле власть над Аф­га­ни­ста­ном. И ре­ше­ние бы­ло при­ня­то. Вслед за сверг­ну­тым пра­ви­те­лем в ЦК ВКП (б) с по­доб­ной прось­бой об­ра­тил­ся и ге­не­раль­ный кон­сул Аф­га­ни­ста­на в Таш­кен­те Гу­лям-На­би-хан. Он по­про­сил раз­ре­ше­ния на фор­ми­ро­ва­ние от­ря­да на тер­ри­то­рии СССР из сто­рон­ни­ков Ама­нул­лы (в боль­шин­стве сво­ем это бы­ли беглые ха­за­рей­цы, ко­то­рые жаж­да­ли от­мще­ния. – Прим. ред.). По за­мыс­лу этот от­ряд дол­жен был по­мочь ос­нов­ным си­лам, ко­то­рые со­став­ля­ли крас­но­ар­мей­цы, втор- гнуть­ся в Аф­га­ни­стан, про­ве­сти за­чист­ку от мя­теж­ни­ков несколь­ких круп­ных го­ро­дов, а за­тем вер­нуть Ама­нул­ле Ка­бул. Ру­ко­вод­ство СССР ини­ци­а­ти­ву Гу­ля­ма-На­би-ха­на под­дер­жа­ло и по­ру­чи­ло за­нять­ся фор­ми­ро­ва­ни­ем от­ря­да ко­ман­ду­ю­ще­му Сред­не­ази­ат­ским во­ен­ным окру­гом Мар­ки­а­ну Яко­вле­ви­чу Гер­ма­но­ви­чу. По­зна­ко­мив­шись с «но­во­бран­ца­ми», Гер­ма­но­вич отра­пор­то­вал на­чаль­ству о сла­бой во­ен­ной под­го­тов­ке аф­ган­цев. Вы­яс­ни­лось, что стрел­ки из них хо­ро­шие, но вот с вин­тов­ка­ми, ко­то­рые сто­я­ли на во­ору­же­нии СССР, они со­вер­шен­но не зна­ко­мы. По­рой де­ло до­хо­ди­ло до аб­сур­да. Неко­то­рые ха­за­рей­цы, у ко­то­рых не по­лу­ча­лось пе­ре­дер­нуть за­твор, что­бы пе­ре­за­ря­дить ору­жие, на­чи­на­ли бить по нему кам­нем. По­ни­мая, что с та­ким от­ря­дом успе­хи опе­ра­ции вы­гля­дят очень ту­ман­но, к аф­ган­цам до­ба­ви­ли опыт­ных крас­но­ар­мей­цев под на­ча­лом Ви­та­лия Мар­ко­ви­ча При­ма­ко­ва. Про­ве­дя несколь­ко уче­ний, 10 ап­ре­ля 1929 го­да Ви­та­лий Мар­ко­вич до­ло­жил на­чаль­ству, что его от­ряд пол­но­стью го­тов к вы­пол­не­нию опе­ра­ции. 15 ап­ре­ля 1929 го­да пре­вра­ти­лось для аф­ган­ских по­гра­нич­ни­ков в кош­мар. В этот день со сто­ро­ны со­вет­ско­го Уз­бе­ки­ста­на в рай­оне го­ро­да Тер­мез неожи­дан­но по­яви­лись аэро­пла­ны, во­ору­жен­ные пу­ле­ме­та­ми, и на­пра­ви­лись на по­гра­нич­ный гар­ни­зон Пат­та-Ги­сар. По­ка аф­ган­цы удив­лен­но рас­смат­ри­ва­ли кры­ла­тые ма­ши­ны, те со­вер­ши­ли бо­е­вой раз­во­рот и ата­ко­ва­ли. Сна­ча­ла в ход по­шли пу­ле­ме­ты, за­тем на­ча­лась бом­бар­ди­ров­ка. Несколь­ко бомб по­па­ли в ка­зар­му, что при­ве­ло к ее пол­но­му раз­ру­ше­нию. Вско­ре от гар­ни­зо­на оста­лись лишь ды­мя­щи­е­ся ру­и­ны. Из 50 по­гра­нич­ни­ков вы­жить уда­лось толь­ко двум. Они-то и от­пра­ви­лись за по­мо­щью. Вся опе­ра­ция по уни­что­же­нию гар­ни­зо­на за­ня­ла чуть боль­ше де­ся­ти ми­нут. По­ка шла бом­бар­ди­ров­ка гар­ни­зо­на, от­ряд При­ма­ко­ва на мо­тор­ных лод­ках, а так­же баржах и ка­ю­ках бла­го­по­луч­но фор­си­ро­вал Аму­да­рью. В его под­чи­не­нии на­хо­ди­лись 2 тыс. крас­но­ар­мей­цев и сто­рон­ни­ков сверг­ну­то­го пра­ви­те­ля, сбе­жав­ших по­сле сме­ны вла­сти на тер­ри­то­рию со­вет­ско­го Уз­бе­ки­ста­на. А еще ба­та­льон из 400 крас­но­ар­мей­цев, во­ору­жен­ных «Мак­си­ма­ми» и гор­ны­ми трех­дюй­мов­ка­ми. Так­же в рас­по­ря­же­нии При­ма­ко­ва бы­ло бо­лее 20 пу­ле­ме­тов и несколь­ко пу­шек. Вско­ре к Пат­та-Ги­са­ру из со­сед­ней за­ста­вы Сия-Герт, на­хо­див­шей­ся на рас­сто­я­нии око­ло 20 верст, вы­дви­ну­лась сот­ня всад­ни­ков. Но по­гра­нич­ни­ки су­ме­ли прой­ти лишь пять, по­сле че­го их встре­тил пу­ле­мет­ный огонь крас­но­ар­мей­цев. Ко­гда с аф­ган­ски­ми всад­ни­ка­ми, при­быв­ши­ми в Пат­та-Ги­сар, бы­ло по­кон­че­но,

При­ма­ков по­вел сво­их сол­дат в глубь Аф­га­ни­ста­на. Вско­ре к ним при­со­еди­ни­лись пять со­тен ха­за­рей­цев, со­хра­нив­ших вер­ность Ама­нул­ле. Из них При­ма­ков сфор­ми­ро­вал от­дель­ный ба­та­льон. Кста­ти, сам сверг­ну­тый ко­роль в это вре­мя со­брал ар­мию из 14 тыс. сол­дат и по­вел их для ре­ша­ю­ще­го уда­ра на Ка­бул.

ДЖИХАД НЕВЕР­НЫМ

Уже че­рез сут­ки от­ряд При­ма­ко­ва оса­дил Ке­лиф. На пред­ло­же­ние сдать­ся аф­ган­цы от­ве­ти­ли от­ка­зом. Но сто­и­ло толь­ко при­ме­нить пуш­ки и пу­ле­ме­ты, как гар­ни­зон вы­ве­сил бе­лый флаг, а са­ми сол­да­ты в па­ни­ке разбежались. На сле­ду­ю­щий день без боя был взят Ха­на­бад. Не до­жи­да­ясь крас­но­ар­мей­цев, гар­ни­зон про­сто по­ки­нул го­род. Несмот­ря на успех, При­ма­ко­ву уда­ва­лось со­хра­нить сек­рет­ность опе­ра­ции. В Аф­га­ни­стане счи­та­ли, что в стране ору­ду­ет ар­мия, вер­ная Ама­нул­ле, а про уча­стие крас­но­ар­мей­цев не знал да­же со­вет­ский ген­кон­сул, на­хо­дя­щий­ся в Ма­за­ри-Ша­ри­фе. Ко­гда При­ма­ков по­до­шел к это­му го­ро­ду, а дру­гая часть его от­ря­да – к Мир­ха Ка­сы­му, гу­бер­на­тор по­тре­бо­вал у ген­кон­су­ла объ­яс­не­ний. По­нят­но, что то­му от­ве­тить бы­ло нече­го. Со­вет­ская ар­мия, быст­ро разо­брав­шись с за­щит­ни­ка­ми с по­мо­щью пу­ле­ме­тов, под­ка­ти­ла к во­ро­там пуш­ки и да­ла залп. Го­род был за­хва­чен в крат­чай­шее вре­мя прак­ти­че­ски без по­терь. Аф­ган­цев же по­гиб­ло око­ло 3 тыс. Од­на часть вы­жив­ших укры­лась в го­ро­де Таш­кур­ган, дру­гая – спря­та­лась в бли­жай­шем фор­по­сте под на­зва­ни­ем Дей­да­ди. Кста­ти, во вре­мя штур­ма Ма­за­ри-Ша­ри­фа крас­но­ар­мей­цы рас­кры­ли себя, за­быв, что им необ­хо­ди­мо стро­ить из себя аф­ган­цев, во­ю­ю­щих за воз­вра­ще­ние Ама­нул­лы на пре­стол. Вме­сто то­го что­бы мол­ча ид­ти на за­хват го­ро­да, сол­да­ты Крас­ной Ар­мии на­ча­ли кри­чать ис­кон­но рус­ское «Ура!». Да и во­об­ще во­и­ны При­ма­ко­ва по­сле за­хва­та го­ро­да не осо­бо бес­по­ко­и­лись о кон­спи­ра­ции. По­всю­ду слы­ша­лась рус­ская речь. А на аэро­пла­нах, со­вер­шав­ших раз­ве­ды­ва­тель­ные по­ле­ты, ни­кто да­же не удо­су­жил­ся за­кра­сить крас­ных звезд. Все это силь­но бес­по­ко­и­ло При­ма­ко­ва. Он по­ни­мал, что ес­ли кто-ни­будь из ино­стран­ных аген­тов су­ме­ет сфо­то­гра­фи­ро­вать воз­душ­ные ма­ши­ны, то на се­рьез­ные пре­тен­зии дру­гих го­су­дарств от­ве­тить бу­дет нече­го. Но, несмот­ря на про­маш­ки и оплош­но­сти, опе­ра­ция раз­ви­ва­лась успеш­но. Прав­да, был один ню­анс, ко­то­рый обе­щал пе­ре­ра­с­ти в се­рьез­ную про­бле­му. Перед по­хо­дом Ама­нул­ла-хан и Гу­лям-На­би-хан за­ве­ря­ли, что как толь­ко Крас­ная Ар­мия по­па­дет в Аф­га­ни­стан, то быст­ро ста­нет об­рас­тать ты­ся­ча­ми сол­дат, вер­ных свер­жен­но­му пра­ви­те­лю. В дей­стви­тель­но­сти все ока­за­лось с точ­но­стью до на­обо­рот. Ис­лам­ское ду­хо­вен­ство, а так­же уче­ны­еис­ла­ми­сты и во­ен­ные объ­яви­ли джихад, на­прав­лен­ный на вторг­нув­ших­ся в их зем­ли чу­же­стран­цев. Мно­го­чис­лен­ные тол­пы ре­ли­ги­оз­ных фа­на­ти­ков, объ­еди­нив­ши­е­ся под зе­ле­ным зна­ме­нем про­ро­ка, по­счи­та­ли сво­им дол­гом уни­что­жить невер­ных. Да и про­стое мир­ное на­се­ле­ние ста­ло крайне враж­деб­но от­но­сить­ся к чу­же­стран­цам. На сле­ду­ю­щий день по­сле то­го, как При­ма­ков взял Ма­за­ри-Ша­риф, из близлежащей кре­по­сти Дей­да­ди вы­шел от­ряд аф­ган­цев для осво­бож­де­ния глав­но­го го­ро­да се­вер­ной ча­сти стра­ны. По пу­ти к ним при­со­еди­ни­лись несколь­ко пле­мен­ных опол­че­ний. Несмот­ря на то что вой­ско бы­ло пло­хо во­ору­же­но, пу­ле­мет­ный огонь их не оста­но­вил. С ре­ли­ги­оз­ны­ми пес­ня­ми и мо­лит­ва­ми аф­ган­цы но­вы­ми и но­вы­ми вол­на­ми на­ка­ты­ва­ли на сте­ны го­ро­да. По­ни­мая, что бес­ко­неч­но так про­дол­жать­ся не мо­жет, Ви­та­лий Мар­ко­вич за­про­сил по­мо­щи. Го­род к то­му вре­ме­ни уже ока­зал­ся за­жа­тым в плот­ное коль­цо. Бо­е­при­па­сы бы­ли на ис­хо­де, по­это­му вы­ка­ши­вать аф­ган­цев пу­ле­мет­ным ог­нем не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. Те­ле­грам­му При­ма­ко­ва по­лу­чи­ли в Таш­кен­те. Ру­ко­вод­ство Сред­не­ази­ат­ско­го во­ен­но­го окру­га быст­ро при­ня­ло ре­ше­ние. На вы­руч­ку крас­но­ар­мей­цам был от­прав­лен пу­ле­мет­ный эс­кад­рон. Но, прой­дя лишь несколь­ко ки­ло­мет­ров по чу­жой зем­ле, сол­да­ты столк­ну­лись с оже­сто­чен­ным со­про­тив­ле­ни­ем мест­но­го на­се­ле­ния. По­это­му им при­шлось вер­нуть­ся на дру­гой, род­ной бе­рег Аму­да­рьи. То­гда со сто­ро­ны Со­вет­ско­го Со­ю­за на по­мощь оса­жден­ным от­пра­ви­лись аэро­пла­ны. 26 ап­ре­ля они до­ста­ви­ли де­ся­ток пу­ле­ме­тов и па­ру со­тен сна­ря­дов. Но хоть как-ни­будь из­ме­нить си­ту­а­цию это не мог­ло. К то­му же аф­ган­цы пе­ре­ко­па­ли ары­ки, тя­ну­щи­е­ся с гор. И вско­ре го­род остал­ся без во­ды. Как толь­ко это про­изо­шло, под­нял мя­теж от­ряд ха­за­рей­цев.

БО­Е­ВЫЕ ДЕЙ­СТВИЯ

Ви­та­лий При­ма­ков от­пра­вил еще од­ну те­ле­грам­му в Таш­кент с прось­бой о по­мо­щи. В ней он по­дроб­но опи­сал все необ­хо­ди­мое для успеш­но­го вы­пол­не­ния опе­ра­ции. Так­же Ви­та­лий Мар­ко­вич упо­мя­нул, что в слу­чае от­ка­за ему при­дет­ся про­ры­вать­ся с бо­ем и ид­ти на штурм Дей­да­ди. Ес­ли это удаст­ся, опе­ра­цию мож­но бу­дет счи­тать успеш­ной. А нет – остат­ки его ар­мии пре­вра­тят­ся в бан­ду и бу­дут са­мо­сто­я­тель­но ис­кать воз­мож­ность вер­нуть­ся до­мой. 5 мая на тер­ри­то­рию Аф­га­ни­ста­на всту­пил от­ряд из 400 крас­но­ар­мей­цев, имев­ших в сво­ем рас­по­ря­же­нии шесть пу­шек и во­семь пу­ле­ме­тов. На сле­ду­ю­щий день к Ма­за­ру под­ле­те­ли аэро­пла­ны Сред­не­ази­ат­ско­го во­ен­но­го окру­га. Они со­вер­ши­ли несколь­ко бо­е­вых за­хо­дов на про­тив­ни­ка, сна­ча­ла рас­стре­ли­вая аф­ган­цев из пу­ле­ме­тов, а по­том ски­нув бом­бы. Вско­ре по­до­шел и от­ряд под на­ча­лом Зе­лим-ха­на (точ­но не уста­нов­ле­но, кто взял себе та­кой псев­до­ним; вполне воз­мож­но, это был ко­ман­дир бри­га­ды Иван Ефи­мо­вич Петров. – Прим. ред.). Его во­и­ны бы­ли оде­ты в тра­ди­ци­он­ные для аф­ган­цев ко­стю­мы, и по­то­му ар­мия оса­ждав­ших не сра­зу разо­бра­лась, что это по­до­шли не свои, а крас­но­ар­мей­цы. Сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми со­вет­ским во­и­нам уда­лось не толь­ко про­рвать бло­ка­ду го­ро­да, но и за­гнать аф­ган­ские от­ря­ды об­рат­но в Дей­да­ди. 8 мая кре­пость под­верг­лась сна­ча­ла бом­бар­ди­ров­ке с воз­ду­ха, а за­тем ар­тил­ле- рий­ско­му об­стре­лу с зем­ли. По­сле это­го гар­ни­зон по­ки­нул го­род. Взяв двух­днев­ную пе­ре­дыш­ку, от­ря­ды При­ма­ко­ва и Зе­лим-ха­на на­пра­ви­лись на юг, где вско­ре за­хва­ти­ли Балх и Таш­кур­ган. Та­кое положение дел за­ста­ви­ло Ха­бибул­лу на­пра­вить на уни­что­же­ние крас­но­ар­мей­цев луч­шие си­лы под ко­ман­до­ва­ни­ем во­ен­но­го ми­ни­стра Сей­и­да Гус­сей­на. Так­же под­держ­ку ему дол­жен был ока­зать от­ряд из 3 тыс. во­и­нов под ко­ман­до­ва­ни­ем Ибра­гим-бе­ка. 11 мая раз­вед­груп­па Зе­лим-ха­на об­на­ру­жи­ла вой­ско Ибра­ги­ма. По на­прав­ле­нию их дви­же­ния бы­ли рас­став­ле­ны во­семь пу­шек. На флан­ги уста­но­ви­ли пу­ле­ме­ты. Под­го­тов­ка про­шла в крат­чай­шие сро­ки, и ни­кто из аф­ган­цев да­же не до­га­ды­вал­ся о за­са­де. Как толь­ко Ибра­гим-бек со сво­им от­ря­дом при­бли­зил­ся на рас­сто­я­ние 500 мет­ров, крас­но­ар­мей­цы уда­ри­ли из пу­шек. При­чем сна­ря­ды шли по всей длине ко­лон­ны. За­тем в бой всту­пи­ли пу­ле­ме­ты. Та­ко­го на­по­ра сол­да­ты Ибра­ги­ма не вы­дер­жа­ли и в па­ни­ке разбежались. А спу­стя все­го пол­ча­са был об­на­ру­жен и элит­ный от­ряд Гус­сей­на. Бой с ним длил­ся два ча­са. Аф­ган­цы от­ча­ян­но со­про­тив­ля­лись и от­ка­зы­ва­лись сда­вать­ся. То­гда Петров от­пра­вил к Сей­и­ду Гус­сей­ну трех пленных. Те рас­ска­за­ли о преды­ду­щем бое, упо­мя­нув, что 2,5 тыс. аф­ган­цев по­гиб­ли, а око­ло 200 че­ло­век за­хва­че­ны в плен. Это по­дей­ство­ва­ло. Бас­ма­чи сло­жи­ли ору­жие, но их ко­ман­дир сбе­жал. Неожи­дан­но При­ма­ко­ва вы­зва­ли в Моск­ву, и 18 мая он по­ки­нул тер­ри­то­рию бо­е­вых дей­ствий. Ко­ман­до­вать объ­еди­нен­ным от­ря­дом стал Али Авзаль-хан (Александр Ива­но­вич Че­ре­па­нов). Он и по­вел сол­дат на Ка­бул. Но во вре­мя про­дви­же­ния при­шло со­об­ще­ние о том, что но­вая ар­мия Гус­сей­на захватила Таш­кур­ган. Это при­ве­ло к об­ры­ву снаб­же­ния и воз­рас­та­нию ве­ро­ят­но­сти уда­ра с ты­ла. При­вер­жен­цы Ама­нул­лы-ха­на под­да­лись па­ни­ке и ста­ли раз­бе­гать­ся. По­это­му Черепанову при­шлось раз­во­ра­чи­вать свою ар­мию и воз­вра­щать за­хва­чен­ный го­род. Уже 25-го чис­ла крас­но­ар­мей­цы, про­ве­дя мас­си­ро­ван­ную арт­под­го­тов­ку и бом­бар­ди­ров­ку, су­ме­ли про­рвать­ся в Таш­кур­ган. Оже­сто­чен­ные бои дли­лись два дня. Три ра­за кре­пость пе­ре­хо­ди­ла из рук в ру­ки. Но все же Черепанову уда­лось одер­жать по­бе­ду, хоть она и ока­за­лась пир­ро­вой. В том бою крас­но­ар­мей­цы по­нес­ли су­ще­ствен­ные по­те­ри и из­рас­хо­до­ва­ли по­чти все бо­е­при­па­сы. К то­му же из-за силь­но­го пе­ре­гре­ва у боль­шин­ства гор­ных трех­дюй­мо­вок ока­за­лись ис­пор­чен­ны­ми ство­лы. То же са­мое про­изо­шло и с «Мак­си­ма­ми»: во­да пре­вра­ща­лась в пар еще до то­го, как успе­ва­ла осту­дить пу­ле­ме­ты.

БЕС­СМЫС­ЛЕН­НАЯ ОПЕ­РА­ЦИЯ

По­сле за­хва­та го­ро­да ар­мия крас­но­ар­мей­цев пре­вра­ти­лась в ма­ло­чис­лен­ный, по­тре­пан­ный от­ряд. Черепанову труд­но бы­ло рас­счи­ты­вать на успех с уче­том то­го, что мест­ное на­се­ле­ние крайне нега­тив­но ре­а­ги­ро­ва­ло на чу­же­стран­цев. Но глав­ная бе­да под­жи­да­ла впе­ре­ди. По­ка крас­но­ар­мей­цы от­ды­ха­ли, при­шло со­об­ще­ние о том, что Ама­нул­ла-хан до Ка­бу­ла не до­брал­ся. В од­ной из битв с ар­ми­ей Ха­бибул­лы сверг­ну­тый ко­роль по­тер­пел по­ра­же­ние. Бо­лее то­го, вме­сте со сво­ей же­ной Ама­нул­ла по­хи­тил го­су­дар­ствен­ную каз­ну и зо­ло­той за­пас стра­ны. По­сле че­го они сбе­жа­ли в Индию, а за­тем осе­ли в Ита­лии. В све­те та­ко­го раз­ви­тия си­ту­а­ции опе­ра­ция ста­ла бес­смыс­лен­ной. 28 мая Черепанову по­сту­пи­ла шиф­ров­ка, в ко­то­рой ему при­ка­зы­ва­ли вер­нуть­ся на со­вет­скую тер­ри­то­рию. И он с остат­ка­ми сво­е­го от­ря­да по­ки­нул Аф­га­ни­стан. В до­ку­мен­тах опе­ра­ция по воз­вра­ще­нию тро­на Ама­нул­ле про­шла как «Лик­ви­да­ция бан­ди­тиз­ма в Юж­ном Тур­ке­стане». Ее по­дроб­но­сти за­сек­ре­ти­ли. Но, несмот­ря на это, несколь­ко со­тен участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий по­лу­чи­ли ор­де­на Крас­но­го Зна­ме­ни, осталь­ным вру­чи­ли па­мят­ные по­дар­ки. Хо­тя опе­ра­ция и окон­чи­лась неуда­чей, в Сред­не­ази­ат­ском во­ен­ном окру­ге при­ня­ли ре­ше­ние не сда­вать­ся и все-та­ки сме­стить про­ан­глий­ско­го Ба­ча-и Са­као. В шта­бе да­же раз­ра­бо­та­ли несколь­ко раз­лич­ных сце­на­ри­ев. По од­но­му из них Ама­нул­ла все-та­ки дол­жен был вер­нуть себе трон и пра­вить неза­ви­си­мым го­су­дар­ством. Дру­гой ва­ри­ант преду­смат­ри­вал об­ра­зо­ва­ние на се­ве­ре Аф­га­ни­ста­на ма­ри­о­не­точ­ной стра­ны, ко­то­рая со вре­ме­нем долж­на бы­ла стать ча­стью Со­вет­ско­го Со­ю­за. Но ни один из сце­на­ри­ев во­пло­тить в жизнь не уда­лось. Но­вый пре­тен­дент на пре­стол Му­хам­мед На­дир-шах при под­держ­ке пу­штун­ских пле­мен и ан­глий­ско­го во­ору­же­ния 13 ок­тяб­ря 1929 го­да су­мел за­хва­тить Ка­бул. Ха­бибул­ла по­пы­тал­ся скрыть­ся, но его пой­ма­ли и расстреляли. Сам же На­дир-шах хоть и вел яв­но про­ан­глий­ский курс раз­ви­тия стра­ны, но о со­труд­ни­че­стве с ком­му­ни­сти­че­ским со­се­дом не за­бы­вал. По­это­му пра­ви­тель­ство СССР от­ка­за­лось от идей втор­же­ния в Аф­га­ни­стан.

Ба­ча-и са­као

Ви­тА­лий при­мА­КоВ

Ко­роль АмА­нул­лА-хАн

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.