Па­мять язы­че­ства

Sovershenno Sekretno - - КОНТЕКСТ -

Мосго­риз­бир­ком «бро­сил кость» КПРФ. За­ре­ги­стри­ро­вал ини­ци­а­тив­ную груп­пу по воз­вра­ще­нию на Лу­бян­ку па­мят­ни­ка Фе­лик­су Дзер­жин­ско­му. Те­перь, ес­ли ком­му­ни­сты за 30 дней со­бе­рут 146 ты­сяч под­пи­сей моск­ви­чей, ре­фе­рен­дум со­сто­ит­ся. Нель­зя не вос­хи­тить­ся чи­нов­ни­ка­ми, ко­то­рые за­ста­ви­ли ком­му­ни­стов, пре­жде все­го, со­би­рать под­пи­си ле­том, ко­гда их элек­то­рат пре­иму­ще­ствен­но про­па­лы­ва­ет гряд­ки, а кро­ме то­го, вклю­чить в пред­вы­бор­ную кам­па­нию во­прос сбо­ра под­пи­сей, что неми­ну­е­мо за­ста­вит ком­му­ни­стов рас­се­ять си­лы и удво­ить (как ми­ни­мум) тра­ты. И ес­ли КПРФ не смо­жет ре­а­ли­зо­вать этот шанс – а из­бир­ком бу­дет при­дир­чи­во све­рять каж­дую под­пись – те­ма вновь за­глох­нет на несколь­ко лет. По­че­му ле­вые так от­ча­ян­но, год за го­дом, пы­та­ют­ся вер­нуть «че­ло­ве­ка в ши­не­ли» на то ме­сто, ко­то­рое он по­те­рял в 1991-м? Од­но из са­мых яр­ких вос­по­ми­на­ний мо­е­го отрочества – тем­но­та Лу­бян­ской пло­ща­ди, под­све­чен­ная фа­ра­ми ма­шин, ры­жие Ка­мАЗы и бол­та­ю­щий­ся, как по­ве­шен­ный, па­мят­ник ос­но­ва­те­лю без­опас­но­сти Со­вет­ско­го го­су­дар­ства. Со­рван­ный с ме­ста, где неко­ле­би­мо сто­ял с 1958-го, обес­пе­чи­вая и оли­це­тво­ряя обе сто­ро­ны де­я­тель­но­сти КГБ СССР (по край­ней ме­ре, так счи­та­ли мно­гие со­труд­ни­ки это­го ве­дом­ства): бес­по­щад­ность к вра­гам и по­кро­ви­тель­ство без­за­щит­ным. Соб­ствен­но, та­ким остал­ся в ми­фо­ло­гии со­вет­ско­го про­шло­го сам Фе­ликс Дзер­жин­ский: поль­ский на­ци­о­на­лист, ск­лон­ный к «рыв­ку» ка­торж­ник, идео­лог и прак­тик «крас­но­го тер­ро­ра». И од­но­вре­мен­но – гу­ма­нист, до­бы­вав­ший – чуть ли не лич­но – из-под ас­фаль­то­вых кот­лов бес­при­зор­ни­ков, ко­то­рых во мно­же­стве на­пло­ди­ли семь лет вой­ны. А еще – че­ло­век, ко­то­рый мог од­ним взгля­дом оста­но­вить по­бо­и­ще: как-то ка­за­чий пол­ков­ник Гни­ло­ры­бов, ма­стер еди­но­борств, скру­тил на до­про­се сле­до­ва­те­ля ВЧК, вы­рвал вин­тов­ку у кон­во­и­ра и по­бе­жал по эта­жам Лу­бян­ки. Опом­нив­ший­ся кон­вой рва­нул за ним до са­мо­го ка­би­не­та Дзер­жин­ско­го, где и про­дол­жи­лась дра­ка пол­ков­ни­ка с че­ки­ста­ми. Вне­зап­но от­крыл­ся… шкаф, из ко­то­ро­го вы­шел сам гла­ва ЧК со скре­щен­ны­ми за спи­ной ру­ка­ми и воз­му­щен­но за­явил: «Кто вам поз­во­лил тут шу­меть?!» Опе­шив­ше­го на миг аре­стан­та тут же скру­ти­ли. Та­кой вот слож­ной фи­гу­рой, об­ла­дав­шей про­ти­во­ре­чи­вы­ми и яр­ки­ми ка­че­ства­ми, остал­ся он в ми­фе и па­мя­ти лю­дей. А мы, те, кто сто­ял в тол­пе за пре­де­ла­ми осве­щен­но­го кру­га, в ко­то­ром мед­лен­но по­во­ра­чи­ва­лась брон­зо­вая фи­гу­ра, ис­пы­ты­ва­ли, на­вер­ное, то же чув­ство, что и ко­гда-то дав­но ки­ев­ляне, на гла­зах ко­то­рых дру­жи­на кня­зя Вла­ди­ми­ра ру­би­ла и сбра­сы­ва­ла в Днепр бо­гов-охра­ни­те­лей – Пе­ру­на с золотыми уса­ми, Хор­са и Даж­дь­бо­га. Чув­ство си­рот­ской по­те­ри: кто же те­перь нас за­щи­тит? И хо­тя окра­и­ны стра­ны уже по­лы­ха­ли, мы по-дет­ски не ве­ри­ли в то, что бес­по­ряд­ки могут слу­чить­ся в Москве. «Ры­царь ре­во­лю­ции» был как бы за­ло­гом то­го, что с Моск­вой, с на­ми, ни­че­го по­доб­но­го не слу­чит­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.