ИР­РА­НО­ЦИ­О­НАЛЬ­НАЯ ПОЛИТИКА

Ис­лам­ская рес­пуб­ли­ка не вы­дер­жа­ла санк­ций За­па­да

Sovershenno Sekretno - - ПОЛИТИКА - Та­тья­на Ры­Ба­кО­ва

30 июля долж­на быть по­став­ле­на точ­ка в мно­го­лет­ней эпо­пее под на­зва­ни­ем «Санк­ции про­тив Ира­на». По­сле сня­тия санк­ций «стра­на ая­толл» сно­ва по­лу­чит до­ступ к ми­ро­вой тор­гов­ле и гло­баль­ным фи­нан­со­вым рын­кам. Боль­шин­ство ана­ли­ти­ков се­го­дня га­да­ют, об­ру­шит ли Иран це­ны на нефть. Од­на­ко го­раз­до ин­те­рес­нее дру­гое: что слу­чи­лось с Ира­ном за вре­мя дей­ствия санк­ций и до­стиг­ли ли санк­ции тех це­лей, ра­ди ко­то­рых они вво­ди­лись?

В1979 го­ду фор­пост За­па­да на Ближ­нем Во­сто­ке за­по­лы­хал в по­жа­ре ис­лам­ской ре­во­лю­ции. Власть за­хва­ти­ло ду­хо­вен­ство, мо­нар­хия сверг­ну­та, шах Мо­хам­мед Ре­за Пехле­ви бе­жал, а гла­вой Ира­на стал ая­тол­ла Хо­мей­ни. Ок­но на За­пад ста­ло по­ка­зы­вать нечто несу­свет­ное: вме­сто аме­ри­кан­ских ве­стер­нов – бе­с­ко­неч­ные «го­во­ря­щие го­ло­вы» мулл и тол­пы ис­ступ­лен­но во­пя­щих лю­дей. О том, по­че­му Иран, чье ру­ко­вод­ство на про­тя­же­нии несколь­ких де­ся­ти­ле­тий неуклон­но дер­жа­ло курс на ве­стер­ни­за­цию и ин­ду­стри­а­ли­за­цию, из стра­ны, схо­жей с се­го­дняш­ней Тур­ци­ей, прыг­нул пря­ми­ком в Сред­не­ве­ко­вье, стро­и­лось мно­го вер­си­ей. Од­ни счи­та­ли, что все де­ло в необ­ду­ман­ной ве­стер­ни­за­ции: де­скать, глу­бо­ко ве­ру­ю­щих про­стых иран­цев оскорб­ля­ли на­вод­нив­шие ули­цы Те­ге­ра­на же­ны аме­ри­кан­ских во­ен­ных и про­мыш­лен­ных спе­ци­а­ли­стов в би­гу­ди и ми­ни-юб­ках. В ка­че­стве до­ка­за­тель­ства они ука­зы­ва­ли на на­род­ный ха­рак­тер ис­лам­ской ре­во­лю­ции: став­ший ли­де­ром стра­ны Хо­мей­ни был про­стым свя­щен­ни­ком из Ку­ма, лю­бим­цем бед­ня­ков, ко­то­ро­го в 1963 го­ду аре­сто­ва­ли, а в 1964-м – вы­сла­ли из стра­ны. Но и «бе­лая ре­во­лю­ция», ко­то­рую шах Пехле­ви объ­явил в 1963 го­ду, – се­рия ре­форм, на­прав­лен­ная на ин­ду­стри­а­ли­за­цию стра­ны и ее вхож­де­ние в ры­ноч­ную эко­но­ми­ку, – бы­ла под­дер­жа­на на­ро­дом, воз­ра­жа­ли дру­гие. Бо­лее то­го – ее все­на­род­ный ха­рак­тер бо­лее яв­стве­нен: шесть пунк­тов со­ци­аль­ных и эко­но­ми­че­ских ре­форм, ко­то­рые она про­воз­гла­ша­ла, бы­ли под­дер­жа­ны на все­на­род­ном ре­фе­рен­ду­ме 26 ян­ва­ря 1963 го­да. Все по­то­му, что про­воз­гла­шен­ные «бе­лой ре­во­лю­ци­ей» ре­фор­мы по­сле скач­ка цен на нефть в 1973–1974 го­дах пре­вра­тись в па­ро­дию, а стра­на, на­ка­чан­ная неф­те­дол­ла­ра­ми, по­гру­зи­лась в кор­руп­цию, по­яс­ня­ли тре­тьи. В ре­зуль­та­те к 1978 го­ду эко­но­ми­ка стра­да­ла от ин­фля­ции, на­се­ле­ние – от чу­до­вищ­но­го нера­вен­ства, а недо­воль­ство же­сто­ко по­дав­ля­лось спец­служ­ба­ми. Неуди­ви­тель­но, что те же кре­стьяне, ко­то­рых в на­ча­ле 1960-х «бе­лая ре­во­лю­ция» оде­ли­ла зем­лей, в 1979 го­ду ра­дост­но при­вет­ство­ва­ли вер­нув­ше­го­ся из эми­гра­ции ая­тол­лу Хо­мей­ни.

В кру­ге пер­вых санк­ций

Ира­ну не при­вы­кать к санк­ци­ям. Впер­вые их на­ло­жи­ла Ве­ли­ко­бри­та­ния – по­сле то­го как бы­ла на­ци­о­на­ли­зи­ро­ва­на Англо-иран­ская неф­тя­ная ком­па­ния, Бри­та­ния объ­яви­ла бой­кот иран­ской неф­ти, ко­то­рый под­дер­жа­ли США. Од­на­ко бой­кот ока­зал­ся слиш­ком тя­же­лым ис­пы­та­ни­ем для бри­тан- ской и аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки – го­раз­до де­шев­ле ока­за­лось дать 1 млн дол­ла­ров на свер­же­ние ини­ци­а­то­ра на­ци­о­на­ли­за­ции пре­мьер-ми­ни­стра Ира­на Мо­хам­ме­да Мо­сад­ды­ка (опе­ра­ция «Аякс»). Опе­ра­ция увен­ча­лась успе­хом. Шах Пехле­ви да­же на неко­то­рое вре­мя бе­жал из стра­ны, ку­да вер­нул­ся уже на шты­ках во­ен­ных не де­мо­кра­ти­че­ским ре­фор­ма­то­ром, а «про­све­щен­ным дик­та­то­ром». Сле­ду­ю­щие санк­ции про­тив Ира­на по­сле­до­ва­ли вско­ре по­сле ис­лам­ской ре­во­лю­ции (1979 год): уверенные, что США да­ли по­ли­ти­че­ское убе­жи­ще сверг­ну­то­му ша­ху, груп­па ра­ди­каль­ных сту­ден­тов на­па­ла на аме­ри­кан­ское по­соль­ство в Те­ге­ране, за­хва­тив в за­лож­ни­ки аме­ри­кан­ских ди­пло­ма­тов. Джим­ми Кар­тер, в пред­две­рии вы­бо­ров пре­зи­ден­та, ре­шил­ся на во­ен­ную опе­ра­цию по их осво­бож­де­нию, ко­то­рая за­кон­чи­лась про­ва­лом (впо­след­ствии про опе­ра­цию «Ор­ли­ный ко­готь» сня­ли фильм). За­лож­ни­ки удер­жи­ва­лись, при­чем при под­держ­ке пра­ви­тель­ства Хо­мей­ни, 444 дня. Осво­бож­де­ны они бы­ли в день ина­у­гу­ра­ции Ро­наль­да Рей­га­на, 20 ян­ва­ря 1981 го­да, при по­сред­ни­че­стве Ал­жи­ра. По­след­ний за­лож­ник, не ди­пло­мат, был осво­бож­ден толь­ко в кон­це 1981 го­да. К то­му вре­ме­ни шах Пехле­ви, вы­да­чи ко­то­ро­го тре­бо­ва­ли тер­ро­ри­сты, умер, а Иран вы­нуж­ден был пой­ти на сб­ли­же­ние с США из-за вой­ны с Ира­ком. С мо­мен­та за­хва­та за­лож­ни­ков США за­мо­ро­зи­ли все иран­ские аву­а­ры и зо­ло­тые за­па­сы в сво­их бан­ках. Аме­ри­кан­ским граж­да­нам и ком­па­ни­ям бы­ло за­пре­ще­но ве­сти биз­нес в Иране или участ­во­вать в сов­мест­ных ком­па­ни­ях. Санк­ции ка­са­лись и тре­тьих стран, на­ру­шав­ших аме­ри­кан­ское эм­бар­го. В 1984 го­ду, в раз­гар Ира­но-ирак­ской вой­ны, санк­ции бы­ли уже­сто­че­ны: они рас­про­стра­ня­лись на меж­ду­на­род­ные фи­нан­со­вые ор­га­ни­за­ции, вы­да­ю­щие кре­ди­ты Ира­ну, и стра­ны, про­да­ю­щие ему ору­жие. В 1987 го­ду, за год до под­пи­са­ния мир­но­го со­гла­ше­ния с Ира­ком, Иран под­верг­ся но­вым ак­ци­ям со сто­ро­ны США: был пол­но­стью за­пре­щен то­ва­ро­об­мен меж­ду дву­мя стра­на­ми. В 1995 го­ду санк­ции смяг­чи­ли, раз­ре­шив про­да­вать Ира­ну нево­ен­ные аме­ри­кан­ские то­ва­ры че­рез тре­тьи стра­ны. Од­на­ко уже в 1996 го­ду США на­ло­жи­ли но­вые огра­ни­че­ния: санк­ци­ям те­перь под­вер­га­лась лю­бая стра­на, вло­жив­шая в неф­те­га­зо­вый сек­тор Ира­на бо­лее 20 млн дол­ла­ров. Санк­ции США до­воль­но боль­но уда­ри­ли по эко­но­ми­ке Ира­на. Преж­де все­го, из-за то­го, что иран­ская неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность и неф­тя­ная энер­ге­ти­ка ста­ли стра­дать от тех­но- ло­ги­че­ско­го от­ста­ва­ния. Од­но­вре­мен­но на эко­но­ми­ку ста­ли дей­ство­вать пло­ды ис­лам­ской ре­во­лю­ции: раз­ра­зив­ший­ся по­сле за­пре­та кон­тро­ля рож­да­е­мо­сти бе­би-бум, преж­де все­го в сель­ской мест­но­сти, при­вел к ро­сту мо­ло­деж­ной без­ра­бо­ти­цы и от­то­ку мо­ло­де­жи из сел в го­ро­да. Од­на­ко бы­ли и по­зи­тив­ные по­след­ствия. Так, в от­сут­ствие за­пад­ных спе­ци­а­ли­стов Иран стал вкла­ды­вать зна­чи­тель­ные день­ги в здра­во­охра­не­ние и образование, а фи­нан­си­ро­ва­ние ин­фра­струк­ту­ры поз­во­ли­ло по­крыть стра­ну со­вре­мен­ны­ми хай­ве­я­ми. Од­на­ко на по­тре­би­тель­ском уровне го­раз­до за­мет­нее бы­ло па­де­ние уров­ня жиз­ни, от­сут­ствие мно­гих ра­нее при­выч­ных ве­щей и услуг, об­щая при­ми­ти­ви­за­ция – на­чи­ная с меч­та­ний обы­ва­те­лей и за­кан­чи­вая пла­на­ми ми­ни­стров. Вли­я­ние санк­ций вы­ра­зи­лось и в том, что в 1997 го­ду Пре­зи­ден­том Ира­на был из­бран до­воль­но про­грес­сив­ный Мо­хам­мад Ха­та­ми. Со­че­тая ин­ду­стри­а­ли­за­цию со смяг­че­ни­ем ре­жи­ма и улуч­ше­ни­ем от­но­ше­ний с За­па­дом, Ха­та­ми, к со­жа­ле­нию, не до­бил­ся ни сня­тия санк­ций, ни их ослаб­ле­ния. Раз­ве что чи­сто сим­во­ли­че­ски Ира­ну раз­ре­ши­ли за­ку­пать ле­кар­ства и ме­до­бо­ру­до­ва­ние и им­пор­ти­ро­вать ков­ры и ик­ру. По­че­му США не по­шли на­встре­чу Ира­ну? Здесь есть несколь­ко вер­сий. Это­го не хо­тел Израиль, уни­что­же­ние ко­то­ро­го как бы­ло про­воз­гла­ше­но ая­тол­лой Хо­мей­ни, так и не де­нон­си­ро­ва­но до сих пор (а ведь при ша­хе Иран был един­ствен­ным на Ближ­нем Во­сто­ке, кто под­дер­жи­вал Израиль!). Израиль вполне спра­вед­ли­во опа­сал­ся, что Иран уси­лит под­держ­ку па­ле­стин­ско­го дви­же­ния со­про­тив­ле­ния. Не слиш­ком хо­те­ла ре­а­би­ли­та­ции Ира­на и груп­па араб­ских стран – чле­нов ОПЕК: их вполне устра­и­ва­ло, что до­ля Ира­на на неф­тя­ном рын­ке умень­ши­лась. Есть и дру­гие фак­то­ры, од­на­ко са­мым важ­ным, по­жа­луй, яв­ля­ет­ся вот что: как по­ка­зы­ва­ет ис­то­ри­че­ский опыт, санк­ции очень лег­ко на­кла­ды­ва­ют­ся и очень дол­го и труд­но сни­ма­ют­ся – по­то­му что к мо­мен­ту, ко­гда это сто­ит сде­лать, по­яв­ля­ет­ся до­ста­точ­но мощ­ное лоб­би, ко­то­ро­му не вы­год­но «воз­вра­ще­ние блуд­но­го сы­на» по эко­но­ми­че­ским или по­ли­ти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям.

В рит­ме му­га­ма

В азер­бай­джан­ской куль­ту­ре есть осо­бен­ный во­каль­но-ин­стру­мен­таль­ный жанр под на­зва­ни­ем му­гам. Его ис­пол­ни­тель мо­жет и дол­жен им­про­ви­зи­ро­вать, од­на­ко при этом жест­ко при­дер­жи­ва­ясь осо­бен­но­го рит­ма и сце­на­рия со­дер­жа­ния. По­это­му каж­дая им­про­ви­за­ция ста­но­вит­ся, в кон­це кон­цов, од­ним из зве­ньев раз и на­все­гда уста­но­вив­шей­ся кон­струк­ции. Нечто по­доб­ное про­изо­шло и с санк­ци­я­ми в от­но­ше­нии Ира­на: им­про­ви­за­ции тех или иных по­ли­ти­че­ских де­я­те­лей Ира­на, США и дру­гих стран ста­но­ви­лись, в ре­зуль­та­те, при­чи­на­ми но­во­го уже­сто­че­ния изо­ля­ции стра­ны. В част­но­сти, «смяг­че­ние» санк­ций в ви­де из­де­ва­тель­ско­го раз­ре­ше­ния им­пор­ти­ро­вать ков­ры и ик­ру, ста­ло од­ной из ос­но­во­по­ла­га­ю­щих при­чин то­го, что на сме­ну мяг­ко­му ре­фор­ма­то­ру Ха­та­ми в 2005 го­ду при­шел ха­риз­ма­тич­ный мэр Те­ге­ра­на, «че­ло­век из на­ро­да» Ма­хмуд Ах­ма­ди­не­жад. По­след­ней кап­лей, воз­мож­но, ста­ло весь­ма спор­ное ре­ше­ние Мин­фи­на США от 2004 го­да, на­ло­жив­шее санк­ции на иран­ских уче­ных.

Ах­ма­ди­не­жад не толь­ко уже­сто­чил ан­ти­из­ра­иль­скую ри­то­ри­ку, по­ра­зив мир от­ри­ца­ни­ем хо­ло­ко­ста, но и пред­при­нял ша­ги по улуч­ше­нию эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции. А она к это­му мо­мен­ту бы­ла неваж­ной: из-за санк­ций неф­те­пе­ре­ра­бот­ка Ира­на не справ­ля­лась с внут­рен­ним спро­сом, и 40 % бен­зи­на стране при­хо­ди­лось им­пор­ти­ро­вать. Но что еще важ­нее: раз­ви­тие про­мыш­лен­но­сти, в част­но­сти, ав­то­мо­би­ле­стро­е­ния и при­бо­ро­стро­е­ния, упи­ра­лось в де­фи­цит элек­тро­энер­гии. И то­гда Ах­ма­ди­не­жад рас­кон­сер­ви­ро­вал про­грам­му обо­га­ще­ния ура­на для стро­и­тель­ства АЭС на тер­ри­то­рии Ира­на, свер­ну­тую Ха­та­ми. Од­но­вре­мен­но ста­ло из­вест­но и о ра­бо­тах Ира­на в об­ла­сти бал­ли­сти­че­ских ра­кет. Ес­ли уси­лия Ха­та­ми про­па­ли да­ром, то Ах­ма­ди­не­жад за­ста­вил мировое со­об­ще­ство ис­кать ком­про­мисс. В июне 2006 го­да пять по­сто­ян­ных чле­нов Со­ве­та Без­опас­но­сти плюс Гер­ма­ния пред­ло­жи­ли Те­ге­ра­ну па­кет эко­но­ми­че­ских мер, вклю­чая пе­ре­да­чу тех­но­ло­гий в об­ла­сти атом­ной энер­ге­ти­ки, в об­мен на от­каз от про­грам­мы обо­га­ще­ния ура­на. Ах, ес­ли бы эти пред­ло­же­ния про­зву­ча­ли рань­ше, ко­гда пре­зи­ден­том был Ха­та­ми! Те­перь же Иран от­верг их – как он сам по­яс­нил, из прин­ци­па: по­че­му это он не мо­жет раз­ви­вать свою ядер­ную энер­ге­ти­ку, ес­ли До­го­вор о нерас­про­стра­не­нии ядер­но­го ору­жия не за­пре­ща­ет это­го? По­ве­рить же в ми­ро­лю­би­вые на­ме­ре­ния Ира­на ми­ро­во­му со­об­ще­ству ме­ша­ла не толь­ко во­ин­ствен­ная ри­то­ри­ка Ах­ма­ди­не­жа­да, но и го­раз­до бо­лее тре­вож­ные слу­чаи недо­пус­ка ин­спек­то­ров МА­ГАТЭ на ядер­ные объ­ек­ты. Те­перь к санк­ци­ям от­но­си­тель­но Ира­на при­со­еди­ни­лось все мировое со­об­ще­ство в ли­це ООН. 23 де­каб­ря 2006 го­да, по­сле двух­ме­сяч­ных кон­суль­та­ций с Рос­си­ей и Ки­та­ем, вы­сту­пав­ших про­тив, бы­ла при­ня­та зна­ме­ни­тая Ре­зо­лю­ция № 1737 Со­ве­та Без­опас­но­сти ООН. Ре­зо­лю­ция за­пре­ща­ла ввоз в Иран ядер­ных тех­но­ло­гий и ма­те­ри­а­лов, а так­же за­мо­роз­ку сче­тов ос­нов­ных ком­па­ний и лиц, свя­зан­ных с ядер­ной про­грам­мой. На вы­пол­не­ние тре­бо­ва­ний ре­зо­лю­ции, за­клю­чав­ши­е­ся в ис­клю­че­нии во­ен­но­го при­ме­не­ния ядер­но­го по­тен­ци­а­ла, Ира­ну от­во­ди­лось 60 дней. По ис­те­че­нии это­го сро­ка, 24 мар­та 2007 го­да, бы­ла при­ня­та Ре­зо­лю­ция № 1747 СБ ООН, зна­чи­тель­но уже­сто­ча­ю­щая санк­ции. В част­но­сти, был на­ло­жен за­прет на про­да­жу ору­жия Ира­ну и за­мо­ро­же­ны его ак­ти­вы в дру­гих стра­нах. По­сле это­го Иран за­явил о су­ще­ство­ва­нии под­зем­но­го за­во­да по обо­га­ще­нию ура­на в На­тан­зе – по­ми­мо из­вест­ных МА­ГАТЭ за­во­дов в Ис­фахане и Ара­ке. Вы­яс­ни­лось, что ни­кто, в об­щем-то, не зна­ет, на ка­ком эта­пе обо­га­ще­ния ура­на на­хо­дит­ся Иран: про­гно­зы о том, ко­гда он до­стиг­нет ста­дии из­го­тов­ки атом­ной бом­бы, раз­ни­лись от двух до ше­сти лет. Рос­сия в этот мо­мент ока­за­лась в весь­ма ще­кот­ли­вом по­ло­же­нии. Де­ло в том, что еще в 1992 го­ду Рос­сия под­пи­са­ла с Ира­ном до­го­вор о до­строй­ке АЭС в Бу­ше­ре. Ее стро­и­тель­ство на­ча­лось еще в 1975 го­ду под­раз­де­ле- ни­ем Siemens, од­на­ко бы­ло оста­нов­ле­но в 1980 го­ду из-за на­ло­жен­ных США санк­ций. По­сле то­го как Рос­сия, в со­от­вет­ствии с ре­зо­лю­ци­ей СБ ООН, от­ка­за­лась вво­зить ядер­ное топливо для Бу­ше­ра, Иран со­слал­ся на этот факт как на до­ка­за­тель­ство нена­деж­но­сти внеш­них по­ста­вок и од­ну из при­чин соб­ствен­ной ядер­ной про­грам­мы. Ре­зо­лю­ции СБ ООН сле­до­ва­ли од­на за дру­гой, но го­раз­до бо­лее дей­ствен­ны­ми ока­за­лись не оонов­ские санк­ции, а санк­ции США, ЕС и дру­гих раз­ви­тых стран, пе­ре­крыв­ших Ира­ну до­ступ к пе­ре­до­вым тех­но­ло­ги­ям, фи­нан­сам, а глав­ное – к экс­пор­ту неф­ти и га­за. В от­вет Иран за­пу­стил свою неф­тя­ную бир­жу, где нефть про­да­ва­лась не на тра­ди­ци­он­ные дол­ла­ры, а на иран­ские ре­а­лы, а за­тем ввел ан­ти­санк­ции, за­пре­тив в 2012 го­ду про­да­жу неф­ти США и Ве­ли­ко­бри­та­нии, а в 2013 го­ду – ЕС.

Жизнь – борь­ба

В 2012 го­ду США и ЕС прак­ти­че­ски пол­но­стью пе­ре­кры­ли фи­нан­со­вые «кра­ны» Ира­ну. Уже к 2013 го­ду ВВП Ира­на со­кра­тил­ся на 5,8 %, а ин­фля­ция под­ско­чи­ла до 20 %. Од­на­ко са­мым страш­ным ока­за­лись да­же не ин­фля­ция и па­де­ние эко­но­ми­ки. Иран на­ча­ла разъ­едать кор­руп­ция. Стра­на, устой­чи­вость ре­жи­ма ко­то­рой под­дер­жи­ва­ет­ся си­ло­ви­ка­ми – преж­де все­го, по­ли­ци­ей и Кор­пу­сом стра­жей ис­лам­ской ре­во­лю­ции, – не мо­жет се­бе поз­во­лить со­кра­тить их фи­нан­си­ро­ва­ние. Меж­ду тем при­шед­ший к вла­сти в 2013 го­ду пре­зи­дент Ха­сан Ро­уха­ни в пер­вом же сво­ем ин­тер­вью при­знал, что его пра­ви­тель­ство не мо­жет пла­тить зар­пла­ту го­су­дар­ствен­ным слу­жа­щим из-за то­го, что каз­на опу­сто­ше­на преды­ду­щим пра­ви­тель­ством. В этих усло­ви­ях си­ло­ви­ки бы­ли от­пу­ще­ны на са­мо­про­корм: им раз­ре­ши­ли са­мо­сто­я­тель­но экс­пор­ти­ро­вать нефть. Сто­ит ли го­во­рить, как это раз­ла­га­ю­ще ска­за­лось на них? Се­го­дня Иран стра­да­ет не толь­ко от нехват­ки фи­нан­си­ро­ва­ния (сто­ит от­ме­тить, что стране при­хо­дит­ся еще от­да­вать дол­ги, сде­лан­ные в пе­ри­од Ира­но-ирак­ской вой­ны и в на­ча­ле 1990-х), сколь­ко от кор­руп­ции и об­вет­ша­лой ин­фра­струк­ту­ры. «Им­пор­то­за­ме­ще­ние», рья­но про­во­див­ше­е­ся иран­ски­ми пра­ви­тель­ства­ми, ока­за­лось те­ми са­мы­ми «шта­на­ми с Ар­на­ут­ской», ко­то­рые ни­как не мо­гут за­ме­нить на­сто­я­щие джинсы. Вы­ра­щи­ва­ние соб­ствен­ной тех­ни­че­ской ин­тел­ли­ген­ции ока­за­лось пал­кой о двух кон­цах: с од­ной сто­ро­ны, иран­ским сту­ден­там и уче­ным за­кры­ты две­ри в на­уч­ные со­об­ще­ства раз­ви­тых стран. С дру­гой – рост до­ли тех­ни­че­ской ин­тел­ли­ген­ции вы­звал и рост оп­по­зи­ци­он­ных на­стро­е­ний.

Пер­сид­ские мо­ти­вы

30 июля 2015 го­да в ядер­ном про­ти­во­сто­я­нии Ира­на со всем ми­ром долж­на быть по­став­ле­на точ­ка. В это день Иран и шесть ми­ро­вых дер­жав (Рос­сия, США, Ки­тай, Бри­та­ния, Франция, ФРГ) и ЕС долж­ны под­пи­сать со­гла­ше­ние, га­ран­ти­ру­ю­щее со­вер­шен­но мир­ный ха­рак­тер иран­ской ядер­ной про­грам­мы. «Ше­стер­ка» со­гла­си­лась, что Иран мо­жет про­дол­жать свою ядер­ную про­грам­му. А Иран со­гла­сил­ся в те­че­ние 15 лет не стро­ить ни­ка­ких но­вых объ­ек­тов для обо­га­ще­ния ура­на, и в те­че­ние это­го сро­ка не обо­га­щать уран свы­ше 3,67 %. Еще од­ной уступ­кой Те­ге­ра­на ста­ло со-

«Смяг­че­ние» санк­ций в ви­де из­де­ва­тель­ско­го раз­ре­ше­ния им­пор­ти­ро­вать ков­ры и ик­ру, ста­ло од­ной из ос­но­во­по­ла­га­ю­щих при­чин то­го, что на сме­ну мяг­ко­му ре­фор­ма­то­ру Ха­та­ми в 2005 го­ду при­шел ха­риз­ма­тич­ный мэр Те­ге­ра­на, «че­ло­век из на­ро­да» Ма­хмуд Ах­ма­ди­не­жад.

гла­сие на со­кра­ще­ние чис­ла цен­три­фуг – с ны­неш­них 19 ты­сяч до чуть бо­лее 6 ты­сяч. Со­глас­но до­го­во­рен­но­сти, един­ствен­ным иран­ским объ­ек­том по обо­га­ще­нию ура­на ста­нет за­вод в На­тан­зе. Санк­ции ООН с Ира­на бу­дут сня­ты сра­зу по­сле под­пи­са­ния со­гла­ше­ния, санк­ции США и ЕС – по­сле ин­спек­ции МА­ГАТЭ, ес­ли она под­твер­дит, что Иран вы­пол­ня­ет со­гла­ше­ние. По мне­нию экс­пер­тов, это слу­чит­ся в кон­це го­да. То­гда же ожи­да­ет­ся, что Иран вы­бро­сит на рын­ки не ме­нее 70 млн бар­ре­лей неф­ти, что об­ру­шит ко­ти­ров­ки до 40–45 дол­ла­ров за бар­рель. Бу­шер­ская АЭС ра­бо­та­ет с 2011 го­да. Топливо для нее по­ста­ви­ла Рос­сия. В день, ко­гда ста­ло из­вест­но о до­сти­же­нии до­го­во­рен­но­сти, в Иране на­ча­лось ли­ко­ва­ние. Тол­пы мо­ло­дых муж­чин в джинсах и де­ву­шек, на за­тыл­ке ко­то­рых еле удер­жи­ва­лись сим­во­ли­че­ские ша­ли и ко­сын­ки, ра­до­ва­лись то­му, что вре­мя изо­ля­ции окон­чи­лось. Имен­но эта мо­ло­дежь, ко­то­рой на­до­е­ло стра­дать «во имя вста­ва­ния с ко­лен», се­го­дня – са­мая боль­шая угро­за иран­ско­му ре­жи­му. Ре­жим это по­ни­ма­ет, и пер­вое, что сде­лал по­сле до­сти­же­ния до­го­во­рен­но­сти о сня­тии санк­ций, – вы­пу­стил на ули­цы под­за­бы­тую по­ли­цию за со­блю­де­ни­ем нра­вов и уже­сто­чил неко­то­рые за­пре­ты. Во­прос, на­сколь­ко эф­фек­тив­но за­вин­чи­вать гай­ки с по­мо­щью си­ло­ви­ков, при­вык­ших в по­след­ние го­ды не столь­ко вы­ис­ки­вать недо­воль­ных и «сти­ляг», сколь­ко за­ра­ба­ты­вать день­ги на неле­галь­ном экс­пор­те неф­ти, оста­ет­ся от­кры­тым. 1 мар­та 2014 го­да Пре­зи­дент Ира­на пуб­лич­но от­ка­зал­ся от ис­поль­зо­ва­ния стра­ной ядер­но­го ору­жия. В этот же день Пре­зи­дент Рос­сии внес в Со­вет Фе­де­ра­ции пред­ло­же­ние о воз­мож­но­сти ис­поль­зо­ва­ния Во­ору­жен­ных сил Рос­сии в кон­флик­те с Укра­и­ной, на­по­ми­на­ет эко­но­мист Игорь Николаев. С мая про­шло­го го­да Рос­сия ста­ла объ­ек­том на­ло­же­ния санк­ций со сто­ро­ны США, ЕС и дру­гих стран. Впро­чем, Рос­сия и са­ма на­ло­жи­ла кон­тр­санк­ции, за­пре­тив импорт про­до­воль­ствия из стран, под­дер­жав­ших санк­ции. Се­го­дня мод­но рас­суж­дать о том, как санк­ции мо­гут дать тол­чок им­пор­то­за­ме­ще­нию и раз­ви­тию соб­ствен­ных про­из­водств. Удаст­ся ли Рос­сии из­бе­жать иран­ско­го сце­на­рия? Ведь там то­же по­на­ча­лу санк­ции вос­при­ни­ма­лись при­мер­но так­же. Не хо­те­лось бы, что­бы рос­сий­ская эко­но­ми­ка при­об­ре­ла пер­сид­ские мо­ти­вы.

пре­зи­дент ира­на Ха­сан руХа­ни

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.