ЗВЕЗ­ДА И СМЕРТЬ «КРАС­НО­ГО СПИ­КЕ­РА»

Как стро­ил ка­рье­ру и за что ею по­пла­тил­ся Ген­на­дий Се­лезн¸в

Sovershenno Sekretno - - ПОЛИТИКА - Ми­ха­ил Ви­но­ГрА­доВ

В се­ре­дине про­шлой неде­ли хо­ро­ни­ли по­ли­ти­ка, ко­то­рый, ни мно­го ни ма­ло, су­мел про­ве­сти рос­сий­ский пар­ла­мент че­рез бур­ные во­ды 1990-х. А в «ну­ле­вые» стал не ну­жен и, со­вер­шив несколь­ко невнят­ных ша­гов, со­шел с по­ли­ти­че­ской сце­ны, оста­вив на ней «цен­трист­ское боль­шин­ство» в Го­с­ду­ме, но со­хра­нив в ней же ком­пар­тию. Кор­ре­спон­дент «Со­вер­шен­но сек­рет­но» раз­би­рал­ся в том, как жил, стро­ил ка­рье­ру, со­вер­шал ли по­ли­ти­че­ские ошиб­ки Ген­на­дий Селезнёв, спи­кер Го­с­ду­мы с 1996 по 2003 год.

Яв­пер­вые уви­дел жи­вьем спи­ке­ра Го­с­ду­мы Ген­на­дия Се­лез­нё­ва в кон­це 1999 го­да, ко­гда ме­ня, мо­ло­до­го кад­ра «Из­ве­стий», на­пра­ви­ли ра­бо­тать в пар­ла­мент. Толь­ко что – 12 де­каб­ря – про­шли оче­ред­ные вы­бо­ры, но по­ка в Ду­ме пре­об­ла­да­ли ком­му­ни­сты, ставленники «крас­ных по­я­сов» и «крас­ных гу­бер­на­то­ров». Мощ­ные, су­ро­вые муж­чи­ны в тя­же­лых бо­тин­ках и пи­джа­ках не в па­ру, с гро­мо­вы­ми го­ло­са­ми, при­выч­ны­ми пе­ре­кри­ки­вать ра­бо­ту ка­ру­сель­но­го стан­ка или да­вать тех­за­да­ние из од­но­го края огром­но­го це­ха в дру­гой. Ген­на­дий Селезнёв шел ря­дом со сво­им тез­кой Зю­га­но­вым, за ни­ми то­ро­пи­лась сви­та, и Зю­га­нов что-то та­кое сво­им гу­стым, как борщ, го­ло­сом, Се­лез­нё­ву до­ка­зы­вал. И пер­вое впе­чат­ле­ние бы­ло: они ни­чуть не по­хо­жи. Чле­ны ру­ко­вод­ства од­ной КПРФ, дав­ние со­рат­ни­ки, они от­ли­ча­лись, как гусь от ут­ки. Селезнёв был как-то по-сво­е­му внут­ренне сво­бо­ден, и это вы­ра­жа­лось внешне. Не толь­ко спо­кой­стви­ем и блед­но­стью ли­ца, не толь­ко до­ро­гим ко­стю­мом и туф­ля­ми, а ка­кой­то кра­ду­щей­ся, как у боль­шой кош­ки, по­ход­кой – так хо­дят по­ле­вые раз­вед­чи­ки и ков­ро­вые ап­па­рат­чи­ки. Он и был ков­ро­вым ап­па­рат­чи­ком, несмот­ря на год у стан­ка, ру­ки сле­са­ря, кри­вую та­ту­и­ров­ку «ГЕ­НА» на за­пястье.

Ком­со­мо­лец с Вы­борг­ской сто­ро­ны

Как де­ла­лись ка­рье­ры в те де­ся­ти­ле­тия, в об­щем из­вест­но. От­ли­ча­лись лишь де­та­ли. Го­род­ской по рож­де­нию – на за­вод, сель­ский – на трак­тор, по­том ар­мия (толь­ко от­лич­ник учеб­но-бо­е­вой и по­ли­ти­че­ской!), тех­ни­кум или вуз с уклоном в об­ще­ствен­но-ком­со­моль­скую ра­бо­ту. Же­ла­тель­но ве­че­ром, по­сле стан­ка. И на­ко­нец – са­мая ма­лень­кая долж­ность ин­струк­то­ра рай­ко­ма по ка­ко­му-ли­бо во­про­су. Мож­но, ко­неч­но, по­про­бо­вать про­тис­нуть­ся в ря­ды со­труд­ни­ков без­опас­но­сти, но там Се­лез­нё­ва жда­ло разо- ча­ро­ва­ние: он был недо­ста­точ­но здо­ров для по­гра­нич­но­го учи­ли­ща, но в ар­мии все же от­слу­жил. И вер­нул­ся к ком­со­моль­ской ра­бо­те, по­сте­пен­но пре­одо­ле­вая ле­сен­ку за ле­сен­кой. Он уже знал, кем бу­дет: од­но­вре­мен­но учил­ся на жур­фа­ке ЛГУ им. Жда­но­ва (сей­час СПбГУ). В 1974 звез­да Ген­на­дия Се­лез­нё­ва про­си­я­ла яр­ко: за свя­зи в ком­со­мо­ле Вы­борг­ской сто­ро­ны, за зна­ком­ства в об- ко­ме ВЛКСМ его – вы­пуск­ни­ка жур­фа­ка (но с пар­тий­ным ста­жем!) – на­зна­чи­ли сна­ча­ла за­мом, за­тем глав­ным ре­дак­то­ром мо­ло­деж­ной об­ласт­ной га­зе­ты «Сме­на». И Селезнёв, поль­зу­ясь сво­и­ми ком­со­моль­ски­ми свя­зя­ми, об­но­вил «Сме­ну» – там по­яви­лись ост­ро­ва­тые ма­те­ри­а­лы, ка­кие-то пе­ре­во­ды. «Сме­на» при Се­лез­нё­ве на­ча­ла пи­сать о мо­ло­де­жи и язы­ком мо­ло­де­жи. Без­услов- но, глав­но­му ре­дак­то­ру при­хо­ди­лось по­лу­чать «вты­ки» в об­ко­ме от зна­ме­ни­то­го ле­нин­град­ско­го пер­во­го сек­ре­та­ря Романова, а бы­ва­ло и в Москве, но Селезнёв (или его по­кро­ви­те­ли) как-то умел все ула­жи­вать и плав­но дви­гал­ся вверх, в ЦК ВЛКСМ.

«ра­гу из си­ней пти­цы»

К 1980-му ка­рье­ра Ген­на­дия до­ка­ти­лась до Моск­вы: его на­зна­чи­ли пер­вым за­мом от­де­ла про­па­ган­ды и аги­та­ции ЦК ком­со­мо­ла, а чуть поз­же – в том же 1980-м – глав­ным ре­дак­то­ром «Ком­со­моль­ской прав­ды». Вос­по­ми­на­ния со­труд­ни­ков «Ком­со­мол­ки» о нем дво­я­ки – это и по­нят­но: их глав­ный ре­дак­тор был еще и чле­ном бю­ро ЦК ВЛКСМ. Тем не ме­нее имен­но за вось­ми­лет­нее «прав­ле­ние» Се­лез­нё­ва по­яви­лись в «КП» пря­мые ли­нии с чи­та­те­ля­ми, цвет­ное по­пу­ляр­ное при­ло­же­ние «Со­бе­сед­ник» и мас­са ин­те­рес­ней­ших ма­те­ри­а­лов. В га­зе­те в то вре­мя ра­бо­та­ли звез­ды со­вет­ской жур­на­ли­сти­ки. Од­на­ко глав­но­му ре­дак­то­ру ча­сто пе­ня­ли на ста­тью «Ра­гу из си­ней пти­цы» – с осуж­де­ни­ем груп­пы «Ма­ши­на вре­ме­ни» и во­об­ще рок-дви­же­ния в СССР. Те­перь вполне мож­но по­нять, что это бы­ла не его ини-

ци­а­ти­ва: Селезнёв не пла­ни­ро­вал за­кан­чи­вать ка­рье­ру на «Ком­со­мол­ке». Жур­на­лист жур­на­ли­стом, а тя­ну­ли его к себе уют­ные коридоры зда­ний ЦК на Ста­рой пло­ща­ди. Во вре­мя страш­но­го рос­сий­ско­го без­вре­ме­нья, в 1988-м, Се­лез­нё­ва по­ста­ви­ли на «Учи­тель­скую га­зе­ту». Про­ра­бо­тав там недол­го, он од­но­вре­мен­но ру­ко­во­дил жур­фа­ком Ин­сти­ту­та мо­ло­де­жи, а в июле 1990 го­да до­брал­ся до во­жде­лен­ной долж­но­сти чле­на ЦК пар­тии. Вот толь­ко пар­тия в это вре­мя бы­ла уже не та. И он воз­вра­ща­ет­ся к жур­на­ли­сти­ке: Се­лез­нё­ва ста­вят во гла­ве «Прав­ды», ко­то­рой он и управ­лял до ок­тябрь­ско­го пут­ча 1993 го­да. При­чем управ­лял так уме­ло, что бренд од­ной из ста­рей­ших рос­сий­ских га­зет чуть не пе­ре­шел во вла­де­ние гре­ков. По­сле пут­ча ви­це­пре­мьер Вла­ди­мир Шу­мей­ко за­крыл га­зе­ту и, как пи­шет он сам, «сде­лал все воз­мож­ное», что­бы она не ушла к гре­че­ским тол­сто­су­мам. Как пи­са­ли то­гда СМИ, речь шла о 2–3 млн дол­ла­ров.

Из га­зет­чи­ков в пар­ла­мент

Звез­да Ген­на­дия Се­лез­нё­ва сверк­ну­ла в тре­тий раз: по­пу­ляр­но­го в КПСС чле­на ЦК вве­ли в ЦК КПРФ и в об­ще­фе­де­раль­ный спи­сок на пер­вых дум­ских вы­бо­рах. Объ­яс­не­ний тут два. Пре­жде все­го, на­сто­я­щие, по­пу­ляр­ные ком­му­ни­сты в этот мо­мент все си­де­ли в «Ле­фор­то­во». А Зю­га­но­ву нужны бы­ли све­жие, не за­ма­зан­ные по­пыт­кой пе­ре­во­ро­та ли­ца. Но и день­ги пи­тер­ских дру­зей Се­лез­нё­ва, ви­ди­мо, сыг­ра­ли то­же. Вы­бо­ры в пер­вый со­став Го­с­ду­мы про­хо­ди­ли по так на­зы­ва­е­мой несвя­зан­ной ма­жо­ри­тар­но-про­пор­ци­о­наль­ной си­сте­ме. При­чем имен­но так из­би­ра­ли де­пу­та­тов в 1993, 1995 и 1999 го­ду. «Несвя­зан­ность» (она вер­ну­лась в вы­бор­ную прак­ти­ку. – Ред.) озна­ча­ет: сколь­ко бы пар­тия ни вы­дви­ну­ла кан­ди­да­тов-од­но­ман­дат­ни­ков, ес­ли они одер­жа­ли по­бе­ду, пар­тия все рав­но по­лу­чит столь­ко мест, сколь­ко она по­лу­чи­ла по фе­де­раль­но­му спис­ку. На­при­мер, в 1995 го­ду ЛДПР до­ста­лось 50 мест по спис­ку и все­го од­но од­но­ман­дат­ное крес­ло. Пер­вые вы­бо­ры, че­го ни­кто не ждал, вы­иг­ра­ла ЛДПР – пар­тия, ос­но­ван­ная Вла­ди­ми­ром Жи­ри­нов­ским в 1991-м. Они за­бра­ли 59 ман­да­тов, ком­му­ни­сты – 32, а гай­да­ров­ский «Вы­бор России» – 40. Имен­но в пер­вой Ду­ме (на фоне рас­стре­лов де­пу­та­та­ми друг дру­га) сло­жи­лась си­сте­ма тор­гов с Крем­лем: за про­ве­де­ние важ­но­го за­ко­но­про­ек­та пре­зи­дент Ель­цин шел на опре­де­лен­ные уступ­ки, пре­жде все­го при об­суж­де­нии гос­бюд­же­та. Селезнёв, прой­дя в Ду­му по спис­ку КПРФ, по­лу­чил крес­ло за­ме­сти­те­ля гла­вы ин­фор­ма­ци­он­но­го ко­ми­те­та. Сто­ит на­пом­нить, что имен­но по­ка­зы­ва­ли по ТВ в 1993–1994 го­дах? Часть вины за эту раз­нуз­дан­ность ле­жит на пле­чах Се­лез­нё­ва. По вос­по­ми­на­ни­ям дум­цев, ко­ми­те­том он не за­ни­мал­ся, а сра­зу устре­мил­ся к выс­шим дум­ским постам. В ян­ва­ре 1995 го­да его на­зна­чи­ли ви­цес­пи­ке­ром ГД вме­сто де­пу­та­та Ко­ва­лё­ва, ко­то­рый стал гла­вой Ми­ню­ста. На этой долж­но­сти Селезнёв осу­ществ­лял вза­и­мо­дей­ствие со СМИ, глав­ным об­ра­зом с ТВ, где как раз шла вой­на оли­гар­хов. Бе­ре­зов­ский «мо­чил» Гу­син­ско­го, Смо­лен­ский – Де­ри­пас­ку. Од­но­вре­мен­но под ру­ко­вод­ством Ива­на Рыбкина па­да­ло по­ли­ти­че­ское зна­че­ние Го­с­ду­мы. В Крем­ле и пра­ви­тель­стве ре­ши­ли, что депутаты слиш­ком бе­га­ют по фрак­ци­ям и груп­пам, при­ни­ма­ют вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие до­ку­мен­ты.

как сни­ма­ли пра­ви­тель­ство

Пер­вая Ду­ма от­ли­ча­лась са­мо­сто­я­тель­но­стью и непо­кор­но­стью. Депутаты несколь­ко раз под­ни­ма­ли во­прос о недо­ве­рии Пра­ви­тель­ству РФ. Пер­вое по­доб­ное го­ло­со­ва­ние со­сто­я­лось 27 ок­тяб­ря 1994 го­да по тре­бо­ва­нию фрак­ции ДПР. Пред­ло­же­ние о недо­ве­рии по­лу­чи­ло 194 го­ло­са и не про­шло (по уточ­нен­ным дан­ным, про­го­ло­со­ва­ли 198 де­пу­та­тов). За недо­ве­рие про­го­ло­со­ва­ли по­чти все чле­ны фрак­ций ЛДПР, КПРФ, 70 % аг­рар­ни­ков (37 де­пу­та­тов), боль­шин­ство фрак­ции ДПР (9 де­пу­та­тов), треть груп­пы НРП (22 де­пу­та­та), нефор­маль­ные груп­пы «Рос­сий­ский путь» и «Дер­жа­ва». В мар­те 1995-го вновь на­чал­ся сбор под­пи­сей де­пу­та­тов за рас­смот­ре­ние во­про­са о недо­ве­рии пра­ви­тель­ству (для это­го тре­бо­ва­лось со­брать 90 под­пи­сей). 5 ап­ре­ля Со­ве­ту Ду­мы бы­ли пред­став­ле­ны 102 под­пи­си и рас­смот­ре­ние во­про­са бы­ло на­зна­че­но на 12 ап­ре­ля, но 7 ап­ре­ля 1995 го­да Вла­ди­мир Жи­ри­нов­ский за­явил, что от­зы­ва­ет 31 под­пись де­пу­та­тов от фрак­ции ЛДПР, посколь­ку дру­гие фрак­ции на­ру­ши­ли до­го­во­рен­ность с ЛДПР и про­го­ло­со­ва­ли за при­вле­че­ние к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти «стро­и­те­ля пи­ра­мид» Сер­гея Мав­ро­ди. В июне 1995го ли­дер фрак­ции ДПР Сер­гей Глазьев воз­об­но­вил сбор под­пи­сей за недо­ве­рие пра­ви­тель­ству. Он су­мел со­брать 102 под­пи­си. Об­суж­дая 16 июня 1995 го­да со­бы­тия в Бу­дён­нов­ске, Го­с­ду­ма 230 го­ло­са­ми по­ста­но­ви­ла «счи­тать тра­ги­че­ские со­бы­тия, про­изо­шед­шие в го­ро­де Бу­дён­нов­ске Став­ро­поль­ско­го края, еще од­ним ос­но­ва­ни­ем для рас­смот­ре­ния Го­су­дар­ствен­ной ду­мой ФС РФ пред­ло­же­ния о вы­ра­же­нии недо­ве­рия Пра­ви­тель­ству Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции». По­сле то­го как под­пи­си бы­ли со­бра­ны, во­прос был вклю­чен в по­вест­ку дня за­се­да­ния 21 июня 1995 го­да. Так Ду­ма вы­нес­ла им­пич­мент пра­ви­тель­ству Чер­но­мыр­ди­на. За недо­ве­рие про­го­ло­со­вал 241 де­пу­тат, в том чис­ле в боль­шин­стве сво­ем фрак­ции КПРФ, ЛДПР, АПР, «Яб­ло­ко», ДПР, зна­чи­тель­ная часть груп­пы НРП (20 де­пу­та­тов), груп­пы «Рос­сий­ский путь», «Дер­жа­ва», часть «Со­ю­за 12 де­каб­ря». Од­на­ко пре­зи­дент Ель­цин пись­мен­но со­об­щил Ду­ме, что не со­гла­сен с ее ре­ше­ни­ем и остав­ля­ет пра­ви­тель­ство ра­бо­тать в преж­нем со­ста­ве.

чет­вер­тое ли­цо в го­су­дар­стве

В де­каб­ре 1995-го Селезнёв был из­бран од­но­ман­дат­ни­ком. Че­рез ме­сяц опыт­ный ап­па­рат­чик Селезнёв стал спи­ке­ром Го­с­ду­мы вто­ро­го со­зы­ва. Как го­во­рят в ку­лу­а­рах Ду­мы, та­кое вы­дви­же­ние вполне устра­и­ва­ло и Кремль, и са­му Ду­му. Не сто­ит за­бы­вать, что пер­вые два со­зы­ва ком­пар­тия про­во­ди­ла в со­став де­пу­та­тов два ти­па – офи­ци­аль­ных чле­нов КПРФ и «под­поль­щи­ков-аг­ра­ри­ев», ко­то­рые са­мо­сто­я­тель­ны­ми не счи­та­лись. В ре­зуль­та­те – па­ра­докс: вы­бо­ры вы­иг­ры­ва­ет ЛДПР или «Наш дом Рос­сия», а го­ло­сов боль­ше все­го у ком­му­ни­стов. И ко­ми­те­тов с ко­мис­си­я­ми. И воз­мож­но­стей для вне­се­ния за­ко­но­про­ек­тов и рас­пи­ли­ва­ния бюд­же­та. Мно­гое из то­го, что име­лось, Зю­га­нов и ЦК по­ло­жи­ли на крем­лев­ские весы, по­лу­чив вза­мен сво­е­го спи­ке­ра. Но од­но­вре­мен­но славного уме­ни­ем до­го­ва­ри­вать­ся и на­хо­дить ком­про­мис­сы. Кро­ме спи­кер­ской выс­шей долж­но­сти, Селезнёв по­лу­чил долж­но­сти зам­пре­да Пар­ла­мент­ской ас­сам­блеи ОБСЕ, со­пред­се­да­те­ля Меж­пар­ла­мент­ской груп­пы СНГ, еще ряд меж­ду­на­род­ных долж­но­стей (ко­то­рые поз­во­ля­ют ле­тать за счет бюд­же­та со сви­той), а так­же был вве­ден в со­став Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПРФ. Ап­пар­та­мен­ты но­вый спи­кер по­лу­чил тра­ди­ци­он­но на ше­стом эта­же ста­ро­го зда­ния Го­с­ду­мы, где все про­хо­ды охра­ня­ют­ся ФСО. Ком­му­ни­сты, по неко­то­рым све­де­ни­ям, де­ла­ли став­ку на Се­лез­нё­ва в ка­че­стве спи­ке­ра еще в 1993 го­ду, но то­гда под­стра­хо­ва­лись и по­ста­ви­ли на «кол­хоз­ни­ка» Рыбкина. По срав­не­нию с Зю­га­но­вым, обыч­ным ап­па­рат­чи­ком вто­ро­го ря­да, Селезнёв к 1991 го­ду уже вхо­дил в со­вет­скую эли­ту. За его спи­ной сто­я­ли «Прав­да», «Ком­со­мол­ка», а так­же раз­ви­тое с дет­ства увле­че­ние кон­ным спор­том. Об этом на­до ска­зать осо­бо: в СССР этим ви­дом спор­та, кро­ме про­фес­си­о­на­лов, увле­ка­лись толь­ко пред­ста­ви­те­ли выс­шей эли­ты стра­ны и рес­пуб­лик, во­ен­ной эли­ты, а так­же (в по­след­ние го­ды) на­рож­да­ю­щи­е­ся ко­опе­ра­то­ры. Свя­зи в кон­ном спор­те, так же как сре­ди яхтс­ме­нов, слож­ны, за­пу­тан­ны и поз­во­ля­ют за­ни­мать­ся биз­не­сом, ни­как себя и свою се­мью не ком­про­ме­ти­руя.

уда­ры сле­ва И Из цен­тра

Мир­ное «со­жи­тель­ство» Зю­га­но­ва и Се­лез­нё­ва про­дол­жа­лось при­мер­но до фор­ми­ро­ва­ния пар­ла­мент­ско­го цен­трист­ско­го боль­шин­ства в 1999-м. За­тем на­ча­лись внут­ри­пар­тий­ные спо­ры, быст­ро вы­лез- шие на­ру­жу. Старожилы Ду­мы пом­нят «се­ми­гин­скую оп­по­зи­цию», ко­гда ви­цес­пи­кер от КПРФ Се­ми­гин «ску­пил» чуть не всю фрак­цию КПРФ. В ре­зуль­та­те несколь­ко яр­ких ком­му­ни­стов ушли от Зю­га­но­ва, а от­но­ше­ния с Се­лез­нё­вым обост­ри­лись. Сло­жи­лась вполне по­нят­ная си­ту­а­ция: Зю­га­нов пы­тал­ся при­бли­зить к себе яр­ких и силь­ных ле­вых из ре­ги­о­нов (из ко­го-то же на­до де­лать но­вое ЦК. – Ред.), но окру­жа­ю­щая «во­ждя» сви­та се­рых ап­па­рат­чи­ков Зю­га­но­ва оста­нав­ли­ва­ла. Зная его стра­хи перед сме­ще­ни­ем с по­ста, бы­ло до­ста­точ­но про­сто ском­про­ме­ти­ро­вать лю­бо­го ком­му­ни­ста, хоть ми­фи­че­ско­го Пав­ку Кор­ча­ги­на, при­ди он в при­ем­ную Зю­га­но­ва. Ра­но или позд­но Зю­га­но­ву мог­ла прий­ти мысль: а ес­ли Селезнёв ме­тит на мое ме­сто? Тем бо­лее по­сле вы­бо­ров 1999 го­да «мед­ве­дя­ми»-цен­три­ста­ми бы­ло на­ру­ше­но па­кет­ное со­гла­ше­ние: ком­му­ни­стов на­ча­ли вы­тес­нять с дум­ских по­стов. В от­вет ЦК КПРФ пред­ло­жи­ло от­ка­зать­ся от всех по­стов во­об­ще и уй­ти в оп­по­зи­цию. И Селезнёв был пер­вым, кто не под­дер­жал эту идею. Вряд ли кто-то сам за­хо­чет уй­ти с од­ной из выс­ших долж­но­стей в стране. Тем бо­лее что к это­му вре­ме­ни у Се­лез­нё­ва по­яви­лись соб­ствен­ные пар­тий­ные ам­би­ции – он анон­си­ро­вал, вый­дя из КПРФ, пар­тию «Воз­рож­де­ние России» и объ­еди­нил­ся с со­ци­ал-де­мо­кра­та­ми спи­ке­ра Со­ве­та Фе­де­ра­ции Сер­гея Ми­ро­но­ва. К вы­бо­рам 2003 го­да бы­ло ре­ше­но, что Селезнёв пой­дет на вы­бо­ры в бло­ке с ми­ро­нов­ской Пар­ти­ей жиз­ни. Од­на­ко пар­тий­ный спи­сок на­брал не слиш­ком мно­го, а сре­ди «жиз­нен­цев» ока­за­лось нема­ло сво­их бор­цов за вы­со­кие по­сты. И то­гда Ген­на­дий Селезнёв сми­рен­но уда­лил­ся из боль­шой по­ли­ти­ки: ему был вы­де­лен стан­дарт­ный уз­кий де­пу­тат­ский ка­би­нет на вто­ром эта­же. С 2003 по 2007 год Селезнёв успел и рассо­рить­ся с «жиз­нен­ца­ми», и отой­ти к пра­во­му пат­ри­о­ти­че­ско­му краю, где на­хо­дят­ся Дмит­рий Ро­го­зин, Ан­дрей Савельев, «аф­ган­цы» и Ген­на­дий Се­ми­гин (он со сво­и­ми «Пат­ри­о­та­ми России» на­ме­рен вер­нуть­ся в по­ли­ти­ку). Но в 2007-м блок на­брал ме­нее 1 %, по­сле че­го Селезнёв ушел окон­ча­тель­но. С 2009 по 2014 год Селезнёв воз­глав­лял Со­вет ди­рек­то­ров «Мо­собл­бан­ка» Ан­джея Маль­чев­ско­го, с ко­то­рым был свя­зан, ве­ро­ят­но, по ЦК ком­со­мо­ла. В 2015 го­ду на­ча­лась са­на­ция бан­ков Маль­чев­ско­го, са­на­то­ра­ми ста­ли бра­тья Ро­тен­бер­ги, а бан­ку по­ру­чи­ли фи­нан­си­ро­вать слож­ное по­ли­ти­че­ское стро­и­тель­ство Кер­чен­ско­го мо­ста. Про­бле­мы с бан­ком мог­ли по­вли­ять на здо­ро­вье Ген­на­дия Се­лез­нё­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.