СТОЯНИЕ НА УГРЕ: ТОЛКНИ ПАДАЮЩЕГО

Sovershenno Sekretno - - КАЛЕНДАРЬ -

11 но­яб­ря (31 ок­тяб­ря по ст. ст.) 1765 – сво­им Вы­со­чай­шим ре­скрип­том им­пе­ра­три­ца Ека­те­ри­на II санк­ци­о­ни­ро­ва­ла со­зда­ние пер­вой в Рос­сии об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции – Воль­но­го эко­но­ми­че­ско­го об­ще­ства (пол­ное на­име­но­ва­ние ор­га­ни­за­ции: «Им­пе­ра­тор­ское воль­ное эко­но­ми­че­ское об­ще­ство к по­ощ­ре­нию в Рос­сии зем­ле­де­лия и до­мо­стро­и­тель­ства»).

11 но­яб­ря 1918 – за­вер­ши­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на.

12 (2 по ст. ст.) но­яб­ря 1675 – в Бо­ров­ске скон­ча­лась от­прав­лен­ная ту­да в ссыл­ку вер­хо­вая двор­цо­вая бо­яры­ня Фе­одо­сия Про­ко­фьев­на Мо­ро­зо­ва, спо­движ­ни­ца про­то­по­па Ав­ва­ку­ма, об­раз ко­то­рой уве­ко­ве­чен ху­дож­ни­ком Ва­си­ли­ем Су­ри­ко­вым в зна­ме­ни­той кар­тине «Бо­яры­ня Мо­ро­зо­ва». Фе­одо­сия Мо­ро­зо­ва бы­ла до­че­рью вид­но­го го­су­дар­ствен­но­го де­я­те­ля Мос­ков­ско­го цар­ства околь­ни­че­го Про­ко­фия Фё­до­ро­ви­ча Со­ков­ни­на, при­хо­див­ше­го­ся род­ствен­ни­ком Ма­рии Ми­ло­слав­ской, пер­вой жене ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча. В 17 лет Фе­одо­сия Со­ков­ни­на бы­ла вы­да­на за­муж за цар­ско­го столь­ни­ка, бо­яри­на Гле­ба Мо­ро­зо­ва, по­сле его смер­ти ста­ла рас­по­ря­ди­тель­ни­цей огром­но­го со­сто­я­ния се­мей­ства Мо­ро­зо­вых.

12 но­яб­ря 1982 – но­вым Ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём ЦК КПСС стал Юрий Ан­дро­пов.

13 но­яб­ря 1918 – уже по­сле по­ра­же­ния Гер­ма­нии от со­юз­ни­ков и за­вер­ше­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны по­ста­нов­ле­ни­ем ВЦИК РСФСР был ан­ну­ли­ро­ван Брест­ский мир.

13 но­яб­ря 1998 – за вы­куп в семь мил­ли­о­нов дол­ла­ров осво­бож­дён по­хи­щен­ный 1 мая 1998 го­да че­чен­ски­ми бо­е­ви­ка­ми пол­но­моч­ный пред­ста­ви­тель Пре­зи­ден­та Рос­сии в Чечне Ва­лен­тин Вла­сов.

14 но­яб­ря 1263 – воз­вра­ща­ясь из Зо­ло­той Ор­ды, в го­ро­де Го­ро­дец скон­чал­ся ве­ли­кий Вла­ди­мир­ский князь Алек­сандр Яро­сла­вич, бо­лее из­вест­ный как Алек­сандр Нев­ский.

14 (2 по ст. ст.) но­яб­ря 1860 – в Пе­кине за­клю­чён трак­тат меж­ду Рос­си­ей и им­пе­ри­ей Цин, уста­но­вив­ший, что Ус­су­рий­ский край при­над­ле­жит Рос­сии.

14 но­яб­ря 1985 – Во­ен­ная кол­ле­гия Вер­хов­но­го су­да СССР за­оч­но при­го­во­ри­ла за из­ме­ну Ро­дине к смерт­ной каз­ни с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства офи­це­ра Пер­во­го глав­но­го управ­ле­ния КГБ СССР пол­ков­ни­ка Оле­га Гор­ди­ев­ско­го. Этот при­го­вор фор­маль­но не был от­ме­нён и по­сле 1991 го­да.

15 (4 по ст. ст.) но­яб­ря 1774 – кон­ная кон­вой­ная ко­ман­да, со­про­вож­да­е­мая ро­той пе­хо­ты с несколь­ки­ми пуш­ка­ми, до­ста­ви­ла на по­воз­ке с же­лез­ной клет­кой ра­нее пле­нён­но­го пред­во­ди­те­ля кре­стьян­ско­го бун­та и са­мо­зван­ца Еме­лья­на Пу­га­чё­ва в Моск­ву для про­ве­де­ния след­ствия.

15 но­яб­ря 1923 – по­ста­нов­ле­ни­ем Пре­зи­ди­у­ма ЦИК СССР на ос­но­ве Го­су­дар­ствен­но­го по­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния (ГПУ) при НКВД РСФСР со­зда­но Объ­еди­нён­ное го­су­дар­ствен­ное по­ли­ти­че­ское управ­ле­ние (ОГПУ) при СНК СССР.

15 но­яб­ря 1933 – в Москве на­ча­то ре­гу­ляр­ное дви­же­ние трол­лей­бу­сов. 11 но­яб­ря 1480 го­да во­ин­ство ха­на Боль­шой Ор­ды Ах­ма­та от­сту­пи­ло от ре­ки Уг­ры, где с на­ча­ла ок­тяб­ря сто­я­ло про­тив войск великого кня­зя Мос­ков­ско­го Ива­на Ва­си­лье­ви­ча (мно­го поз­же во­шед­ше­го в ис­то­рию под «по­ряд­ко­вым но­ме­ром» как Иван III). Со­глас­но ка­но­ну, за­дан­но­му ещё во вре­ме­на Ка­рам­зи­на, счи­та­ет­ся, что имен­но так и па­ло двух­сот­лет­нее мон­го­ло-та­тар­ское иго. Предыс­то­рия все­го – то­же со­глас­но шаб­ло­ну – та­ко­ва: ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Иван Ва­си­лье­вич от­ка­зал­ся пла­тить дань Ор­де, в от­вет ор­дын­ский хан, со­брав вой­ско, по­шёл на раз­бор­ку – вос­ста­нав­ли­вать «кон­сти­ту­ци­он­ный по­ря­док», вот и учи­ни­ли «стрел­ку» на Угре. Даль­ше ни­кто из про­тив­ни­ков ини­ци­а­ти­вы про­яв­лять не стал, и до боль­шо­го по­бо­и­ща не до­шло. Ос­нов­ные же си­лы так и про­сто­я­ли в сво­их ба­зо­вых ла­ге­рях друг на­про­тив дру­га

Ев­ро­пей­ские го­су­да­ри ве­ли с Мос­ко­ви­ей вы­год­ное «во­ен­но-тех­ни­че­ское со­труд­ни­че­ство». По­став­ля­ли Ива­ну III пуш­ки и ог­не­при­па­сы.

свы­ше ме­ся­ца. По­том разо­шлись. Прав­да, ка­но­ни­че­ская вер­сия скром­но не ак­цен­ти­ру­ет вни­ма­ния на том, что разо­шлись во­все не од­но­вре­мен­но: вой­ско мос­ков­ско­го кня­зя ото­шло пер­вым – ещё в кон­це ок­тяб­ря. Но ото­шло оно по­то­му, что Уг­ра за­мёрз­ла и дер­жать пе­ре­пра­вы под ог­нём ста­ло бес­смыс­лен­но: ор­дын­цы лег­ко мог­ли обой­ти мос­ко­ви­тов с флан­гов уже по льду. Од­но де­ло – кон­цен­три­ро­ван­ным ог­нём пу­шек и га­ков­ниц сби­вать ор­дын­цев с при­стре­лян­ных бро­дов, не да­вая им пе­ре­пра­вить­ся и вве­сти в де­ло мас­сы сво­ей кон­ни­цы, со­всем иное – сра­жать­ся в за­ве­до­мо про­иг­рыш­ных усло­ви­ях. Ни­ка­кой ог­не­стрел той эпо­хи не по­мог бы в го­лом по­ле про­тив раз­вер­ну­той ла­вы той же кон­ни­цы. По­то­му как толь­ко стал пер­вый лёд, мос­ков­ский го­су­дарь и от­вёл свои вой­ска сна­ча­ла к Кре­мен­цу, где рас­по­ла­га­лась его став­ка, за­тем к Бо­ров­ску, где усло­вия для обо­ро­ны бы­ли мно­го луч­ше. Но ор­дын­цы че­рез Уг­ру уже не по­лез­ли: и за­пал уже был не тот, да и не улы­ба­лось им штур­мо­вать укреп­лён­ные по­зи­ции с ар­тил­ле­ри­ей в рай­оне Бо­ров­ска, где сп­лош­ные ле­са и хол­мы про­сто не да­ва­ли воз­мож­но­сти раз­вер­нуть кон­ни­цу и за­да­вить про­тив­ни­ка мас­си­ро­ван­ным уда­ром. Огре­хи ка­но­ни­че­ской вер­сии ещё и в том, что она смот­рит на это со­бы­тие че­рез пре­дель­но уз­кие рам­ки од­но­го-един­ствен­но­го и ло­каль­но­го со­бы­тия толь­ко лишь Мос­ков­ско­го кня­же­ства. По су­ти, ни­ка­ко- го ига сбро­ше­но не бы­ло, посколь­ку к мо­мен­ту «сто­я­ния на Угре» его уже про­сто… не бы­ло: оно рух­ну­ло за­дол­го до то­го, раз­ва­лив­шись, слов­но ис­тлев­шая ве­рёв­ка. Боль­шая Ор­да ха­на Ах­ма­та, рас­по­ло­жив­ша­я­ся меж­ду До­ном и Вол­гой, к то­му вре­ме­ни пред­став­ля­ла из се­бя жал­кий об­ло­мок неко­гда мо­гу­чей Зо­ло­той Ор­ды. Уже утра­че­ны бы­ли свя­зи Са­рай-Бер­ке (сто­ли­ца Боль­шой Ор­ды) и с мет­ро­по­ли­ей – «ис­то­ри­че­ской ро­ди­ной», от­ко­ло­лись и сво­ей жиз­нью за­жи­ли хан­ства Си­бир­ское, Уз­бек­ское, Ка­зан­ское, Крым­ское, Ка­зах­ское, Астра­хан­ское, Но­гай­ская Ор­да. Крым­цы, за­ни­мав­шие, по­ми­мо соб­ствен­но Кры­ма, огром­ную тер­ри­то­рию в При­чер­но­мо­рье и При­азо­вье, во­об­ще к то­му вре­ме­ни уже бы­ли вас­са­ла­ми мо­гу­ще­ствен­ной Осман­ской им­пе­рии. Соб­ствен­но же Боль­шая Ор­да уже на­хо­ди­лась в со­сто­я­нии кли­ни­че­ской смер­ти, ли­шив­шись по­чти всех ис­точ­ни­ков сво­ей под­пит­ки, кро­ме по­след­не­го ру­чей­ка – мос­ков­ской да­ни. Но как толь­ко Иван Ва­си­лье­вич по­нял, что имен­но мос­ков­ская дань – един­ствен­ный ис­точ­ник под­пит­ки Ор­ды, так он тут же этот кра­ник и пе­ре­крыл: нече­го кор­мить вра­га! При­чём сде­лал это бы­ло за­дол­го до сто­я­ния на Угре – и во­все без при­пи­сы­ва­е­мых ему бас­но­пис­ца­ми гром­ко­го топ­та­ния бас­мы. Иван Ва­си­лье­вич про­сто без шу­ма и пы­ли пе­ре­крыл ор­дын­ский кра­ник, на­пра­вив вы­сво­бо­див­ший­ся финансовый по­ток в свой «бас­сейн». Ра­зу­ме­ет­ся, это был не един­ствен­ный его ис­точ­ник фи­нан­си­ро­ва­ния. К то­му вре­ме­ни Иван Ва­си­лье­вич уже окон­ча­тель­но под­мял под се­бя Яро­слав­ское и Ро­стов­ское кня­же­ства (с их фи­нан­са­ми), а уж за­во­е­ва­ние Нов­го­ро­да и во­все да­ло в его ру­ки ре­сур­сы по­ис­ти­не ко­лос­саль­ные, посколь­ку Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка вла­де­ла огром­ной тер­ри­то­ри­ей, вплоть до Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го оке­а­на и Ура­ла, а её ос­нов­ным ис­точ­ни­ком до­хо­дов бы­ла дань, взи­ма­е­мая с се­вер­ных на­ро­дов пуш­ни­ной. Нов­го­род был круп­ней­шим экс­пор­тё­ром в Ев­ро­пу «мяг­кой рух­ля­ди» и вос­ка – то­же стра­те­ги­че­ский то­вар XV века. По­сле за­во­е­ва­ния Нов­го­ро­да на этот бас­но­слов­но при­быль­ный «пуш­ной ка­нал» бы­ла на­ло­же­на жест­кая длань мос­ков­ско­го го­су­да­ря. Но­вые ис­точ­ни­ки фи­нан­си­ро­ва­ния Иван Ва­си­лье­вич упо­тре­бил с умом и для де­ла: на по­куп­ку ло­яль­но­сти ближ­них и на со­зда­ние ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ской ба­зы – уже для во­ен­но­го про­ти­во­сто­я­ния «даль­ним». На­при­мер, на фи­нан­си­ро­ва­ние той же ар­тил­ле­рии – той са­мой, ко­то­рая, к изум­ле­нию ор­дын­цев, ока­за­лась у мос­ко­ви­тов в зна­чи­тель­ном ко­ли­че­стве и вполне до­стой­но­го ка­че­ства. И ведь всё это бы­ло со­зда­но в том чис­ле на те сред­ства, ко­то­рые не до­шли до Ах­ма­та. У ко­то­ро­го, кста­ти, ни­ка­кой ар­тил­ле­рии не ока­за­лось. От­гад­ка про­ста: в нема­лой сте­пе­ни всё это бы­ло и ре­зуль­та­том сво­е­го ро­да не осо­бо афи­ши­ру­е­мо­го «во­ен­но-тех­ни­че­ско­го со­труд­ни­че­ства» ев­ро­пей­ских го­су­дарств с Мос­ков­ским кня­же­ством. При­чём со­труд­ни­че­ство то про­хо­ди­ло под неглас­ной эги­дой… Ва­ти­ка­на! У каж­до­го в этом де­ле был свой ин­те­рес. Москва нуж­да­лась в со­вре­мен­ном ору­жии, во­ен­ных тех­но­ло­ги­ях, ору­жей­ных дел ма­сте- рах, во­ен­ных спе­ци­а­ли­стах и фор­ти­фи­ка­то­рах, мог­ла пред­ло­жить за это пуш­ни­ну, воск, да и звон­кой мо­не­ты не жа­ле­ли. В свою оче­редь, Ев­ро­па ост­ро нуж­да­лась в лю­бых со­юз­ни­ках, спо­соб­ных по­мочь ей в про­ти­во­сто­я­нии с Осман­ской им­пе­ри­ей: дра­го­це­нен был лю­бой, кто мог от­влечь на се­бя хоть чу­ток осма­нов с их вас­са­ла­ми. По этой при­чине ев­ро­пей­ские го­су­да­ри, по край­ней ме­ре, не пре­пят­ство­ва­ли ни вер­бов­ке в сво­их вла­де­ни­ях ма­сте­ро­ву­мель­цев для Мос­ков­ско­го кня­же­ства, ни по­став­кам ту­да во­ен­но­го сна­ря­же­ния и ог­не­при­па­сов. Имен­но по­то­му и бы­ла пред­ло­же­на мос­ков­ско­му го­су­да­рю в ка­че­стве же­ны и по­сле пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са, мож­но ска­зать, ко­ман­ди­ро­ва­на с «брач­но-раз­ве­ды­ва­тель­ной» мис­си­ей из Ри­ма (!) в Моск­ву ви­зан­тий­ская прин­цес­са Со­фия Па­лео­лог. Ко­то­рую со­про­вож­да­ла нема­лая сви­та, в со­ста­ве ко­то­рой хва­та­ло и «тех­ни­че­ских спе­ци­а­ли­стов» во­все не двор­цо­вой сфе­ры, на­при­мер, зод­чих-фор­ти­фи­ка­то­ров. Как до­стой­ный пре­ем­ник хо­зяй­ствен­но­го Ива­на Ка­ли­ты, его пра­пра­пра­внук Иван Ва­си­лье­вич ра­чи­тель­но ре­шил, что от «ин­тер­на­ци­о­наль­ной» во­ен­но-тех­ни­че­ской по­мо­щи греш­но от­ка­зы­вать­ся. Но ещё бо­лее муд­ро он ис­поль­зо­вал её в су­гу­бо сво­их ин­те­ре­сах, так и не став ввя­зы­вать­ся, как на то на­де­я­лись в Ри­ме и Вене, ни в ло­бо­вую кон­фрон­та­цию с мо­гу­чим крым­ским ха­ном Менгли-Ги­ре­ем, ни в со­вер­шен­но ненуж­ное ему по­бо­и­ще с ха­ном Боль­шой Ор­ды. Не за­быв, од­на­ко, при этом под­толк­нуть падающего – ха­на Ах­ма­та. Ведь вой­ско для по­хо­да на Моск­ву Ах­мат со­брал под обе­ща­ния боль­шой до­бы­чи, со­блаз­нив­шись ко­то­рой ор­дын­цы сна­ря­ди­лись в по­ход – за свой счёт, как и во­ди­лось в те вре­ме­на, за­ло­жив по­след­нее, вплоть до жён и де­тей, за­ле­зая в дол­ги – под бу­ду­щую до­бы­чу. А её не ока­за­лось, и ты­ся­чи ор­дын­ских во­як вер­ну­лись до­мой бо­сы, го­лы и в дол­го­вом яр­ме. Та­кое не про­ща­лось. По при­бы­тии до­мой вой­ско разо­шлось – со­дер­жать его Ах­ма­ту бы­ло не на что, а са­мо­го ха­на вско­ре при­ре­за­ли в соб­ствен­ной юр­те. Вот толь­ко к па­де­нию ор­дын­ско­го ига это уже не име­ло от­но­ше­ния, хо­тя учеб­ни­ки и по­ныне по­вто­ря­ют за­ды ка­рам­зин­ской уста­нов­ки, что имен­но то­гда и так кон­чи­лась за­ви­си­мость от ор­дын­цев. А дей­стви­тель­но кон­чи­лась ли? Ес­ли разо­брать­ся, так ведь не со­всем: при­шлось ведь ещё и в но­гай­ские сте­пи хо­дить, и на Ка­зань, и Астра­хань брать, а уж дань крым­ско­му ха­ну при­шлось пла­тить вплоть до вре­мён Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча и да­же ран­не­го Пет­ра…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.