Тай­на Чёр­но­го Ба­ро­на

У ис­сле­до­ва­те­лей до сих пор нет от­ве­та на во­прос, от­че­го умер ге­не­рал Вран­гель

Sovershenno Sekretno - - ИСТОРИЯ [ - Сер­гей Не­Ча­еВ

та­ет, го­ло­ва всё вре­мя за­ня­та рас­чё­та­ми, вы­чис­ле­ни­я­ми, со­став­ле­ни­ем дис­по­зи­ций… Ме­ня страш­но утом­ля­ет эта ра­бо­та моз­га… Я не мо­гу с этим бо­роть­ся… Кар­ти­ны вой­ны всё вре­мя пе­ре­до мной, и я пи­шу всё вре­мя при­ка­зы, при­ка­зы, при­ка­зы!» Ди­а­гноз, ко­то­рый по­ста­вил И. П. Алек­син­ский, изу­мил всех – ту­бер­ку­лёз­ный про­цесс ле­во­го лёг­ко­го в очень ак­тив­ной фор­ме. Ана­лиз сли­зи­стой мок­ро­ты по­ка­зал на­ли­чие боль­ше­го ко­ли­че­ства ту­бер­ку­лёз­ных па­ло­чек. А 15 ап­ре­ля у ба­ро­на про­изо­шёл силь­ней­ший нерв­ный при­па­док: от страш­но­го внут­рен­не­го пе­ре­воз­буж­де­ния он кри­чал око­ло 40 ми­нут «не сво­им го­ло­сом». Од­но­вре­мен­но на­сту­пи­ло су­до­рож­ное со­кра­ще­ние мышц те­ла. Мать ге­не­ра­ла, Ма­рия Дмит­ри­ев­на Вран­гель, по­том вспо­ми­на­ла: «Это бы­ли 38 су­ток сплош­но­го му­че­ни­че­ства! Его по­жи­ра­ла со­ро­ка­гра­дус­ная тем­пе­ра­ту­ра. Он ме­тал­ся, от­да­вал при­ка­зы, по­ры­вал­ся встать. При­зы­вал сек­ре­та­ря и де­лал рас­по­ря­же­ния до мель­чай­ших по­дроб­но­стей». Бо­лезнь стре­ми­тель­но про­грес­си­ро­ва­ла… Был вы­зван ду­хов­ник, про­то­и­е­рей Ва­си­лий Ви­но­гра­дов, ко­то­ро­му по­сле ис­по­ве­ди и при­ча­ще­ния Пётр Ни­ко­ла­е­вич ска­зал: «Я го­тов слу­жить в осво­бож­ден­ной Рос­сии хо­тя бы про­стым сол­да­том». 25 ап­ре­ля 1928 го­да, в 9 ча­сов утра, ба­рон Вран­гель скон­чал­ся. По­след­ни­ми его сло­ва­ми бы­ли: «Я слы­шу ко­ло­коль­ный звон… Бо­же, храни ар­мию…» Ему бы­ло все­го 49 лет.

По­ли­ти­че­ское убийство?

Мно­гое ка­за­лось стран­ным в неожи­дан­ной бо­лез­ни, ско­сив­шей это­го пол­но­го сил и здо­ро­вья че­ло­ве­ка. Тут же воз­ник­ло по­до­зре­ние, что ба­ро­на отра­вил тай­ный агент боль­ше­ви­ков. Пе­ред смер­тью Ольга Ми­хай­лов­на, же­на Вран­ге­ля, яв­но чув­ствуя опас­ность, ста­ра­лась огра­дить ге­не­ра­ла от воз­мож­ных по­ку­ше­ний, тща­тель­но про­ве­ря­ла по­ку­пав­ши­е­ся про­дук­ты, но из­ме­ны в соб­ствен­ном до­ме пред­ви­деть она не мог­ла. Умер­ше­го по­хо­ро­ни­ли на клад­би­ще Uccle-Calevoet в Брюс­се­ле. По­том, ис­пол­няя во­лю му­жа, Ольга Ми­хай­лов­на пе­ре­вез­ла те­ло ба­ро­на в Сер­бию, где Пётр Ни­ко­ла­е­вич был пе­ре­за­хо­ро­нен в бел­град­ской церк­ви Свя­той Тро­и­цы. День­ги на по­хо­ро­ны со­би­ра­ли рус­ские сол­да­ты и офи­це­ры. При­сы­лал каж­дый, кто сколь­ко мог. Хо­ро­ни­ли Пет­ра Ни­ко­ла­е­ви­ча «всем ми­ром». За гро­бом шли его де­ти, бо­е­вые то­ва­ри­щи и дру­зья. Бы­ло воз­ло­же­но бо­лее 200 вен­ков. По­след­ние по­че­сти ге­не­ра­лу от­да­ли и серб­ские вой­ска. Мит­ро­по­лит Ан­то­ний (Хра­по­виц­кий), воз­глав­ляв­ший РПЦЗ (Рус­скую пра­во­слав­ную цер­ковь за гра­ни­цей), по­том ска­зал об этом так: «По­хо­ро­на­ми, ко­то­рые пыш­но­стью пре­взо­шли да­же по­гре­бе­ние цар­ствен­ных особ, Гос­подь увен­чал его слав­ный путь, воз­дав ему то, че­го ли­шён он был в зем­ной жиз­ни. Его уде­лом бы­ли не три­ум­фы, а тяж­кий труд и разо­ча­ро­ва­ния, за­то его по­хо­ро­ны из проводов в по­след­ний путь пре­вра­ти­лись в по­бед­ный марш». Так что же про­изо­шло? Что ста­ло при­чи­ной смер­ти? Есть вер­сия, что это де­ло рук так на­зы­ва­е­мо­го бра­та Яко­ва Юди­хи­на (в неко­то­рых ис­точ­ни­ках – Юда­хи­на). В связи с ним воз­ни­ка­ет ряд во­про­сов. Во-пер­вых, по­че­му ден­щик Вран­ге­ля ни­ко­гда не упо­ми­нал о нем? Во-вто­рых, ес­ли «бра­тья» да­же не пе­ре­пи­сы­ва­лись, то как он мог знать о его местонахождении? Как смог най­ти дом ба­ро­на? Так вот счи­та­ет­ся, что имен­но этот «брат» под­сы­пал в еду Вран­ге­ля ка­кой-то осо­бый яд, вы­звав­ший у ба­ро­на бур­ное раз­ви­тие ту­бер­ку­лёз­но­го про­цес­са – той са­мой ско­ро­теч­ной ча­хот­ки, что «сжи­га­ла» боль­но­го за счи­та­ные дни. И точ­но, при вскры­тии в ор­га­низ­ме бы­ло об­на­ру­же­но боль­шое ко­ли­че­ство ту­бер­ку­лёз­ных па­ло­чек яв­но внеш­не­го про­ис­хож­де­ния. На сле­ду­ю­щий день па­риж­ская га­зе­та Есhо dе Раris на­пи­са­ла: «Цир­ку­ли­ру­ют весь­ма упор­ные слу­хи о том, что ге­не­рал Вран­гель был отрав­лен». Яко­бы Пётр Ни­ко­ла­е­вич «ещё не­дав­но го­во­рил од­но­му из сво­их дру­зей, что ему сле­до­ва­ло бы пред­при­нять край­ние ме­ры предо­сто­рож­но­сти в от­но­ше­нии сво­е­го пи­та­ния, так как он опа­са­ет­ся отрав­ле­ния». Впро­чем, ни­ка­ких до­ку­мен­таль­ных сви­де­тельств на этот счёт пред­став­ле­но то­гда ни­кем не бы­ло. Кста­ти, сам Яков Юди­хин ку­да-то за­га­доч­но ис­чез. Хо­ди­ли слу­хи, что он от­пра­вил­ся в СССР на том же за­шед­шем в Ант­вер­пен судне, где яко­бы слу­жил мат­ро­сом его «брат». Де­ти ба­ро­на Вран­ге­ля бы­ли уве­ре­ны: их отец умер не сво­ей смер­тью, а име­ло ме­сто за­каз­ное по­ли­ти­че­ское убийство. В част­но­сти, На­та­лья Пет­ров­на Ба­зи­лев­ская (в 1928 го­ду ей бы­ло 15 лет) по­том пи­са­ла: «К несча­стью, Советы не остав­ля­ли по­пы­ток из­ба­вить­ся от от­ца. И, в кон­це кон­цов, им это уда­лось <…>. Неожи­дан­но в один из дней из-за гра­ни­цы при­е­хал род­ной брат ден­щи­ка (Яко­ва Юди­хи­на. – Прим. ред.), мат­рос. Все по­че­му-то на­шли это со­вер­шен­но нор­маль­ным – пе­ре­брать­ся че­рез гра­ни­цу, отыс­кать наш до­мик. Це­лый день этот мат­рос на­хо­дил­ся на кухне, а ве­че­ром уехал. По­ин­те­ре­со­вать­ся бо­лее по­дроб­но, кто он, от­ку­да при­е­хал и ку­да уехал, ни­ко­му и в го­ло­ву не при­шло. А отец вско­ре за­бо­лел. У него был силь­ный жар. Но док­то­ра не мог­ли вы­яс­нить, чем он бо­лен. Го­во­ри­ли, что это ско­ро­теч­ный ту­бер­ку­лёз <…>. Сей­час-то я по­ни­маю, что его отра­ви­ли. Отец про­му­чил­ся ме­сяц. Ему бы­ло толь­ко 49 лет. Мно­гие не мог­ли по­ве­рить, что от­ца боль­ше нет. Его сек­ре­тарь по­лу­чал пись­ма с прось­бой за­ста­вить вра­чей удо­сто­ве­рить­ся, что это не ле­тар­ги­че­ский сон. «Не хо­ро­ни­те ге­не­ра­ла до по­яв­ле­ния труп­ных пя­тен», – пи­са­ли сто­рон­ни­ки от­ца. По­сле его смер­ти ма­ма оста­лась од­на с че­тырь­мя детьми. Млад­ше­му бы­ло 5 лет. Дру­гой мой брат учил­ся в уни­вер­си­те­те на аг­ро­но­ма, сест­ра ра­бо­та­ла сек­ре­тар­шей. А ещё ведь бы­ли я, ба­буш­ка и дя­дя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.