«Тём­ные дни» ми­но­ва­ли…

Sovershenno Sekretno - - ОБЩЕСТВО [ -

В ночь на 22 но­яб­ря в Хер­сон­ской об­ла­сти про­изо­шёл бес­пре­це­дент­ный тер­акт: груп­па агрес­сив­ных него­дя­ев (в укра­ин­ской тран­скрип­ции – ак­ти­ви­стов) взо­рва­ла по­след­ние две опо­ры ли­ний элек­тро­пе­ре­да­чи Ка­хов­ская – Островская и Ка­хов­ская – Джан­кой, по ко­то­рым шла элек­тро­энер­гия в Крым с тер­ри­то­рии Укра­и­ны. На­ка­нуне, 20 но­яб­ря, уже бы­ли взо­рва­ны две дру­гие опо­ры ЛЭП (Ме­ли­то­поль – Джан­кой и Ка­хов­ская – Ти­тан). Та­ким об­ра­зом, бы­ла пол­но­стью раз­ру­ше­на си­сте­ма энер­го­снаб­же­ния по­лу­ост­ро­ва, ко­то­рая су­ще­ство­ва­ла со вре­мён Со­вет­ско­го Со­ю­за. Крым с его двух­мил­ли­он­ным на­се­ле­ни­ем по­гру­зил­ся в тем­но­ту, украинский сег­мент Ин­тер­не­та за­шёл­ся в воп­лях вос­тор­га и ра­до­сти, са­ма Укра­и­на ли­ши­лась се­рьёз­ных до­хо­дов – толь­ко за 10 ме­ся­цев те­ку­ще­го го­да при­быль ком­па­нии «Укрин­тер­энер­го» за экс­порт элек­три­че­ства на по­лу­ост­ров со­ста­ви­ла свы­ше 300 млн гри­вен.

При этом ми­ро­вое «об­ще­ствен­ное мнение», обыч­но очень чув­стви­тель­ное к ак­там тер­ро­риз­ма, да­же ни­че­го тол­ком не за­ме­ти­ло. А что тут та­ко­го? При­выч­ное де­ло – 2 мил­ли­о­на че­ло­век на­ка­нуне зим­них хо­ло­дов ока­за­лись без элек­тро­энер­гии, за ко­то­рую, кста­ти, по­лу­ост­ров ис­прав­но пла­тил. И пла­тил, на­до за­ме­тить, по по­вы­шен­ной ставке. Ес­ли в 2014 Крым по­лу­чал элек­три­че­ство с укра­ин­ской тер­ри­то­рии по цене чуть вы­ше 1 руб­ля за ки­ло­ватт, то в кон­це 2015-го це­на со­став­ля­ла 3,42 за руб­ля за ки­ло­ватт. Как объ­яс­ня­ли са­ми укра­ин­ские энер­ге­ти­ки, это – «по­ли­ти­че­ская це­на». За­ме­тим, что Рос­сия до сих пор про­да­ёт элек­тро­энер­гию Харь­ков­ской и Сум­ской об­ла­стям Укра­и­ны по «по­ли­ти­че­ской» цене 2,3 руб­ля за ки­ло­ватт. Ну и по по­нят­ным при­чи­нам ни­ко­му в го­ло­ву на рос­сий­ской сто­роне не при­хо­дит устро­ить от­вет­ные взры­вы опор ЛЭП, пе­ре­да­ю­щих ток для Укра­и­ны. Пер­вые ча­сы по­сле тер­ак­та 22 но­яб­ря бы­ли са­мы­ми тя­жё­лы­ми. Оче­вид­цы рас­ска­зы­ва­ли об апо­ка­лип­ти­че­ских кар­ти­нах, ко­гда по ноч­но­му го- роду мель­ка­ли огонь­ки от фо­на­ри­ков в со­то­вых те­ле­фо­нах и смут­ные си­лу­эты вы­ско­чив­ших на ули­цы лю­дей. «Это на­по­ми­на­ло ка­кой-то фильм ужа­сов, – по­де­лил­ся по­жи­лой жи­тель Сим­фе­ро­по­ля, – но па­ни­ки всё-та­ки не бы­ло…» И это дей­стви­тель­но так. Ещё на­ка­нуне пол­но­го от­клю­че­ния энер­гии мест­ная власть по­ни­ма­ла, к че­му идёт де­ло, по­это­му су­ме­ла мак­си­маль­но под­го­то­вить­ся к ка­та­стро­фе. Вот что рас­ска­зал мне ми­нистр внут­рен­ней по­ли­ти­ки, ин­фор­ма­ции и связи Рес­пуб­ли­ки Крым Дмитрий По­лон­ский: «Глав­ное, что нам уда­лось – со­хра­нить со­то­вую и ана­ло­го­вую те­ле­фон­ную связь. Из 1186 ба­зо­вых стан­ций мо­биль­ных опе­ра­то­ров на по­лу­ост­ро­ве в мо­мент от­клю­че­ния не ра­бо­тал толь­ко 261 объ­ект. Свя­зи­сты зна­ли, что такая ситуация воз­мож­на, по­это­му к ней го­то­ви­лись. Ес­ли по элек­тро­энер­гии Крым обес­пе­чи­вал се­бя толь­ко на 5–10 %, то связь ни­же 70 % мы не ро­ня­ли. Ин­тер­нет то­же не уро­ни­ли. Ни на один день ни те­ле­ви­де­ние, ни ра­дио не пре­кра­ти­ли ве­ща­ние. По Ин­тер­не­ту мы вы­шли из за­ви­си­мо­сти от Укра­и­ны – ос­нов­ной тра­фик уже шёл че­рез Кер­чен­ский про­лив, хо­тя часть провайдеров ра­бо­та­ли че­рез Укра­и­ну. Не ду­маю, что тер­ро­ри­стам при­дёт в го­ло­ву взры- вать и эти ком­му­ни­ка­ции: это меж­ду­на­род­ные ка­на­лы, ко­то­рые при­над­ле­жат круп­ным ино­стран­ным кор­по­ра­ци­ям. Ес­ли бы ещё и их об­ру­би­ли, то Укра­и­на бы силь­но на­рва­лась. Глав­ное – крым­чане вы­дер­жа­ли эк­за­мен. Му­же­ство про­яв­ля­ли все: и обыч­ные граж­дане, и пред­ста­ви­те­ли вла­сти. Чи­нов­ни­ки ра­бо­та­ют как ни­ко­гда от­кры­то – по те­ле­ви­де­нию еже­днев­но по­ка­зы­ва­ют за­се­да­ния шта­бов, лю­ди зна­ют о каж­дом на­шем ре­ше­нии. Ни­кто из ру­ко­вод­ства не раз­бе­жал­ся по но­рам, и на­род это оце­нил, по­это­му не бы­ло ни­ка­ко­го вор­ча­ния и воз­му­ще­ния. Бы­ли ве­щи, ко­то­рые мы пре­се­ка­ли жёст­ко – к при­ме­ру, в пер­вый день ка­та­стро­фы вла­дель­цы за­пра­вок по­пы­та­лись рез­ко под­нять це­ну на топ­ли­во. По­нят­но, что лю­ди ста­ли боль­ше по­ку­пать бен­зи­на и ди­зе­ля для ге­не­ра­то­ров, но мы не мог­ли до­пу­стить, что­бы на на­род­ных бе­дах кто-то на­жил­ся. В этот же день всех, кто свя­зан с по­став­ка­ми и про­да­жей топ­ли­ва, со­бра­ли у гла­вы рес­пуб­ли­ки Сер­гея Аксёнова – за сто­лом си­де­ли все си­ло­ви­ки – про­ку­рор, ру­ко­во­ди­те­ли ФСБ и МВД, пред­се­да­тель Вер­хов­но­го су­да. Ком­мер­сан­там по­пу­ляр­но объ­яс­ни­ли, что они не пра­вы – тут же был под­пи­сан ме­мо­ран­дум

об удер­жа­нии цен на горючее. На сле­ду­ю­щий день в пол­ном объ­ё­ме бы­ли обес­пе­че­ны все за­па­сы топ­ли­ва, и цены оста­лись преж­ни­ми. Сей­час, ко­гда со сто­ро­ны Укра­и­ны до­но­сят­ся пред­ло­же­ния о воз­об­нов­ле­нии по­да­чи то­ка, лю­ди нам пи­шут и зво­нят: «Не взду­май­те сно­ва под­клю­чить­ся к Укра­ине! Луч­ше мы по­тер­пим, по­ка пол­но­стью не за­ра­бо­та­ет энер­го­мост, но от этих уро­дов боль­ше ни­че­го не хо­тим!» Во­об­ще, ин­те­рес­ная сло­жи­лась ситуация: чем ху­же нам де­ла­ет Укра­и­на, тем боль­ше крым­чане чув­ству­ют спло­чён­ность. Ес­ли рань­ше ещё бы­ли у кое-ко­го ка­кие-то со­мне­ния: а пра­виль­но ли мы про­го­ло­со­ва­ли в мар­те 2014-го, то по­сле вар­вар­ско­го от­клю­че­ния све­та все по­след­ние со­мне­ния рас­та­я­ли. Я не знаю, кто дал со­вет этим де­би­лам взо­рвать опо­ры, но это­го че­ло­ве­ка точ­но мож­но от­не­сти к «рос­сий­ским шпи­о­нам»: ни­че­го бо­лее вер­но­го для раз­жи­га­ния нена­ви­сти и пре­зре­ния к Укра­ине в Кры­му сде­лать про­сто нель­зя…» По боль­шо­му счё­ту Крым прошёл вне­зап­ную и уни­каль­ную про­вер­ку на го­тов­ность к лю­бой чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ции, ка­кой не знал ни один регион Рос­сии, не го­во­ря уже о дру­гих стра­нах. С мо­би­ли­за­ци­он­ной точ­ки зре­ния это уни­каль­ный опыт, и его ещё толь­ко пред­сто­ит изу­чить спе­ци­а­ли­стам. Ко­гда на по­лу­ост­ров при­был де­сант из вы­со­ких фе­де­раль­ных чи­нов­ни­ков и экс­пер­тов, то мно­гие из них при­зна­ва­ли, что для раз­ре­ше­ния по­доб­ной си­ту­а­ции нет го­то­вых ре­цеп­тов, по­это­му всем при­хо­ди­лось дей­ство­вать в необыч­ных усло­ви­ях, на хо­ду при­ду­мы­вая нестан­дарт­ные ша­ги. Укра­ин­ская сторона, ви­ди­мо, все­рьёз рас­счи­ты­ва­ла, что весь регион ока­жет­ся пол­но­стью от­се­чён от ци­ви­ли­за­ции, рух­нут все си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния, а на­се­ле­ние бу­дет пси­хо­ло­ги­че­ски слом­лен­ным. Но вы­шло всё немно­го по-дру­го­му. Во-пер­вых, энер­ге­ти­ки су­ме­ли пе­рей­ти на ре­зерв­ные ис­точ­ни­ки то­ка, по­это­му усто­я­ли все важ­ные объ­ек­ты – боль­ни­цы, род­до­ма, ка­на­ли­за­ция, во­до­про­вод, во­ен­ные ча­сти. Во-вто­рых, крым­чане про­яви­ли неожи­дан­ную спло­чён­ность и со­зна­тель­ность – те, кто за­пас­лись ге­не­ра­то­ра­ми (а та­ких в Кры­му со вре­мён ве­ер­ных от­клю­че­ний 1990-х го­дов до­воль­но мно­го) пред­ла­га­ли сво­им со­се­дям под­за­ря­дить те­ле­фо­ны, вски­пя­тить во­ду. В ин­тер­нет-фо­ру­мах мо­ло­дые ма­мы де­ли­лись ад­ре­са­ми, где мож­но со­греть мо­лоч­ные сме­си и да­же по­сти­рать пе­лён­ки. Да­же уго­лов­ный мир вёл се­бя уди­ви­тель­но до­стой­но: не­смот­ря на кро­меш­ную тьму, улич­ная пре­ступ­ность не по­ка­за­ла ро­ста. Каж­дый день в 18.00 лю­ди жда­ли, слов­но свод­ку Ин­форм­бю­ро, те­ле­ви­зи­он­ную транс­ля­цию за­се­да­ния опе­ра­тив­но­го шта­ба, где в пря­мом эфи­ре ру­ко­во­ди­те­ли рес­пуб­ли­ки ре­ша­ли са­мые на­бо­лев­шие про­бле­мы и вы­да­ва­ли важ­ную для на­се­ле­ния ин­фор­ма­цию. В ма­га­зи­нах, на ули­цах и в об­ще­ствен­ном транс­пор­те толь­ко и слыш­ны сло­ва «ме­га­ватт», «ге­не­ра­ция», «под­стан­ция»… До­хо­ди­ло до смеш­но­го, ко­гда од­на пен­си­о­нер­ка об­ра­ти­лась к про­дав­цу с прось­бой: «Дай­те мне 300 ватт кол­бас­ки…» Осо­бая на­груз­ка в эти дни лег­ла на колл-центр «Крым­энер­го», где в ав­раль­ном ре­жи­ме все сво­бод­ные со­труд­ни­ки от­ве­ча­ли на звон­ки жи­те­лей по­лу­ост­ро­ва. В «свет­лое» вре­мя в этом цен­тре ра­бо­та­ли 8 со­труд­ни­ков, ко­то­рых бес­по­ко­и­ли в ос­нов­ном со­об­ще­ни­я­ми о мел­ких ава­ри­ях и про­бле­мах с опла­той энер­гии. По­сле 22 но­яб­ря на вах­ту встал 21 со­труд­ник. За 12 ча­сов де­жур­ства на те­ле­фоне каж­до­му из них при­хо­ди­лось от­ве­чать в сред­нем на 300–350 звон­ков. При этом звон­ки бы­ли са­мые раз­ные – от ре­аль­ной опе­ра­тив­ной ин­фор­ма­ции до пол­ной ши­зо­фре­нии. Оно и по­нят­но: в мо­мент чрез­вы­чай­ных про­ис­ше­ствий че­ло­ве­че­ская пси­хи­ка сра­ба­ты­ва­ет по­раз­но­му. Ру­ко­во­ди­тель­ни­ца колл-цен­тра Инна Калашникова рас­ска­за­ла, с ка­ки­ми неожи­дан­ны­ми звон­ка­ми при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся опе­ра­то­рам: «Ал­ло, а по­че­му у мо­е­го со­се­да свет го­рит круг­лые сут­ки?! Срочно при­ез­жай­те!»; «У мо­ей со­сед­ки со­би­ра­ют­ся ка­кие-то кри­ми­наль­ные лич­но­сти! От­клю­чи­те им свет!» (впо­след­ствии вы­яс­ни­лось, что та­ким об­ра­зом брат хо­тел про­учить сест­ру); «Я тре­бую, что­бы свет в мо­ём до­ме по­да­ва­ли не рань­ше 10.00 – я толь­ко к это­му вре­ме­ни про­сы­па­юсь!» И на­ко­нец, со­всем аб­сурд­ный слу­чай, ко­гда граж­да­нин по­зво­нил в колл­центр, а в это вре­мя один из опе­ра­то­ров от­ве­чал на па­рал­лель­ный звонок по-укра­ин­ски. Услы­шав укра­ин­скую речь, граж­да­нин за­во­пил: «Вы по ка­ко­му ад­ре­су на­хо­ди­тесь? Я сей­час же зво­ню в ФСБ – у вас там за­се­ли укра­ин­ские ди­вер­сан­ты!!!» Тем не ме­нее опе­ра­то­рам при­хо­дит­ся про­яв­лять мак­си­мум вы­держ­ки и не сры­вать­ся да­же во вре­мя са­мых неадек­ват­ных звон­ков. Все­го за 10 «тём­ных дней» со­труд­ни­ки колл-цен­тра при­ня­ли свы­ше 24 ты­сяч звон­ков. Гвоз­ди бы де­лать из этих лю­дей… Офи­ци­аль­но «тём­ные дни» Кры­ма кон­чи­лись ве­че­ром 2 де­каб­ря, ко­гда вне­зап­но при­ле­тев­ший на по­лу­ост­ров Вла­ди­мир Пу­тин тор­же­ствен­но за­пу­стил первую «цепь» энер­го­мо­ста меж­ду Ку­ба­нью и Кры­мом. Сра­зу по­сле это­го по­лу­ост­ров по­лу­чил до­пол­ни­тель­ные 265 ме­га­ватт, и жизнь для крым­чан дей­стви­тель­но за­мет­но по­лег­ча­ла. По край­ней ме­ре на по­лу­ост­ро­ве ре­же ста­ли про­хо­дить «ве­ер­ные от­клю­че­ния», на ули­цах Сим­фе­ро­по­ля по­яви­лось хоть ка­кое-то осве­ще­ние, а в го­сти­ни­це, где я оста­но­вил­ся, да­же за­ра­бо­тал лифт. Лю­бо­пыт­но, что ещё на­ка­нуне в рос­сий­ской прес­се и со­ци­аль­ных се­тях ца­ри­ло уны­ние в жан­ре «ну вот, опять власть про­шля­пи­ла про­бле­му». Ко­гда по­яви­лись пер­вые со­об­ще­ния о стро­и­тель­стве энер­го­мо­ста и осто­рож­ные про­гно­зы о том, что к 20 де­каб­ря на по­лу­ост­ров по­да­дут элек­три­че­ство по под­вод­но­му ка­бе­лю, то скеп­ти­ки (осо­бен­но, на укра­ин­ской сто­роне) бук­валь­но за­шлись в на­смеш­ках: «Ага, сей­час же! Не сме­ши­те – к 20 де­каб­ря… Да вы хоть по­ни­ма­е­те, сколь­ко вре­ме­ни на­до на про­клад­ку ка­бе­ля и стро­и­тель­ство пол­но­цен­ной ЛЭП?!» И вот тут са­мое вре­мя кое-что про­яс­нить. Де­ло в том, что стра­те­ги­че­ское ре­ше­ние по со­зда­нию энер­го­мо­ста бы­ло при­ня­то прак­ти­че­ски сра­зу по­сле воз­вра­ще­ния по­лу­ост­ро­ва в со­став Рос­сии. Все мы пом­ним, ка­кую ис­те­ри­че­скую ре­ак­цию вы­зва­ло на Укра­ине это ре­ше­ние крым­чан. Неслож­но бы­ло до­га­дать­ся, что ки­ев­ская власть бу­дет мстить и га­дить при лю­бой воз­мож­но­сти, а по­то­му на­до го­то­вить­ся к то­му, что по­лу­ост­ров вре­мен­но пре­вра­ща­ет­ся в ост­ров. Так оно и вы­шло. Сна­ча­ла по­ро­шен­ков­ский Киев объ­явил вод­ную бло­ка­ду, пе­ре­крыв Се­ве­ро-Крым­ский ка­нал. В от­вет Крым оп­ти­ми­зи­ро­вал все свои вод­ные ре­сур­сы и от жаж­ды не умер. За­тем Пре­зи­дент Укра­и­ны объ­явил транс­порт­ную бло­ка­ду и пре­кра­тил дви­же­ние по­ез­дов. Всё же­лез­но­до­рож­ное со­об­ще­ние пе­ре­ме­сти­лось на кер­чен­ский па­ром. По­лу­ост­ров сно­ва вы­сто­ял. Сле­ду­ю­щая бло­ка­да – про­до­воль­ствен­ная, ко­то­рую ор­га­ни­зо­ва­ли укра­ин­ские и та­тар­ские на­ци­о­на­ли­сты, вы­ме­ла с при­лав­ков укра­ин­ские про­дук­ты, ра­зо­ри­ла по­став­щи­ков и даль­но­бой­щи­ков из Неза­леж­ной, но эф­фек­та по-преж­не­му не да­ла. И то­гда обе­зу­мев­шие на­цики ре­ши­ли разо­рвать по­след­нюю нить, со­еди­няв­шую Крым и Укра­и­ну – энер­ге­ти­че­скую. Те­перь и её боль­ше нет, а даль­ше рвать уже про­сто нече­го. Но ещё за­дол­го до ро­ко­во­го 22 но­яб­ря на­ча­лась неза­мет­ная ра­бо­та по стро­и­тель­ству энер­го­мо­ста. Сра­зу по­сле вхож­де­ния Кры­ма в со­став Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции от Ми­ни­стер­ства энер­ге­ти­ки Рос­сии на по­лу­ост­ров был на­прав­лен за­ме­сти­тель ми­ни­стра Ан­дрей Черезов, ко­то­рый до это­го за­ни­мал­ся энер­го­обес­пе­че­ни­ем олим­пий­ских объ­ек­тов. То­гда же на­ча­лась про­ра­бот­ка ва­ри­ан­тов обес­пе­че­ния энер­го­не­за­ви­си­мо­сти по­лу­ост­ро­ва. Сло­во са­мо­му Ан­дрею Вла­ди­ми­ро­ви­чу: – Ещё со­всем не­дав­но у нас бы­ли нор­маль­ные от­но­ше­ния с укра­ин­ски­ми энер­ге­ти­ка­ми. Мы по­ни­ма­ли, что

про­да­жа энер­гии для них – прибыльный биз­нес. Ки­ло­ватт-ча­сы ведь по­ку­па­лись по за­ве­до­мо за­вы­шен­ной цене, а дру­гих ва­ри­ан­тов у Кры­ма не бы­ло. И тут вдруг этот под­рыв, а даль­ше – не­по­нят­ные объ­яс­не­ния, что, мол, не мо­жем вос­ста­но­вить опо­ры, нас к ним на­род не пус­ка­ет. А мы зна­ли, что линия Ка­хов­ская–Ти­тан бы­ла вос­ста­нов­ле­на, она бы нам поз­во­ли­ла дать мощ­ность на се­вер по­лу­ост­ро­ва – это по­ряд­ка 150 ме­га­ватт. Но на­ши укра­ин­ские кол­ле­ги от­кро­вен­но са­бо­ти­ро­ва­ли её вклю­че­ние. Ко­гда мы с кол­ле­га­ми при­е­ха­ли на по­лу­ост­ров, бы­ли пол­но­стью от­клю­че­ны Керчь, Фе­одо­сия. Пер­вые два-три дня ра­бо­та ве­лась в «руч­ном ре­жи­ме» – да­ва­лись ко­ман­ды, где что вклю­чить, ка­кие объ­ек­ты за­пи­тать в первую оче­редь. Ко­гда-ни­будь ещё бу­дем вспо­ми­нать, как де­ли­ли эти «ме­га­ва­ти­ки»… Глав­ное – обо­шлись без тра­ге­дий, ни­кто не умер на опе­ра­ци­он­ном сто­ле, ни­кто не за­мёрз. Очень силь­но вы­ру­чи­ли мо­биль­ные га­зо­тур­бин­ные элек­тро­стан­ции и ди­зель­ные ге­не­ра­тор­ные уста­нов­ки, ко­то­рые пе­ре­бро­си­ли сю­да сра­зу по­сле при­со­еди­не­ния Кры­ма к Рос­сии. Без них ситуация с энер­го­снаб­же­ни­ем бы­ла бы бо­лее кри­ти­че­ской. А ведь бы­ла кри­ти­ка по по­во­ду ди­зель­ных ге­не­ра­тор­ных уста­но­вок: «за­чем вы ве­зё­те этот «ме­тал­ло­лом?» Во­об­ще-то, они аб­со­лют­но но­вые, ис­поль­зо­ва­лись толь­ко в Со­чи. В ито­ге этот «ме­тал­ло­лом» и спас си­ту­а­цию. Не­смот­ря ни на что, вся «со­ци­ал­ка» – во­до­снаб­же­ние, ка­на­ли­за­ция, боль­ни­цы – всё удер­жа­лось на ди­зель­ных ге­не­ра­тор­ных уста­нов­ках. Это поз­во­ли­ло сни­зить на­пря­жён­ность на пер­вом эта­пе, по­это­му у лю­дей нет зло­сти на власть. Пред­став­ля­е­те, ес­ли бы был бар­дак в боль­ни­цах, не бы­ло бы во­ды и хлеба, по-дру­го­му бы лю­ди с на­ми раз­го­ва­ри­ва­ли… Мы вы­иг­ра­ли пер­вые три дня. Ра­бо­та­ли все со­ци­аль­но-зна­чи­мые объ­ек­ты и пред­при­я­тия жиз­не­обес­пе­че­ния (хлеб­за­во­ды, пти­це­фаб­ри­ки и про­чее). – Ан­дрей Вла­ди­ми­ро­вич, про ка­бель рас­ска­жи­те по­по­дроб­нее… – Ре­ше­ние о необ­хо­ди­мо­сти про­клад­ки ка­бель­ных ли­ний с тер­ри­то­рии Та­ма­ни бы­ло при­ня­то ещё в 2014-м. Уже к ле­ту 2014-го мы по­ни­ма­ли, ка­кая схе­ма энер­го­снаб­же­ния бу­дет при­ме­не­на. В то же вре­мя мы столк­ну­лись с про­бле­мой выбора про­из­во­ди­те­ля ка­бель­ной про­дук­ции. В прин­ци­пе, ка­бель в 220 ки­ло­вольт два за­во­да у нас про­из­во­дят, но это под­зем­ный ка­бель. Вто­рая пробле­ма – нам ну­жен был ка­бель еди­ной дли­ной 13 800 мет­ров, ко­то­рый в на­сто­я­щее вре­мя в Рос­сии не про­из­во­дит­ся. Мы рас­смот­ре­ли пред­ло­же­ния за­во­дов-из­го­то­ви­те­лей ка­бель­ной про­дук­ции, при­чём та­ких, у ко­то­рых име­ет­ся свой порт. Ма­ши­ной та­кой ба­ра­бан не вы­ве­зешь – он ве­сит по­ряд­ка 700 тонн. На дан­ный мо­мент весь ка­бель пер­во­го эта­па стро­и­тель­ства энер­го­мо­ста про­ло­жен в пол­ном объ­ё­ме. – По­че­му став­ку сде­ла­ли на ки­тай­ско­го про­из­во­ди­те­ля? – У них боль­шой опыт про­из­вод­ства и про­клад­ки по­доб­но­го ка­бе­ля. Они по­ка­за­ли се­бя на­сто­я­щи­ми про­фес­си­о­на­ла­ми. Мы по­ни­ма­ем, что все решения бы­ли пра­виль­ны­ми и свое­вре­мен­ны­ми, в том чис­ле и с вы­бо­ром парт­нё­ра. Бы­ли неко­то­рые воз­ра­же­ния про­тив ис­поль­зо­ва­ния ки­тай­ской про­дук­ции: мы, де­скать, ни­ко­гда не при­ме­ня­ли её. По­сту­па­ли так­же пред­ло­же­ния от ев­ро­пей­ских про­из­во­ди­те­лей и из Ко­реи, но ра­бо­та с ни­ми име­ла санк­ци­он­ные рис­ки, из­за ко­то­рых мы мог­ли и день­ги от­дать, и ка­бель не по­лу­чить. Хва­тит нам ис­то­рии с «ми­стра­ля­ми»! Ки­тай­цы, без осо­бых клятв, по­сту­пи­ли как ре­аль­ные со­юз­ни­ки. Они очень точ­но вы­пол­ня­ют до­го­вор­ные обя­за­тель­ства. По­след­ние по­став­ки бы­ли зна­чи­тель­но уско­ре­ны. Мы ведь на ин­ту­и­тив­ном уровне по­ни­ма­ли, что к де­каб­рю что-то слу­чит­ся. – Бы­ли ка­кие-то сиг­на­лы от спец­служб? – Бы­ли.

– В прес­се про­ска­ки­ва­ют опа­се­ния, что ка­бель, де­скать, мо­жет на­не­сти вред окру­жа­ю­щей сре­де…. – Все эко­ло­ги­че­ские стан­дар­ты со­блю­де­ны, и ни­ка­ко­го вре­да для окру­жа­ю­щей сре­ды про­клад­ка ка­бе­ля не при­не­сёт, что под­твер­жда­ет­ся по­ло­жи­тель­ным за­клю­че­ни­ем эко­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы про­ек­та. Ка­бель за­глуб­ля­ет­ся на 1,5–2 мет­ра в грунт. В мел­ко­вод­ной ча­сти он за­хо­дит в футляр, ко­то­рый и за­щи­ща­ет его, и де­ла­ет удоб­ным за­ме­ну и ре­монт. По­хо­жие ра­бо­ты по про­клад­ке ка­бель­ных ли­ний вы­пол­ня­лись в Рос­сии, в том чис­ле – ка­бель­ная линия 220 кВ на ост­ров Рус­ский дли­ной по­ряд­ка 2 км и ка­бель­ная линия 330 кВ на Ва­си­льев­ский ост­ров в Пи­те­ре, по­ряд­ка 4,5 км. Но та­кой дли­ны, как в Кры­му, в Рос­сии ни­ко­гда не про­кла­ды­ва­ли. Это тех­но­ло­ги­че­ский про­рыв, ко­то­рый нам ещё толь­ко пред­сто­ит про­ана­ли­зи­ро­вать. – А АЭС в Кры­му бу­де­те до­стра­и­вать? – Од­но­знач­но не бу­дем. Сей­час от той строй­ки уже ни­че­го не оста­лось – всё раз­ру­ше­но, раз­граб­ле­но. Тех­ни­че­ские и сей­сми­че­ские тре­бо­ва­ния к стро­и­тель­ству дан­ных объ­ек­тов ста­ли бо­лее жёст­ки­ми, чем на мо­мент на­ча­ла стро­и­тель­ства АЭС. Нам в Кры­му не нуж­на вто­рая «Фу­ку­си­ма». Вме­сто это­го бу­дем стро­ить до­пол­ни­тель­ную ге­не­ра­цию, ос­но­ван­ную на га­зо­вых ТЭС. Ко­гда энер­го­мост за­ра­бо­та­ет в пол­ном объ­ё­ме, он обес­пе­чит пе­ре­да­чу мощ­но­сти по­ряд­ка 850 ме­га­ватт, что поз­во­лит с учё­том соб­ствен­ной ге­не­ра­ции по­крыть прак­ти­че­ски всю по­треб­ность в элек­тро­энер­гии. А ес­ли ещё по­ра­бо­тать с энер­го­эф­фек­тив­но­стью пред­при­я­тий и ком­му­наль­ных служб, то мож­но сэко­но­мить очень при­лич­ное ко­ли­че­ство ме­га­ватт. По­хо­же, этим тут во­об­ще не за­ни­ма­лись. В це­лом всё энер­го­хо­зяй­ство Кры­ма тре­бу­ет се­рьёз­ной мо­дер­ни­за­ции – вы­со­кий из­нос обо­ру­до­ва­ния, ни­ка­ких се­рьёз­ных вло­же­ний в украинский пе­ри­од не бы­ло. Си­сте­ма рас­пре­де­ле­ния элек­тро­энер­гии тут раз­ви­ва­лась со­вер­шен­но ха­о­тич­но – из-за вы­со­кой кор­руп­ции, про­цве­та­ю­щих «са­мо­за­хва­тов», неле­галь­но­го стро­и­тель­ства, а так­же боль­шо­го ко­ли­че­ства неза­кон­ных под­клю­че­ний к элек­три­че­ским се­тям. – Тер­ро­ри­сты, взо­рвав­шие опо­ры ЛЭП, уже гро­зят, что и ка­бель пе­ре­ру­бят… – Я ска­жу так: обо всех угро­зах мы зна­ем, вни­ма­тель­но их от­сле­жи­ва­ем, необ­хо­ди­мые ме­ры уже при­ня­ты. Очень се­рьёз­ные ме­ры… Пусть толь­ко по­про­бу­ют. По­сле бе­се­ды с за­ме­сти­те­лем ми­ни­стра я от­пра­вил­ся на край по­лу­ост­ро­ва, что­бы сво­и­ми гла­за­ми уви­деть стро­и­тель­ство легендарного энер­го­мо­ста. И на­до при­знать, кар­тин­ка силь­но впе­чат­ли­ла. Где-то в се­ре­дине Кер­чен­ско­го про­ли­ва ко­рабль-ка­бе­ле­уклад­чик неспеш­но вы­пус­кал в во­ду ка­бель из оче­ред­ной 700-тон­ной ка­туш­ки, а на бе­ре­гу ки­пе­ла ра­бо­та энер­ге­ти­ков по со­зда­нию но­вой вы­со­ко­вольт­ной ли­нии – от бе­ре­га к под­стан­ции «Ка­мыш-Бу­рун», за­тем до под­стан­ции «Ка­фа», рас­по­ло­жен- ной на подъ­ез­де к Фе­одо­сии, и да­лее – по все­му по­лу­ост­ро­ву. Сей­час всё вни­ма­ние энер­ге­ти­ков со­сре­до­то­че­но на «Ка­фе», от­ку­да пой­дёт рас­пре­де­ле­ние энер­го­по­то­ков – на Джан­кой и Сим­фе­ро­поль. «Ка­фа» пред­став­ля­ет со­бой ги­гант­ский квад­рат в несколь­ко гек­та­ров, ограж­дён­ный бе­тон­ным за­бо­ром, в се­ре­дине ко­то­ро­го на­хо­дят­ся мощ­ные транс­фор­ма­то­ры и про­чие устрой­ства для под­дер­жа­ния мощ­но­го по­то­ка энер­гии в 220 ки­ло­вольт. На стро­и­тель­стве этой под­стан­ции ца­рит ожив­ле­ние, ко­то­рое на­по­ми­на­ет ки­но­хро­ни­ку пер­вых пя­ти­ле­ток. Ра­бо­чие и ин­же­не­ры – а все­го на стро­и­тель­стве ли­нии за­ня­ты 1500 че­ло­век – ра­бо­та­ют круг­лые сут­ки, в ноч­ное вре­мя объ­ект осве­ща­ют про­жек­то­ры. Со­всем уже немно­го оста­лось до за­пус­ка объ­ек­та на пол­ную мощь, ко­гда сю­да по­дой­дёт ток со всех ни­ток со дна Кер­чен­ско­го про­ли­ва. Здесь, на «Ка­фе», я в ко­то­рый уже раз слы­шу мысль о том, что слу­чив­ша­я­ся ка­та­стро­фа, по су­ти, по­мог­ла в по­жар­ном по­ряд­ке ре­фор­ми­ро­вать всю энер­го­си­сте­му Кры­ма, в ко­то­рую за 23 укра­ин­ских го­да ни­кто не вло­жил ни ко­пей­ки. В дру­гой си­ту­а­ции, воз­мож­но, ещё дол­го до мно­гих про­блем не до­шли бы ру­ки. А те­перь – по­явил­ся си­ло­вой ка­бель из Та­ма­ни, по­стро­е­ны но­вые опо­ры и под­стан­ции, са­мо энер­го­хо­зяй­ство пе­ре­тряс­ли и оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли, разо­бра­лись с нера­зум­ным по­треб­ле­ни­ем. За­од­но и зем­лю крым­скую под­чи­сти­ли от сле­дов про­шлой вой­ны: во вре­мя про­клад­ки но­вой ли­нии са­пё­ры тон­на­ми вы­во­зи­ли сна­ря­ды и гиль­зы вре­мён Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Бы­ва­ли дни, ко­гда на ути­ли­за­цию от­прав­ля­ли по 5–6 Ка­мАЗов с опас­ным гру­зом. Толь­ко бо­е­вых сна­ря­дов и мин обез­вре­ди­ли 800 штук, а уж обыч­ные гиль­зы ни­кто и не счи­тал. Ещё со­всем не­дав­но на ме­сте «Ка­фы» бы­ло го­лое по­ле, но все­го за 8 ме­ся­цев тут по­явил­ся се­рьёз­ный энер­ге­ти­че­ский объ­ект, ко­то­рый на­все­гда за­кро­ет те­му де­фи­ци­та элек­три­че­ства на по­лу­ост­ро­ве. Из раз­го­во­ров со спе­ци­а­ли­ста­ми вы­яс­няю, что по тех­ни­че­ским пла­нам по­доб­ные со­ору­же­ния стро­ят­ся за 24 ме­ся­ца. Од­на­ко упра­ви­лись за 8 ме­ся­цев, и это хо­ро­ший факт: мы не ра­зу­чи­лись со­вер­шать ма­лень­кие по­дви­ги, ко­гда очень на­до. А се­го­дня Кры­му дей­стви­тель­но очень на­до по­быст­рее вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни. И су­дя по все­му то­му, что я уви­дел за несколь­ко дней на по­лу­ост­ро­ве, это про­изой­дёт очень ско­ро.

Ко­рабль-Ка­бе­ле­уКлад­чиК ра­бо­та­ет без пе­ре­ры­ва

в «тём­Ные дНи» Крым­чаНе по­Ка­за­ли об­ра­зец му­же­Ства и Со­зНа­тель­Но­Сти

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.