«Сми­ри­тель­ная ру­ба­ха» для Пиль­Ско­го

Sovershenno Sekretno - - БИБЛИОТЕКА -

Ко­гда в кон­це про­шло­го ве­ка в СССР от­кры­лись спе­ц­хра­ны и ар­хи­вы, на оше­лом­лён­но­го чи­та­те­ля об­ру­ши­лись ты­ся­чи за­пре­щён­ных ра­нее со­чи­не­ний рус­ских ав­то­ров, по раз­ным при­чи­нам неугод­ных со­вет­ской вла­сти. Ока­за­лось, спря­та­но так мно­го все­го, что в по­то­ке пуб­ли­ка­ций мож­но бы­ло уто­нуть. Воз­ник­ла да­же свое­об­раз­ная мо­да на по­смерт­ное от­кры­тие за­бы­тых и за­пре­щён­ных ав­то­ров. Ли­те­ра­ту­ро­ве­ды и ис­то­ри­ки стре­ми­лись пе­ре­ще­го­лять друг дру­га пуб­ли­ка­ци­я­ми тек­стов, за­те­рян­ных в раз­бро­сан­ных от Шан­хая до Нью-Йор­ка рус­ских га­зе­тах и жур­на­лах, в ар­хи­вах и част­ных со­бра­ни­ях. Но, как и лю­бая мо­да, про­шла мо­да и на это. И сот­ни ве­ли­ко­леп­ных ли­те­ра­тур­ных и пуб­ли­ци­сти­че­ских тек­стов оста­лись на стра­ни­цах раз­ру­ша­ю­щих­ся от вре­ме­ни га­зет или в на­уч­ных сбор­ни­ках, вы­пу­щен­ных мик­ро­ско­пи­че­ским ти­ра­жом. Это жаль – там до сих пор мож­но най­ти на­сто­я­щие ше­дев­ры. Ре­дак­ция «Со­вер­шен­но сек­рет­но» ре­ши­ла по ме­ре сил пред­ста­вить чи­та­те­лю эти за­бы­тые тек­сты. Их вы не най­дё­те в Ин­тер­не­те. Чи­та­те­ли на­ши все­гда жи­во ин­те­ре­со­ва­лась ис­то­ри­ей, по­это­му мы ре­ши­ли пуб­ли­ко­вать в ос­нов­ном тек­сты ме­му­ар­ные. По­то­му что, как спра­вед­ли­во ска­за­но в зна­ме­ни­той старинной Эн­цик­ло­пе­дии Брок­гау­за и Ефро­на: «Ме­му­а­ры яв­ля­ют­ся ис­то­ри­че­ским ма­те­ри­а­лом пер­во­сте­пен­ной важ­но­сти. Мно­гое, не на­шед­шее се­бе ме­ста в офи­ци­аль­ных ак­тах, мо­жет быть за­ме­че­но и пе­ре­да­но потом­ству в за­пис­ках со­вре­мен­ни­ка и оче­вид­ца. Неред­ко мел­кая чер­та про­ли­ва­ет мно­го све­та на це­ли и по­буж­де­ния глав­ных дви­га­те­лей ве­ли­ких со­бы­тий»… него бы­ла непо­сед­ли­вая, бро­дя­жья на­ту­ра, и он не мог дол­го за­си­жи­вать­ся на од­ном ме­сте. Пиль­ский по­сто­ян­но ме­нял го­ро­да и из­да­ния… И ка­кое огром­ное ко­ли­че­ство впе­чат­ле­ний со­брал он за мно­гие го­ды стран­ствий! Он лю­бил го­во­рить про се­бя: «Я че­ло­век бы­ва­лый, а опыт у ме­ня небы­ва­лый», – вспо­ми­нал в 1956-м го­ду, к 15-ле­тию со дня смер­ти Пет­ра Пиль­ско­го, ле­ген­дар­ный в эми­гра­ции пи­са­тель Марк Сло­ним, ре­дак­тор жур­на­ла «Во­ля Рос­сии». В на­ча­ле ХХ ве­ка Пётр Пиль­ский был очень из­вест­ным в Рос­сии ав­то­ром: жур­на­ли­стом, пи­са­те­лем, ли­те­ра­тур­ным и те­ат­раль­ным кри­ти­ком. Как потом­ствен­ный во­ен­ный, за­кон­чив­ший в Москве Ка­дет­ский кор­пус и Алек­сан­дров­ское во­ен­ное учи­ли­ще офи­це­ров пе­хо­ты, он был че­ло­ве­ком упор­ным и неве­ро­ят­но ра­бо­то­спо­соб­ным. Вна­ча­ле он да­же пы­тал­ся сов­ме­стить во­ен­ную служ­бу и ли­те­ра­ту­ру: пе­ча­тал кри­ти­че­ские и пуб­ли­ци­сти­че­ские ста­тьи и за­мет­ки в га­зе­те «Мин­ский ли­сток», по­ка слу­жил в рас­квар­ти­ро­ван­ном в Мин­ске 120-м пе­хот­ном Сер­пу­хов- ском пол­ку в са­мом кон­це XIX сто­ле­тия. В 1897-м «Мин­ский ли­сток» закрыли за кри­ти­ку мест­ных вла­стей. Пиль­ский к то­му вре­ме­ни уде­лял жур­на­ли­сти­ке и ли­те­ра­ту­ре го­раз­до боль­ше вре­ме­ни, чем во­ен­ной служ­бе. По­это­му он уво­лил­ся и уехал в сто­ли­цу, твёр­до ре­шив стать про­фес­си­о­наль­ным пи­са­те­лем. Та­лант его оце­ни­ли – он стал пе­ча­тать за­мет­ки в круп­ней­шей га­зе­те Санкт-Пе­тер­бур­га «Бир­же­вые ве­до­мо­сти». За­вя­за­лись зна­ком­ства с та­ки­ми же ам­би­ци­оз­ны­ми ро­вес­ни­ка­ми, и один из них, про­сла­вив­ший­ся вско­ре Лео­нид Ан­дре­ев, в 1901 го­ду при­гла­сил Пиль­ско­го в Моск­ву, ра­бо­тать в но­вой, на­би­рав­шей по­пу­ляр­ность га­зе­те «Ку­рьер». Но в «Ку­рье­ре» Пиль­ский про­ра­бо­тал все­го год и вер­нул­ся в сто­ли­цу. Стал пи­сать для по­пу­ляр­но­го жур­на­ла «Мир Бо­жий» и ещё в де­ся­ток мел­ких га­зет и жур­на­лов по всей им­пе­рии. В те го­ды сбли­зил­ся с Алек­сан­дром Ку­при­ным, од­но­каш­ни­ком по Алек­сан­дров­ско­му во­ен­но­му учи­ли­щу. Близ­кая друж­ба свя­зы­ва­ла офи­це­ров-пи­са­те­лей де­сят­ки лет. До на­ча­ла Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Пётр Пиль­ский снис­кал се­бе сла­ву вли­я­тель­но­го ли­те­ра­тур­но­го кри­ти­ка. Вы­пу­стил три кни­ги, од­на из них – «Про­бле­мы по­ла, по­ло­вые ав­то­ры и по­ло­вой ге­рой», вы­шед­шая в 1909 го­ду, бы­ла очень скан­даль­ной. В на­ча­ле вой­ны Пиль­ско­го при­зва­ли в ар­мию. По­на­ча­лу он ко­ман­до­вал ро­той, по­пал в плен под Прас­ны­шем в Поль­ше, за­тем ко­ман­до­вал уже ба­та­льо­ном, по­ка не был тя­же­ло ра­нен в пра­вую ру­ку. По­сле гос­пи­та­ля в Ки­е­ве Пиль­ско­го мо­би­ли­зо­ва­ли, и он вер­нул­ся в сто­лич­ную жур­на­ли­сти­ку. По убеж­де­ни­ям уме­рен­ный ли­бе­рал, Пиль­ский невзлю­бил боль­ше­ви­ков за­дол­го до Ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та 1917 го­да. Вме­сте с Алек­сан­дром Ку­при­ным он ре­дак­ти­ро­вал то­гда газету «Сво­бод­ная Рос­сия», ко­то­рую боль­ше­ви­ки закрыли по­чти сра­зу по­сле за­хва­та вла­сти. Недол­го про­дер­жал­ся и са­ти­ри­че­ский жур­нал «Эша­фот», ко­то­рый Пиль­ский ре­дак­ти­ро­вал. Боль­ше­ви­ки аре­сто­ва­ли Пиль­ско­го вес­ной 1918-го, по­сле са­ти­ри­че­ской ста­тьи «Сми­ри­тель­ную ру­ба­ху» в га­зе­те «Пет­ро­град­ское эхо». По­во­дом для ста­тьи ста­ло ре­ше­ние но­вых вла­стей «во­лею ре­во­лю­ци­он­но­го на­ро­да» вы­пу­стить из пси­хи­ат­ри­че­ских ле­чеб­ниц Пет­ро­гра­да всех боль­ных. Как вспо­ми­нал Ку­прин, его друг Пиль­ский «с на­уч­ной се­рьёз­но­стью, опи­ра­ясь на по­след­ние дан­ные пси­хи­ат­рии… клас­си­фи­ци­ру­ет глав­ных про­по­вед­ни­ков боль­ше­виз­ма по ви­дам их буй­но­го су­ма­сше­ствия и на­ста­и­ва­ет на за­клю­че­нии их в изо­ли­ро­ван­ные ка­ме­ры су­ма­сшед­ше­го до­ма, с при­ме­не­ни­ем го­ря­чеч­ной ру­баш­ки». Пиль­ско­му гро­зил ре­во­лю­ци­он­ный три­бу­нал, след­ствие дли­лось по­чти пол­го­да. Но до су­да де­ло всё ни­как не до­во­ди­ли, и пи­са­те­ля вы­пу­сти­ли «на по­ру­ки». По­сле это­го Пиль­ский из Пет­ро­гра­да сбе­жал. Сна­ча­ла в Орёл, от­ку­да он был ро­дом, да­лее в Киев, за­тем – Хер­сон – Одес­са – Ки­ши­нёв. По­бег от боль­ше­ви­ков длил­ся по­чти три го­да. За это вре­мя Пиль­ский пи­сал во мно­гие га­зе­ты, воз­ни­кав­шие и за­кры­вав­ши­е­ся в го­ро­дах раз­ру­шен­ной Рос­сий­ской им­пе­рии, ор­га­ни­зо­вы­вал ли­те­ра­тур­ные чте­ния и дис­кус­сии. В Ки­ши­нё­ве он по­лу­чил вре­мен­ный пас­порт и с ним уже по­ехал в Поль­шу, а за­тем в Лат­вию. «Был он на во­зу и под во­зом, по­ка­зал ему Гос­подь Бог зда­ние ми­ра се­го че­рез мно­гое мно­же­ство окон», – на­пи­сал о Пиль­ском в 1931-м из­вест­ный рус­ский пи­са­тель Алек­сандр Ам­фи­те­ат­ров. В Ри­ге Пиль­ский ока­зал­ся 2 ок­тяб­ря 1921 го­да и сра­зу при­шёл в мест­ную рус­скую газету «Се­го­дня», где и про­ра­бо­тал до её за­кры­тия со­вет­ски­ми вла­стя­ми в 1940-м. Га­зе­та «Се­го­дня», кста­ти, ни­ко­гда не бы­ла га­зе­той эми­грант­ской, она из­да­ва­лась для всех чи­тав­ших по-рус­ски жи­те­лей пер­вой Лат­вий­ской Рес­пуб­ли­ки, и её ре­дак­то­ры ста­ра­лись из­бе­гать ка­ких-ли­бо по­ли­ти­че­ских за­яв­ле­ний. В 1922 го­ду Пиль­ский на пять лет пе­ре­се­лил­ся в Эсто­нию, где ра­бо­тал в мест­ной рус­ской га­зе­те «По­след­ние из­ве­стия» и пи­сал для мно­гих эс­тон­ских из­да­ний. Но оста­вал­ся ак­тив­ным со­труд­ни­ком риж­ской га­зе­ты «Се­го­дня». Ис­сле­до­ва­те­ли по­ла­га­ют, что в Тал­лин он уехал в ос­нов­ном для то­го, что­бы по­лу­чить эс­тон­ский пас­порт. И, как толь­ко по­лу­чил его в 1927-м, сра­зу вер­нул­ся в Ри­гу и воз­гла­вил ли­те­ра­тур­ный отдел «Се­го­дня». Поль­зу­ясь сво­им ав­то­ри­те­том в пи­са­тель­ском ми­ре, Пиль­ский привлёк к со­труд­ни­че­ству в «Се­го­дня» луч­ших эми­грант­ских ав­то­ров – от Иго­ря Се­ве­ря­ни­на до Ива­на Бу­ни­на – и са­мых та­лант­ли­вых пи­са­те­лей из Со­вет­ской Рос­сии, по­ка им ещё раз­ре­ша­ли пе­ча­тать­ся за ру­бе­жом: от Ми­ха­и­ла Бул­га­ко­ва до Ми­ха­и­ла Зо­щен­ко. Сам он на­пи­сал для «Се­го­дня» бо­лее 2000 за­ме­ток: ре­цен­зий, об­зо­ров, ста­тей, рас­ска­зов, фе­лье­то­нов, вос­по­ми­на­ний. В Ри­ге Пётр Пиль­ский был глав­ной фи­гу­рой и ду­шой мест­но­го ху­до­же­ствен­но­го и те­ат­раль­но­го ми­ра. Марк Сло­ним вспо­ми­нал: «Бы­ли в нём за­маш­ки и при­выч­ки бо­ге­мы, он дне­вал и но­че­вал в ка­фе и ре­сто­ра­нах, обо­жал раз­го­во­ры до утра в ка­ком-ни­будь ли­те­ра­тур­но-ар­ти­сти­че­ском клу­бе, лю­бил воз­буж­де­ние от ви­на, ат­мо­сфе­ру друж­бы, спо­ров и ссор, пе­ре­крёст­ный огонь шу­ток и эпи­грамм, иг­ру флир­та и влюб­ле­ний, бес­по­ря­док и тол­чею слу­чай­ных ве­че­ри­нок и непри­нуж­дён­ных пи­ру­шек». Вес­ной 1940-го Пиль­ский пе­ре­нёс ин­сульт. По­хо­же, что этот при­ступ, по­сле ко­то­ро­го пи­са­те­ля ча­стич­но па­ра­ли­зо­ва­ло, спас его от аре­ста и вы­сыл­ки в ла­ге­ря. Со­труд­ни­ки НКВД при­шли к нему до­мой сра­зу по­сле то­го, как со­вет­ские вой­ска во­шли в Лат­вию 17 июня 1940 го­да. Дол­го и тща­тель­но обыс­ки­ва­ли квар­ти­ру, за­бра­ли по­чти весь ар­хив. По­сле это­го Пиль­ский уже не вы­хо­дил из до­ма и умер в сво­ей квар­ти­ре в де­каб­ре 1941-го, уже в ок­ку­пи­ро­ван­ной на­ци­ста­ми Ри­ге. В Со­вет­ской Лат­вии имя Пиль­ско­го бы­ло под стро­жай­шим за­пре­том, с его мо­ги­лы на По­кров­ском пра­во­слав­ном клад­би­ще в Ри­ге да­же ис­чез па­мят­ник, и за­хо­ро­не­ние счи­та­лось уте­рян­ным. Прак­ти­че­ски без на­деж­ды на пуб­ли­ка­ции сво­их ис­сле­до­ва­ний его твор­че­ство изу­чал из­вест­ный риж­ский пи­са­тель и ис­то­рик ли­те­ра­ту­ры Юрий Абы­зов. Вруч­ную он пе­ре­пи­сы­вал луч­шие ста­тьи Пиль­ско­го из за­кры­тых в спе­ц­хра­нах га­зет и жур­на­лов. В кон­це 80-го­дов про­шло­го ве­ка у Юрия Абы­зо­ва по­яви­лась воз­мож­ность пуб­ли­ко­вать со­бран­ные им ма­те­ри­а­лы в лат­вий­ских и за­ру­беж­ных жур­на­лах и на­уч­ных сбор­ни­ках. Абы­зов меч­тал вы­пу­стить от­дель­ной кни­гой ме­му­ар­ные очер­ки и ста­тьи Пет­ра Пиль­ско­го, он спра­вед­ли­во счи­тал, что они хра­нят неве­ро­ят­но цен­ный ма­те­ри­ал для ис­то­рии Рос­сии. Ему уда­лось опуб­ли­ко­вать по­чти сот­ню ме­му­ар­ных очер­ков Пиль­ско­го в несколь­ких вы­пус­ках на­уч­но­го сбор­ни­ка «Балтийский ар­хив». Но сбор­ни­ки эти вы­хо­ди­ли ми­зер­ным ти­ра­жом, и для со­вре­мен­но­го чи­та­те­ля Пиль­ский так и оста­ёт­ся по­ка ав­то­ром со­вер­шен­но за­бы­тым. В се­ти Ин­тер­нет мож­но най­ти все­го па­ру де­сят­ков ста­тей Пет­ра Пиль­ско­го, опуб­ли­ко­ван­ных там ис­то­ри­ка­ми рус­ской эми­гра­ции. Пи­са­тель Юрий Абы­зов, глав­ный це­ни­тель твор­че­ства Пиль­ско­го, умер в 2006 го­ду. Во мно­гом бла­го­да­ря Абы­зо­ву твор­че­ством Пиль­ско­го за­ин­те­ре­со­ва­лись дру­гие фи­ло­ло­ги и ис­то­ри­ки. Ста­ра­ни­я­ми Юрия Абы­зо­ва могила Пиль­ско­го бы­ла вос­ста­нов­ле­на и на ней по­явил­ся но­вый па­мят­ник. Се­го­дня о Пет­ре Пиль­ском уже на­пи­са­ны де­сят­ки ста­тей и дис­сер­та­ций. Но ши­ро­ко­му чи­та­те­лю он по­преж­не­му неиз­ве­стен. По­это­му мы и ре­ши­ли в рам­ках руб­ри­ки «Би­б­лио­те­ка «Со­вер­шен­но сек­рет­но» опуб­ли­ко­вать несколь­ко его за­бы­тых ме­му­ар­ных очер­ков. Они бы­ли на­пе­ча­та­ны толь­ко в на­уч­ном сбор­ни­ке «Балтийский ар­хив», из­да­вав­шем­ся ти­ра­жом 500 эк­зем­пля­ров. Но­ме­ра сбор­ни­ка хра­нят­ся в На­ци­о­наль­ной биб­лио­те­ке Лат­вии. Как из­вест­но, хо­ро­шая жур­на­ли­сти­ка все­гда зло­бо­днев­на.

ПЁТР ПИЛЬ­СКИЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.