Сви­тер

Sovershenno Sekretno - - КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО -

Стук вя­заль­ных спиц не са­мый гром­кий звук на све­те, но это утвер­жде­ние от­но­сит­ся толь­ко к нор­маль­ным об­сто­я­тель­ствам. У Хал­си же об­сто­я­тель­ства нор­маль­ны­ми не бы­ли. Он с же­ной уже две неде­ли си­дел вза­пер­ти в бомбоубежище, аб­со­лют­но от­ре­зан­ный от внеш­не­го ми­ра. В та­ких усло­ви­ях мно­гое из­ме­ни­лось. В том чис­ле и вос­при­я­тие зву­ков. К кон­цу «си­де­ния» по­сто­ян­ное звя­ка­нье спиц уже на­по­ми­на­ло ему рас­ка­ты гро­ма. Ему ка­за­лось, что оглу­ши­тель­ное эхо, мно­го­крат­но от­ра­жён­ное от бе­тон­ных стен, ме­чет­ся в ма­лень­кой ком­на­те и угро­жа­ет его ба­ра­бан­ным пе­ре­пон­кам. «Стран­но, – по­ду­мал Хал­си, за­во­ро­жён­но гля­дя на мель­ка­ю­щие спи­цы, – как аб­со­лют­ная ти­ши­на мо­жет мно­го­крат­но уси­ли­вать са­мый ти­хий звук и до­во­дить его до та­кой сте­пе­ни, что он све­дёт че­ло­ве­ка с ума!» Хал­си по­ста­рал­ся, что­бы его ли­цо не вы­ра­жа­ло ни­ка­ких эмо­ций. Его взгляд мед­лен­но по­полз вверх. Сна­ча­ла он за­дер­жал­ся на ка­кую-то до­лю се­кун­ды на мель­ка­ю­щих паль­цах же­ны, за­тем под­нял­ся к её некра­си­во­му и невы­ра­зи­тель­но­му ли­цу и непри­ят­но­го, мы­ши­но­го цве­та во­ло­сам. На стене, над го­ло­вой мис­сис Хал­си, ви­сел ка­лен­дарь, на ко­то­ром он от­ме­чал дни – с 3 по 16 мая, две неде­ли их пре­бы­ва­ния в убе­жи­ще. Хал­си раз­ма­ши­сто пе­ре­чёр­ки­вал квад­ра­ти­ки крест-на­крест чёр­ным фло­ма­сте­ром. Се­го­дня был по­след­ний день их экс­пе­ри­мен­та или, как он его на­зы­вал – «пси­хо­ло­ги­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния». Он вновь по­смот­рел на спи­цы из-за жур­на­ла, за ко­то­рым пред­по­чи­тал пря­тать­ся, что­бы же­на не при­ста­ла к нему с ка­ким-ни­будь глу­пым во­про­сом. «Это бу­дет по­след­няя ночь, – в ше­стой раз за по­след­ние де­сять ми­нут мыс­лен­но по­обе­щал он се­бе. – По­сле де­вя­ти ча­сов утра эти спи­цы за­мол­чат на­все­гда». Мысль при­ве­ла его в со­сто­я­ние эй­фо­рии, но ликование бы­ло ко­рот­ким. Его тут же сме­ни­ла тре­во­га. Боль­ше все­го он бо­ял­ся да­же не са­мо­го «де­ла», а ошиб­ки. Сей­час его прон­зи­ла тре­вож­ная мысль: не ошиб­ся ли он с под­счё­та­ми и ка­лен­да­рём, с дня­ми и да­та­ми? Ко­неч­но, это бы­ло ма­ло­ве­ро­ят­но, но всё же не сто­и­ло сбра­сы­вать со сче­тов воз­мож­ность то­го, что он ма­ши­наль­но в один день, на­при­мер, утром и ве­че­ром за­черк­нул два квад­ра­ти­ка. Невоз­мож­но, твер­дил его ра­зум и на­по­ми­нал, что из предо­сто­рож­но­сти, для то­го, что­бы не сбить­ся с под­счё­та дней, Хас­ли де­лал это каж­дый день в стро­го опре­де­лён­ное вре­мя – 6 ча­сов ве­че­ра, ни ми­ну­той рань­ше и ни ми­ну­той поз­же. Он под­хо­дил к ка­лен­да­рю, брал фло­ма­стер и ста­вил в оче­ред­ном квад­ра­ти­ке жир­ный «Х». Та­ким об­ра­зом, счи­тал Хас­ли, он ис­клю­ча­ет ошиб­ку. Всё вер­но, ошиб­ка с да­та­ми ис­клю­че­на. Се­го­дня их по­след­няя ночь в убе­жи­ще, зав­тра они вы­хо­дят на сол­неч­ный свет. Од­на­ко сто­и­ло пер­вой волне тре­во­ги прой­ти и нер­вам немно­го успо­ко­ить­ся, на него на­хлы­ну­ли но­вые стра­хи. Из под­мы­шек по реб­рам мед­лен­но по­ка­ти­лись хо­лод­ные кап­ли по­та. Да, сам он не мог оши­бить­ся, но это мог­ла сде­лать его жё­нуш­ка. Что ес­ли она, не пре­ду­пре­див его, са­ма вы­черк­ну­ла день? С неё мог­ло стать­ся! Несколь­ко раз он немно­го спал днём. Она оста­ва­лась од­на, без при­смот­ра, и вполне мог­ла это сде­лать, по­ка он спал. Что­бы разо­гнать ску­ку, объ­яс­ни­ла бы она свой по­сту­пок. Да нет, не мо- жет быть, по­пы­тал­ся успо­ко­ить он се­бя, за­чем ей это де­лать? Это ни­че­го ей не да­ва­ло, она ни­че­го не вы­иг­ры­ва­ла. Хал­си плот­но за­крыл гла­за, что­бы не ви­деть же­ну и её спи­цы, мель­кав­шие, как в ту­мане. Ста­рая ле­ту­чая мышь, воз­му­тил­ся про се­бя он. Вы толь­ко по­смот­ри­те на неё – как ни в чём не бы­ва­ло, сидит и вя­жет ему сви­тер! Это ни в ка­кие во­ро­та не ле­зет: у неё как ми­ни­мум сто ты­сяч в бан­ке, а она вя­жет сви­те­ра и го­то­вит ему эти от­вра­ти­тель­ные ужи­ны, от ко­то­рых его неред­ко тош­нит! На­до, впро­чем, от­дать ей долж­ное, мыс­лен­но съяз­вил он, она не толь­ко ра­бо­та­ла са­ма, но и за­став­ля­ла его вка­лы­вать до седь­мо­го по­та. Он ра­бо­тал про­стым клер­ком в иди­от­ской бро­кер­ской кон­то­ре её иди­о­та ку­зе­на! И в до­вер­ше­ние ко все­му она ещё и дер­жит его всё вре­мя при се­бе и не раз­ре­ша­ет ему ни од­но­го ве­че­ра в неде­лю хо­тя бы слег­ка раз­влечь­ся! Ни­че­го, уже зав­тра всё из­ме­нит­ся. Его жизнь кар­ди­наль­но из­ме­нит­ся зав­тра в де­вять ча­сов утра. Всё бу­дет по-дру­го­му, не так как сей­час! Он уже дав­но ре­шил, что нач­нёт но­вую жизнь с то­го, что разо­рвёт этот ду­рац­кий сви­тер на кус­ки. Он бу­дет каж­дый день есть мя­со на рёб­рыш­ках, ко­то­рое она за­пре­ща­ет ему есть, по­то­му что рёб­рыш­ки вред­ны для здо­ро­вья. Ко­неч­но, уже на сле­ду­ю­щий день он уво­лит­ся с этой иди­от­ской ра­бо­ты и бу­дет каж­дый ве­чер хо­дить по ноч­ным клу­бам. Есте­ствен­но, не один, а с Джер­ти! Са­ма мысль о ры­жей и пыш­но­гру­дой Джер­ти с её пол­ны­ми губ­ка­ми бан­ти­ком, ко­то­рая ра­бо­та­ла вме­сте с ним в бро­кер­ской кон­то­ре, как все­гда, по­гру­зи­ла его в при­ят­ные эро­ти­че­ские мечты. Сей­час у него да­же про­мельк­ну­ла безум­ная мысль: на­сколь­ко при­ят­нее бы­ли бы эти две неде­ли вза­пер­ти, ес­ли бы он про­вёл их с Джер­ти, а не с се­рой мыш­кой же­ной. Да, ес­ли бы с ним сей­час бы­ла Джер­ти, он не спал бы днём от ску­ки, по­ду­мал Хал­си и ед­ва за­мет­но улыб­нул­ся! По ме­ре то­го как фан­та­зии Хал­си за­хо­ди­ли всё даль­ше, его тон­кие гу­бы на­ча­ли раз­дви­гать­ся в по­до­бии улыбки… Хал­си по­ка­зал бомбоубежище всем со­се­дям сра­зу по­сле то­го, как бы­ло закончено стро­и­тель­ство и стро­и­те­ли по­ки­ну­ли их уча­сток. Он ре­шил устро­ить для них озна­ко­ми­тель­ную экс­кур­сию. «Это, – ска­зал он им во вре­мя об­хо­да убе­жи­ща, по­ка­зы­вая на сталь­ные ци­лин­дры, вы­стро­ив­ши­е­ся вдоль сте­ны бе­тон­но­го со­ору­же­ния, – на­ши ре­зер­ву­а­ры с кис­ло­ро­дом. За­пас воз­ду­ха рас­счи­тан на три неде­ли. Так что у нас преду­смот­рен на вся­кий слу­чай не­дель­ный из­ли­шек… А это наш про­до­воль­ствен­ный склад, – про­из­нёс он, от­кры­вая огром­ные дву­створ­ча­тые две­ри, за ко­то­ры­ми тя­ну­лись ря­ды по­лок со все­воз­мож­ны­ми кон­сер­ва­ми: хлеб, мя­со, ово­щи, фрук­ты и так да­лее. Здесь же бы­ли ви­та­ми­ны. – Здесь у нас хра­нят­ся про­дук­ты. Хва­тит, что­бы про­кор­мить ма­лень­кую ар­мию. Так что го­лод нам не гро­зит». Хал­си по­ка­зал со­се­дям всё убе­жи­ще, вклю­чая туа­лет, вен­ти­ля­цию, за­па­сы во­ды и мно­гое дру­гое. «У нас есть всё или по­чти всё, за ис­клю­че­ни­ем ра­дио и те­ле­ви­зо­ра, – объ­яс­нил он. – Мы ре­ши­ли не брать их под зем­лю, по­то­му что они всё рав­но не понадобятся. Ес­ли нач­нёт­ся на­сто­я­щая атом­ная вой­на, то ра­дио и те­ле­пе­ре­дач, ско­рее все­го, всё рав­но не бу­дет. Во-пер­вых, все ра­диои те­ле­сту­дии, на­вер­ное, бу­дут раз­ру­ше­ны, а во-вто­рых, не бу­дет элек­три­че­ства для их транс­ля­ции. По­это­му ра­дио и те­ле­ви­зор в убе­жи­ще бесполезны… Мы ре­ши­ли про­ве­сти ис­пы­та­ние и как мож­но боль­ше при­бли­зить об­ста­нов­ку к ре­аль­но­сти. Мы на­зы­ва­ем на­ше ис­сле­до­ва­ние «пси­хо­ло­ги­че­ским экс­пе­ри­мен­том»». На сте­нах ви­се­ли несколь­ко по­лок с кни­га­ми и жур­на­ла­ми, го­ло­во­лом­ка­ми и на­столь­ны­ми иг­ра­ми. «А это, – ска­зал Хал­си, по­ка­зы­вая на кар­тон­ные ко­роб­ки, – мо­де­ли ко­раб­лей, са­мо­лё­тов и зда­ний. Мы бу­дем со­би­рать, что­бы ско­ро­тать вре­мя. Моя же­на, есте­ствен­но, возьмёт с со­бой спи­цы и бу­дет вя­зать…» Он оста­вил тол­стую сталь­ную дверь с тай­ме­ром на­по­сле­док. Эта дверь иг­ра­ла глав­ное ме­сто в его плане, по­это­му он счи­тал, что она долж­на быть по­след­ним, что уви­дят со­се­ди. Так, ду­мал Хал­си, она луч­ше за­пом­нит­ся. Для него бы­ло очень важ­но, что­бы они не за­бы­ли про дверь. «Про­жить две неде­ли в бомбоубежище смо­жет каж­дый, – по­яс­нил Хал­си. – Ни­ка­ких про­блем, ес­ли знать, что из него мож­но в лю­бой мо­мент вый­ти. Ес­ли знать, что мож­но по­зво­нить дру­зьям или со­се­дям и при­гла­сить их ве­че­ром на бридж. Ко­неч­но, это не ис­пы­та­ние, а от­дых. Сво­е­го ро­да са­на­то­рий под землёй. Нет, на­сто­я­щим ис­пы­та­ние ста­нет лишь в том слу­чае, ес­ли лю­ди бу­дут пол­но­стью от­ре­за­ны от внеш­не­го ми­ра. – В этом ме­сте он сде­лал па­у­зу не столь­ко для те­ат­раль­но­го эф­фек­та, сколь­ко для то­го, что­бы дать слу­ша­те­лям воз­мож­ность хо­тя бы немно­го об­ду­мать эту мысль и пред­ста­вить се­бе си­ту­а­цию. – В этой две­ри уста­нов­лен замок с тай­ме­ром, ко­то­рый ра­бо­та­ет от сол­неч­ных ба­та­рей. Солн­це да­ёт нам элек­тро­энер­гию для все­го: это и свет, и вен­ти­ля­ция и мно­гое дру­гое. Ко­ро­че, всё… Мы уста­но­вим тай­мер ров­но на две неде­ли с точ­но­стью до се­кун­ды. Как толь­ко дверь за­кры­ва­ет­ся, тай­мер ав­то­ма­ти­че­ски вклю­ча­ет­ся и на­чи­на­ет от­счи­ты­вать се­кун­ды и ми­ну­ты. Дверь невоз­мож­но от­крыть ни сна­ру­жи, ни из­нут­ри, по­ка не ис­те­кут две неде­ли. Мы счи­та­ем эти усло­вия мак­си­маль­но при­бли­жен­ны­ми к об­ста­нов­ке атом­но­го взры­ва. Толь­ко в та­ких усло­ви­ях мож­но бу­дет про­ве­рить, су­ме­ют ли два че­ло­ве­ка про­жить две неде­ли в об­ще­стве друг дру­га, ес­ли бу­дет сбро­ше­на атом­ная бомба». Экс­кур­сия про­из­ве­ла на со­се­дей силь­ное впе­чат­ле­ние. Они ещё дол­го об­суж­да­ли уви­ден­ное и услы­шан­ное от Хал­си под землёй. Они счи­та­ли экс­пе­ри­мент дей­стви­тель­но по­лез­ным и нуж­ным, по­то­му что в слу­чае его успеш­но­го за­вер­ше­ния со­би­ра­лись построить точ­но та­кие же бом­бо­убе­жи­ща на сво­их участ­ках. Сей­час Хал­си слег­ка улыб­нул­ся, вспом­нив ту экс­кур­сию три неде­ли на­зад. Зав­тра утром, ров­но в 9 ча­сов, со­се­ди бу­дут сто­ять у две­ри и ждать, ко­гда от­кро­ет­ся замок. Ко­неч­но, они за­хо­тят собственными гла­за­ми уви­деть ре­зуль­тат та­ко­го важ­но­го экс­пе­ри­мен­та. Они со­бе­рут­ся у сталь­ной две­ри в бомбоубежище и ста­нут сви­де­те­ля­ми… слу­чай­ной смер­ти его же­ны. Неожи­дан­но Хал­си за­ме­тил, что звя­ка­нье спиц пре­кра­ти­лось и в ком­на­те во­ца­ри­лась на­сто­я­щая ти­ши­на. Мис­сис Хал­си по­ло­жи­ла сви­тер на сто­лик, сто­яв­ший око­ло её сту­ла, и вста­ла. Она по­до­шла к неболь­шо­му зер­ка­лу и на­ча­ла на­но­сить на ли­цо крем. Это озна­ча­ло, что по­ра спать. Оба мол­ча­ли. Несколь­ко по­след­них дней они ред­ко раз­го­ва­ри­ва­ли. Раз­го­ва­ри­вать им бы­ло не о чем и в обыч­ные дни, а в бомбоубежище – тем бо­лее. Не­смот­ря на это оба участ­ни­ка экс­пе­ри­мен­та бы­ли до­воль­ны его хо­дом. Мис­сис Хал­си на­сла­жда­лась пол­ным под­чи­не­ни­ем му­жа, по­это­му жизнь вза­пер­ти её вполне устра­и­ва­ла. По край­ней ме­ре, по­ка. Хал­си то­же не жа­ло­вал­ся, по­то­му что знал то, че­го не зна­ла она, – что это под­чи­не­ние ско­ро за­кон­чит­ся и что он об­ре­тёт сво­бо­ду. Он негром­ко по­же­лал су­пру­ге доб­рой но­чи. Она что-то ти­хо от­ве­ти­ла, ско­рее все­го, по­бла­го­да­ри­ла и лег­ла на свою кро­вать. Хал­си с час от нече­го де­лать ли­стал жур­на­лы. По­том на­дел пи­жа­му, лёг на свою кро­вать и вы­клю­чил ноч­ник над из­го­ло­вьем. Ма­лень­кая ком­на­та по­гру­зи­лась в аб­со­лют­ный мрак. Че­рез па­ру ми­нут он уже мог раз­гля­деть све­тя­щий­ся ци­фер­блат сво­их ча­сов. Че­рез несколь­ко ми­нут долж­на бы­ла на­сту­пить пол­ночь. Хал­си спал урыв­ка­ми и ви­дел ка­кие-то об­рыв­ки снов. Ему сни­лось, что он на­дел огром­ный сви­тер, за­пу­тал­ся в нём и на­чал за­ды­хать­ся. Дверь с тай­ме­ром по­че­му-то не от­кры­ва­лась, а над пла­не­той тем вре­ме­нем по­вис­ло огром­ное гри­бо­вид­ное об­ла­ко… Хал­си проснул­ся и по­смот­рел на ча­сы. Ров­но семь ча­сов. Он улыб­нул­ся в тем­но­те, по­то­му что це­лую неде­лю тре­ни­ро­вал­ся про­сы­пать­ся в семь ча­сов и в кон­це кон­цов до­бил­ся сво­е­го. Ка­кое-то вре­мя он непо­движ­но ле­жал в кро­ва­ти, что­бы пол­но­стью про­гнать сон. У него сей­час долж­на быть яс­ная го­ло­ва, по­то­му что на­сту­пил ре­ша­ю­щий мо­мент. Но бы­ло ещё не позд­но от­ка­зать­ся от сво­е­го пла­на. Он мог вый­ти из убе­жи­ща в де­вять ча­сов утра, по­при­вет­ство­вать со­се­дей и даль­ше жить с же­ной… Хал­си по­да­вил стон, ко­то­рый вы­зва­ла од­на эта мысль. Нет, план не­об­хо­ди­мо до­ве­сти до кон­ца. В про­тив­ном слу­чае жизнь ста­нет аб­со­лют­но невы­но­си­мой! Хал­си без­звуч­но от­ки­нул оде­я­ло, сел и су­нул но­ги в тапочки. Он за­дер­жал­ся на несколь­ко се­кунд на кро­ва­ти, что­бы сори­ен­ти­ро­вать­ся и по­ста­рать­ся успо­ко­ить­ся и унять дрожь. За­тем взял обе­и­ми ру­ка­ми по­душ­ку, встал и сде­лал шаг к со­сед­ней кро­ва­ти. Хал­си быст­ро опу­стил по­душ­ку на то ме­сто, где, как он знал, на­хо­дит­ся го­ло­ва же­ны, и мол­ние­нос­но оседлал её. Он при­жал ко­ле­ня­ми её ру­ки к бо­кам и сде­лал со­про­тив­ле­ние бес­по­лез­ным. Ка­за­лось, про­шли ча­сы, хо­тя он и по­ни­мал, что всё убийство дли­лось не боль­ше 3–4 ми­нут. На­ко­нец же­на дёр­ну­лась по­след­ний раз и окон­ча­тель­но за­тих­ла. Хал­си вер­нул по­душ­ку на свою кро­вать и про­вёл по ней ру­кой, что­бы бы­ло вид­но, что на ней спа­ли. За­тем он вклю­чил ноч­ник и бро­сил взгляд на ча­сы. Семь пят­на­дцать. Он на­пра­вил­ся к кис­ло­род­ным бал­ло­нам, да­же не по­смот­рев на же­ну. Че­рез счи­та­ные се­кун­ды газ с ши­пе­ни­ем вы­ры­вал­ся из бал­ло­нов. Вско­ре Хал­си уже хо­дил по ком­на­те как пья­ный. Он бро­сил­ся к вы­тяж­ке с вен­ти­ля­то­ром. По пу­ти за­дел сто­лик и сбро­сил на пол сви­тер со спи­ца­ми и клуб­ком шер­сти. По­сле то­го как вен­ти­ля­тор за­ра­бо­тал, он вер­нул­ся к бал­ло­ну и от­крыл его ещё силь­нее. За­тем Хал­си сел ря­дом и по­ста­рал­ся ды­шать как мож­но эко­ном­нее. Толь­ко сей­час он об­ра­тил вни­ма­ние, что весь дро­жит. Каж­дые две-три ми­ну­ты он про­ве­рял ча­сы. Ему по­сто­ян­но ка­за­лось,

что они оста­но­ви­лись, и он хо­тел убе­дить се­бя в об­рат­ном. Хал­си упрек­нул се­бя в нетер­пе­нии. По его рас­чё­там, для то­го, что­бы из бал­ло­нов вы­шел весь воз­дух, нуж­но не ме­нее двух ча­сов. По­это­му де­лать ему сей­час бы­ло нече­го – толь­ко ждать. По­сле то­го как ши­пе­ние на­ко­нец пре­кра­ти­лось, на­сту­пи­ла пол­ная ти­ши­на. Она при­шла как гром сре­ди яс­но­го неба. Един­ствен­ным зву­ком в ком­на­те сей­час бы­ло гром­кое би­е­ние его серд­ца. Дат­чик по­ка­зы­вал, что по­след­ний бал­лон, тот, ко­то­рым они поль­зо­ва­лись, был ещё на четверть на­пол­нен кис­ло­ро­дом. Ча­сы по­ка­зы­ва­ли 8:42. Хал­си от­крыл кла­пан на пол­ную мощ­ность. Сей­час он сле­дил за дат­чи­ком на­пол­ня­е­мо­сти бал­ло­на и по­сто­ян­но све­рял­ся с ча­са­ми. Не­смот­ря на все по­пыт­ки успо­ко­ить­ся, его про­дол­жа­ло тря­сти. Сей­час в этом не бы­ло ни­че­го уди­ви­тель­но­го, по­то­му что лю­бая ошиб­ка мог­ла сто­ить ему жиз­ни. По­след­ние лит­ры га­за вы­шли из бал­ло­на без пя­ти де­вять. Он остал­ся без за­па­сов кис­ло­ро­да. Сей­час у него остал­ся лишь тот кис­ло­род, что ещё на­хо­дил­ся в ком­на­те. Хал­си то­роп­ли­во по­до­шёл к вен­ти­ля­то­ру и вер­нул его в обыч­ный ре­жим ра­бо­ты. За­тем дёр­нул во­рот пи­жа­мы и лёг на пол. По­ка всё, ка­жет­ся, шло по пла­ну. Ме­нее чем че­рез пять ми­нут щёлк­нет тай­мер на зам­ке, и дверь рас­кро­ет­ся. Со­се­ди вой­дут в убе­жи­ще и уви­дят его на по­лу. Он бу­дет в по­лу­со­зна­тель­ном состоянии су­до­рож­но ло­вить ртом воз­дух, а его без­ды­хан­ная же­на бу­дет ле­жать на кро­ва­ти. При­чи­ной т ра­ге­дии при­зна­ют тех­ни­че­скую неис­прав­ность кис­ло­род­ных бал­ло­нов, и ко­ро­нёр вы­не­сет вер­дикт – случайная смерть. Вре­мя сей­час, ка­за­лось, пол­но­стью оста­но­ви­лось. Он ни­как не мог про­гнать страшные мысли. Что, ес­ли тай­мер не сра­бо­та­ет? Что ес­ли?.. Нет, нет! Он ни в ко­ем слу­чае не дол­жен ду­мать об этом. Тай­мер обя­за­тель­но сра­бо­та­ет, и дверь рас­кро­ет­ся. Ведь он не один де­ся­ток раз про­ве­рил его пе­ред на­ча­лом экс­пе­ри­мен­та. Всё то­гда скла­ды­ва­лось как нель­зя луч­ше. На мно­го­крат­ных про­вер­ках, к сло­ву, на­сто­я­ла же­на. Она очень бес­по­ко­и­лась о сво­ей без­опас­но­сти. Но что, ес­ли он слиш­ком ра­но вы­пу­стил кис­ло­род и его про­сто не хва­тит? А вдруг тай­мер стал ра­бо­тать мед­лен­нее? Со­се­ди при­дут к де­вя­ти и бу­дут ждать, ко­гда дверь от­кро­ет­ся. Сколь­ко они бу­дут ждать, по­ка не пой­мут, что про­изо­шла ка­кая-то на­клад­ка? Сколь­ко вре­ме­ни у них уй­дёт на то, что­бы от­крыть дверь? Или они не бу­дут то­ро­пить­ся, по­то­му что в убе­жи­ще есть за­пас­ные бал­ло­ны с кис­ло­ро­дом, и по­до­ждут день-два? Сей­час он дро­жал ещё силь­нее. По те­лу гра­дом ка­тил­ся пот. Его пи­жа­му мож­но бы­ло вы­жи­мать. Хал­си не от­во­дил глаз от ци­фер­бла­та ча­сов. Три ми­ну­ты до де­вя­ти. Про­шла, ка­за­лось, це­лая веч­ность, и на­ко­нец оста­лась од­на ми­ну­та, ка­кие-то жал­кие 60 се­кунд. Хал­си на­чал ды­шать глу­бо­ко, пол­ной гру­дью. Ему нуж­но бы­ло успо­ко­ить­ся. Он дол­жен был кон­тро­ли­ро­вать се­бя. Он сде­лал несколь­ко глу­бо­ких вдо­хов и от­ка­зал­ся от этой за­теи. Ес­ли он бу­дет сей­час глу­бо­ко ды­шать, скуд­ные за­па­сы кис­ло­ро­да в убе­жи­ще за­кон­чат­ся ещё быст­рее. Он пой­мал се­бя на мысли, что в ком­на­те уже дав­но нет ти­ши­ны. Стук серд­ца сей­час был оглу­ши­тель­ным как рас­ка­ты гро­ма. Хал­си ощу­щал, как на него од­на за дру­гой на­ка­ты­ва­ют вол­ны дав­ле­ния. Со­рок се­кунд… Сей­час Хал­си был уве­рен, что ча­сы оста­но­ви­лись, что он мед­лен­но за д ыха - ет­ся и ни­че­го не мо­жет сде­лать. Его охва­ти­ла страш­ная па­ни­ка. Сей­час до него вне­зап­но до­шло, ка­кие му­че­ния ис­пы­та­ла в по­след­ние се­кун­ды жиз­ни его же­на, ко­гда он ду­шил её. Он по­пы­тал­ся про­гнать эти мысли из сво­ей го­ло­вы. Не по­то­му, что ему бы­ло её жал­ко. Про­сто он дол­жен был из­ба­вить­ся от стра­ха пе­ред ужас­ным ис­пы­та­ни­ем. Страх толь­ко на­вре­дит. Два­дцать се­кунд… Де­сять се­кунд… Хал­си хо­тел за­кри­чать, вско­чить на но­ги, но его горло слов­но сжа­ла чья-то неви­ди­мая ру­ка, а те­ло пе­ре­ста­ло слу­шать ко­ман­ды от охва­чен­но­го стра­хом моз­га. Ноль се­кунд… Он ле­жал на по­лу в соб­ствен­ном по­ту, со­тря­са­ясь от без­звуч­ных ры­да­ний. Сла­ва Бо­гу! Хал­си услы­шал гром­кий удар сталь­но­го мо­лот­ка о сталь­ную дверь. Сна­ча­ла он по­ду­мал, что это со­се­ди пы­та­ют­ся взло­мать дверь, что­бы вой­ти в убе­жи­ще. За­тем он с ли­ко­ва­ни­ем по­нял, что за удар он при­нял щел­чок зам­ка с тай­ме­ром. Сталь­ная дверь при­от­кры­лась внутрь на один-два сан­ти­мет­ра. Сей­час в ком­на­ту вбе­гут со­се­ди. Имен­но в этом со­сто­ял его план. Они вбе­гут в убе­жи­ще и уви­дят страш­ную кар­ти­ну… Од­на­ко за две­рью не бы­ло слыш­но ни го­ло­сов со­се­дей, ни их ша­гов. За две­рью ца­ри­ла пол­ная ти­ши­на. Он во­об­ще не услы­шал ни зву­ка. Хал­си под­бе­жал к две­ри и по­тя­нул её за край. Тя­жё­лая сталь­ная дверь не под­да­ва­лась. Он по­чув­ство­вал, как у него ло­ма­ют­ся ног­ти, но не чув­ство­вал бо­ли. Ча­сто ды­ша, Хал­си об­хва­тил дверь обе­и­ми ру­ка­ми и изо всех сил по­тя­нул. Она немно­го, на несколь­ко сан­ти­мет­ров под­да­лась. В щель во­рва­лись сол­неч­ный свет и све­жий воз­дух. Он уви­дел, что на лест­ни­це нет ни од­но­го че­ло­ве­ка. Оше­лом­лён­ный Хал­си ши­ре рас­крыл дверь. За­тем он, слег­ка по­ша­ты­ва­ясь, под­нял­ся по неболь­шой лест­ни­це и со­щу­рил­ся от яр­ко­го солн­ца и све­та. Сей­час до него до­ле­тел звук си­ре­ны. Он на­чал­ся с низ­ко­го сто­на, за­тем быст­ро на­брал си­лу. Че­рез се­кун­ду прон­зи­тель­ный вой уже, слов­но шпагой, прон­зал зем­лю и небе­са, пре­ду­пре­ждая о ка­кой-то бе­де. Хал­си по­вер­нул­ся в на­прав­ле­нии зву­ка си­ре­ны и уви­дел огром­ный столб ды­ма, за ко­то­рым быст­ро вы­рас­та­ла линия ог­ня. Ми­двилл на­хо­дил­ся ме­нее чем в ми­ле от них, за озе­ром. Мозг вспом­нил ин­фор­ма­цию об атом­ном взры­ве и под­ска­зал, что сей­час при­дёт взрыв­ная вол­на, ко­то­рая сров­ня­ет всё с землёй в ра­ди­у­се мно­гих ки­ло­мет­ров. Он непро­из­воль­но, чи­сто ав­то­ма­ти­че­ски по­вер­нул­ся и по­бе­жал на­зад в убе­жи­ще в на­деж­де там спря­тать­ся. Он уже был в ком­на­те, ко­гда что-то острое, слов­но схва­ти­ло его за но­ги. Хал­си на­гнул­ся, что­бы осво­бо­дить ло­дыж­ки, и по­нял, что на­сту­пил на ле­жа­щие на по­лу вя­заль­ные спи­цы же­ны и по­чти за­кон­чен­ный сви­тер. Он ли­хо­ра­доч­но по­пы­тал­ся осво­бо­дить­ся, но толь­ко силь­нее за­пу­тал­ся в сви­те­ре и нит­ках, удер­жи­вав­ших его неви­ди­мы­ми ру­ка­ми. Щел­чок зам­ка ав­то­ма­ти­че­ски за­хлоп­нув­шей­ся две­ри оглу­ши­тель­ным эхом раз­нёс­ся по ма­лень­кой ком­на­те. Он был за­крыт сей­час в убе­жи­ще от внеш­не­го ми­ра. Тай­мер на­чал от­счи­ты­вать две неде­ли. Сна­ру­жи тем вре­ме­нем про­дол­жа­ла за­вы­вать си­ре­на. Ми­двилл­цы бес­по­мощ­но смот­ре­ли, как сте­на ог­ня при­бли­жа­ет­ся ко вто­ро­му ги­гант­ско­му ре­зер­ву­а­ру с бен­зи­ном. Та­ко­го страш­но­го по­жа­ра в го­ро­де не бы­ло бо­лее полувека… Пе­ре­вод Сер­гея МАНУКОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.