СУ­ДЕБ­НОЕ «ДЕ­ЛО БЕ­РИИ»

Sovershenno Sekretno - - КАЛЕНДАРЬ -

18 де­каб­ря 1953 го­да в Спе­ци­аль­ном су­деб­ном при­сут­ствии Вер­хов­но­го су­да СССР на­чал­ся за­кры­тый про­цесс над Лав­рен­ти­ем Бе­ри­ей, быв­шим чле­ном Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПСС, пер­вым за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Со­ве­та Ми­ни­стров СССР, ми­ни­стром внут­рен­них дел СССР. Вме­сте с ним по это­му де­лу про­хо­ди­ли ещё несколь­ко че­ло­век. Впро­чем, су­деб­но­го про­цес­са как та­ко­во­го – с за­се­да­ни­я­ми, пред­став­ле­ни­ем до­ка­за­тельств, до­про­са­ми под­су­ди­мых, ре­ча­ми ад­во­ка­тов – не бы­ло. Да и не преду­смат­ри­ва­лось. По­ста­нов­ле­ние Пре­зи­ди­у­ма ЦК КПСС П43/I под гри­фом «стро­го сек­рет­но» от 10 де­каб­ря 1953 го­да «Во­про­сы Ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра СССР» (на­хо­дит­ся на хра­не­нии в Ар­хи­ве Пре­зи­ден­та РФ) гла­си­ло: «При­нять пред­ло­же­ние Ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра СССР о рас­смот­ре­нии де­ла по об­ви­не­нию Бе­рия и его со­участ­ни­ков в за­кры­том су­деб­ном за­се­да­нии без уча­стия сто­рон в по­ряд­ке, преду­смот­рен­ном За­ко­ном от 1 де­каб­ря 1934 го­да». За­кон от 1 де­каб­ря 1934 го­да – пе­чаль­но зна­ме­ни­тое по­ста­нов­ле­ние ЦИК СССР, преду­смат­ри­вав­шее осо­бый по­ря­док рас­сле­до­ва­ния и рас­смот­ре­ния дел «о тер­ро­ри­сти­че­ских ор­га­ни­за­ци­ях или тер­ро­ри­сти­че­ских ак­тах про­тив ра­бот­ни­ков со­вет­ской вла­сти». В част­но­сти, та­кие де­ла слу­ша­лись без уча­стия сто­рон – без при­сут­ствия об­ви­ня­е­мо­го, а на­ли­чие за­щит­ни­ка и во­все не преду­смат­ри­ва­лось. Не до­пус­ка­лось кас­са­ци­он­но­го об­жа­ло­ва­ния при­го­во­ров и по­да­чи хо­да­тайств о по­ми­ло­ва­нии, а сам при­го­вор к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния пред­пи­са­но бы­ло «при­во­дить в ис­пол­не­ние немед­лен­но по вы­не­се­нии при­го­во­ра». Сти­ли­сти­ка об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния, утвер­ждён­но­го Пре­зи­ди­у­мом ЦК КПСС, один в один по­хо­ди­ла на бе­ри­ев­скую же сти­ли­сти­ку об­ви­не­ний эпо­хи Боль­шо­го тер­ро­ра. Бе­рия, ци­ти­рую до­ку­мент, «ско­ло­тил враж­деб­ную со­вет­ско­му го­су­дар­ству из­мен­ни­че­скую груп­пу за­го­вор­щи­ков, ста­вив­шую сво­ей пре­ступ­ной це­лью ис­поль­зо­вать ор­га­ны Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел […] про­тив Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и пра­ви­тель­ства СССР в ин­те­ре­сах ино­стран­но­го ка­пи­та­ла […] для за­хва­та вла­сти и лик­ви­да­ции со­вет­ско­го ра­бо­че-кре­стьян­ско­го строя в це­лях ре­став­ра­ции ка­пи­та­лиз­ма и вос­ста­нов­ле­ния гос­под­ства бур­жу­а­зии», при­ни­мал ме­ры, «что­бы ожи­вить остат­ки бур­жу­аз­но-на­ци­о­на­ли­сти­че­ских эле­мен­тов в со­юз­ных рес­пуб­ли­ках, по­се­ять враж­ду и рознь меж­ду на­ро­да­ми СССР». По вер­сии об­ви­ни­те­лей, «Бе­рия за­вя­зал связи с ино­стран­ны­ми раз­вед­ка­ми ещё в пе­ри­од Граж­дан­ской вой­ны», со­труд­ни­чал с ан­глий­ской раз­вед­кой, «под­дер­жи­вал и рас­ши­рял свои тай­ные пре­ступ­ные связи с ино­стран­ны­ми раз­вед­ка­ми че­рез за­сы­ла­е­мых ими шпи­о­нов», Бе­рия и его со­общ­ни­ки «учи­ня­ли рас­пра­ву с неугод­ны­ми для них людь­ми», «со­вер­ша­ли тер­ро­ри­сти­че­ские убий­ства лиц, со сто­ро­ны ко­то­рых опа­са­лись раз­об­ла­че­ний», «со­вер­ши­ли ряд из­мен­ни­че­ских ак­тов», «дей­ство­ва­ли как аген­ту­ра меж­ду­на­род­но­го им­пе­ри­а­лиз­ма, как злей­шие вра­ги со­вет­ско­го на­ро­да». Всё бы­ло кон­че­но уже 23 де­каб­ря 1953 го­да: при­го­вор – выс­шая ме­ра на­ка­за­ния – рас­стрел. Как гла­сит акт о при­ве­де­нии при­го­во­ра в ис­пол­не­ние, опуб­ли­ко­ван­ный в 1999 го­ду в сбор­ни­ке до­ку­мен­тов «Лав­рен­тий Бе­рия. 1953. Сте­но­грам­ма июль­ско­го пле­ну­ма ЦК КПСС и дру­гие до­ку­мен­ты», «се­го чис­ла, в 19 ча­сов 50 ми­нут, на ос­но­ва­нии пред­пи­са­ния Пред­се­да­те­ля Спе­ци­аль­но­го Су­деб­но­го При­сут­ствия Вер­хов­но­го су­да СССР от 23 де­каб­ря 1953 го­да за № 003, мною, ко­мен­дан­том Спе­ци­аль­но­го Су­деб­но­го При­сут­ствия ге­не­рал-пол­ков­ни­ком Ба­тиц­ким П.Ф. в при­сут­ствии Ге­не­раль­но­го Про­ку­ро­ра СССР дей­стви­тель­но­го го­су­дар­ствен­но­го со­вет­ни­ка юс­ти­ции Ру­ден­ко Р.А. и ге­не­ра­ла ар­мии Москаленко К.С. при­ве­дён в ис­пол­не­ние при­го­вор Спе­ци­аль­но­го Су­деб­но­го При­сут­ствия по от­но­ше­нию к осуж­дён­но­му к выс­шей ме­ре уго­лов­но­го на­ка­за­ния – рас­стре­лу – Бе­рия Лав­рен­тию Пав­ло­ви­чу». Об­ви­не­ние вы­гля­дит со­вер­шен­но аб­сурд­но: ни Бе­рия, ни его по­дель­ни­ки, ко­неч­но, не бы­ли из­мен­ни­ка­ми, шпи­о­на­ми и «вос­ста­нов­ле­ния гос­под­ства бур­жу­а­зии» не за­мыш­ля­ли. Ра­зу­ме­ет­ся, все они участ­во­ва­ли в ор­га­ни­за­ции мас­со­вых ре­прес­сий, но как раз в этом их не об­ви­ня­ли, да и во­об­ще де­ло Бе­рии в смыс­ле юри­ди­че­ской про­це­ду­ры про­ве­ли весь­ма то­пор­но. Что вполне по­нят­но: ка­кая там про­це­ду­ра, ес­ли речь шла лишь о борь­бе за власть и све­де­нии счё­тов? Ар­хив­ное след­ствен­ное де­ло Бе­рии в пол­ном объ­ё­ме всё ещё недо­ступ­но ис­сле­до­ва­те­лям. Прав­да, в 2012 го­ду вы­шел сбор­ник «По­лит­бю­ро и де­ло Бе­рия», со­став­лен­ный из до­ку­мен­тов, хра­ня­щих­ся в Рос­сий­ском го­су­дар­ствен­ном ар­хи­ве со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ис­то­рии (РГАСПИ), в ко­то­ром опуб­ли­ко­ва­ны ко­пии неко­то­рых до­про­сов Бе­рии. Од­на­ко да­же по объ­ё­му на­звать этот сбор­ник пол­но­цен­ным и все­объ­ем­лю­щим из­да­ни­ем «де­ла Бе­рии» невоз­мож­но: в нём лишь чуть боль­ше 1000 стра­ниц, в то вре­мя как след­ствен­ное де­ло – это 39 то­мов и ещё 10 объ­ём­ных па­ке­тов при­ло­же­ний. В из­да­нии пред­став­ле­ны вы­держ­ки из про­то­ко­лов до­про­сов, но под­лин­ни­ки этих до­ку­мен­тов на­хо­дят­ся в Ар­хи­ве Пре­зи­ден­та РФ, и сто­рон­ние ис­сле­до­ва­те­ли к ним до­сту­па не име­ют. Имен­но вся эта сек­рет­ность и по­ро­ди­ла слу­хи, что Бе­рия был за­стре­лен груп­пой за­хва­та ещё 26 июня 1953 го­да, что ни­ка­ко­го су­да над ним во­об­ще не бы­ло, а все опуб­ли­ко­ван­ные ма­те­ри­а­лы – под­дел­ка. С та­кой по­ста­нов­кой во­про­са ка­те­го­ри­че­ски не со­гла­сен ис­то­рик Ни­ки­та Пет­ров, один из тех немно­гих ис­сле­до­ва­те­лей, дей­стви­тель­но дер­жав­ший в ру­ках ма­те­ри­а­лы «де­ла Бе­рии»: «Для ме­ня нет ни­ка­ких со­мне­ний: Бе­рия дей­стви­тель­но до­жил до су­да, осуж­дён и рас­стре­лян. Вла­стям неза­чем бы­ло под­де­лы­вать до­ку­мен­ты для хра­не­ния их в ар­хи­вах – пи­сать ру­кой Бе­рии пись­ма из за­клю­че­ния, под­пи­сы­вать за него про­то­ко­лы до­про­сов, ста­вить след­ствию неудоб­ные во­про­сы – а их Бе­рия ста­вил! Опять же его пись­ма, где он молит сво­их быв­ших кол­лег о по­ща­де, нель­зя чи­тать без неко­то­рой жа­ло­сти к пи­сав­ше­му их – я сам их ви­дел, они ре­аль­но су­ще­ству­ют. Меж­ду про­чим, на след­ствии Бе­рия вёл се­бя до­ста­точ­но гра­мот­но, очень ак­тив­но всту­пал в по­ле­ми­ку со след­стви­ем, он же опыт­ный че­ло­век. На­при­мер, он до­ка­зы­вал, что всту­пил в му­са­ва­тист­скую контр­раз­вед­ку по за­да­нию пар­тий­ных ор­га­нов. Сна­ча­ла он от­ри­цал всё, но, ко­гда ему предъ­яви­ли фак­ты рас­стре­лов 1941 го­да, он при­знал, что это бы­ло гру­бым на­ру­ше­ни­ем со­вет­ских за­ко­нов. Ко­гда ему предъ­яви­ли ма­те­ри­а­лы о ла­бо­ра­то­рии Май­ра­нов­ско­го по ис­пы­та­нию ядов на лю­дях, он то­же не смог от­ри­цать, что это яв­ля­ет­ся пря­мым пре­ступ­ле­ни­ем. Но его от­вет на всё был один: это бы­ли ука­за­ния Ста­ли­на. Нуж­но ли бы­ло хру­щёв­цам всё это при­ду­мы­вать? Для че­го? Ведь это аб­со­лют­но се­крет­ные ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые ни­кто не со­би­рал­ся об­на­ро­до­вать ни при Хру­щё­ве, ни по­сле его сме­ще­ния. Есть ак­ты о при­ве­де­нии при­го­во­ра в от­но­ше­нии Бе­рии – их-то для че­го по­на­до­би­лось бы под­де­лы­вать, ес­ли ни­кто и ни­че­го ни­ко­гда пуб­ли­ко­вать не со­би­рал­ся? Лю­бая экспертиза до­ка­жет, что эта бу­ма­га со­став­ле­на в то вре­мя и те­ми людь­ми, ис­пол­не­на по пра­ви­лам де­ло­про­из­вод­ства то­го вре­ме­ни, под­пи­са­на необ­хо­ди­мы­ми под­пи­ся­ми».

лав­рен­тий бе­рия (за спи­ной ста­ли­на)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.