ИСТО­РИЯ / РАС­СЕК­РЕ­ЧЕ­НО

Sovershenno Sekretno - - В Номере - Алек­сей БО­ГО­МО­ЛОВ

«Со­вер­шен­но сек­рет­но» впер­вые пуб­ли­ку­ет «ан­ти­пар­тий­ную сте­но­грам­му» об­суж­де­ния до­кла­да Хру­щё­ва «О куль­те лич­но­сти и его по­след­стви­ях» на ХХ съез­де КПСС.

Вфев­ра­ле ис­пол­ня­ет­ся 60 лет со дня ХХ съез­да КПСС, ко­то­рый был, по­жа­луй, са­мым важ­ным из пар­тий­ных фо­ру­мов по­сле­во­ен­но­го вре­ме­ни. И, ко­неч­но, сде­ла­ло его та­ко­вым по­след­нее, за­кры­тое за­се­да­ние, со­сто­яв­ше­е­ся утром 25 фев­ра­ля. На нём Ни­ки­та Хру­щёв и за­чи­тал до­клад «О куль­те лич­но­сти и его по­след­стви­ях». Два­дцать лет на­зад быв­ший пред­се­да­тель КГБ Вла­ди­мир Се­ми­част­ный, участ­во­вав­ший в этом за­се­да­нии, рас­ска­зы­вал мне (см. «Со­вер­шен­но сек­рет­но», №1(80), 1996) о том, что да­же те­му до­кла­да зна­ли толь­ко чле­ны Пре­зи­ди­у­ма ЦК и те, кто непо­сред­ствен­но за­ни­мал­ся его под­го­тов­кой. На мой во­прос о том, бы­ли ли про­яв­ле­ния него­до­ва­ния, недо­воль­ства ли­бо под­держ­ки, Вла­ди­мир Се­ми­част­ный от­ве­тил так: «Вна­ча­ле сто­я­ла мёрт­вая ти­ши­на, слыш­но бы­ло, как му­ха про­ле­та­ет. Рас­сказ о том, что тво­ри­ли Ста­лин и его окру­же­ние, вы­звал в за­ле шум. Но это бы­ли не воз­ра­же­ния, а ско­рее, есте­ствен­ная че­ло­ве­че­ская ре­ак­ция. В кон­це до­кла­да раз­да­лись ап­ло­дис­мен­ты, но не ска­жу, что бур­ные. А в об­щем-то бы­ло не до ап­ло­дис­мен­тов…» Да­же для де­ле­га­тов съез­да и вновь из­бран­ных чле­нов ЦК (их то­же при­гла­си­ли на за­се­да­ние) речь Хру­щё­ва ока­за­лась шо­ки­ру­ю­щей. Что же го­во­рить об осталь­ном на­се­ле­нии на­шей стра­ны, ко­то­ро­му три де­ся­ти­ле­тия вну­ша­ли, что Ста­лин – это «Ле­нин се­го­дня», «вождь и учи­тель» и «отец на­ро­дов»… В мар­те 1956 го­да, ко­гда стра­на узна­ла о сек­рет­ном до­кла­де Хру­щё­ва, жизнь на­ших граж­дан ста­ла дру­гой. За­ве­ду­ю­щий от­де­лом куль­ту­ры ЦК КПСС Дмит­рий По­ли­кар­пов со­об­щал в ЦК, что на об­суж­де­нии до­кла­да сре­ди мос­ков­ских ли­те­ра­то­ров пи­са­тель Па­вел Бля­хин ска- зал сле­ду­ю­щую фра­зу: «В со­зна­нии на­ро­да, при на­шем уча­стии, был со­здан пре­крас­ный об­раз бор­ца за его сча­стье, за его бу­ду­щее, за прав­ду и спра­вед­ли­вость. А те­перь всё это ока­за­лось ми­фом, мыль­ным пу­зы­рем. Тот факт, что ЦК не хо­чет ума­лить дей­стви­тель­ных за­слуг Ста­ли­на в стро­и­тель­стве со­ци­а­лиз­ма, ни­чуть не ме­ня­ет де­ла. Об­раз дру­га на­ро­да раз­бит и за­лит невин­ной кро­вью, ко­то­рую так уси­лен­но проливал Ста­лин-дес­пот».

КРАТ­КИЙ КУРС ИС­ТО­РИИ РЕ­ПРЕС­СИЙ

Со­вет­ские граж­дане, осо­бен­но так или ина­че свя­зан­ные с идео­ло­ги­че­ским фрон­том, на­хо­ди­лись в пол­ней­шей рас­те­рян­но­сти. В ЦК КПСС по­сту­па­ли от­чё­ты пар­тий­ных и го­су­дар­ствен­ных ру­ко­во­ди­те­лей о ре­ак­ции граж­дан на кри­ти­ку куль­та лич­но­сти. Мар­шал Иван Ко­нев, пер­вый зам­ми­ни­стра обо­ро­ны и Алек­сей Жел­тов, на­чаль­ник Глав­но­го по­лит­управ­ле­ния Во­ору­жён­ных сил СССР пи­са­ли в ЦК 20 мар­та, что «от­дель­ные ком­му­ни­сты вы­ска­зы­ва­ли со­мне­ния в це­ле­со­об­раз­но­сти до­во­дить до­клад т. Хру­щё­ва Н.С. на за­кры­том за­се­да­нии до ши­ро­ких масс». Дру­гие, на­обо­рот, го­во­ри­ли о как мож­но бо­лее быст­ром изъ­я­тии био­гра­фии Ста­ли­на, его порт­ре­тов, вы­но­се те­ла из Мав­зо­лея. Спра­ши­ва­ли о том, как даль­ше изу­чать «Крат­кий курс ис­то­рии ВКП(б)», ка­ки­ми тру­да­ми Ста­ли­на мож­но поль­зо­вать­ся в ка­че­стве пер­во­ис­точ­ни­ков. А май­ор Смирнов из Ле­нин­град­ско­го во­ен­но­го окру­га вдруг за­явил: «Где бы­ли осталь­ные чле­ны ЦК, тем бо­лее что от­дель­ные по­ло­же­ния, при­ве­дён­ные в до­кла­де, на­при­мер, «во­е­вать бу­дем толь­ко на тер­ри­то­рии вра­га», вы­ска­зы­вал не Ста­лин, а тов. Во­ро­ши­лов?» И это очень не по­нра­ви­лось и во­ен­но­му, и пар­тий­но­му ру­ко­вод­ству. Ека­те­ри­на Фур­це­ва, пер­вый сек­ре­тарь Мос­ков­ско­го гор­ко­ма КПСС рас­ска­зы­ва­ла в сво­ём от­чё­те в ЦК о на­стро­е­ни­ях моск­ви­чей. Она со­об­ща­ла, что бес­пар­тий­ный ин-

же­нер фаб­ри­ки «Па­риж­ская ком­му­на» т. Ясе­не­ва об­ра­ти­лась в фаб­ком и спро­си­ла: «Ко­му мож­но сдать ме­да­ли «За доб­лест­ный труд» и «За обо­ро­ну Моск­вы», на обо­рот­ных сто­ро­нах ко­то­рых рас­по­ло­жен ба­ре­льеф Ста­ли­на? Я не хо­чу но­сить лик это­го че­ло­ве­ка у се­бя на гру­ди. Ведь дрожь бе­рёт при мыс­ли о том, сколь­ко этот че­ло­век при­чи­нил го­ря лю­дям». При­вык­шие к жёст­ким ме­рам граж­дане вы­ска­зы­ва­ли пред­ло­же­ния ре­прес­си­ро­вать тех, кто был про­вод­ни­ком куль­та лич­но­сти: «В неко­то­рых пар­тий­ных ор­га­ни­за­ци­ях ком­му­ни­сты вно­си­ли пред­ло­же­ния о при­вле­че­нии к от­вет­ствен­но­сти тех лиц, ко­то­рые ча­сто в сво­их вы­ступ­ле­ни­ях ссы­ла­лись на Ста­ли­на, при­во­ди­ли ци­та­ты из его про­из­ве­де­ний». Фур­це­ва до­ло­жи­ла в ЦК о том, что «уче­ни­ки шко­лы №17 Ле­нин­ско­го р-на Но­ви­ков, Мо­ро­зов и Афа­на­сьев во вре­мя пе­ре­ме­ны сня­ли порт­рет Ста­ли­на и по­ста­ви­ли его за шкаф. Они за­яви­ли ди­рек­то­ру, что Ста­лин до­пу­стил мно­го оши­бок в ра­бо­те и по­это­му они сня­ли его порт­рет». На­ча­лась борь­ба и с «ли­те­ра­тур­ным на­сле­ди­ем» во­ждя. Уже в мар­те в од­ном из до­мов Ле­нин­град­ско­го рай­о­на в му­со­ро­про­во­де бы­ли най­де­ны 13 то­мов со­чи­не­ний Ста­ли­на. А во­про­сы моск­ви­ча­ми за­да­ва­лись со­вер­шен­но раз­ные: «Ко­гда бу­дут сни­мать­ся порт­ре­ты Ста­ли­на?», «Ко­гда бу­дет убран гроб с остан­ка­ми Ста­ли­на из Мав­зо­лея?», «Ко­гда бу­дут ли­ше­ны име­ни Ста­ли­на пред­при­я­тия, учре­жде­ния, рай­о­ны, и го­ро­да?», «Ка­кие про­из­ве­де­ния Ста­ли­на бу­дут изъ­яты?». А ещё спра­ши­ва­ли, мож­но ли те­перь Ста­ли­на име­но­вать «то­ва­ри­щем» и от­но­сит­ся ли он к клас­си­кам марк­сиз­ма-ле­ни­низ­ма. И не на все во­про­сы у пар­тий­ных ру­ко­во­ди­те­лей бы­ли от­ве­ты…

ЗА СТА­ЛИ­НА СУ­ДИ­ЛИ И ПО­СЛЕ ХХ СЪЕЗ­ДА…

Со­вет­ские граж­дане, уже три го­да жив­шие без «во­ждя и учи­те­ля», по­сле ХХ съез­да по­чув­ство­ва­ли за­пах сво­бо­ды. Но это во мно­гом бы­ло ил­лю­зи­ей. Я изу­чил ма­те­ри­а­лы над­зор­ных про­из­водств про­ку­ра­ту­ры СССР по 58-й ста­тье, ка­сав­ши­е­ся по­сле­съез­дов­ских вре­мён, и вы­яс­нил, что ан­ти­ста­лин­ские высказывания и дей­ствия ес­ли и не при­во­ди­ли на­пря­мую к осуж­де­нию, то слу­жи­ли отяг­ча­ю­щим об­сто­я­тель­ством. Су­ди­те са­ми. Ци­та­та из де­ла: «Блу­шин­ский Ю.И. 1889 г. р., ев­рей, об­ра­зо­ва­ние неза­кон­чен­ное сред­нее, член КПСС с 1917 го­да, пер­со­наль­ный пен­си­о­нер со­юз­но­го зна­че­ния, стар­ший пре­по­да­ва­тель в по­ли­тех­ни­че­ском ин­сти­ту­те (г. Харь­ков) в ап­ре­ле 1956 го­да из­го­то­вил 28 ано­ним­ных пи­сем. В ян­ва­ре – фев­ра­ле 1957 го­да на­пи­сал ещё 6 пи­сем, счи­тая, что та­ким об­ра­зом он бо­рет­ся с куль­том лич­но­сти Ста­ли­на». Свои дей­ствия он ар­гу­мен­ти­ро­вал сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «По­сле ХХ съез­да нам чи­та­ли пись­мо ЦК КПСС о куль­те лич­но­сти Ста­ли­на. Я этим со­об­ще­ни­ем был очень взвол­но­ван. Вы­сту­пая на со­бра­нии, ры­дал как ди­тя». Че­рез два го­да по­сле осуж­де­ния был ре­а­би­ли­ти­ро­ван. Осуж­дён­ные Гет­ман И.Р. (1938 г. р. сту­дент био­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та уни­вер­си­те­та г. Горь­ко­го), Смыс­лов В.С. (1937 г. р. сту­дент ин­сти­ту­та ин­же­не­ров вод­но­го транс­пор­та), Са­до­мов­ский Л.А. (1937 г. р. сту­дент уни­вер­си­те­та) со­зда­ли ор­га­ни­за­цию «От и до», по­сле ХХ съез­да ре­ши­ли, что мо­ло­дё­жи необ­хо­ди­мо вы­ра­ба­ты­вать сво­бод­ное ми­ро­воз­зре­ние. Чле­ны пар­тии «От и до» счи­та­ли, что лич­ность важ­нее, чем мас­сы, в про­грам­ме пар­тии вы­ска­зы­ва­лись за «са­мо­усо­вер­шен­ство­ва­ние не в тол­стов­ском смыс­ле, а изу­че­ние ря­да на­ук, и преж­де все­го фи­ло­со­фии. За ос­но­ву брать не тео­рию Марк­са, а П.Л. Лав­ро­ва». Ока­за­лось, что да­же за непо­чти­тель­ное от­но­ше­ние к порт­ре­ту ге­не­ра­лис­си­му­са мож­но бы­ло по­лу­чить срок. На­при­мер, осуж­дён­ный «Сла­вов Н.Н. (1921 г. р., бол­га­рин, об­ра­зо­ва­ние сред­нее, элек­трик, г. Гу­рьев) в ап­ре­ле 1956 го­да по­сле озна­ком­ле­ния с пись­мом ЦК КПСС «О куль­те лич­но­сти Ста­ли­на»… на вто­рой день, при­дя в кон­то­ру, снял порт­рет Ста­ли­на, раз­бил его об пол и рас­топ­тал но­га­ми». А вот лю­ди бо­лее об­ра­зо­ван­ные усмат­ри­ва­ли за фи­гу­рой Ста­ли­на его вер­ных со­рат­ни­ков, в том чис­ле и чле­нов Пре­зи­ди­у­ма ЦК. А по­том по­лу­ча­ли за свои «от­кры­тия» ре­аль­ные сро­ки. Сам­со­нов Н.Н. (1906 г. р., рус­ский, об­ра­зо­ва­ние выс­шее, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та ме­то­ди­ки и тех­ни­ки гео­ло­ги­че­ской раз­вед­ки, ла­у­ре­ат Ста­лин­ской пре­мии, г. Ле­нин­град) был осуж­дён за то, что на­пи­сал сек­ре­та­рю рай­ко­ма пар­тии: «В бли­жай­шее вре­мя я со­би­ра­юсь из­ло­жить Хру­щё­ву и К всю прав­ду в гла­за и по­пы­тать­ся убе­дить их пре­кра­тить вос­пе­вать свою мни­мую вер­ность ле­ни­низ­му, в ко­то­рую невоз­мож­но по­ве­рить, на­брать­ся му­же­ства и чест­но, доб­ро­воль­но пред­стать пе­ред су­дом на­ро­да с со­от­вет­чи­ка­ми по де­лу вы­рас­тив­ше­го их Ста­ли­на». При­ме­ров осуж­де­ния граж­дан «за Ста­ли­на» бы­ло до­воль­но мно­го, и они ча­сто ба­зи­ро­ва­лись на од­ной-двух неосто­рож­ных фра­зах. А са­мым се­рьёз­ным и до по­след­не­го вре­ме­ни за­сек­ре­чен­ным бы­ло вы­ступ­ле­ние то­ва­ри­ща Ша­ри­ко­ва, пре­по­да­ва­те­ля фи­ло­со­фии из Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук при ЦК КПСС. С ним под рас­пис­ку при­шлось озна­ко­мить­ся чле­нам и кан­ди­да­там в чле­ны Пре­зи­ди­у­ма ЦК, а так­же сек­ре­та­рям ЦК. И все они по­чув­ство­ва­ли опас­ность, ко­то­рая гро­зи­ла им, непо­гре­ши­мым и, ка­за­лось бы, неуяз­ви­мым…

ФИ­ЛО­СОФДО­ЦЕНТ ПРО­ТИВ ЦК КПСС

В мар­те 1956 го­да на­ча­лось зна­ком­ство чле­нов КПСС, ком­со­моль­цев и бес­пар­тий­но­го ак­ти­ва с до­кла­дом Хру­щё­ва «О куль­те лич­но­сти и его по­след­стви­ях». Об­суж­де­ние это­го до­ку­мен­та в сте­нах Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук при ЦК КПСС, со­сто­яв­ше­е­ся 23 мар­та, вро­де бы ни­че­го страш­но­го не пред­ве­ща­ло, на­род там со­брал­ся про­ве­рен­ный, опыт­ный, – 600 че­ло­век, пред­став­ляв­ших весь цвет пар­тий­ной на­у­ки. Но на вся­кий слу­чай про­во­дить ме­ро­при­я­тие бы­ло по­ру­че­но сек­ре­та­рю ЦК КПСС и но­во­ис­пе­чён­но­му кан­ди­да­ту в чле­ны Пре­зи­ди­у­ма ЦК Дмит­рию Ше­пи­ло­ву. Ка­ко­во же бы­ло его удив­ле­ние, ко­гда раз­го­вор о куль­те по­шёл со­всем не в той то­наль­но­сти, ко­то­рая бы­ла за­пла­ни­ро­ва­на. Пер­вым вы­хо­дя­щим за рам­ки доз­во­лен­но­го вы­ступ­ле­ни­ем бы­ла речь Б.М. Кедрова, фи­ло­со­фа и сы­на ре­прес­си­ро­ван­но­го ста­ро­го боль­ше­ви­ка. Ей Ше­пи­лов дал оцен­ку в «За­пис­ке в Пре­зи­ди­ум ЦК КПСС о вы­ступ­ле­ни­ях Б.М. Кедрова и И.С. Ша­ри­ко­ва на со­бра­нии АОН при ЦК КПСС по об­суж­де­нию до­кла­да «ХХ съезд пар­тии и за­да­чи идео­ло­ги­че­ской ра­бо­ты» 24 мар­та 1956 го­да ( этот до­ку­мент из­ве­стен ис­сле­до­ва­те­лям. – Авт.). Из тек­ста по­сла­ния в Пре­зи­ди­ум ЦК хо­тя бы мож­но по­нять со­дер­жа­ние пре­тен­зий Ше­пи­ло­ва к Бо­ни­фа­тию Кедро­ву, по­сколь­ку пар­тий­ный чи­нов­ник да­вал из неё неко­то­рые ци­та­ты. Но Кедрова-млад­ше­го ре­прес­си­ро­вать бы­ло нель­зя – в до­кла­де «О куль­те лич­но­сти» Хру­щёв ци­ти­ро­вал пись­мо его от­ца, рас­стре­лян­но­го без су­да в 1941 го­ду. Кедро­ву вы­нес­ли пар­тий­ное взыс­ка­ние – вы­го­вор. А то­ва­рищ Ша­ри­ков сек­ре­та­ря ЦК про­сто взбе­сил. Да­же по тек­сту его за­пис­ки это мож­но по­чув­ство­вать: «вы­ступ­ле­ние т. Ша­ри­ко­ва по ду­ху сво­е­му по су­ще­ству яв­ля­лось ан­ти­пар­тий­ным. Оно ка­са­лось по­чти всех сто­рон пар­тий­ной, го­су­дар­ствен­ной и об­ще­ствен­ной жиз­ни стра­ны и остри­ём сво­им бы­ло на­прав­ле­но про­тив Цен­траль­но­го ко­ми­те­та пар­тии. Счи­таю необ­хо­ди­мым до­ло­жить Пре­зи­ди­у­му ЦК КПСС текст вы­ступ­ле­ния Ша­ри­ко­ва це­ли­ком». А ещё Ше­пи­лов с воз­му­ще­ни­ем со­об­щил, что со­бра­ние несколь­ко раз ап­ло- ди­ро­ва­ло Ша­ри­ко­ву. И за­вер­шил пись­мо в ЦК сло­ва­ми: «Из хо­да со­бра­ния в Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук мож­но сде­лать тот вы­вод, что в этом на­уч­ном цен­тре, со­сто­я­щем в непо­сред­ствен­ном ве­де­нии ЦК КПСС, име­ет­ся часть лю­дей с по­ли­ти­че­ски­ми гни­лы­ми на­стро­е­ни­я­ми». Стенограмма вы­ступ­ле­ния бы­ла разо­сла­на Хру­щё­ву, Бул­га­ни­ну, Мо­ло­то­ву, Ка­га­но­ви­чу, Ма­лен­ко­ву, Во­ро­ши­ло­ву, Ми­ко­я­ну, чле­нам и кан­ди­да­там в чле­ны Пре­зи­ди­у­ма ЦК. Зна­чит, она долж­на бы­ла со­хра­нить­ся в ар­хи­ве вме­сте с за­пис­кой сек­ре­та­ря ЦК, опуб­ли­ко­ван­ной в своё вре­мя пре­зи­дент­ским ар­хи­вом. Но при рас­сек­ре­чи­ва­нии до­ку­мен­тов Ар­хи­ва Пре­зи­ден­та РФ вдруг вы­яс­ни­лось, что «стенограмма вы­ступ­ле­ния И.С. Ша­ри­ко­ва в ар­хив­ном де­ле не от­ло­жи­лась». Тем не ме­нее с по­мо­щью за­ме­сти­те­ля ди­рек­то­ра Рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ар­хи­ва со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ис­то­рии Ва­ле­рия Ни­ко­ла­е­ви­ча Ше­пе­ле­ва га­зе­те «Со­вер­шен­но сек­рет­но» всё-та­ки уда­лось отыс­кать эту «ан­ти­пар­тий­ную сте­но­грам­му» в фон­де По­лит­бю­ро ЦК КПСС. И скры­тое бе­шен­ство, скво­зив­шее в каж­дой строч­ке по­сла­ния Ше­пи­ло­ва сво­им со­рат­ни­кам по Пре­зи­ди­у­му ЦК, ста­ло со­вер­шен­но по­нят­ным…

СЕ­КРЕТ­НАЯ СТЕНОГРАММА ША­РИ­КО­ВА

То­ва­рищ Ша­ри­ков (в за­пис­ке Ше­пи­ло­ва бы­ли толь­ко ини­ци­а­лы) был со­всем не По­ли­гра­фом По­ли­гра­фо­ви­чем из «Со­ба­чье­го серд­ца», а чле­ном КПСС с 25-лет­ним ста­жем, за­кон­чив­шим Са­ра­тов­ский ком­вуз, ис­то­ри­че­ский фа­куль­тет Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, Выс­шую пар­тий­ную шко­лу и ас­пи­ран­ту­ру Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук. По про­ис­хож­де­нию из кре­стьян, ра­бо­тал в кол­хо­зе, по­том то­ка­рем на Ста­лин­град­ском трак­тор­ном за­во­де, по­том учил­ся. А в Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук тру­дил­ся за­ме­сти­те­лем за­ве­ду­ю­ще­го ка­фед­рой диа­лек­ти­че­ско­го и ис­то­ри­че­ско­го ма­те­ри­а­лиз­ма. И его вы­ступ­ле­ние, чёт­кое, се­рьёз­но ар­гу­мен­ти­ро­ван­ное, со ссыл­ка­ми на Марк­са и Ле­ни­на, на­прочь раз­би­ва­ло ос­нов­ные по­зи­ции Пре­зи­ди­у­ма ЦК по от­но­ше­нию к куль­ту лич­но­сти Ста­ли­на. Уро­вень на­ка­ла его ре­чи и со­дер­жав­ших­ся в ней вы­во­дов ско­рее со­от­вет­ство­вал кон­цу 80-х го­дов про­шло­го ве­ка, при­чём неко­то­рые из по­ло­же­ний, вы­ска­зан­ных Ива­ном Сте­па­но­ви­чем Ша­ри­ко­вым, вполне мож­но при­ме­рить к на­шей дей­стви­тель­но­сти… Кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук, до­цент и ав­тор бо­лее чем двух де­сят­ков на­уч­ных тру­дов за­мах­нул­ся на са­мое свя­тое – непо­гре­ши­мость Цен­траль­но­го ко­ми­те­та КПСС. А имен­но на ней стро­и­лись все кон­струк­ции хру­щёв­ско­го до­кла­да «О куль­те лич­но­сти и его по­след­стви­ях». Хру­щёв пы­тал­ся про­дви­нуть мысль о том, что ЦК не мог бо­роть­ся с дав­но сфор­ми­ро­вав­шим­ся куль­том лич­но­сти, но по­сле смер­ти Ста­ли­на дей­ство­вал опе­ра­тив­но и ре­ши­тель­но. А Иван Ша­ри­ков, со­всем не стес­ня­ясь при­сут­ствия сек­ре­та­ря ЦК и да­же вре­мя от вре­ме­ни апел­ли­руя к нему, на­чал ре­зать прав­ду-мат­ку. Впро­чем, да­вай­те по­чи­та­ем неко­гда сек­рет­ную и чу­дом со­хра­нив­шу­ю­ся сте­но­грам­му: «Дол­жен за­ме­тить, что ве­ду­ща­я­ся борь­ба про­тив куль­та лич­но­сти во мно­гом ве­дёт­ся непо­сле­до­ва­тель­но, и это я сей­час дока­жу… Цен­траль­ный ко­ми­тет со­вер­ша­ет ряд но­вых оши­бок ста­ро­го ти­па. И это опас­но. Я не со­гла­сен с то­ва­ри­ща­ми, ко­то­рые го­во­рят, что культ лич­но­сти со­зда­вал­ся рань­ше, а по­том, ко­гда был со­здан, нель­зя бы­ло ни­че­го сде­лать. Непра­виль­ное объ­яс­не­ние, немарк­сист­ское. Из него мож­но бы­ло вы­брать­ся да­же в са­мое по­след­нее вре­мя, ко­гда он рас­цве­тал мах­ро­вым цве­том. Де­ло тут ведь в том, что бли­жай­шие то­ва­ри­щи Ста­ли­на ото­рва­лись от на­ро­да, а в на­ро­де бы­ло силь­ней­шее недо­воль­ство куль­том лич­но­сти, на­род вы­клю­чал ра­дио, ко­гда на­чи­на­лось сла­во­сло­вие Ста­ли­на, со­чи­нял анекдоты. Кто это­го не

зна­ет? И ес­ли бы быв­ший со­став По­лит­бю­ро, опи­ра­ясь на это недо­воль­ство на­ро­да, взял­ся бы за это, он бес­спор­но бы имел успех, на­род под­дер­жал бы. Цен­траль­ный ко­ми­тет дав­но уже до­пус­ка­ет неко­то­рую непо­сле­до­ва­тель­ность. Име­ет­ся уже из­вест­ная исто­рия. Кто не пом­нит пе­ре­до­вую «Прав­ды» в свя­зи с раз­об­ла­че­ни­ем Бе­рии, где ска­за­но, что Цен­траль­ный ко­ми­тет свое­вре­мен­но раз­об­ла­чил и обез­вре­дил вра­га. Это же ли­це­ме­рие. 30 лет опас­ней­ший враг на­ро­да под но­сом По­лит­бю­ро ис­треб­лял сот­ни ты­сяч лю­дей, раз­ру­шал на­род­ное хо­зяй­ство, за­дер­жи­вал эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие, сры­вал внеш­нюю по­ли­ти­ку стра­ны, и вдруг объ­яв­ля­ют, что раз­об­ла­чён и обез­вре­жен свое­вре­мен­но. Я по­ни­маю, что пе­ред на­ро­дом это не нуж­но бы­ло го­во­рить, но пар­тии на­до бы­ло ска­зать... Ис­прав­лять де­ло, так ис­прав­лять по­на­сто­я­ще­му. Что хо­ти­те, но я не по­ни­маю, про­хо­дит съезд пар­тии, от­чи­ты­ва­ет­ся ЦК, при­чём по­сле неве­ро­ят­ных про­ва­лов в ра­бо­те, и ни­ка­кой кри­ти­ки в ад­рес ЦК, од­ни вос­хва­ле­ния. Ну раз­ве это не пря­мое при­зна­ние непо­гре­ши­мо­сти ЦК, по­ощ­ря­ю­щее без­на­ка­зан­ность в про­ступ­ках, тол­ка­ю­щее на без­за­ко­ние и за­знай­ство. Неис­кренне, ли­це­мер­но зву­чит на съез­де за­яв­ле­ние то­ва­ри­ща Суслова, буд­то ви­нов­ни­ка­ми куль­та яв­ля­ют­ся на­ши про­па­ган­ди­сты. Оно опять-та­ки вы­зва­но же­ла­ни­ем лю­бой це­ной до­ка­зать непо­гре­ши­мость соб­ствен­ных по­ступ­ков. Вот он, культ лич­но­сти! Боль­шим упу­ще­ни­ем яв­ля­ет­ся то, что на съез­де не бы­ло об­суж­де­ния до­кла­да о куль­те­лич­но­сти. Опять свер­ху пред­пи­сы­ва­ет­ся, ни­зы без­молв­но при­ем­лют. На­прас­но ЦК ав­то­ном­но при­сва­и­ва­ет се­бе пра­во раз­ра­ба­ты­вать пу­ти лик­ви­да­ции куль­та лич­но­сти. Толь­ко са­мо­де­я­тель­но­стью всей пар­тии мож­но это ре­шить успеш­но». В вы­ступ­ле­нии Ива­на Ша­ри­ко­ва на со­бра­нии со­труд­ни­ков Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук про­зву­ча­ло всё то, о чём бо­я­лись да­же ду­мать мно­гие чле­ны КПСС и про­стые со­вет­ские граж­дане. Став ан­ти­ге­ро­ем ХХ съез­да, он, по су­ти, со­вер­шил ге­ро­и­че­ский по­сту­пок. Нуж­но от­дать долж­ное его сме­ло­сти и граж­дан­ской со­зна­тель­но­сти, ведь со дня смер­ти Ста­ли­на про­шло ка­ких-то три го­да. А сме­ло­сти Ива­ну Сте­па­но­ви­чу бы­ло не за­ни­мать. Он доб­ро- воль­цем по­шёл на фронт, с июля 1941 по фев­раль 1942 го­да во­е­вал под Моск­вой и Смо­лен­ском в со­ста­ве 8-й Крас­но­прес­нен­ской ди­ви­зии, око­ло 90% бой­цов ко­то­рой по­гиб­ло с 5 по 7 ок­тяб­ря 1941 го­да под Ель­ней. Ша­ри­ков вы­жил и про­дол­жал сра­жать­ся даль­ше, но в ян­ва­ре 1942-го стал ин­ва­ли­дом, по­те­рял ру­ку. По­том ле­чил­ся, вос­ста­но­вил­ся в университете и с го­ло­вой ушёл в на­у­ку и пре­по­да­ва­тель­скую де­я­тель­ность. А в мар­те 1956-го он на­чал рас­ска­зы­вать сек­ре­та­рю ЦК и сво­им кол­ле­гам о том, что сек­ре­та­ри ЦК, вы­ра­жа­ясь со­вре­мен­ной тер­ми­но­ло­ги­ей, «за­брон­зо­ве­ли», что в на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ке уже дав­но на­ча­лись пе­ре­ко­сы, что эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция неда­ле­ка от ка­та­стро­фи­че­ской, а чле­ны ЦК за­ни­ма­ют­ся са­мо­вос­хва­ле­ни­ем. А ещё за­го­во­рил о де­гра­да­ции ру­ко­во­дя­щих кад­ров пар­тии, что в то вре­мя бы­ло стро­жай­ше за­пре­ще­но. «Во­об­ще на­до ска­зать, что в си­лу ото­рван­но­сти неко­то­рых сек­ре­та­рей ЦК от масс, их за­мкну­то­сти, в си­лу то­го, что их во­об­ще не слыш­но, пар­тия ли­ше­на воз­мож­но­сти су­дить об их спо­соб­но­сти, об их ра­бо­те. И на­ше ува­же­ние к ним ба­зи­ру­ет­ся на фор­маль­ном мо­мен­те, на том, что они сек­ре­та­ри ЦК. И толь­ко... Нам на­до рез­ко уме­рить пыл вос­хва­ле­ния и са­мо­вос­хва­ле­ния. А то ведь на­род рас­суж­да­ет про­сто – ЦК у нас, го­во­рят, ра­бо­та­ет без­упреч­но, пар­тия в це­лом ра­бо­та­ет мак­си­маль­но це­ле­со­об­раз­но, а жи­вём пло­хо, кру­гом нуж­да. Что-то концы с кон­ца­ми не схо­дят­ся… Не сле­ду­ет на­пра­ши­вать­ся на по­хва­лу, по­ка у на­ро­да про­сто­го кус­ка недо­ста­ет. Ведь во­ло­год­ские и смо­лен­ские му­жи­ки едят мя­ки­ну и ко­стер ( име­ет­ся в ви­ду кор­мо­вая куль­ту­ра ко­стер без­остый. – Ред.). На­де­ла­ли оши­бок, гу­би­тель­но от­ра­зив­ших­ся на уровне на­ро­да, так будь­те скром­нее, ина­че ди­фи­рам­бы по ад­ре­су ЦК бьют ми­мо це­ли и да­же да­ют об­рат­ные ре­зуль­та­ты». Непо­сле­до­ва­тель­ность в борь­бе с куль­том и в свя­зи с этим всё ещё недо­ста­точ­ная ак­тив­ность масс по­рож­да­ет но­вые упу­ще­ния. На­при­мер, на­се­ле­ние ко­рен­ных рус­ских зе­мель (цен­траль­ные об­ла­сти) всег- да сто­яв­шее во гла­ве всех ис­то­ри­че­ских со­бы­тий и вы­нес­шее ос­нов­ные тя­же­сти ис­то­рии, жи­вёт ху­же, чем на­се­ле­ние лю­бо­го дру­го­го рай­о­на. Го­во­ря о на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ке, мы по ста­рин­ке об­ра­ща­ем вни­ма­ние на в про­шлом от­ста­лые и угне­тён­ные на­ро­ды на­шей стра­ны и ду­ма­ем, как бы не уще­мить их ин­те­ре­сы. При этом про рус­ский на­род за­бы­ва­ем, как буд­то это не нация и тут всё хо­ро­шо. А меж­ду тем рус­ский на­род уже дав­но жи­вёт ху­же лю­бо­го на­ро­да на­шей стра­ны. И это пер­вей­ший во­прос на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки, о ко­то­ром на­до немед­лен­но по­ду­мать и от­ра­зить в пя­ти­лет­нем плане... Под но­сом у Цен­траль­но­го ко­ми­те­та це­лые от­рас­ли хо­зяй­ства от­да­ны на от­куп про­хо­дим­цам и стя­жа­те­лям. Жил­от­дел Моск­вы сплошь пре­вра­тил­ся в спе­ку­ля­тив­ный центр, в тор­гов­ле жу­лик на жу­ли­ке и жу­ли­ком по­го­ня­ет. (Ап­ло­дис­мен­ты.) Де­фи­цит­ные то­ва­ры идут че­рез чёр­ный ход спе­ку­лян­там. Чу­до­вищ­ные хи­ще­ния име­ют ме­сто. Ор­га­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния крайне за­пу­ще­на, ор­га­ни­за­ция об­ще­ствен­но­го тру­да так­же... До сих пор кри­ти­ка у нас раз­вёр­ты­ва­ет­ся об­рат­но про­пор­ци­о­наль­но к вы­ше­сто­я­щим пар­тий­ным ин­стан­ци­ям и их ру­ко­во­ди­те­лям, как буд­то там ра­бо­та­ют ка­кие-то яс­но- вид­цы, свя­тые лю­ди, пол­но­стью га­ран­ти­ро­ван­ные от оши­бок. Тут на­до опять вспом­нить Ильи­ча: «Во­жди ра­бо­чих не ангелы, не свя­тые, не ге­рои, а лю­ди, как все. Они де­ла­ют ошиб­ки. Пар­тия по­прав­ля­ет их». На­до по­нять каж­до­му чле­ну пар­тии, что Бе­рия не про­дер­жал­ся бы и пя­ти лет, ес­ли бы в пар­тии бы­ла внут­ри­пар­тий­ная де­мо­кра­тия… На­до пункт Уста­ва о воз­мож­но­сти кри­ти­ко­вать лю­бо­го чле­на пар­тии из де­кла­ра­ции пре­вра­тить в ре­аль­ность... На­до при­знать, что зна­чи­тель­ные слои кад­ров пар­тии мо­раль­но и по­ли­ти­че­ски де­гра­ди­ро­ва­ли: лесть, под­ха­лим­ство, без­душ­ность и ка­рье­ризм, се­мей­ствен­ность и кру­го­вая по­ру­ка раз­рос­лись угро­жа­ю­ще. Тут нель­зя огра­ни­чить­ся пе­ре­вос­пи­та­ни­ем. Мно­гих на­до гнать с ру­ко­во­дя­щей ра­бо­ты, ибо они неис­пра­ви­мы… Мы не зна­ем слу­чая, что­бы на пле­ну­ме ЦК сек­ре­тарь об­ко­ма по­кри­ти­ко­вал бы чле­на Пре­зи­ди­у­ма ЦК, а кри­ти­ко­вать есть за что». (Ап­ло­дис­мен­ты) Вме­сто пред­ви­де­ния воз­мож­ных оши­бок и свое­вре­мен­но­го их пре­ду­пре­жде­ния в за­ро­ды­ше мы кон­ста­ти­ру­ем их зад­ним чис­лом, ко­гда по­ро­ки крайне за­пу­ще­ны, на­род­но­му хо­зяй­ству на­не­сён ко­лос­саль­ный вред, а на­ро­ду при­чи­не­ны чу­до­вищ­ные стра­да­ния».

ДВА ГО­ДА ЗА КЛЕВЕТНИЧЕСКИЕ ИЗ­МЫШ­ЛЕ­НИЯ

Тер­ми­но­ло­гия, ис­поль­зо­ван­ная в за­пис­ке сек­ре­та­ря ЦК Ше­пи­ло­ва по по­во­ду вы­ступ­ле­ния Ива­на Ша­ри­ко­ва, вполне со­от­вет­ство­ва­ла той, ко­то­рая де­ся­ти­ле­ти­я­ми скла­ды­ва­лась в си­сте­ме по­ли­ти­че­ско­го сыс­ка в СССР.

При Ста­лине че­ло­век, ко­то­ро­го сек­ре­тарь ЦК в за­пис­ке в Пре­зи­ди­ум об­ви­нял в «ан­ти­пар­тий­но­сти», вы­ступ­ле­нии, остри­ём на­прав­лен­ном про­тив ЦК, в «по­ли­ти­че­ски глу­бо­ко оши­боч­ных по­ло­же­ни­ях и обоб­ще­ни­ях» дол­жен был про­сто ис­чез­нуть. А ор­га­ни­за­ция, чле­ны ко­то­рой под­дер­жа­ли его ап­ло­дис­мен­та­ми, как мет­ко вы­ра­зил­ся Ше­пи­лов – «с по­ли­ти­че­ски гни­лы­ми на­стро­е­ни­я­ми», долж­на бы быть за­кры­та. Но речь­то шла о куз­ни­це пар­тий­ных кад­ров, а то­ва­рищ Ша­ри­ков, на­по­ми­наю, был ге­ро­ем вой­ны и вполне за­слу­жен­ным че­ло­ве­ком. Сек­ре­тарь ЦК, прав­да, в сво­ём по­сла­нии в Пре­зи­ди­ум ЦК да­же име­ни его ни ра­зу не на­звал. По­сле дли­тель­ных по­ис­ков в ар­хи­ве га­зе­те «Со­вер­шен­но сек­рет­но» уда­лось вы­яс­нить, что су­ще­ство­ва­ло пер­со­наль­ное де­ло Ива­на Сте­па­но­ви­ча Ша­ри­ко­ва, 1908 го­да рож­де­ния, чле­на КПСС с 1931 го­да. Вы­яс­ни­лось, что уже в ап­ре­ле 1956 го­да то же са­мое со­бра­ние, ко­то­рое ему ап­ло­ди­ро­ва­ло, вы­нес­ло ему вы­го­вор, а ещё че­рез не­де- лю его уво­ли­ли из Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук. В мае 1956 го­да Ша­ри­ко­ва взя­ли на ра­бо­ту в Мос­ков­ский об­ласт­ной пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут, где за ним бы­ло уста­нов­ле­но наблюдение КГБ. В справ­ке, под­пи­сан­ной ин­струк­то­ром Ко­ми­те­та пар­тий­но­го кон­тро­ля (КПК) при ЦК КПСС Чу­ма­ко­вым и да­ти­ро­ван­ной но­яб­рем 1960 го­да, со­об­ща­ет­ся, что «с мая 1956 по де­кабрь 1958 го­да Ша­ри­ков си­сте­ма­ти­че­ски вы­ска­зы­вал сре­ди сту­ден­тов, пре­по­да­ва­те­лей и сво­их зна­ко­мых раз­лич­ные из­мыш­ле­ния о со­вет­ской де­мо­кра­тии и жиз­ни тру­дя­щих­ся на­шей стра­ны, о про­во­ди­мых ме­ро­при­я­ти­ях в стране, о ру­ко­во­ди­те­лях пар­тии и Со­вет­ско­го го­су­дар­ства. Утвер­ждал, что име­ет ме­сто пе­ре­рож­де­ние со­вет­ской вла­сти». А по­том у ко­го-то на квар­ти­ре во­об­ще ска­зал (в при­сут­ствии сви­де­те­лей), что ХХI съезд ре­ши­ли со­звать ис­клю­чи­тель­но в це­лях то­го, что­бы за­ка­му­фли­ро­вать невы­пол­не­ние пя­ти­лет­не­го пла­на вве­де­ни­ем «се­ми­лет­ки», а сде­ла­ли «вне­оче­ред­ным», дабы по­доль­ше со­хра­нить власть дей­ству­ю­ще­го ру­ко­вод­ства (на вне­оче­ред­ных съез­дах оно не пе­ре­из­би­ра­ет­ся). За­кон­чи­лось всё до­ста­точ­но пла­чев­но. Ци­ти­ру­ем неко­гда стро­го сек­рет­ную справ­ку КПК: «За ан­ти­со­вет­ские высказывания Ша­ри­ков был аре­сто­ван ор­га­на­ми КГБ в де­каб­ре 1958 го­да. При обыс­ке у него бы­ла изъ­ята тет­радь, в ко­то­рую он вносил клеветнические из­мыш­ле­ния на со­вет­скую дей­стви­тель­ность, на ру­ко­во­ди­те­лей пар­тии и го­су­дар­ства. За это су­деб­ная кол­ле­гия по уго­лов­ным де­лам Мосгор­су­да 17 июня 1959 го­да при­го­во­ри­ла Ша­ри­ко­ва к ли­ше­нию сво­бо­ды на два го­да». Вер­хов­ный суд, прав­да, за­ме­нил ли­ше­ние сво­бо­ды ссыл­кой, а 27 ок­тяб­ря 1959 го­да Мосгор­суд ре­шил за­честь Ша­ри­ко­ву один день ли­ше­ния сво­бо­ды тре­мя дня­ми ссыл­ки, и ему по­счи­та­ли срок на­ка­за­ния от­бы­тым. Все­го в тюрь­ме и ссыл­ке он на­хо­дил­ся 10 ме­ся­цев. Ско­рее все­го, со­кра­ще­ние сро­ка бы­ло об­ме­ном на «чи­сто­сер­деч­ное рас­ка­я­ние». Ива­на Ша­ри­ко­ва су­ме­ли «сломать», и он на­пи­сал в ЦК КПСС по­ка­ян­ное пись­мо. Ар­гу­мен­ти­ро­вал всё «непра­виль­но ска­зан­ное» им со­сто­я­ни­ем здо­ро­вья: «Сыг­рал тут свою роль и чи­сто эмо­ци­о­наль­ный мо­мент – у ме­ня крайне рас­ша­та­на нерв­ная си­сте­ма, что вы­зва­но тя­жё­лой трав­мой вслед­ствие ра­не­ния и ам­пу­та­ции ру­ки, на­пря­жен­ной ум­ствен­ной ра­бо­той, так как до Ака­де­мии об­ще­ствен­ных на­ук я не имел опы­та пре­по­да­ва­ния в ву­зах… Я про­шу ЦК КПСС оста­вить ме­ня в пар­тии, ибо ис­клю­че­ние ме­ня из пар­тии бы­ло бы рав­но­силь­но ли­ше­нию все­го смыс­ла мо­ей жиз­ни…». Вы­пу­щен­но­го из тюрь­мы в кон­це 1959 го­да, Ива­на Ша­ри­ко­ва, по при­чине су­ди­мо­сти и ис­клю­че­ния из пар­тии, на ра­бо­ту ни­ку­да не бра­ли, и жил он на скром­ную пен­сию ин­ва­ли­да вой­ны – 690 руб­лей в ме­сяц. Лишь че­рез год его апел­ля­цию ча­стич­но удо­вле­тво­ри­ли. В ре­ше­нии Ко­ми­те­та пар­тий­но­го кон­тро­ля при ЦК КПСС, под­пи­сан­ном его пред­се­да­те­лем Ни­ко­ла­ем Швер­ни­ком, го­во­ри­лось: «учи­ты­вая, что Ша­ри­ков при­зна­ёт и осуж­да­ет свои про­ступ­ки, обе­ща­ет их впредь не до­пус­кать», а так­же имев­ше­е­ся ра­не­ние и военные за­слу­ги, КПК ре­шил от­ме­нить ре­ше­ние об ис­клю­че­нии из КПСС и на год пе­ре­ве­сти его в кан­ди­да­ты в чле­ны пар­тии. Это от­кры­ва­ло Ша­ри­ко­ву воз­мож­ность сно­ва вер­нуть­ся к ра­бо­те, и уже в 1961 го­ду он стал пре­по­да­ва­те­лем ка­фед­ры фи­ло­со­фии Мос­ков­ско­го авиа­ци­он­но­го ин­сти­ту­та. Боль­ше ни­ка­ких ан­ти­со­вет­ских вы­ска­зы­ва­ний он ни­ко­гда в сво­ей жиз­ни не до­пус­кал. Его вос­ста­но­ви­ли в КПСС, и он в 1973 го­ду по­лу­чил но­вень­кий парт­би­лет. Умер же Иван Сте­па­но­вич в ян­ва­ре 1987-го, не до­жив до кру­ше­ния КПСС все­го несколь­ких лет…

А меж­ду тем рус­ский на­род уже дав­но жи­вёт ху­же лю­бо­го на­ро­да на­шей стра­ны. И это пер­вей­ший во­прос на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки, о ко­то­ром на­до немед­лен­но по­ду­мать и от­ра­зить в пя­ти­лет­нем плане.

ФИ­ЛО­СОФ ИВАН ША­РИ­КОВ. ЕГО РЕЧЬ ШО­КИ­РО­ВА­ЛА ПРЕ­ЗИ­ДИ­УМ И СЕК­РЕ­ТА­РЕЙ ЦК

ИТО­ГИ: ИС­КЛЮ­ЧЕ­НИЕ ИЗ ПАР­ТИИ, 10 МЕ­СЯ­ЦЕВ ТЮРЬ­МЫ И ССЫЛ­КИ

ПРО­ИС­ХОЖ­ДЕ­НИЕ И ЖИЗ­НЕН­НЫЙ ПУТЬ ША­РИ­КО­ВА БЫ­ЛИ БЕЗ­УПРЕЧ­НЫ

СЕК­РЕТ­НЫЙ ДО­КЛАД ХРУ­ЩЁ­ВА СТАЛ «ПОЛУСЕКРЕТНЫМ» УЖЕ В МАР­ТЕ 1956

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.