ОБЗОР КНИГ

Sovershenno Sekretno - - В Номере - Алек­сей МО­К­РО­УСОВ

Алек­сандр Мар­тин. Про­све­щён­ный мет­ро­по­лис. Со­зи­да­ние им­пер­ской Моск­вы 1762–1855: пер. с ан­гл. Н. Эдель­ма­на. – М.: Но­вое ли­те­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2015.– 448 с.: ил.– (Се­рия Historia Rossica)

Ав­тор увле­ка­тель­но­го ис­сле­до­ва­ния – спе­ци­а­лист по рус­ской ис­то­рии XVIII–XIX ве­ков, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Нотр-Дам в аме­ри­кан­ском шта­те Ин­ди­а­на. В кни­ге, по­свя­щён­ной жиз­ни Моск­вы на­чи­ная с эпо­хи Ека­те­ри­ны II и за­вер­шая цар­ство­ва­ни­ем Ни­ко­лая I (ори­ги­нал вы­шел три го­да на­зад в Oxford University Press – от­лич­ный при­мер опе­ра­тив­но­сти), рас­ска­зы­ва­ет­ся о раз­ных ас­пек­тах го­род­ской жиз­ни, а так­же о вос­при­я­тии го­ро­да ино­стран­ца­ми. От­дель­ные гла­вы по­свя­ще­ны про­стран­ству и вре­ме­ни в мет­ро­по­ли­се, об­ра­зам Моск­вы при Ека­те­рине II и Ни­ко­лае I, 1812 го­ду и «про­сто­му лю­ду», а так­же Москве в ли­те­ра­ту­ре 1790-х – 1820 го­дов (этот раз­дел на­зы­ва­ет­ся «Вар­вар­ство, ци­ви­ли­зо­ван­ность, рос­кошь»). Быв­шей сто­ли­це не осо­бен­но вез­ло – Ека­те­ри­на от­кро­вен­но её не лю­би­ла, ви­дя в ней «сто­ли­цу без­де­лья», Ни­ко­лай вряд ли от­но­сил­ся мно­гим луч­ше. С дру­гой сто­ро­ны, по­пыт­ки что-ли­бо из­ме­нить пред­при­ни­ма­лись до­воль­но чест­ные, ведь ев­ро­пей­ское про­све­ще­ние мог­ло про­ник­нуть в Рос­сию не че­рез окра­ин­ный кос­мо­по­ли­тич­ный Пе­тер­бург, но че­рез Моск­ву. В ито­ге го­род по­лу­чил со­вре­мен­ную ин­фра­струк­ту­ру, вклю­чая по­ли­цию, об­ра­зо­ва­ние, свет на ули­цах и мо­сто­вые. Но в ка­кой-то мо­мент сбли­же­ние с за­пад­ны­ми стан­дар­та­ми за­мед­ли­лось, мас­ля­ное осве­ще­ние не бы­ло свое­вре­мен­но за­ме­не­но на га­зо­вое, сто­ро­жей не вы­тес­ни­ли про­фес­си­о­наль­ные по­ли­цей­ские, а ка­на­ли­за­ция не за­ня­ла ме­сто вы­греб­ных ям. Алек­сандр Мар­тин пи­шет о са­мых раз­ных ас­пек­тах го­род­ской жиз­ни, в эн­цик­ло­пе­дич­но­сти и нети­пич­ном для рус­ско­го ис­то­ри­че­ско­го тек­ста под­хо­де к изу­ча­е­мо­му во­про­су и да­же лек­си­коне – его оче­вид­но силь­ная сто­ро­на. Аме­ри­кан­ско­му про­фес­со­ру ин­те­рес­ны фи­гу­ры Ро­стоп­чи- на и Чер­ны­шев­ско­го; он ана­ли­зи­ру­ет ли­те­ра­тур­ный и ви­зу­аль­ный об­ра­зы го­ро­да, об­ра­ща­ясь к твор­че­ству рос­сий­ских и ино­стран­ных ху­дож­ни­ков. Пи­шет, в част­но­сти, о мос­ков­ских сю­же­тах учив­ше­го­ся в Ве­не­ции Фё­до­ра Алек­се­е­ва, про­зван­но­го «рус­ским Ка­на­лет­то». Тот не толь­ко изоб­ра­жал по­сре­ди ар­хи­тек­тур­ных кра­сот и идил­ли­че­ских пей­за­жей просящую ми­ло­сты­ню, но и мог за­пе­чат­леть про­сто­лю­ди­на, справ­ля­ю­ще­го нуж­ду у сте­ны. Кни­га пол­на лю­бо­пыт­ней­ших фактов и на­блю­де­ний, идёт ли речь о ноч­ных стра­хах го­ро­жан (они бы­ли свой­ствен­ны и ев­ро­пей­цам) или осо­бой при­вле­ка­тель­но­сти кабаков, важ­ных преж­де все­го для муж­ско­го са- мо­утвер­жде­ния (де­ло не толь­ко в до­ступ­но­сти про­сти­ту­ток, хо­тя и в ней то­же). Ав­тор под­чёр­ки­ва­ет спор­ный ха­рак­тер су­ще­ству­ю­щих оце­нок. Так, го­во­ря о вя­ло­сти го­род­ско­го са­мо­управ­ле­нии в Москве, он за­ме­ча­ет, что «в ис­то­рио­гра­фии тра­ди­ци­он­но жи­те­ли рус­ских го­ро­дов счи­та­лись апа­тич­ным со­об­ще­ством, со всех сто­рон за­жа­тым ин­сти­ту­та­ми, ду­шив­ши­ми под­лин­ное са­мо­управ­ле­ние, в то вре­мя как ав­то­ры недав­них ис­сле­до­ва­ний на­хо­дят в го­ро­дах ека­те­ри­нин­ской эпо­хи при­зна­ки здо­ро­вой граж­дан­ской ини­ци­а­ти­вы». С дру­гой сто­ро­ны, в 1811 го­ду во всём го­ро­де был все­го лишь один об­ще­до­ступ­ный те­атр, два клу­ба и че­тыр­на­дцать ко­фе­ен – кто ви­но­ват в та­кой бед­ной ста­ти­сти­ке до­су­га, не са­ми ли го­ро­жане? К их че­сти на­до от­ме­тить – в ХVIII ве­ке в Москве су­ще­ство­ва­ло бо­лее 30 част­ных те­ат­ров, знать устра­и­ва­ла кон­цер­ты на до­му, ме­це­нат­ство вы­гля­де­ло нор­мой. Ев­ро­пе­и­за­ция куль­ту­ры со­про­вож­да­лась мо­дер­ни­за­ци­ей мен­таль­но­сти, бла­го­да­ря че­му «рос­си­яне всё силь­нее склонялись к ин­ди­ви­ду­а­лиз­му и вы­ра­жа­ли всё мень­ше го­тов­но­сти под­чи­нять свою внут­рен­нюю жизнь дик­та­ту об­щи­ны». По­нят­но, что глав­ным тор­мо­зом бла­гих на­чи­на­ний бы­ло кре­пост­ное пра­во, по­рож­дав­шее чу­до­вищ­ное ис­ка­же­ние цен­но­стей и цен. Ко­гда за про­пав­ше­го пу­де­ля князь П. Друц­кой-Со­ко­лин­ский был го­тов за­пла­тить 50 руб­лей, а кре­пост­ная слу­жан­ка сто­и­ла 80–100 руб­лей, о мо­дер­ни­за­ции ка­ко­го ти­па мож­но бы­ло ве­сти речь? Един­ствен­ное, что вы­зы­ва­ет же­ла­ние по­спо­рить в бо­га­той со­дер­жа­ни­ем кни­ге, – по­сто­ян­ное упо­треб­ле­ние при­ла­га­тель­но­го «мо­дер­ный». По­ка что Ин­тер­нет ре­а­ги­ру­ет на этот нео­ло­гизм ску­по. Его про­ник­но­ве­ние в рус­ский язык с точ­ки зре­ния ста­ти­сти­ки мик­ро­ско­пич­но, сло­во­со­че­та­ние «мо­дер­ная исто­рия» рас­про­стра­не­но ско­рее в сре­де аме­ри­кан­ских сла­ви­стов; глаз, как и слух, вос­при­ни­ма­ет его как нечто чуж­дое. Воз­мож­но, и сто­ит под­дер­жать та­кую но­ва­цию в ин­те­рес­ной кни­ге – но при этом необ­хо­ди­мо дать ей опре­де­ле­ние и озаботиться, на­при­мер, со­зда­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щей ста­тьи в «Ви­ки­пе­дии».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.