ИИ­СУС ХРИ­СТОС?

Sovetskiy Sport - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

у Фин­кель­ш­тей­на. Да­же он под­твер­дит, что на тот мо­мент Фе­дя был не го­тов с ним драть­ся. Ко­гда он го­то­вил­ся к бою с хор­ва­том, на­шел тре­не­ра в Гол­лан­дии. Ни Во­ро­нов, ни Мич­ков его не го­то­ви­ли. Я там ка­кое-то вре­мя с ним был, Зен­цов и так да­лее. Ну, соб­ствен­но, мы его и под­го­то­ви­ли, от­тя­ну­ли этот бой. Что ка­са­ет­ся тре­ни­ро­воч­но­го ре­жи­ма, о ко­то­ром он го­во­рит... Я и не спо­рю, что на­ру­шал его. Но пусть он за се­бя рас­ска­жет. Ему бы мол­чать луч­ше. Мне то­же есть что вспом­нить. Он ду­ма­ет, что в этом пись­ме он что-то но­вое про ме­ня по­ве­дал ми­ру? Он, на­ко­нец, свое истин­ное ли­цо по­ка­зал.

не знаю. О Фе­ди­ных «дру­зьях» я то­же мно­го че­го мо­гу ска­зать. Ко­гда я на­звал их под­ха­ли­ма­ми, это я еще смяг­чил. У ме­ня есть па­ра шпи­о­нов сре­ди его окру­же­ния, дру­зья его, так на­зы­ва­е­мые, ко­то­рые ду­ши в нем не ча­ют. Они с ним по­си­дят там в за­сто­лье, в друж­бе по­кля­нут­ся, а по­том пе­ре­зва­ни­ва­ют мне и все рас­ска­зы­ва­ют про Фе­дю, про его по­хож­де­ния. Ес­ли ему не нра­вит­ся, как я их на­зы­ваю, то пусть то­гда дру­гие да­дут оцен­ку про­даж­ным лю­дям.

Про­сто на­до на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми. Это я им еще ком­пли­мент сде­лал, на­звав их «под­ха­ли­ма­ми». Пусть он смот­рит, кем он се­бя окру­жа­ет. Ска­жи, кто твой друг, я ска­жу, кто ты. А оби­жа­ет­ся пусть на се­бя. Ну на­пи­сал пись­мо и лад­но. Лишь бы он успо­ко­ил­ся на­ко­нец. Глав­ное, что­бы до­мой не та­щил весь этот нега­тив и что­бы на се­мье не от­ра­жа­лось. А про ме­ня ни­че­го но­во­го он не ска­зал. есть что за те­бя рас­ска­зать, и не­ма­ло». – Он зна­ет пре­крас­но, пусть он мне на­бе­рет, я ему от­ве­чу.

– Я с ним не ссо­рил­ся, о нем я ни­че­го плохого не ска­зал. На­обо­рот, рас­ска­зы­вал рань­ше про культ стар­ше­го бра­та. Хо­тя этот культ дав­но за­кон­чил­ся. По­это­му и об­ра­ща­юсь к нему, что­бы дер­жал язык за зу­ба­ми и ду­мал го­ло­вой.

– Ва­ня об­ща­ет­ся со мной, с Фе­дей он кон­так­тов не под­дер­жи­ва­ет, по­то­му что Фе­дя сам не хо­чет с ним го­во­рить.

– В мо­ем клу­бе все пре­крас­но по­ни­ма­ют. Рам­за­ну Ах­ма­то­ви­чу про Фе­до­ра все уже дав­но яс­но. Они про­си­ли ме­ня не всту­пать в эту пе­ре­пал­ку. Но я осо­бо и не го­во­рю ни­че­го, мне про­сто нуж­но дать по­яс­не­ния на его пись­мо. Ина­че лю­ди бу­дут ду­мать, что он прав, а я все по по­лоч­кам раз­ло­жил, дал по­яс­не­ния на его пись­мо из Про­сто­ква­ши­но.

– Че­ло­век неис­пра­вим. Он опа­сен для об­ще­ства. Не­адек­ват­ный че­ло­век. Он небла­го­дар­ный. Мои от­но­ше­ния с Фе­до­ром ис­пор­ти­лись, на­вер­ное, бла­го­да­ря Алек­сан­дру. Пом­ню вре­ме­на, ко­гда мы вме­сте тре­ни­ро­ва­лись, ко­гда у нас бы­ла од­на ко­ман­да. То­гда Алек­сандр «си­дел». Мы тре­ни­ро­ва­лись с Фе­до­ром, ко­то­рый все вре­мя пе­ре­жи­вал из-за бра­та. Он де­лал все, что­бы Са­ша осво­бо­дил­ся. Он зво­нил лю­дям, про­сил по­мо­щи, что­бы Алек­сандр по­лу­чил до­сроч­ное осво­бож­де­ние. А Са­ша «пло­хо» си­дел, на него бы­ли по­сто­ян­ные жа­ло­бы. Ни­кто не хо­тел его рань­ше вы­пус­кать, но брат сде­лал все воз­мож­ное, на­пряг силы и да­же ис­пор­тил из-за это­го от­но­ше­ния со мно­ги­ми близ­ки­ми людь­ми. Эти лю­ди ува­жа­ли Фе­до­ра, но Алек­сандра счи­та­ли, ска­жем так, по-про­сто­му – нехо­ро­шим че­ло­ве­ком. Емельяненко-стар­ший пе­ре­стал об­щать­ся с ни­ми. Ду­маю, что сей­час он очень жа­ле­ет об этом.

Са­ша небла­го­да­рен! Брат сде­лал для него все. Я про­чи­тал его ин­тер­вью, и мне боль­но. Этот че­ло­век – под­лец. По-дру­го­му я ска­зать не мо­гу.

– Алек­сандр оскор­бил лю­дей, ко­то­рые окру­жа­ют сей­час Фе­до­ра. Так ве­дут се­бя де­воч­ки! «Я оби­дел­ся, Фе­дя та­кой пло­хой, во­круг него та­кие нехо­ро­шие лю­ди, ме­ня в ко­ман­ду не взя­ли, а я та­кой хо­ро­ший». Алек­сандр дол­жен был язык за­ткнуть свой и мол­чать. Он дол­жен был кла­нять­ся Фе­до­ру по гроб жиз­ни, бла­го­да­рить бра­та за то, что сей­час он на сво­бо­де. Он мог до сих пор си­деть в тюрь­ме. Был ин­ци­дент, ко­гда Алек­сандр мог стать за­клю­чен­ным сра­зу же по­сле то­го, как осво­бо­дил­ся пер­вый раз. Мно­гие лю­ди об этом не зна­ют. Не хо­тел бы об этом го­во­рить. Алек­сандра от­ма­зы­ва­ли, за него про­си­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.