МАМАЕВ И КОКОРИН СПРАВЯТ НО­ВЫЙ ГОД В «БУТЫРКЕ»

Sovetskiy Sport - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Игорь ЗЕТИЛОВ из Моск­вы

СНО­ВА ВМЕ­СТЕ, СНО­ВА РЯ­ДОМ

Пер­во­на­чаль­ный срок за­клю­че­ния «ве­ли­ко­леп­ной чет­вер­ки» (вме­сте с фут­бо­ли­ста­ми за ре­шет­кой ока­за­лись брат Ко­ко­ри­на Ки­рилл, а так­же Алек­сандр Про­та­со­виц­кий – еще один фи­гу­рант де­ла об ок­тябрь­ских дра­ках в цен­тре Моск­вы) в СИЗО ис­те­кал 8 де­каб­ря, но след­ствие вы­шло с хо­да­тай­ством о про­дле­нии. Де­ло рас­смат­ри­ва­лось в Твер­ском рай­он­ном су­де. Бли­же к 10.30 неболь­шая пло­щад­ка пе­ред зда­ни­ем бы­ла за­пру­же­на ре­пор­те­ра­ми и те­ле­ка­ме­ра­ми.

Все, по­нят­но, хо­те­ли по­пасть в зал за­се­да­ний. На вхо­де охра­на спра­ши­ва­ла: «Вы ку­да?» И 90 про­цен­тов вхо­дя­щих от­ве­ча­ли про­сто: «Кокорин-Мамаев».

Пла­ни­ро­ва­лось, что за­се­да­ние прой­дет в за­ле № 456, но его пе­ре­нес­ли в бо­лее про­стор­ное со­сед­нее по­ме­ще­ние. Сна­ча­ла ту­да пу­сти­ли ад­во­ка­тов и род­ствен­ни­ков. Же­на Ма­ма­е­ва Ала­на при­е­ха­ла с ры­же­во­ло­сой по­дру­гой. Та то­же про­шла и раз­ме­сти­лась вме­сте с Ма­ма­е­вой в пер­вом ря­ду. Неболь­шая за­мин­ка вы­шла с уча­сти­ем прес­сы. Но по­сле со­ве­ща­ния ре­ши­ли все-та­ки жур­на­ли­стов пу­стить и да­же раз­ре­шить сни­мать в пер­вые несколь­ко ми­нут за­се­да­ния.

Все об­ви­ня­е­мые ока­за­лись в од­ном ого­ро­жен­ном стек­лом про­стран­стве. Та­ким об­ра­зом, Кокорин и Мамаев уви­де­лись впер­вые с 10 ок­тяб­ря. По­на­ча­лу у квар­те­та бы­ло от­лич­ное на­стро­е­ние. Мамаев дер­жал в ру­ках блок­нот, в ко­то­рый по­том за­гля­ды­вал во вре­мя вы­ступ­ле­ния.

НА­ЧА­ЛО КОН­ЦА

При­быв­шая на за­се­да­ние ад­во­кат бра­тьев Ко­ко­ри­ных Та­тья­на Сту­ка­ло­ва за­яви­ла жур­на­ли­стам: «До­ступ к ин­фор­ма­ции име­ет толь­ко след­ствие, по­это­му все про­ис­хо­дя­щее но­сит толь­ко об­ви­ни­тель­ный уклон».

На­ча­лись стан­дарт­ные про­це­ду­ры и про­стые во­про­сы. Кокорин не сра­зу на­звал… да­ту рож­де­ния сы­на, пе­ре­пу­тав 30 ав­гу­ста и 4 июня. Но год – 2017-й – точ­но знал. Сто­ро­ны обо­их фут­бо­ли­стов предо­ста­ви­ли га­ран­тии на­ли­чия де­нег на сче­тах (не мень­ше 10 мил­ли­о­нов) на слу­чай, ес­ли суд со­гла­сит­ся вы­пу­стить со­участ­ни­ков под за­лог.

Где-то спу­стя 40 ми­нут за­зву­ча­ли зло­ве­щие для об­ви­ня­е­мых сло­ва об­ви­не­ния: «Срок со­дер­жа­ния ис­те­ка­ет 8 де­каб­ря, но след­ствие не за­кон­че­но из-за необ­хо­ди­мо­сти ме­ди­цин­ских экс­пер­тиз, необ­хо­ди­мо­сти дать оцен­ку и ква­ли­фи­ци­ро­вать де­ло с уче­том экс­перт­ных вы­во­дов. Сле­до­ва­тель ссы­ла­ет­ся на дан­ные о лич­но­сти об­ви­ня­е­мых – каж­до­му из них вме­ня­ет­ся несколь­ко пре­ступ­ле­ний, в том чис­ле тя­же­лых, со­вер­шен­ных с осо­бой же­сто­ко­стью и ци­низ­мом. Это сви­де­тель­ству­ет о со­ци­аль­ной опас­но­сти об­ви­ня­е­мых. След­ствие счи­та­ет, что об­ви­ня­е­мые мо­гут вы­ехать за пре­де­лы РФ, про­дол­жить пре­ступ­ную де­я­тель­ность или пре­пят­ство­вать хо­ду раз­ви­тия де­ла».

Про­ку­рор так­же под­дер­жал сло­ва сле­до­ва­те­ля с

Вче­ра Твер­ской рай­он­ный суд Моск­вы удо­вле­тво­рил хо­да­тай­ство об­ви­не­ния о про­дле­нии аре­ста по­лу­за­щит­ни­ка «Крас­но­да­ра» Павла Ма­ма­е­ва и фор­вар­да «Зе­ни­та» Алек­сандра Ко­ко­ри­на. Та­ким об­ра­зом, оба фут­бо­ли­ста оста­нут­ся в СИЗО «Бу­тыр­ка» ми­ни­мум до 8 фев­ра­ля… Кокорин во вре­мя огла­ше­ния су­дей­ско­го вер­дик­та дер­жал паль­цы кре­сти­ком, а его мать, по­ки­нув зал, раз­ры­да­лась… Рас­ска­зы­ва­ем по­дроб­но­сти.

прось­бой про­длить за­клю­че­ние под стра­жей до 8 фев­ра­ля.

Это бы­ло по­хо­же на на­ча­ло кон­ца.

МАТЕРИНСКИЕ СЛЕЗЫ

Так и слу­чи­лось. По­чти три ча­са за­чи­ты­ва­ли три то­ма об­ви­не­ний, за­слу­ши­ва­ли до­во­ды об­ви­ня­е­мых и за­щи­ты. В 14.50 су­дья уда­лил­ся и обе­щал вы­не­сти ре­ше­ние еще че­рез 40 ми­нут.

Всех по­про­си­ли по­ки­нуть зал за­се­да­ний. Уже в ко­ри­до­ре жур­на­ли­сты бро­си­лись к Алане Ма­ма­е­вой с прось­бой о ком­мен­та­рии. «Я что, кло­ун, что ли, что вы ме­ня сни­ма­е­те? У ме­ня ни­ка­кой по­зи­ции нет, от­стань­те», – от­ве­ти­ла она.

Су­дья вер­нул­ся в зал за­се­да­ний в 16.10 и еще несколь­ко ми­нут за­чи­ты­вал при­го­вор. В это вре­мя Кокорин скре­стил паль­цы рук кре­сти­ком – на уда­чу. Не по­мог­ло.

Всем про­дли­ли срок пре­бы­ва­ния в СИЗО до 8 фев­ра­ля. По­сле огла­ше­ния ре­ше­ния су­да Про­та­со­виц­кий крик­нул: «Все нор­маль­но, па­ца­ны», а мать Ко­ко­ри­ных раз­ры­да­лась.

Уже на ули­це ре­пор­те­ры вновь бро­си­лись за ком­мен­та­ри­я­ми к Алане Ма­ма­е­вой, но тут подъ­е­хал чер­ный «Мер­се­дес S400» (це­на око­ло 10 мил­ли­о­нов руб­лей), ед­ва не сбив од­но­го из опе­ра­то­ров. Ма­ма­е­ва с по­дру­гой, ко­то­рая успе­ла крик­нуть «Боль­ные, что ли, все?», прыг­ну­ла на зад­нее си­де­нье и умча­лась вдаль.

Но­вый год Мамаев и Кокорин от­ме­тят в «Бутырке». Прав­да, в раз­ных ка­ме­рах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.