ДАЛЬ­ШЕ»

Sovetskiy Sport - - Футбол. Российская Премьер-лига -

оби­жа­ют­ся. Я ни­ко­му не го­во­рил, не хо­те­лось, что­бы ин­фор­ма­ция про­со­чи­лась. Хо­те­лось сде­лать не экс­клю­зив­ное ин­тер­вью, а со­брать всех в од­ном ме­сте, что­бы сде­лать боль­шое за­яв­ле­ние. Со­ве­то­вал­ся боль­ше с се­мьей. 95 про­цен­тов бы­ли за то, что­бы я про­дол­жал. Но с та­кой по­ли­ти­че­ской об­ста­нов­кой в ми­ро­вом спор­те не смо­гу до­бить­ся зна­чи­мых ре­зуль­та­тов. Я рас­ста­вил при­о­ри­те­ты и по­нял, что луч­ше уй­ти сей­час и не за­ни­мать ме­сто мо­ло­дых ре­бят.

В пе­ри­од, ко­гда я при­ни­мал ре­ше­ние про­дол­жить ка­рье­ру, ро­ди­те­ли под­дер­жи­ва­ли ме­ня. Дру­зья тоже хо­те­ли. Бо­лель­щи­ки, ко­то­рые пи­са­ли, зво­ни­ли, мо­ти­ви­ро­ва­ли. Сей­час при­шло мо­ло­дое по­ко­ле­ние, ко­то­рое мо­жет по­ка­зы­вать вы­со­кие ре­зуль­та­ты. Мы бу­дем

бо­леть за них.

О РЕШЕНИИ ПРО­ДОЛ­ЖИТЬ КА­РЬЕ­РУ В НАЧАЛЕ СЕ­ЗО­НА

– Я уже мно­го об этом ду­мал. На про­тя­же­нии по­лу­го­да, ко­то­рые был до­ма с се­мьей, все­гда ждал то­го мо­мен­та, ко­гда мне очень силь­но за­хо­чет­ся бе­гать и вы­сту­пать. Та­ко­го не слу­чи­лось. Взял дру­га Алек­сандра Лег­ко­ва на сбор, он убе­дил ме­ня про­дол­жать. Но не сло­ва­ми, а де­лом – че­рез тре­ни­ров­ки.

Я по­ни­мал, что долж­но быть та­кое же­ла­ние, ка­ким оно бы­ло че­ты­ре го­да на­зад. С мо­им тре­не­ром Ан­дре­ем Крюч­ко­вым мы об­суж­да­ли это. Сей­час нет та­ко­го же­ла­ния, как раньше, ко­гда я вы­хо­дил на каж­дую тре­ни­ров­ку с го­ря­щи­ми гла­за­ми. Те­перь каж­дый день ду­маю не о спор­те, а о том, что­бы быть до­ма с се­мьей. Спорт стал очень гряз­ным. Раньше бы­ла ка­кая-то меч­та, ты ве­рил в чи­сто­ту спор­та и чи­стые на­ме­ре­ния лю­дей. Я ду­мал, что спорт и по­ли­ти­ка – раз­ные ве­щи, что у нас есть воз­мож­ность по­ка­зы­вать, на­сколь­ко мы силь­ны. Сей­час – двой­ные стан­дар­ты, по­это­му не хо­чет­ся уни­жать­ся, тер­петь об­ви­не­ния и ид­ти даль­ше.

О СА­МОМ ЯРКОМ МОМЕНТЕ В КА­РЬЕ­РЕ

– Са­мый яр­кий мо­мент – Олим­пи­а­да в Со­чи. Эста­фет­ная ме­даль, ко­то­рой ра­до­ва­лась вся стра­на. Под ко­нец Игр мы на­ча­ли при­но­сить от­лич­ные ре­зуль­та­ты что в би­ат­лоне, что в лыж­ных гон­ках. Но ме­даль в эс­та­фе­те – она осо­бен­ная. Да­ет гор­дость за всю ко­ман­ду. Мы бы­ли на род­ной тер­ри­то­рии в окру­же­нии сво­их бо­лель­щи­ков, род­ных и близ­ких.

ПРОДОЛЖИТ ЛИ БЕ­ГАТЬ НА ЛЫЖАХ?

– Я ду­мал о том, что­бы бе­гать ма­ра­фо­ны. Не бро­шу лы­жи в угол, не за­став­лю их пы­лить­ся. Бу­ду ка­тать­ся, тре­ни­ро­вать­ся, не бу­ду вы­хо­дить рез­ко из спор­та. Из-за это­го мо­гут на­чать­ся еще боль­шие про­бле­мы со здо­ро­вьем. Воз­мож­но, по­бе­гу ма­ра­фон «Ев­ро­па – Азия», по­участ­вую в ка­че­стве лю­би­те­ля на «Лыжне Рос­сии».

О БЕГСТВЕ ОТ ПРОБЛЕМ

– Я не бе­гу от проблем. Все­гда го­во­рил, что я чи­стый спортс­мен. Мно­го раз го­во­рил с Фур­ка­дом и объ­яс­нял, ка­кая по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка, ка­кое дав­ле­ние на нас ока­зы­ва­ет­ся. В ка­кой-то ме­ре он по­ни­ма­ет.

Ко­гда при­хо­дит по­ли­ция и за­яв­ля­ет, что ты на­ру­шил ан­ти­до­пин­го­вые пра­ви­ла по сви­де­тель­ствам че­ло­ве­ка, си­дя­ще­го в Аме­ри­ке, по­ни­ма­ешь, что это про­во­ка­ция. Я бе­гу от это­го. Это не да­ет мне со­сре­до­то­чить­ся на гон­ках, со­рев­но­ва­ни­ях, на том, что я лю­бил де­лать. Каж­дый из вас стал­ки­вал­ся с ра­бо­той, ко­то­рую не лю­бишь. Сей­час биатлон для ме­ня пре­вра­тил­ся имен­но в та­кую ра­бо­ту.

О ТРЕНЕРСКОЙ РА­БО­ТЕ

– Тре­не­ром быть не хо­чу. На­ез­дил­ся при­лич­но. Ду­маю, что кос­вен­но бу­ду свя­зан со спор­том. Воз­мож­но, бу­ду со­труд­ни­чать с фе­де­ра­ци­ей, бу­ду да­вать со­ве­ты ре­бя­там, но кон­крет­но о чем-то го­во­рить не мо­гу.

О РАННЕМ УХО­ДЕ

– Бьорн­да­лен – уни­каль­ный че­ло­век. Та­ких немно­го. Еди­ни­цы тех, кто до­бе­гал до со­ро­ка. При­хо­дят на ум толь­ко три фа­ми­лии, од­на из них – Че­пи­ков. Каж­дый сам ре­ша­ет, ко­гда ухо­дить. У ко­го-то про­бле­мы с пси­хо­ло­ги­ей, у ко­го-то с мо­ти­ва­ци­ей. Нет иде­аль­но­го вре­ме­ни для окон­ча­ния ка­рье­ры. Я опре­де­лил се­бе та­кую да­ту. Не­воль­но, ко­неч­но, но так по­лу­ча­ет­ся, что в ав­гу­сте мне бу­дет 32 го­да – и по­ра за­кан­чи­вать. Каж­дый спортс­мен вы­би­ра­ет для себя свою судь­бу. Бьорн­да­лен – мо­ло­дец. Он до­ка­зал всем, что в лю­бом воз­расте мож­но вы­иг­ры­вать глав­ные стар­ты в та­ком воз­расте. Хо­чет­ся узнать при­чи­ну та­ко­го спор­тив­но­го дол­го­ле­тия.

О ВЫСТУПЛЕНИИ НА РОЖ­ДЕ­СТВЕН­СКОЙ ГОНКЕ

– На­де­юсь фи­ни­ши­ро­вать с фла­гом и с боль­шим от­ры­вом. Но это биатлон, здесь мо­жет быть вся­кое. Я не в са­мой хо­ро­шей фор­ме на­хо­жусь. По­ка о ка­ких-то ак­ци­ях не ду­маю. Про­сто по­ста­ра­юсь по­лу­чить удо­воль­ствие. Там не толь­ко я про­ща­юсь. Еще Бьорн­да­лен с Да­шей До­мра­че­вой.

Для ме­ня честь – за­кон­чить вме­сте с ни­ми.

О РОЛИ БОЛЕЛЬЩИКА

– Я уже на­блю­дал за ре­бя­та­ми со сто­ро­ны зри­те­ля, тренерской по­зи­ции. Как они стре­ля­ют, идут по трас­се, на­чал под­ме­чать мо­мен­ты в тех­ни­ке. Ко­гда ты бе­га­ешь, то нет вре­ме­ни раз­би­рать­ся в ме­ло­чах. А ведь это очень ин­те­рес­но. Же­на не даст со­врать: ко­гда по­след­ний раз смот­рел биатлон, ку­пил поп­корн и смот­рел как блок­ба­стер. Пры­гал, ра­до­вал­ся, бо­лел. По­нял, что бо­леть за биатлон – это класс­но.

О ВОЗ­МОЖ­НО­СТИ ЛИШИТЬСЯ ЗОЛОТА СО­ЧИ

– Ко­неч­но, сле­дим за си­ту­а­ци­ей с ме­да­лью, об­суж­да­ем с ре­бя­та­ми. На­де­юсь, что с про­ба­ми Ев­ге­ния Устю­го­ва все чи­сто. Я пы­тал­ся вы­хо­дить с ним на связь. Это бы­ли об­щие сло­ва. Обо всем узнаю из ин­тер­не­та. Ни­ка­кой ин­сай­дер­ской ин­фор­ма­ции у ме­ня нет. На­де­юсь, что мы оста­нем­ся с ме­да­лью.

ФОТО РИА НОВОСТИ

СОПЕРНИЧЕСТВО АНТОНА ШИПУЛИНА И МАРТЕНА ФУРКАДА (СЛЕВА)БЫ­ЛО ГЛАВНЫМ СЮЖЕТОМ КУБ­КА МИ­РА НА ПРО­ТЯ­ЖЕ­НИИ ТРЕХ СЕЗОНОВ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.