ВА­ДИМ ЦАЛИКОВ: «Я СНИ­МАЮ ТО, ЧТО МНЕ ИН­ТЕ­РЕС­НО»

Terskie Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Эль­за БАСКАЕВА

Ва­дим Цаликов, ки­но­ре­жис­сёр, заслу­жен­ный де­я­тель ис­кусств Рес­пуб­ли­ки Се­вер­ная Осе­тия-Ала­ния, ла­у­ре­ат оте­че­ствен­ных и меж­ду­на­род­ных ки­но­фе­сти­ва­лей, член Прав­ле­ния Со­ю­за ки­не­ма­то­гра­фи­стов Рос­сии и Ас­со­ци­а­ции до­ку­мен­таль­но­го ки­но, член Гиль­дии ре­жис­сё­ров Рос­сии, но­ми­нант Пре­мии на­ци­о­наль­ной ака­де­мии ки­не­ма­то­гра­фи­че­ских ис­кусств и на­ук «Зо­ло­той орёл». Ва­дим Ва­ди­мо­вич при­над­ле­жит к ува­жа­е­мой в Осе­тии се­мье Ца­ли­ко­вых, в ко­то­рой бы­ли и офи­це­ры цар­ской ар­мии, и свя­щен­но­слу­жи­те­ли, из­вест­ные сво­ей про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­стью, и с ко­то­рой был бли­зок Коста Хе­та­гу­ров. На днях ре­жис­сёр за­вер­шил ра­бо­ту над филь­мом «Али­бек», по­свя­щён­ном 110-ле­тию ле­ген­дар­ной ди­на­стии цир­ко­вых на­езд­ни­ков Кан­те­ми­ро­вых. Об этом, и не толь­ко – наш с ним се­го­дняш­ний раз­го­вор.

– Ва­дим, вы ро­ди­лись и вы­рос­ли в Пя­ти­гор­ске, мно­го лет жи­вё­те в Москве. Тем не ме­нее, всё ва­ше твор­че­ство про­ни­за­но лю­бо­вью к Осе­тии и её жи­те­лям.

Это филь­мы о войне в Юж­ной Осе­тии, о Беслан­ском тер­ак­те, это тро­га­тель­ный рас­сказ об осе­тин­ском ху­дож­ни­ке Иго­ре То­гу­за­е­ве, ко­то­рый жи­вёт во Фран­ции,

тоскуя по сво­ей ро­дине. И вот те­перь – оче­ред­ной фильм из цик­ла о ди­на­стии Кан­те­ми­ро­вых.

– С Осе­ти­ей, с Вла­ди­кав­ка­зом ме­ня свя­зы­ва­ют проч­ные узы. Здесь, в быв­шей Осе­тин­ской сло­бод­ке, на ули­це Ца­го­ло­ва, про­шла юность мо­е­го от­ца, ко­то­рый ра­но по­те­рял сво­их ро­ди­те­лей и вы­нуж­ден был уехать в Пя­ти­горск. Во Вла­ди­кав­ка­зе жи­вут близ­кие для ме­ня лю­ди, род­ствен­ни­ки и дру­зья. В своё вре­мя учил­ся здесь в ху­до­же­ствен­ном учи­ли­ще, по­сле окон­ча­ния ко­то­ро­го по­сту­пил на ис­кус­ство­вед­че­ский фа­куль­тет Санкт-Пе­тер­бург­ской ака­де­мии ху­до­жеств. Но лю­бовь к ки­но взя­ла верх – на вто­ром кур­се, тай­ком от ро­ди­те­лей, за­брал до­ку­мен­ты из ака­де­мии, уехал в Моск­ву и по­сту­пил во ВГИК.

И так уж слу­чи­лось, что с пер­вых ша­гов мо­е­го твор­че­ско­го пу­ти судь­ба свя­за­ла ме­ня с ди­на­сти­ей Кан­те­ми­ро­вых

– те­мой мо­ей ди­плом­ной ра­бо­ты бы­ла кар­ти­на «Ир­бек и Асу­ан», ко­то­рая впо­след­ствии бы­ла про­дол­же­на филь­мом «Про­щай, Асу­ан!». Ир­бек Кан­те­ми­ров – че­ло­век-ле­ген­да. Ма­г­не­тизм его лич­но­сти был на­столь­ко ве­лик, что я ро­бел в его при­сут­ствии.

Ра­бо­тать с ним бы­ло очень

непро­сто – он был тре­бо­ва­те­лен к се­бе и не тер­пел неор­га­ни­зо­ван­но­сти в дру­гих. Как-то я опоз­дал на встре­чу с ним на несколь­ко ми­нут. Он не ска­зал ни сло­ва, но взгляд его был так вы­ра­зи­те­лен, что я очень быст­ро сде­лал вы­во­ды. В этом че­ло­ве­ке бы­ло скон­цен­три­ро­ва­но всё луч­шее, что хра­нит в се­бе ге­не­ти­че­ский код осе­ти­на – бла­го­род­ство, си­ла, от­ва­га, чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. Они в чём-то бы­ли схо­жи – чи­сто­кров­ный араб­ский ска­кун Асу­ан, с ко­то­рым он мно­го лет про­ра­бо­тал в цир­ке, и Ир­бек – че­ло­век выс­шей про­бы. И я ду­маю, мне уда­лось пе­ре­дать тро­га­тель­ную друж­бу этих двух вы­да­ю­щих­ся цир­ко­вых ар­ти­стов.

– Как вы­би­ра­е­те те­мы для сво­е­го ки­но?

– У ме­ня два кри­те­рия. Пер­вое: че­ло­век дол­жен быть мне ин­те­ре­сен. И вто­рое: я сни­маю то, что ме­ня вол­ну­ет. Есте­ствен­но, од­ной из та­ких тем для ме­ня ста­ла тема Беслан­ско­го тер­ак­та. Ко­гда я сде­лал пер­вый фильм о Беслане, то за­рёк­ся, что боль­ше к ней не вернусь. Слиш­ком тя­же­ло и боль­но. Ра­бо­тать с людь­ми на­до бы­ло очень осто­рож­но, как хи­рург: од­но нелов­кое дви­же­ние – и всё, че­ло­век за­мкнёт­ся и ни сло­ва боль­ше не ска­жет.

– Од­на­ко по­сле пер­во­го филь­ма о тер­ак­те – «Граж­дане Бесла­на» – вы сня­ли «От­став­ной учи­тель», за­тем «Беслан. На­деж­да» и «Беслан. Память», ко­то­рый стал но­ми­нан­том пре­мии Рос­сий­ской ки­не­ма­то­гра­фи­че­ской Ака­де­мии «Зо­ло­той орёл» в ка­те­го­рии «Луч­ший неиг­ро­вой фильм» в 2014 го­ду, вой­дя в трой­ку ли­де­ров, ото­бран­ных из 39 про­из­ве­де­ний ки­не­ма­то­гра­фа. Про­пу­стить че­рез се­бя та­кой тя­жё­лый ма­те­ри­ал, та­кие пе­ре­жи­ва­ния бы­ло, ве­ро­ят­но, очень нелег­ко.

– Да, нелег­ко. Осо­бен­но тя­же­ло да­лась ра­бо­та над пер­вым филь­мом, ко­гда над клад­би­щем, где мы сни­ма­ли, сто­ял стон от ры­да­ний ты­сяч людей – по­хо­рон­ные про­цес­сии шли од­на за дру­гой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.