ВОЙ­НА И МИР КО­СТА

“Тер­ским ве­до­мо­стям” – 150 лет

Terskie Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ва­лен­ти­на БЯЗЫРОВА, за­слу­жен­ный учи­тель РФ

Окон­ча­ние. На­ча­ло в №1, 2 за 2018 г.

Ка­зар­мы, вы­стро­ен­ные для пе­ре­се­лен­цев на ост­ро­ве, рас­счи­та­ны на 100 че­ло­век, но в них обык­но­вен­но со­дер­жит­ся до 150 и бо­лее. Они ли­ше­ны це­лую зи­му воз­ду­ха, теп­ла и све­та, круг­лый год пи­та­ют­ся са­мой от­вра­ти­тель­ной пи­щей, не име­ют глот­ка прес­ной во­ды, им ни­ко­гда не поз­во­ля­ют от­лу­чить­ся из ка­зар­мы, не поз­во­ля­ют за­ни­мать­ся, на­ря­ду с про­мыс­ло­вы­ми кре­стья­на­ми, рыб­ной и тю­ле­не­вой охо­той, сло­вом, ли­ша­ют их вся­кой воз­мож­но­сти при­ме­не­ния да­же мы­шеч­ной си­лы, не го­во­ря уже о ка­ком бы то ни бы­ло ду­хов­но-нрав­ствен­ном усо­вер­шен­ство­ва­нии.

Вот в ка­кие Па­ле­сти­ны по­па­да­ет ту­зе­мец, от­ры­ва­е­мый от до­ро­гой ему ро­ди­ны, пол­ной ча­ру­ю­щих кра­сот, с пыш­ной рас­ти­тель­но­стью, чи­стой сту­дё­ной во­дой и здо­ро­вым гор­ным воз­ду­хом.

«На­прас­но бы мы иска­ли меж­ду эти­ми пе­ре­се­лен­ца­ми лиц, про­ступ­ки ко­то­рых мож­но бы­ло бы под­ве­сти под стро­гую ста­тью, — пи­сал Ко­ста. — Ни­че­го по­хо­же­го! По сло­вам той же га­зе­ты, «ту­зе­мец» пе­ре­ме­ща­ет­ся не за про­фес­си­о­наль­ное во­ров­ство, гра­бе­жи, ро­стов­щи­че­ство или неужив­чи­вый буй­ный ха­рак­тер, нет! — в гро­мад­ном боль­шин­стве слу­ча­ев пе­ре­ме­ща­е­мые — на­ту­ры недю­жин­ные, чест­ные, прав­ди­вые и ува­жа­е­мые об­ще­ством; чем их вли­я­ние на об­ще­ство боль­ше, тем они ско­рее по­па­да­ют в неми­лость, и уже ни воз­раст, ни се­мей­ное их по­ло­же­ние, ни кол­лек­тив­ная прось­ба об­ще­ства не спа­са­ют их от «пе­ре­ме­ще­ния». Про­сто­го столк­но­ве­ния со стар­ши­ной из-за вы­мо­га­е­мо­го по­след­ним «об­ще­ствен­но­го» ли при­го­во­ра или ка­ко­го-ли­бо дру­го­го дей­ствия, иду­ще­го в ущерб об­ще­ствен­ным ин­те­ре­сам, до­ста­точ­но, что­бы по­пасть на Че­чень. «Бун­тов­щи­ка», тот­час же по до­не­се­нии стар­ши­ны, тре­бу­ют в округ, «де­ла­ют раз­нос», са­жа­ют в тюрь­му и за­тем, без пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия и су­да, за­пи­сы­ва­ют к от­прав­ке на ост­ров с бли­жай­шим эше­ло­ном та­ких же «пе­ре­се­лен­цев». За­ча­стую он да­же не зна­ет, за что его ссы­ла­ют».

Да, это толь­ко один из де­сят­ков жут­ких фак­тов, из­ло­жен­ных в этой яр­кой, пол­ной него­до­ва­ния, ста­тье. Не­да­ром по­след­ствия не за­ста­ви­ли се­бя ждать.

Да, на­сту­па­тель­ная пуб­ли­ци­сти­ка Ко­ста об­ла­да­ла ве­ли­кой дей­ствен­но­стью. Ми­нистр внут­рен­них дел в ста­тье «Не­уря­ди­цы Се­вер­но­го Кав­ка­за» на­шёл

да­ле­ко не без­опас­ные фак­ты: «...На­до... по­ло­жить ко­нец этим без­об­ра­зи­ям... Та­кой по­ря­док ве­щей не мо­жет про­дол­жать­ся... В это же ле­то по­шлём це­лую ко­мис­сию по­дроб­но ис­сле­до­вать всё, что про­ис­хо­дит в Тер­ской об­ла­сти... Ес­ли хоть со­тая до­ля то­го, что пе­ре­да­ёт­ся в «Пе­тер­бург­ских ве­до­мо­стях», прав­да, то и то­гда это вы­ше вся­ко­го ве­ро­я­тия...».

Про­вер­кой пра­ви­тель­ствен­ной ко­мис­сии всё под­твер­ди­лось. Ка­ха­нов был снят с долж­но­сти. Но об этом Ко­ста узнал, уже на­хо­дясь в хер­сон­ской ссыл­ке.

Где-то я про­чи­та­ла о том, что мно­гие зем­ля­ки, в том чис­ле и чи­та­те­ли «Тер­ских ве­до­мо­стей», на­зы­ва­ли На­ро­на «кав­каз­ским Про­ме­те­ем». Мне очень при­шлось по ду­ше та­кое вер­ное опре­де­ле­ние. А Юрий Хо­ру­ев го­во­рил: «Каж­дый день борь­бы Хе­та­гу­ро­ва с ца­риз­мом был по­хож на мо­лот, от­би­ва­ю­щий от огром­ной гра­нит­ной ска­лы ку­со­чек сча­стья сво­е­му на­ро­ду, всем гор­цам, ютив­шим­ся на бес­плод­ных ка­ме­ни­стых зем­лях и сед­ло­ви­нах гор».

И всё же мой рас­сказ о Ко­ста и «Тер­ских ве­до­мо­стях» был бы, ду­маю, яв­но непол­ным, ес­ли бы я умол­ча­ла об ис­то­рии его от­но­ше­ний с быв­шим ре­дак­то­ром га­зе­ты Е. Мак­си­мо­вым (псев­до­ним — М. Сло­бо­жа­нин). По­след­ний был веч­ным оп­по­нен­том На­ро­на. Он от­вер­гал бук­валь­но всё, что для Ко­ста бы­ло свя­тым, незыб­ле­мым, вы­стра­дан­ным. Ста­тья Хе­та­гу­ро­ва «Пись­ма из Вла­ди­кав­ка­за» — это от­кры­тая по­ле­ми­ка непри­ми­ри­мых лю­дей. Ко­неч­но же, для жур­на­ли­ста На­ро­на спор со Сло­бо­жа­ни­ным — од­на из форм борь­бы ре­во­лю­ци­о­не­ра-де­мо­кра­та с пре­дан­ным хра­ни­те­лем «ос­нов и усто­ев су­ще­ству­ю­ще­го по­ряд­ка». Ко­ста умел дис­ку­ти­ро­вать. Так бы­ло и сей­час. В дан­ном слу­чае он пре­жде все­го ещё раз воз­вра­ща­ет­ся к пред­ме­ту спо­ра, ла­ко­нич­но из­ла­га­ет суть во­про­са, до­ка­зы­ва­ет, что в Тер­ской об­ла­сти раз­ви­та пре­ступ­ность; ад­ми­ни­стра­ция пы­та­ет­ся уста­но­вить по­ря­док ис­клю­чи­тель­но ре­прес­сив­ны­ми ме­ра­ми; глав­ной при­чи­ной пре­ступ­но­сти гор­цев вла­сти счи­та­ют их «ди­кость», от­ста­лые нра­вы и обы­чаи. Пре­крас­но вла­дея фак­ти­че­ским ма­те­ри­а­лом, в сво­их «Пись­мах» Ко­ста не раз предо­став­ля­ет сло­во са­мо­му Сло­бо­жа­ни­ну. Тот про­стран­но де­лит­ся сво­и­ми по­ли­ти­че­ски­ми взгля­да­ми и тут же бы­ва­ет по­верг­нут На­ро­ном, ко­то­рый, бла­го­да­ря же­лез­ным ар­гу­мен­там, не остав­ля­ет сво­е­му оп­по­нен­ту да­же ми­зер­но­го шан­са по­чув­ство­вать се­бя по­бе­ди­те­лем. Сло­бо­жа­нин счи­тал, что за­пре­ты ад­ми­ни­стра­ции, тре­бу­ю­щей от гор­цев сто­про­цент­но­го под­чи­не­ния, «от­лу­чать­ся без осо­бо­го раз­ре­ше­ния из сво­е­го аула, про­жи­ва­ния в го­ро­дах, ра­бо­тать при­слу­гой у рус­ско­го на­се­ле­ния — всё это пра­виль­но. А Ко­ста на­зы­вал на­зван­ное бре­дом. И не ина­че.

Соб­ствен­но, как и то, что ре­дак­тор «Тер­ских ве­до­мо­стей» от­кры­то пред­ла­гал необ­хо­ди­мость вы­се­ле­ния од­ной ча­сти гор­цев во внут­рен­ние гу­бер­нии Рос­сии, а дру­гой — пе­ре­се­ле­ния в Тур­цию. Ко­ста же был ре­ши­тель­но про­тив это­го. Ну, а ес­ли го­во­рить от­но­си­тель­но Сло­бо­жа­ни­на... На­рон-очер­кист бил вра­га его же ору­жи­ем. Сло­бо­жа­ни­ну оста­ва­лось толь­ко од­но — он ис­хо­дил зло­бой. Но что мож­но бы­ло сде­лать с Ко­ста?! Поз- же в по­э­ме «Ко­му жи­вёт­ся ве­се­ло» по­эт вы­вел со­труд­ни­ка га­зе­ты под име­нем Мак­си­ма Под­ли­зо­ва, а его вли­я­тель­но­го по­кро­ви­те­ля из об­ласт­но­го ру­ко­вод­ства — гу­бер­на­то­ра Ка­ха­но­ва — под име­нем Сень­ки Лю­до­едо­ва. Кста­ти, дан­ные го­во­ря­щие име­на на­веч­но при­лип­ли к этим пер­со­нам. Да ина­че и быть не мог­ло.

И, что, на мой взгляд, очень сим­во­лич­но «Тер­ские ве­до­мо­сти», да­ле­ко не все­гда раз­де­ля­ю­щие про­грес­сив­ней­шие воз­зре­ния Ко­ста, глу­бо­ко ува­жа­ли его — од­но­го из сво­их ав­то­ров-по­ле­ми­стов, спра­вед­ли­во счи­тая его са­мым вы­да­ю­щим­ся кав­каз­ским пуб­ли­ци­стом сво­е­го вре­ме­ни, а ста­тьи его — по­ис­ти­не клас­си­че­ски­ми. И ведь дей­стви­тель­но, так оно и бы­ло. И, хо­тя не эта га­зе­та ста­ла вы­со­кой ка­фед­рой Хе­та­гу­ро­ва, «Тер­ские ве­до­мо­сти» ни­ко­гда не оспа­ри­ва­ли утвер­жде­ния, что непри­ми­ри­мость к про­из­во­лу и са­мо­управ­ству, прав­ди­вость, же­лез­ная ло­ги­ка, до­ступ­ность, ост­рый язык, непод­ра­жа­е­мая эру­ди­ция — это то, чем так от­ли­чал­ся от со­бра­тьев по пе­ру стой­кий, сме­лый На­рон, за ко­то­рым все­гда ак­тив­но шли ты­ся­чи чи­та­те­лей, до­ве­ряв­ших каж­до­му его сло­ву. Вот по­че­му вме­сте со всем на­ро­дом в 1906 го­ду га­зе­та так скор­бе­ла по по­во­ду без­вре­мен­ной кон­чи­ны по­эта.

Прах его, по ини­ци­а­ти­ве ин­тел­ли­ген­ции Тер­ской об­ла­сти, ре­ше­но бы­ло пе­ре­вез­ти во Вла­ди­кав­каз. Род­ствен­ни­ки Ко­ста про­ти­ви­лись это­му (по­эт уже был по­хо­ро­нен в фа­миль­ном скле­пе Хе­та­гу­ро­вых), но усту­пи­ли по­сле на­стой­чи­вых двух­днев­ных просьб об­ще­ствен­но­сти. Цин­ко­вый гроб с пра­хом сво­е­го за­щит­ни­ка лю­ди вез­ли сна­ча­ла на ло­ша­дях, по­том по­ез­дом. Со­про­вож­да­ла про­цес­сию де­ле­га­ция вла­ди­кав­каз­цев, в том чис­ле и тех, кто слу­жил в «Тер­ских ве­до­мо­стях». На го­род­ском вок­за­ле со­бра­лись ты­ся­чи лю­дей раз­ных на­ци­о­наль­но­стей, пред­ста­ви­те­ли де­мо­кра­ти­че­ских сло­ёв на­се­ле­ния об­ла­сти. По­про­щать­ся с на­род­ным три­бу­ном хо­те­ли все. По­хо­рон­ная про­цес­сия с мно­же­ством вен­ков дви­га­лась по глав­ным ули­цам на­ше­го го­ро­да по на­прав­ле­нию к Осе­тин­ской церк­ви. У рас­кры­той мо­ги­лы чи­та­лось мно­го сти­хов на осе­тин­ском и рус­ском язы­ках, но осо­бен­но всем за­пом­ни­лись стро­ки Геор­гия Ца­го­ло­ва, в ко­то­рых вы­ра­жа­лись чув­ства де­сят­ков ты­сяч кав­каз­цев:

...Ка­кой лю­бо­вью жгу­чей,

Ка­кой на­деж­дою пы­лал твой стих

сталь­ной! Как ждал сво­бо­ду ты, в гар­мо­нии

со­зву­чий,

Как ей мо­лил­ся ты, пе­вец зем­ли

род­ной... Ты по­свя­тил ей жизнь, всю жизнь

свою свя­тую, Ты был в ря­дах бор­цов, по­эт и

граж­да­нин. И бил­ся сме­ло ты под пес­ню бо­е­вую, И ча­сто на по­сту сто­ял лишь сам,

один... ...Про­щай, Ко­ста, про­щай!

То­гда же в «Тер­ских ве­до­мо­стях» од­на за од­ной по­яв­ля­ют­ся за­мет­ки раз­ных ав­то­ров о Ко­ста. Ка­за­лось, га­зе­та от­да­ва­ла по­след­нюю дань все­на­род­но­му лю­бим­цу. Один из став­ро­поль­ских дру­зей На­ро­на — Ф. Шо­шин при­нёс своё по­след­нее сло­во о Ко­ста, и его од­но­вре­мен­но на­пе­ча­та­ли сра­зу две га­зе­ты — «Ла­ви­на» и «Тер­ские ве­до­мо­сти».

«Как на­род­ный по­эт, он пер­вый сла­гал на осе­тин­ском язы­ке звуч­ные стро­фы сво­их пе­сен. Сти­хо­тво­ре­ния его на рус­ском язы­ке ды­шат про­ста­тою, пре­ле­стью и за­ду­шев­но­стью. Здоровье Ко­ста бы­ло над­лом­ле­но го­не­ни­я­ми и тер­за­ни­я­ми. Да­ро­ви­тый че­ло­век не был свое­вре­мен­но оце­нён и вла­чил жал­кую, бед­ствен­ную жизнь...

Я близ­ко знал Ко­ста, был с ним дру­жен, ра­бо­та­ли вме­сте в га­зе­тах, и о Ко­ста оста­лось во мне са­мое луч­шее, при­ят­ное вос­по­ми­на­ние... Же­сто­кая жизнь, эго­и­стич­ность и неве­же­ство тол­пы, име­ю­щей пре­тен­зии на ин­тел­ли­гент­ность, до­ве­ли его до бо­лез­ни.

Мир пра­ху тво­е­му, до­ро­гой то­ва­рищ! Твои дру­зья те­бя ни­ко­гда не за­бу­дут, и пусть твоя пе­чаль­ная жизнь, и участь, и без­вре­мен­ная ги­бель слу­жат немым уко­ром без­душ­но­му обществу, те­бя окру­жав­ше­му. У те­бя бы­ло мно­го дру­зей и по­клон­ни­ков тво­их та­лан­тов, но все они та­кие же бед­ня­ки, как и ты, и ни­че­го не мог­ли для те­бя сде­лать. Так и не до­жил ты до рас­све­та на­шей жиз­ни.

Но пусть го­ря­чая сле­за тво­их дру­зей оро­ша­ет твою мо­ги­лу и пусть веч­ная па­мять о те­бе жи­вёт в серд­цах луч­ших лю­дей. Это твоя веч­ная и луч­шая на­гра­да.

Не умер ты, а ушёл от нас, мысль же твоя жи­вёт меж­ду на­ми. Спи, до­ро­гой то­ва­рищ. Ты на­шёл по­кой, ко­то­ро­го ис­кал из­му­чен­ной ду­шой».

Ме­ня по­ра­жа­ет то, что че­рез де­сять лет по­сле смер­ти Ко­ста имен­но «Тер­ские ве­до­мо­сти» на­шли му­же­ство, что­бы на сво­их стра­ни­цах про­из­не­сти та­кие сло­ва:

«Упор­ный труд... Су­ро­вая нуж­да... Го­не­ния... Тос­ка по го­ря­чо лю­би­мой ро­дине... Нена­висть, вы­ра­жа­ясь сло­ва­ми од­но­го его сти­хо­тво­ре­ния, к «бря­ца­нию це­пей»... Страст­ная жаж­да сво­бо­ды... Стрем­ле­ние об­лег­чить невзрач­ное по­ло­же­ние род­но­го на­ро­да и со­зна­ние сво­е­го бес­си­лия в этом де­ле, яв­ля­ю­щем­ся след­стви­ем внеш­них усло­вий...».

По­сле мрач­ных пе­ри­о­дов от­ча­я­нья эта жи­ви­тель­ная ве­ра со­гре­ва­ла и Ко­ста. И он то­гда яс­но на­чи­нал ви­деть, что «Ми­ну­ты со­чте­ны... По­всю­ду бьют тре­во­гу...».

Он ве­рил то­гда, что «Об­нов­лён­ный мир от­даст­ся веч­но ми­ру.

С пре­зре­ни­ем бро­сив нож, за­пёк­ший­ся в кро­ви». По­эт ожив­лял­ся...

«Так прочь же со­мне­нья!

Под­нять нам бо­ка­лы по­ра

За на­ши идеи, за на­ши стрем­ле­нья Под зна­ме­нем брат­ства... Ура!..»

Да, смерть окон­ча­тель­но при­ми­ри­ла та­лант­ли­во­го по­эта и пуб­ли­ци­ста с га­зе­той, ко­то­рая, несмот­ря на веч­ные спо­ры, так вы­со­ко оце­ни­ла его тру­ды. Для «Тер­ских ве­до­мо­стей» На­рон на­веч­но остал­ся од­ним из непо­вто­ри­мых ав­то­ров­бу­ди­те­лей». И это бес­спор­но!

Ев­ге­ний Мак­си­мов

Геор­гий Ца­го­лов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.