НА­ШИ В ИЗ­РА­И­ЛЕ

Terskie Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Фа­ти­ма АН­ТО­НО­ВА Тель-Авив, Хо­лон — Вла­ди­кав­каз

Исто­рия од­ной се­мьи

Али­на долж­на жить… Имен­но с этих жиз­не­утвер­жда­ю­щих строк на­чи­на­лась ста­тья соб­ствен­но­го кор­ре­спон­ден­та га­зе­ты «Се­вер­ная Осе­тия» Нел­ли Бет­чер от 19 ок­тяб­ря 1991 го­да. В ста­тье ав­тор рас­ска­зы­ва­ла о судь­бе трёх­лет­ней де­воч­ки Али­ны Ко­ка­е­вой. «…У этой трёх­лет­ней де­воч­ки есть всё: лю­бя­щие ма­ма и па­па, кры­ша над го­ло­вой, иг­руш­ки, пла­тьи­ца и ко­стю­мы… У неё нет са­мо­го глав­но­го — здо­ро­вья. И бу­дет ли этот ре­бё­нок жить, за­ви­сит сей­час от нас с ва­ми. От тех, кто дер­жит в ру­ках эту га­зе­ту, и ви­дит ли­цо ре­бён­ка, ко­то­ро­му гро­зит смер­тель­ная опас­ность»…

Опас­ность здо­ро­вью ма­лень­кой Али­ны угро­жа­ла с пер­вых же дней её жиз­ни, ещё ко­гда она на­хо­ди­лась в род­до­ме, где, по утвер­жде­нию ро­ди­те­лей де­воч­ки, ре­бё­нок за­ра­зил­ся ста­фи­ло­кок­ко­вой ин­фек­ци­ей. И вра­чи, на­чав ле­чить от од­ной бо­лез­ни, до­ба­ви­ли вто­рую — при пе­ре­ли­ва­нии кро­ви ин­фи­ци­ро­ва­ли жел­ту­хой…

С тех пор Али­на ста­ла па­ци­ен­том мно­же­ства оте­че­ствен­ных боль­ниц и ме­ди­цин­ских цен­тров. То­гда, в 90-х, в по­след­нем по счё­ту — Ин­сти­ту­те пе­ди­ат­рии в Москве — ди­а­гноз под­твер­ди­ли: ге­па­тит «С» с пе­ре­хо­дом в цир­роз пе­че­ни. Нетруд­но до­га­дать­ся, что пе­ре­жи­ли ро­ди­те­ли Али­ны, услы­шав, слов­но при­го­вор, окон­ча­тель­ный ди­а­гноз вра­чей… Но откуда-то взя­лись си­лы у Вла­ди­ми­ра и На­та­льи Ко­ка­е­вых! От них, обес­по­ко­ен­ных судь­бой ма­лыш­ки несчаст­ных ро­ди­те­лей, по­ле­те­ли пись­ма в раз­лич­ные ин­стан­ции — ме­ди­цин­ские и чи­нов­ни­чьи, всем, кто в си­лах был по­мочь им в их го­ре. О судь­бе ма­лень­кой Али­ны из Се­вер­ной Осе­тии узна­ли да­же су­пру­ги Буш и быв­ший пре­мьер-ми­нистр Ве­ли­ко­бри­та­нии Мар­га­рет Тэт­чер… Как во­дит­ся в за­пад­ном то­ле­рант­ном и по­лит­кор­рект­ном об­ще­стве, немед­лен­но в Осе­тию, на до­маш­ний ад­рес Ко­ка­е­вых один за дру­гим ста­ли при­хо­дить от­ве­ты от вы­со­ко­по­став­лен­ных особ с вы­ра­же­ни­ем глу­бо­чай­ше­го со­чув­ствия и дель­ны­ми кон­крет­ны­ми со­ве­та­ми, необ­хо­ди­мы­ми ме­ра­ми, ко­то­рые сле­ду­ет пред­при­нять че­те Ко­ка­е­вых, дабы спа­сти их дочь. Да­же Па­па Рим­ский Ио­анн Па­вел Вто­рой на­пи­сал им, что от­ныне бу­дет мо­лить­ся за Али­ну и же­ла­ет ей ско­рей­ше­го вы­здо­ров­ле­ния.

Воз­мож­но, дей­стви­тель­но мо­лит­вы Па­пы Рим­ско­го бы­ли услы­ша­ны на небе­сах?! Эта мысль креп­ко за­се­ла в со­зна­нии из­му­чен­ных по­ис­ка­ми адек­ват­но­го ле­че­ния для сво­ей до­че­ри ро­ди­те­лей. Как бы то ни бы­ло, в дом №13 по ули­це Тель­ма­на при­шло пись­мо из Ве­ли­ко­бри­та­нии от сек­ре­та­ря пре­мьер-ми­ни­стра

Мэй­джо­ра, в ко­то­ром го­во­ри­лось бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Пре­мьер-ми­нистр про­сил ме­ня по­бла­го­да­рить Вас (па­пу Али­ны — Вла­ди­ми­ра Ко­ка­е­ва) за пись­мо о воз­мож­но­сти ле­че­ния ва­шей до­че­ри в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Оце­нить рас­хо­ды точ­но весь­ма труд­но. Про­фес­сор лорд Мак­кол пред­ло­жил об­сле­до­вать Али­ну в Гай­ском гос­пи­та­ле. В ос­нов­ном сде­лать это воз­мож­но без уча­стия па­ци­ен­та, и, как пред­по­ла­га­ет лорд Мак­кол, пла­та за по­доб­ную кон­суль­та­цию и ле­че­ние со­ста­вит око­ло 5000 фун­тов стер­лин­гов. Обыч­но в до­пол­не­ние к опла­те док­тор на­зна­ча­ет сум­му сво­е­го воз­на- граж­де­ния, од­на­ко он лю­без­но от­ка­зал­ся от дан­но­го воз­на­граж­де­ния»…

И зем­ля­ки, жи­те­ли Осе­тии, то­же не оста­лись рав­но­душ­ны к судь­бе Али­ны. На при­зыв га­зе­ты «Се­вер­ная Осе­тия» под за­го­лов­ком «Али­на долж­на жить!» от­клик­ну­лись ты­ся­чи и ты­ся­чи лю­дей, сре­ди них и кол­лек­ти­вы ря­да круп­ных про­из­вод­ствен­ных пред­при­я­тий рес­пуб­ли­ки, вос­при­няв­шие боль се­мьи Ко­ка­е­вых, как свою соб­ствен­ную. За ре­корд­но ко­рот­кие сро­ки бы­ла со­бра­на вся необ­хо­ди­мая для ле­че­ния ре­бён­ка за гра­ни­цей сум­ма. На­прав­ле­ние от Мин­здра­ва СССР на ле­че­ние Али­ны Ко­ка­е­вой в Ве­ли­ко­бри­та­нии при­гла­ше­ние из Гай­ско­го гос­пи­та­ля, ви­зы… Все необ­хо­ди­мые до­ку­мен­ты бы­ли на ру­ках. Оста­лось вы­ехать в Моск­ву, а там, впе­ре­ди — Ту­ман­ный Аль­бион — пол­ный на­дежд и ожи­да­ний.

В со­сто­я­нии во­оду­шев­ле­ния и пол­ной уве­рен­но­сти в по­бе­де над бо­лез­нью Али­ны, се­мья от­пра­ви­лась в Моск­ву, от­ту­да — в Лон­дон… По при­лё­ту в Моск­ву, оста­но­ви­лись в го­сти­ни­це… На­ут­ро па­па Али­ны — Вла­ди­мир Ко­ка­ев от­пра­вил­ся в банк, что­бы об­ме­нять руб­ли на фун­ты… но все бан­ки ока­за­лись за­кры­ты…Тол­ком ещё ни­кто ни­че­го не знал, не знал о том, что про­изо­шла де­неж­ная ре­фор­ма… Вот так вдруг, как снег на го­ло­ву! Как обыч­но, у нас слу­ча­ют­ся все де­неж­ные ре­фор­мы! Как неждан­но (!) мы вдруг слы­шим из но­вост­ных вы­пус­ков об оче­ред­ных де­фол­тах… и всё, что ко­пи­лось го­да­ми, сго­ра­ет за счи­тан­ные ми­ну­ты… По­че­му-то вспом­нил­ся Край­ний Се­вер тех, по­ре­фор­мен­ных лет на­ча­ла 90-х, ко­гда у «се­ве­рян» «еха­ла кры­ша» по­сле оче­ред­ной де­неж­ной ре­фор­мы. Ко­гда ко­пи­мые го­да­ми тру­дя­га­ми Се­ве­ра сред­ства за счи­тан­ные дни пре­вра­ща­лись в пу­стой звук, мно­гие се­ве­ряне доб­ро­воль­но ушли по­сле этих «ре­форм» из жиз­ни… Но вер­нём­ся к ис­то­рии се­мьи Ко­ка­е­вых. Точ­но та­к­же сго­ре­ли с тру­дом со­бран­ные день­ги на ле­че­ние Али­ны за гра­ни­цей. Остав­шей­ся по­сле об­ме­на сум­мы хва­ти­ло се­мье лишь на би­ле­ты в од­ну сто­ро­ну, они и вы­ле­те­ли в од­ну сто­ро­ну, от­ча­ян­ные, устав­шие, разо­ча­ро­ван­ные, но твёр­до уве­рен­ные в том, что свою ма­лыш­ку Али­ну они обя­за­тель­но по­ста­вят на но­ги.

Там, в Лон­доне, в ре­ше­нии ор­га­ни­за­ци­он­ных во­про­сов по­мог­ло Рос­сий­ское по­соль­ство, они же предо­ста­ви­ли пе­ре­вод­чи­ка, от­пра­ви­ли в кли­ни­ку, прав­да, не в Гай­ский, а в Кинг Кол­ледж гос­пи­таль, где их уже ждал про­фес­сор Алекс Мо­ват. По­сле про­ве­де­ния ря­да обя­за­тель­ных ана­ли­зов, был под­твер­ждён ра­нее по­став­лен­ный ди­а­гноз. В те­че­ние трёх ме­ся­цев де­воч­ку кон­суль­ти­ро­ва­ли, ле­чи­ли (ле­че­ние опла­тил пред­при­ни­ма­тель из Осе­тии), по­сле, вер­нув­шись в Осе­тию, ста­ли со­би­рать до­ку­мен­ты для по­езд­ки в Из­ра­иль. Един­ствен­ная на­деж­да оста­ва­лась на из­ра­иль­скую ме­ди­ци­ну…

Сам Вла­ди­мир Ко­ка­ев уже в то вре­мя из­вест­ный в Осе­тии па­рик­ма­хер­сти­лист, оста­вал­ся за рам­ка­ми лю­би­мо­го де­ла. На пер­вом ме­сте бы­ло здо­ро­вье до­че­ри. Это бы­ло важ­нее и то­гда, и се­го­дня, спу­стя четверть века. А кли­ен­ты как бы­ли, так и оста­лись. Вер­ные сво­е­му ма­сте­ру, они по­всю­ду сле­до­ва­ли за ним. Мно­гие из них на­шли его и здесь, на зем­ле Обе­то­ван­ной. Итак, в 1994 го­ду се­мья пе­ре­еха­ла в Из­ра­иль. Та­к­же без де­нег, без свя­зей и под­держ­ки, с од­ной лишь на­деж­дой на то, что из­ра­иль­ская ме­ди­ци­на обя­за­тель­но со­тво­рит чу­до и их ре­бё­нок по­пра­вит­ся. Обя­за­тель­но по­пра­вит­ся! Вот что об этом пе­ри­о­де жиз­ни сво­ей се­мьи го­во­рит сам Вла­ди­мир Ко­ка­ев:

«Ко­неч­но же, здесь, в Из­ра­и­ле, мы тол­ком ни­ко­го и ни­че­го не зна­ли. Жить бы­ло негде. Со вре­ме­нем ре­ши­ли во­прос с жи­льём, по­том — по вра­чам… За то, что на­ша дочь жи­ва и ря­дом с на­ми, мы, ко­неч­но же, обя­за­ны преж­де все­го из­ра­иль­ской ме­ди­цине. На са­мом де­ле, здесь ме­ди­ци­на до­стиг­ла вы­со­ко­го уров­ня раз­ви­тия. Я не ска­жу, что Али­на пол­но­стью пре­одо­ле­ла свой недуг, но на­ша дочь в се­мье, сре­ди род­ных и лю­бя­щих лю­дей. Это уже чу­до. По­сколь­ку с са­мо­го на­ча­ла ни­кто да­же га­ран­тий не да­вал, что наш ре­бё­нок во­об­ще бу­дет жить.

Труд­но бы­ло вы­жи­вать. Осо­бен­но пер­вые го­ды в чу­жой стране, без зна­ния язы­ка. О воз­вра­те к лю­би­мой ра­бо­те не бы­ло по­на­ча­лу да­же ре­чи. Я тру­дил­ся на ме­бель­ной фаб­ри­ке. Вре­ме­на­ми, урыв­ка­ми от ра­бо­ты, на­хо­дил вре­мя для лю­би­мо­го де­ла — од­на стриж­ка, дру­гая… Од­на до­воль­ная стриж­кой и уклад­кой кли­ент­ка рас­ска­за­ла дру­гой, та — тре­тьей, и пошло-по­еха­ло. Вот с тех пор и не рас­ста­юсь с ра­бо­чи­ми ин­стру­мен­та­ми — нож­ни­ца­ми и рас­чёс­кой»…

По сто­пам от­ца по­шла и стар­шая дочь Вла­ди­ми­ра — Ин­на, то­же ма­стер-сти­лист, име­ю­щая свою со­лид­ную ба­зу кли­ен­тов. На дво­их у па­пы с до­че­рью один са­лон в го­ро­де Ри­шоне, и не ме­нее по­пу­ляр­ный у кли­ен­тов ка­би­нет-са­лон пря­мо в квар­ти­ре Ко­ка­е­вых в го­ро­де Хо­лоне, ку­да та­к­же по­клон­ни­ки та­лан­та осе­тин­ско­го ма­сте­ра при­хо­дят стро­го по за­пи­си в опре­де­лён­ные дни. По­пу­ляр­ность на­ше­го та­лант­ли­во­го зем­ля­ка вы­со­ка не толь­ко сре­ди рус­ско­го­во­ря­щих кли­ен­тов, но сре­ди по­клон­ни­ков та­лан­та осе­тин­ско­го ма­сте­ра и со­труд­ни­ки мест­но­го му­ни­ци­па­ли­те­та. Сре­ди его по­сто­ян­ных кли­ен­тов нема­ло из­вест­ных учё­ных, по­лу­чив­ших об­ра­зо­ва­ние в ву­зах Осе­тии, но по­ки­нув­ших в раз­ные го­ды, по раз­ным при­чи­нам свою ма­лую ро­ди­ну.

В бли­жай­шие дни, как мне стало из­вест­но, Вла­ди­ми­ру Ко­ка­е­ву ис­пол­ня­ет­ся… Впро­чем, не бу­дем о го­дах! У него день рож­де­ния. Хо­чу по­же­лать ему оп­ти­миз­ма, ве­ры в хо­ро­шее и свет­лое! Здо­ро­вья ему, его Алине, пре­крас­ной су­пру­ге На­та­лье и до­че­ри Инне, вну­кам На­та­ли и Эн­ри­ке. Пусть Свя­тая зем­ля и даль­ше при­да­ёт им си­лы в пре­одо­ле­нии вы­пав­ших на их до­лю нелёг­ких ис­пы­та­ний.

Вид на Тель-Авив. wikimedia.org

Вла­ди­мир Ко­ка­ев. С лю­бо­вью к про­фес­сии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.