ДЕ­ЛО СЕ­МЕЙ­НОЕ

The Rake  - - Содержание - Текст Алек­сандр Щу­рен­ков

Дэвид Цвир­нер как оли­це­тво­ре­ние вла­сти на рын­ке со­вре­мен­но­го ис­кус­ства

сто­ят се­рые кар­ди­на­лы — га­ле­ри­сты и арт-ди­ле­ры, ко­то­рые вли­я­ют на то, кто зав­тра ста­нет но­вой звез­дой и бу­дет за­ра­ба­ты­вать мил­ли­о­ны. Ди­на­стия ЦВ ИР НЕ РОВ—как раз из та­ких. С боль­шой ве­ро­ят­но­стью имен­но они бу­дут опре­де­лять пра­ви­ла на арт-рын­ке в бли­жай­шие де­ся­ти­ле­тия

От удач­ли­во­го га­ле­ри­ста за­ви­сит очень мно­гое. К при­ме­ру, то, в ка­ких важ­ных со­бра­ни­ях ока­жет­ся кар­ти­на, скульптура, ин­стал­ля­ция или ви­део, сколь­ко му­зей­ных вы­ста­вок бу­дет у ху­дож­ни­ка, ка­кие коллекционеры вы­стро­ят­ся в оче­редь за его про­из­ве­де­ни­я­ми и, в ко­неч­ном сче­те, чье имя бу­дет на­веч­но впи­са­но в ис­то­рию ис­кус­ства. Та­кое утвер­жде­ние мо­жет по­ка­зать­ся несколь­ко упро­щен­ным и слиш­ком де­мо­ни­зи­ру­ю­щим ве­ду­щих иг­ро­ков арт-биз­не­са, но суть от это­го не ме­ня­ет­ся: без вы­ве­рен­ной ра­бо­ты арт-ди­ле­ров и га­ле­ри­стов в этом ми­ре про­из­ве­де­ния ху­дож­ни­ков не про­да­ва­лись бы за сот­ни мил­ли­о­нов на аук­ци­о­нах, а мил­ли­ар­де­ры не стре­ми­лись бы вло­жить свои день­ги в ис­кус­ство.

Се­го­дня «ме­га­га­ле­рея» (16 от­де­ле­ний по все­му ми­ру) Лар­ри Га­го­ся­на отвечает за фор­ми­ро­ва­ние кол­лек­ций мил­ли­ар­де­ров Аме­ри­ки, Ев­ро­пы и Азии. Прав­да, у него есть се­рьез­ный кон­ку­рент — Дэвид Цвир­нер, от­ме­ча­ю­щий в этом го­ду чет­верть ве­ка с мо­мен­та открытия сво­ей пер­вой га­ле­реи в Нью-йор­ке. Ему 53 го­да, в то вре­мя как всем «боль­шим» га­ле­ри­стам — По­ле Ку­пер, Бар­ба­ре Гл­эд­сто­ун, Мэ­ри­ан Гуд­ман, да и Лар­ри Га­го­ся­ну — уже да­ле­ко за 70. Оче­вид­но, что имен­но Цвир­нер бу­дет ре­шать, как дол­жен вы­гля­деть арт-биз­нес на са­мом вы­со­ком уровне как ми­ни­мум в бли­жай­шие два де­ся­ти­ле­тия.

Дэвид Цвир­нер ро­дил­ся в се­мье, где об ис­кус­стве зна­ли не по­на­слыш­ке. Его отец, Ру­дольф Цвир­нер, управ­лял га­ле­ре­ей и был со­ос­но­ва­те­лем пер­вой меж­ду­на­род­ной ар­тяр­мар­ки Kölner Kun¦markt, ко­то­рая от­кры­лась в Кёльне в 1967 го­ду, и по ее при­ме­ру позд­нее бы­ла со­зда­на ле­ген­дар­ная Art Basel. Дэвид вы­рос бук­валь­но в окру­же­нии ис­кус­ства: в их сто­ло­вой стояло не мень­ше 40 коробок Brillo Энди Уор­хо­ла, и в дет­стве он ча­сто за ни­ми пря­тал­ся. В га­ле­рее у от­ца ви­се­ли ра­бо­ты пост­мо­дер­ни­стов Зиг­ма­ра Поль­ке и Йо­зе­фа Бой­са, а так­же аме­ри­кан­ских ми­ни­ма­ли­стов. Но са­мо­го Цвир­не­ра-млад­ше­го в то вре­мя ис­кус­ство как биз­нес или де­ло жиз­ни не очень ин­те­ре­со­ва­ло. Он хо­тел быть му­зы­кан-

В СЕ­МЕЙ­НОЙ СТО­ЛО­ВОЙ СТОЯЛО НЕ МЕНЬ­ШЕ 40 КОРОБОК BRILLO ЭНДИ УОР­ХО­ЛА, И МА­ЛЕНЬ­КИЙ ДЭВИД ЛЮ­БИЛ ЗА НИ­МИ ПРЯ­ТАТЬ­СЯ

том и по­свя­щал все сво­бод­ное вре­мя иг­ре на аку­сти­че­ской удар­ной уста­нов­ке, а по­сле окон­ча­ния шко­лы по­сту­пил в New York University, где так­же вы­брал му­зы­ку. По­сле отец по­мог ему устро­ить­ся ра­бо­тать на зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щий лей­бл, но де­ло не пошло, и Дэвид уехал в Гам­бург, по­сте­пен­но на­чал за­ни­мать­ся прин­та­ми и ти­раж­ным ис­кус­ством, а по­том при­шел к от­цу за со­ве­том. Ру­дольф, без со­мне­ний, был счаст­лив, что его сын то­же ре­шил стать га­ле­ри­стом, — и вско­ре ото­шел от дел, по­то­му что знал: Дэвид пре­взой­дет его, а двум Цвир­не­рам на од­ном по­ле де­лать нече­го.

Свою га­ле­рею в бо­гем­ном Со­хо Дэвид от­крыл в 1993 го­ду, в пе­ри­од спа­да в аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ке. С пер­вой вы­став­ки ав­стрий­ско­го скуль­пто­ра Фран­ца Ве­ста бы­ла про­да­на толь­ко од­на ра­бо­та, но неболь­шое про­стран­ство на Грин-стрит с вы­вес­кой из кус­ка кар­то­на и на­зва­ни­ем, на­пи­сан­ным от ру­ки, ста­ло при­вле­кать не толь­ко мод­ную пуб­ли­ку, ин­те­ре­со­вав­шу­ю­ся со­вре­мен­ным ис­кус­ством, но и кол­лек­ци­о­не­ров. Им им­по­ни­ро­ва­ли за­дор Цвир­не­ра, необыч­ный для Нью-йор­ка то­го вре­ме­ни под­ход к ор­га­ни­за­ции вы­ста­вок, а так­же ев­ро­пей­ские ху­дож­ни­ки. Ко­гда Дэвид на­чи­нал свой биз­нес, в га­ле­рее ра­бо­тал он и еще па­ра че­ло­век, сей­час же в шта­те 165 со­труд­ни­ков. Из Со­хо в необ­жи­тый то­гда га­ле­ри­ста­ми Чел­си Цвир­нер пе­ре­ехал в 2002-м. Те­перь David Zwirner Gallery — это три га­ле­реи на 19-й ули­це, од­на пя­ти­этаж­ная с офи­са­ми на 20-й (в новом зда­нии, ко­то­рое вме­сте со стро­и­тель­ством обо­шлось в $35 млн) плюс га­ле­рея в Верх­нем Ист­сай­де (здесь в ос­нов­ном со­бра­ны ра­бо­ты при­знан­ных ху­дож­ни­ков ХХ ве­ка, чьих на­след­ни­ков пред­став­ля­ет Дэвид), а так­же от­де­ле­ния в Лон-

доне и Гон­кон­ге. По­след­нее от­кры­лось 27 ян­ва­ря вы­став­кой бель­гий­ско­го ху­дож­ни­ка Ми­ха­э­ля Бор­ре­ман­са. Но на этом рас­ши­ре­ние им­пе­рии не за­кан­чи­ва­ет­ся: в 2020 го­ду в ньюй­орк­ском Чел­си на 21-й ули­це по­явит­ся еще од­но пя­ти­этаж­ное здание, ку­да пе­ре­едет офис Цвир­не­ра и га­ле­реи с 19-й. За проект отвечает ле­ген­дар­ный ар­хи­тек­тор Рен­цо Пья­но, чье имя проч­но ас­со­ци­и­ру­ет­ся с арт-ми­ром: имен­но он по­стро­ил Центр Пом­пи­ду в Па­ри­же, Фонд Бей­ле­ра в при­го­ро­де Ба­зе­ля и Му­зей Уит­ни в Нью-йор­ке. Но­вое про­стран­ство обой­дет­ся арт-ди­ле­ру в $50 млн. Впро­чем, его ком­па­ния опе­ри­ру­ет ку­да бо­лее зна­чи­тель­ны­ми сум­ма­ми. За по­след­ние пять лет в 40 музеях ми­ра про­шло око­ло 250 пер­со­наль­ных вы­ста­вок его ху­дож­ни­ков. А в про­шлом го­ду по­чти 1400 про­дан­ных ра­бот при­нес­ли, по сло­вам Цвир­не­ра, «немно­гим боль­ше $500 млн».

Дэвид сов­ме­ща­ет ро­ли га­ле­ри­ста, ко­то­рый от­кры­ва­ет но­вые име­на, ор­га­ни­за­то­ра му­зей­но­го ка­че­ства и мас­шта­ба вы­ста­вок для сво­их ав­то­ров, а так­же арт-ди­ле­ра, жи­ву­ще­го на ко­мис­сию от про­да­жи про­из­ве­де­ний из со­бра­ний круп­ных кол­лек­ци­о­не­ров и на­след­ни­ков ве­ли­ких ху­дож­ни­ков, — ра­бо­та­ет луч­ше неку­да. По­лу­чить пра­во пред­став­лять на­сле­дие тех, кто опре­де­лял ху­до­же­ствен­ный ланд­шафт в ХХ ве­ке, Цвирнеру уда­лось от­ча­сти и из-за то­го, что в арт-ми­ре не все ре­ша­ют день­ги. В том смыс­ле, что они ре­ша- ют мно­гое, но для лю­бо­го ху­дож­ни­ка важ­на ре­пре­зен­та­ция, а для на­след­ни­ка — что­бы доб­рое имя его пра­ро­ди­те­ля зву­ча­ло еще дол­го и в пра­виль­ном кон­тек­сте.

У Цвир­не­ра трое де­тей. Стар­ший сын Лу­кас, увле­чен­ный фи­ло­со­фи­ей и ли­те­ра­ту­рой, по­на­ча­лу свя­зы­вать свою жизнь с ис­кус­ством не хо­тел. Прав­да, па­ру лет на­зад он воз­гла­вил David Zwirner Books — ком­па­нию, ко­то­рая отвечает за из­да­ние ка­та­ло­гов для вы­ста­вок га­ле­реи, а так­же ве­дет на­уч­ную ра­бо­ту. А отец, ко­неч­но, меч­та­ет, что Лу­кас про­дол­жит ди­на­стию успеш­ных га­ле­ри­стов Цвир­не­ров. Ведь сын, как и сам Дэвид, вы­рос в окру­же­нии не толь­ко ис­кус­ства, но и ху­дож­ни­ков. Ста­ло быть, шан­сы, что се­мей­ная ис­то­рия по­вто­рит­ся, опре­де­лен­но вы­со­ки.

ЗА ПРОШЛЫЙ ГОД 1400 ПРО­ДАН­НЫХ ПРО­ИЗ­ВЕ­ДЕ­НИЙ ИС­КУС­СТВА ПРИ НЕС­ЛИ ДЭВИДУ ЦВИРНЕРУ «НЕМНО ГИМ БОЛЬ­ШЕ $500 МЛН»

1. Гон­конг­ское от­де­ле­ние David Zwirner Gallery от­кры­лось вы­став­кой «Огонь с солн­ца» бель­гий­ско­го ху­дож­ни­ка Ми­ха­э­ля Бор­ре­ман­са, ко­то­рая про­длит­ся до 10 мар­та. 2. Экс­по­зи­ция Джеф­фа Кун­са Gazing Ball в нью-йорк­ской га­ле­рее, 2013. 3. Кер­ри Джеймс Мар­шалл,...

2.

3. 1. Ми­ха­эль Бор­ре­манс, «Ухо», 2011. 2. Штаб-квартира га­ле­реи Дэ­ви­да Цвир­не­ра на 20-й ули­це в Нью-йор­ке. 3. Один из са­мых вли­я­тель­ных иг­ро­ков на меж­ду­на­род­ном арт-рын­ке внешне пред­по­чи­та­ет не вы­де­лять­ся

1.

2.

3.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.